Кибердружины VS киберпреступники

15:47 22.04.2019 Евгений Педанов, специальный корреспондент


Фото: Е. Педанов

В Москве прошел 10-й Форум безопасного интернета. Все внимание экспертов в этом году было приковано к угрозам интернета и способам борьбы с ними. «Прямо сейчас прошло сообщение о кибератаке на Совфед. Упали серверы. Так что враг не дремлет», – заметил член правления Лиги безопасного интернета Денис Давыдов.

«Мы за самоцензуру площадок и ответственность всех, выкладывающих контент» (Елена Мильская)

«Почему Арктика и космос регулируются международным законодательством, а интернет американским?» – задал вопрос основатель Лиги безопасного интернета Константин Малофеев. По его мнению, ICANN – американская организация, которую США продолжают контролировать. Попытка международного регулирования интернета, как подчеркнул Константин Малофеев, была «торпедирована» США: «Все наши инициативы 8 лет подряд – это ответ на политику США. Мы хотим сделать интернет чистым и соответствующим нашему культурному коду».

«Детьми манипулирую в политических целях» (Елена Мильская)

Все выступающие говорили о повальной интернет-зависимости в российском обществе, где наиболее уязвимыми остаются дети. Четверть пользователей проверяют обновления каждые полчаса, как утверждает председатель попечительского совета Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям Елена Мильская. По ее данным, более 5,5 миллионов  детей находятся в деструктивных сообществах.

«Роскомнадзор заблокировал 20 тысяч групп призывающих к суициду» (Валентина Иванова)

Основными вызовами Елена Мильская назвала призывы к насилию, пропаганду суицида и продажу наркотиков. Она выделила также «school-shooting» (призывы к насилию в школах) и «ультрадвижения» (призывы к уличным протестам). Зампред Совета Федерации Андрей Турчак добавил проблемы вымогательства и вербовки в террористические организации, подчеркнув, что вопросы цифровой безопасности детей в числе приоритетов Совфеда.

«Хороший вкус нам как православным надо прививать, дрянь сама прилипнет» (Елена Мильская)

Говоря о достижениях в борьбе с преступниками в интернете, Константин Малофеев заметил, что из поисковой выдачи пропала детская порнография. Елена Мильская обратила внимание, что удалось вытеснить наркоторговцев из «Одноклассников» и «Вконтакте», но они переместились в Telegram. По ее словам, они используют для оплаты кредитные карты иностранных банков и биткоин, что усложняет их поимку. Несмотря на принимаемые меры, количество киберпреступлений, по оценкам ректора Первого казачьего университета Валентины Ивановой, увеличилось вдвое: «Правоохранительным органам все сложнее отслеживать противоправный контент в интернете».

«В России 43 тысячи школ – масштаб работы огромный» (Валентина Иванова)

То, что поиски перестали выдавать детскую порнографию, по словам Константина Малофеева, результат работы кибердружинников. «Кибердружины должны быть в каждой школе», – заявила Валентина Иванова. На ее взгляд, это решит проблему нехватки ресурсов у правоохранительных органов. Кроме того, она предложила привлечь школьников к созданию «положительного контента» в интернете (о патриотизме и Великой Отечественной войне). Елена Мильская предложила вводить «гигантские штрафы» для организаций, которые распространяют опасный контент: до 1,5% от выручки. Более того, она призвала запретить смартфоны в школах: «83% россиян считают, что телефоны мешают учебе».

«Право – есть самая большая несвобода» (Елена Мизулина)

Зампред Комитета Совфеда по конституционному законодательству Елена Мизулина полагает, что «информационный посредник» должен сам отслеживать и блокировать опасный контент:  «Если они этого не делают, тогда будет наступать административная ответственность». Проблема, на ее взгляд,  только в четком определении терминов, в частности термина «информационный посредник», чтобы избежать избыточного ограничения. Она призвала не бояться запретов. По ее убеждению, запрет как норма права – это и есть самая большая свобода: «Это нельзя, а в остальном ты свободен». Отвечая на критику законопроектов о безопасном интернете, она отметила, что закон – это социальная технология: «Поэтому как и любую технологию ее нужно испытать».