Компромисс несогласных. Саммит «Большой Двадцатки» в Аргентине

12:06 03.12.2018 Андрей Кадомцев, политолог


30 ноября – 1 декабря в Аргентине прошла встреча руководителей 20 наиболее экономически развитых государств мира. В этом году «Большая Двадцатка» в формате встреч на высшем уровне отмечает десятилетний юбилей. Когда в 2008 году, во многом по вине США, разразился глобальный экономический кризис, тогдашний президент Франции Н. Саркози предложил лидерам 20 крупнейших экономик мира собраться в Вашингтоне для выработки согласованной стратегии выхода из тяжелой ситуации. Первые результаты, по крайней мере, в финансово-экономической сфере, обнадеживали наблюдателей. Однако последующие десять лет стали одним из наиболее драматичных периодов мировой истории после окончания Второй мировой войны с точки зрения изменений в глобальной расстановке сил. В результате, перед нынешним саммитом «Большой двадцатки», многие наблюдатели опасались того, что его участники окажутся разобщены, как никогда прежде.

У 2018 года есть все шансы войти в историю годом всемирных разногласий. Не удалось достичь консенсуса участникам «Большой семерки». Без принятия итоговых документов завершились министерская встреча ОЭСР и саммит АТЭС. Выход Соединенных Штатов из Соглашения по ядерной программе Ирана подлил масла в огонь напряженности на Ближнем Востоке и разногласиям между берегами Атлантики. После объявления США о намерении выйти из договора РСМД, резко возросла угроза договоренностям по контролю над вооружениями и стратегической стабильности.

В экономической сфере «углубляются глобальные дисбалансы и рост задолженности» - основные макроэкономические причины кризиса 2008 г. В мировой экономике правит бал протекционизм, темпы экономического роста снижаются в большинстве стран G20. Уже мало кто вспоминает, что десять лет назад «Двадцатка» начинала свою работу с декларации об отказе от ограничительных мер. Вместо этого, «с 2008 по 2016 г. страны приняли 1671 ограничительную меру»[i]. Соединенные Штаты уже второй год ведут полномасштабную санкционную войну: экономические санкции используются «без причин и против всех», чья политика не соответствует точке зрения Вашингтона. Действия США вызывают растущее непонимание даже со стороны большинства традиционных союзников Америки. Сегодня доверие к США упало до самого низкого уровня за последние десятилетия. Растет стремление суверенных стран двигаться к дедолларизации международных отношений[ii].

Европа мечется между еще остающимся призраком атлантической солидарности и растущим пониманием того, что после окончания холодной войны, геополитические интересы США в Старом свете заключаются лишь в подрыве его глобальной конкурентоспособности. Всё большее число европейских политиков призывают к укреплению стратегической автономии от США. К превращению ЕС в один из краеугольных камней международного порядка,  «противовес» США, который бы «уравновешивал» ситуацию, когда Америка «переходит черту». Европа уже активно противодействует санкциям США по отношению к ряду третьих стран. На высшем уровне раздаются призывы к созданию европейской армии. Также как к восстановлению прагматичных отношений с Москвой.

Вместе с тем, Европа переживает нескончаемую череду кризисов. Жесткое соглашение по выходу Великобритании из ЕС грозит превратить недавних союзников, по меньшей мере,  в жестких отчужденных соперников. Внутри Евросоюза, похоже, все сильнее обозначается раскол, в том числе, ценностный, между Западом и Востоком. Как отмечает французская Le Figaro, восточно-европейцы не согласны слепо следовать модели мультикультурализма и принципам культурного релятивизма. В результате, сегодня уже нет того единого «Запада», который доминировал на первом саммите G20 2008 года. С точки зрения государственных интересов, Запад фрагментирован  и больше не может навязывать остальным участникам «Двадцатки» свою точку зрения.

В такой ситуации, остается неясным, способны ли ведущие страны Запада к ответственному разговору по глобальным вопросам. Неготовность Вашингтона подтвердила отмена, в самый последний момент, заранее объявленной встречи глав России и США. В качестве формального предлога президент Трамп назвал необходимость «разобраться в произошедшем в Керченском проливе». Этот пограничный инцидент якобы «перевесил» в глазах главы Белого дома ту обширную и содержательную повестку, которая была согласована двумя сторонами еще в середине ноября. Напомним, что президент Путин заявил о готовности Москвы к «восстановлению полноформатной работы».[iii]

Всем понятно, что глава Белого дома пошел на поводу у внутриполитических событий. Переход контроля над Палатой представителей к демократам, несомненно,  ужесточит давление Конгресса на Белый дом и будет создавать всё новые препятствия для контактов между Вашингтоном и Москвой. Твердая реакция России на провокационные действия Украины в Керченском проливе, за несколько дней до встречи G20, по мнению американских СМИ, вошла в явное противоречие с «планами Трампа по развитию плодотворных отношений с Путиным». С требованием «выразить жесткую оппозицию российской агрессии» выступили и несколько сенаторов, представляющих как республиканцев, так и демократов. Таким образом, на волне начинающегося в Вашингтоне очередного раунда борьбы за звание самого непримиримого противника России, Трамп, похоже, попытался придержать у себя в рукаве «козырь» для внутриполитической игры.

Срыв американской стороной встречи В.В. Путина и Д. Трампа позволил Президенту России уделить больше времени решению целого ряда актуальных вопросов международной повестки. Состоялась отдельная встреча Владимира Путина с Председателем КНР Си Цзиньпином. Президент Путин, в частности, пригласил китайского лидера посетить Россию и принять участие в Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге в следующем году. Приглашение было с благодарностью принято.[iv] Президент России принял участие во встрече руководителей государств БРИКС, а также провёл двусторонние встречи с наследным принцем Саудовской Аравии, руководством Германии, Франции, Турции и Японии.

C руководством Турции обсуждались вопросы урегулирования в Сирии, а также дальнейшего развития экономического сотрудничества. С премьер-министром Японии Синдзо Абэ В.В. Путин обсудил проблему мирного договора. Лидеры России и Саудовской Аравии говорили о проблемах Ближнего Востока, а также о ситуации на рынке нефти. Президенту Франции и канцлеру ФРГ Владимир Путин, помимо других тем, подробно разъяснил произошедшее в Керченском проливе.

Впервые с 2006 года, по инициативе Москвы, состоялась встреча лидеров России, Индии и Китая (РИК). Как отметил Президент Путин, «формат РИК имеет большие перспективы». Развитие ситуации в Евразии требует «более тесной координации подходов трёх стран, прежде всего, в сфере обеспечения безопасности, выстраивания конструктивных межгосударственных отношений». По мнению главы Российского государства, три страны, совокупный ВВП которых составляет без малого треть мирового (по ППС), имеют возможность внести значимый вклад в усилия мирового сообщества  по защите принципов «справедливой, честной конкуренции в мировой торговле и финансах». Российский лидер выступил в поддержку формирования «максимально открытой системы международных экономических отношений», против «протекционизма и политически мотивированных ограничений».

Индийский премьер-министр Нарендра Моди поблагодарил В.В Путина за возрождение формата РИК. По словам Моди, для современной международной обстановки характерны «серьезные перемены и нестабильность», усиление «геополитической напряжённости». Вызовом многостороннему подходу к решению мировых проблем, общим правилам международных отношений, являются унилатерализм, попытки создать односторонние преимущества для «транснациональных и местнических групп», отдельных государств мира. «…Осуществляются санкции вне мандата ООН, а также политика протекционизма». В формате РИК три страны имеют возможность взаимодействовать в области укрепления стабильности, развития экономики, сотрудничать в выработке решений, нейтрализующих новые вызовы и угрозы. В свою очередь, председатель КНР Си Цзиньпин почеркнул, что Пекин, Москва и Дели являются «партнёрами по глобальному развитию, стратегическими партнёрами», что у них «совпадающие интересы и схожие цели в области развития».[v]

Другим вопросом, вызвавшим значительный интерес, стали переговоры руководства Китая и США. С подачи Вашингтона, между двумя крупнейшими экономиками мира уже почти год бушует полномасштабная торговая война. Весной нынешнего года стороны ввели друг против друга тарифы на импорт в объеме по 50 млрд. долларов. В середине лета США повысили импортные пошлины на китайские товары совокупной стоимостью  200 млрд. долларов. Ответные меры КНР затронули американский экспорт на 60 млрд. В случае отсутствия новых договоренностей, Трамп угрожал увеличить тарифы на весь оставшийся китайский импорт с 10 до 25% с января 2019.

В ходе встречи «на полях» G20 в Буэнос-Айресе, сторонам, кажется, удалось отложить дальнейшую эскалацию по крайней мере на 90 дней. Согласно сообщению, распространенному государственным телевидением Китая, Пекин и Вашингтон договорились продолжить переговоры. Было принято решение об активизации консультаций, нацеленных на достижение «конкретного, взаимовыгодного и беспроигрышного соглашения, направленного на снятие всех пошлин». Как передало агентство Синьхуа, Си Цзиньпин назвал сотрудничество между Китаем и США «лучшим выбором для обеих стран».[vi]

Между тем, к экономическому противостоянию с Пекином, Вашингтон пытается добавить и геополитическое давление. «На полях» G20 США, Индия и Япония провели мини-саммит «азиатских демократий». Еще в 2017 году в СМИ появилась информация о том, что вместо активного сдерживания, и, тем более, попыток изоляции КНР, Белый дом планирует опереться на идею премьер-министра Японии Синдзо Абэ  о «союзе тихоокеанских демократий». Согласно ей, Япония, США, Австралия и Индия должны сформировать центральный элемент, «несущую конструкцию» нового формата региональной «безопасности и стабильности» в Азии. К сожалению, первая встреча на высшем уровне трех из четырех потенциальных участников коалиции в столице Аргентины возвращает в повестку дня противоречивую тему «азиатской Антанты» или «азиатского НАТО» для «сдерживания Китая». Кроме того, она, вероятно, является недвусмысленным сигналом еще одному члену G20, Австралии, о необходимости «определиться» с позицией в отношении Китая.

«Особые» интересы США повлияла и на текст итоговой декларации G20. Даже само одобрение документа оказалось под вопросом из-за позиции Белого дома, о чем прозрачно намекнули несколько глав других государств-участников. Так, Вашингтон не согласился с идеей ЕС о включении в документ положения, осуждающего «протекционизм» в торговле. С трудом удалось согласовать пункт о необходимости реформы ВТО, которую последовательно продвигает Россия. Наряду с международной торговлей, жаркие дебаты вызвала тема миграции. США настояли на максимально нейтральных формулировках по данному пункту. Наконец, Вашингтон подтвердил свою обструкционистскую позицию в отношении Парижского соглашения по климату, приверженность которому выразили 19 остальных участников саммита.  

В целом, как представляется, саммит «Большой Двадцатки» подтвердил основные тенденции, обозначившиеся в ходе встреч предыдущих лет. Ведущие страны мира предпочитают заключать ситуативные альянсы. Тактические интересы превалируют, государства стараются избегать принятия на себя долгосрочных обязательств. Политика в стиле «Америка прежде всего» усиливает международную изоляцию США. Россия, напротив, «удивила Запад» своей конструктивной позицией и безусловной поддержкой всех инициатив, направленных на реформу мировой торговли и борьбу с изменениями климата[vii].

Увидим ли мы, как форма уступит первенство содержанию? Для этого, по-видимому, всем придется запастись «стратегическим терпением».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[i] https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2018/11/30/787985-bolshoi-dvadtsatke

[ii] https://www.kommersant.ru/doc/3712649

[iii] Москва предлагала обсудить в ходе двусторонней встречи: СНВ-III, ДРСМД, «взаимные экономические отношения», Сирию, ядерную программу КНДР, отношения с Ираном в рамках СВПД https://tass.ru/politika/5795699

[iv] http://www.kremlin.ru/events/president/news/59279

[v] http://www.kremlin.ru/events/president/news/59278

[vi] http://russian.news.cn/2018-12/02/c_137646096.htm

[vii] https://www.kommersant.ru/doc/3818898