Столкнется ли мир с проблемой «климатических беженцев»?

13:05 12.10.2018 Андрей Кадомцев, политолог


8 октября Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК - IPCC) при ООН выпустила специальный доклад[i], посвященный проблеме глобальных климатических изменений. Эксперты заявили о безотлагательной необходимости не допустить повышения среднегодовой температуры атмосферы на полтора-два градуса Цельсия от доиндустриального уровня, то есть от конца XIX века. Подписанное в 2015 году Парижское соглашение по климату, предусматривает, что для выполнения данной задачи необходимо к 2050 году сократить нынешние выбросы вдвое[ii]. Согласно новым данным, заявляет МГЭИК, объем выбросов парниковых газов необходимо свести к нулю не позже середины XXI века - а это, в числе прочего, означает полный отказ от сжигания угля, нефти и газа. То есть - перевод всей глобальной экономики на принципиально новые рельсы. Кроме того, всей планете потребуется кардинально пересмотреть принципы землепользования, сельского хозяйства, градостроительства и промышленности в целом[iii]. Между тем, немало экспертов сомневается в политической нейтральности подобных оценок.

Отношение к господствующей сегодня теории глобального потепления у российских и зарубежных специалистов достаточно разное. Кто-то из ее оппонентов утверждает, что потепление вовсе не глобальное, а локальное. Другие с графиками в руках доказывают, что изменение климата на Земле, по крайней мере за последние 420 тысяч лет, носит циклический характер, не зависящий от антропогенного воздействия, и через двести лет перед всем живым на планете возникнет совсем другая проблема — резкое глобальное похолодание[iv]. Так, еще в 2014 году тогдашний ректор Российского государственного гидрометеорологического университета Лев Карлин говорил о том, что вина человека в глобальном потеплении не превышает 20–25 процентов.

Ведущие российские организации в области климатических исследований - Росгидромет, Институт глобального климата и экологии Росгидромета и РАН, не ставят под сомнение сам факт роста средних температур на планете. Минприроды России опубликовало предварительный Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2017 году», в котором[v] сказано, что в России потепление происходит даже быстрее, чем в среднем на Земле. Это сулит России новые проблемы и вызовы. 62% процента территории РФ расположены в зоне вечной мерзлоты. По данным климатологов, граница вечной мерзлоты за последние десятилетия уже сместилась на север на 60-100 километров в зависимости от региона РФ. Рост температур приводит к разрушению слоев вечной мерзлоты, их смещению, превращает прежде стабильные территории в заболоченные. Такой сценарий угрожает безопасности трубопроводов, фундаментов, дорог, мостов в этих регионах. Возможны значительные потери для экономики, а также риски для населения. С высокой вероятностью продолжится таяние арктических льдов – вплоть до полного их исчезновения в летние периоды уже к 2040-50-м годам, – заявляют ученые. Это, в свою очередь, может спровоцировать изменение маршрутов течений и проникновение теплой воды в нижние слои океанов. В результате, могут начаться процессы высвобождения в атмосферу огромных запасов углерода, сосредоточенных в метангидратах («метановом льде»), что еще более ускорит потепление климата. В числе негативных последствий потепления для РФ указывается исчезновение части лесов Северного полушария, а также рост числа пожаров, спровоцированных явлениями природы, особенно в лесах и торфяниках.

В целом, политическая нестабильность, вызванная нарастающими климатическими изменениями, ставит под сомнение долгосрочные планы социально-экономического развития целых регионов и даже континентов. Согласно документам ФАО (ООН), одними из наиболее острых проблем уже ближайшего будущего станут нехватка питьевой воды и бурные миграции в поисках лучшей жизни. А среди регионов, в которых будут разворачиваться в ближайшие годы конфликты, спровоцированные изменениями климата, окажутся территории к югу от границ России, а также просторы Арктики.

К примеру, хотя количество засух на территории Российской Федерации «не растет, но сами эти явления становятся обширнее и сильнее», большинство населения страны уже проживает на территориях (европейская часть и юг азиатской части), значительные площади которых расположены в зонах рискованного земледелия. Здесь вероятность засух уже существенна и достигает в последние десятилетия одной чрезвычайной ситуации в три–четыре года[vi]. Между тем, в государствах, расположенных к югу от России, (Центральной Азии, Иран, Афганистан, Турция), площадь территорий, страдающих от снижения количества осадков, возрастает из года в год. В результате, среди потенциальных угроз, в том числе и для России, прогнозируется возникновение феномена «климатических беженцев». Наконец, считают специалисты, проблемы распределения водных ресурсов будут всё чаще провоцировать межгосударственные конфликты, в том числе в центральных регионах Евразии.

Вместе с тем, глобальное потепление дает России и определенные преимущества. Увеличивается период навигации на маршрутах Северного морского пути, на северных реках. Сокращается отопительный период, что очень важно для России при ее холодном климате. Существенно будут расширяться посевы под зерновые и зернобобовые, особенно в Западной Сибири, на Урале. Расширяется зона комфортного проживания, происходит общее улучшение условий экономической деятельности в северных широтах.[vii]

Аналогичная картина «плюсов» и «минусов» глобального потепления характерна для большинства государств мира. Таким образом, возникает вопрос, насколько реалистичны требования кардинальной смены экономического уклада человечества в течение нескольких десятилетий в попытке обратить вспять негативные климатические явления в окружающей среде? Или следует сосредоточиться на политических, экономических и социальных мерах, которые бы помогли международному сообществу адаптироваться к объективным тенденциям природы? Многие эксперты, включая видных представителей западного научного сообщества, настойчиво призывают «не демонизировать» влияние человеческой деятельности на глобальное потепление. И, следовательно, не пытаться под видом решения экологических проблем, ограничить возможности развития для стран – нынешних и потенциальных конкурентов.

В условиях непрерывно усиливающегося соперничества между государствами, экологическая идея становится удобным и привлекательным инструментов дискредитации оппонентов. К примеру, Москве приходится постоянно напоминать своим международным партнерам, что, в отличие от США, Россия как раз присоединилась к Киотскому протоколу. И, в отличие от ЕС, выполнила все обязательства по этому соглашению[viii]. Для части экологических организаций в западных странах лозунги борьбы за охрану окружающей среды перевешивают любые объективные потребности в развитии как отдельных территорий, так и целых государств. И, порой, практически невозможно отделить безоглядный искренний идеализм от «лоббирования корпоративных интересов нового типа». В результате, критика модели развития, основанной на углеводородном сырье, оказывается инструментом конкурентной борьбы, продвигающей интересы «зеленой экономики» - далеко не всегда, как выясняется в последние годы, так уж экологически безупречной.

Пример Германии показывает, как диверсификация источников энергии приводит скорее к увеличению потребления угля и газа. Причина – в поспешном закрытии АЭС, «выпадение» мощности которых не могут полностью компенсировать экологически чистые генерирующие установки. Кроме того, немецкое правительство быстро убедилось в том, что для реализации планов доведения уровня «зеленых» генерирующих мощностей до намеченных 16% от всего национального потребления потребует инвестиций в сотни миллиардов евро на протяжении десятков лет. Аналогичным образом, отказ Болгарии от 4-х блоков АЭС «Козлодуй» и замораживание строительства АЭС «Белене» привел лишь к росту цен на электричество.[ix] О подобных «фигурах умолчания» в нарративе сторонников немедленной смены глобального энергетического уклада напомнил в начале октября Президент России Владимир Путин. В ходе Российской энергетической недели, Президент подчеркнул контрпродуктивность абсолютизации и политизации роли антропогенного фактора в вопросах изменения климата. Были отмечены предвзятость и двойные стандарты апологетов «окончательного отказа» от использования ископаемого топлива. Равно как и попытки приписать России особо негативную роль в загрязнении окружающей среды[x].

В частности, вопросом стратегической значимости являются расхождения в оценках эффективности способности российских лесов и угодий к поглощению углекислого газа. Как отмечает журнал «Эксперт», с российскими лесами связана важная проблема реализации нашей страной Парижского соглашения в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата, регулирующего меры по снижению углекислого газа в атмосфере с 2020 года. Дело в том, что в этом документе признается роль поглотителей и накопителей СО2. Россия, естественно, заинтересована в максимально возможном учете поглощающей способности своих лесов, которые составляют 20% от мировых. При этом, заниженная оценка поглощающей способности российских лесов, основанная на исследованиях зарубежных исследователей, способна привести к введению западными странами «углеродного налога» на поставляемый за рубеж российский газ. До 75 долларов за тысячу кубометров, «если мировое сообщество признает фотосинтезирующий мир России неспособным поглощать «экспортируемый» антропогенный СО2». Российские специалисты, в свою очередь, выступают за разработку отечественных методик оценки депонирующей способности угодий, включая болота и пустующие поля. Но для этого необходимо дополнительное государственное финансирование.

Власти РФ хорошо понимают важность проблем экологии. Им посвящен специальный раздел в выпущенном в мае нынешнего года указе В.В. Путина «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». В число приоритетов в работе исполнительной власти включены экологическое оздоровление водных объектов, сохранение лесов, в том числе на основе их воспроизводства на всех участках вырубленных и погибших лесных насаждений, формирование комплексной системы обращения с отходами различных типов, реализация широкого комплекса мер, снижающих промышленные выбросы в атмосферу[xi]. Министерство природных ресурсов Российской Федерации актуализирует тему выработки комплексной долгосрочной стратегии устойчивого развития России и ее отдельных регионов. Активно работают в области преодоления негативных последствий климатических изменений спецпредставитель президента по экологии Сергей Иванов и экологическое крыло ОНФ.

В целом, можно высказать обоснованное предположение о том, что «глобальное потепление», борьба  с которым началась в 70-е годы прошлого века, сменяется «глобальной непредсказуемостью» климата. Человечеству еще только предстоит выработать такую парадигму отношений с природой, которая бы в полной мере отвечала интересам долгосрочного развития. Необходимо избежать неоправданной политизации чрезвычайно сложных научных вопросов. Необходимо также найти равновесие между чистотой и безопасность окружающей среды и сохранением национальной конкурентоспособности. Не отказываясь от преимуществ, которые дает нынешняя энергетическая модель, России следует налаживать кропотливую системную работу как с вызовами, так и с возможностями, которые несет с собой очередная инновационная волна, «фокусирующаяся на технологиях возобновляемой энергии и ресурсосбережения». Российскую позицию, как и сегодня, должны определять разумность, взвешенность и реализм.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[ii] http://expert.ru/russian_reporter/2016/04/klimaticheskij-razvorot/ Парижское соглашение вступит в силу в 2020 году, если его ратифицируют не менее 55 стран, чьи суммарные выбросы парниковых газов составляют не менее 55% мирового объема. Конкретные цифры или доли сокращения выбросов не указаны: их изъяли по настоянию США (крупнейшего после Китая эмитента CO2) и стран Персидского залива, возглавляемых Саудовской Аравией. Взамен соглашение обязывает государства каждые пять лет повышать планы по сокращению выбросов.