Россия - Восток. 100 лет сотрудничества

14:34 05.04.2018 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Вышла в свет новая книга академика РАН Алексея Васильева, (Васильев Алексей. «От Ленина до Путина. Россия на Ближнем и Среднем Востоке». М.: Центрполиграф, 2018. 670 с.) который всю профессиональную и творческую жизнь посвятил изучению Ближнего и Среднего Востока. На основании своих многочисленных поездок по этому огромному региону мира, работы там в качестве корреспондента газеты «Правда», приездов в здешние государства уже в должности директора Института Африки РАН, огромного числа встреч как с представителями восточных стран, так и с ведущими отечественными экспертами-арабистами и востоковедами складывалась год за годом эта масштабная работа.

В монографии Алексея Васильева читатель найдет и исторический материал, и большое число бесед с известными специалистами-международниками, и тщательное, практически репортажное, изложение самых острых эпизодов из истории Ближнего Востока последних десятилетий, свидетелем которых стал сам автор в качестве журналиста из Москвы. Личные впечатления и оценки переплетаются в книге с мнениями политиков и дипломатов, историков и бизнесменов.

Некоторые выводы могут вызвать желание поспорить и вступить с автором в дискуссию – книга очень личная. Зато получилась интересная, полная фактов, уникальных деталей и размышлений монография на перекрестке научного исследования, политического репортажа, авторских интервью и публицистики. Многие грани своего таланта продемонстрировал Алексей Васильев в этой работе.

По названиям глав мы можем судить о масштабе работы и ее содержании. Назовем некоторые из них: «От мессианства к прагматизму», «Взлеты и падения Хрущева», «Время Леонида Брежнева», «Ближний Восток в советской военной стратегии», «Экзотический аравийский цветок», «Зазеркалье, или процесс принятия решений», «Закат мессианства. Время Михаила Горбачева», «Мадридский процесс и дальнейшая судьба “матери всех конфликтов”», «Россия – Израиль. “Дружба” с оговорками», «Минные поля Ирака», «Нелегкое движение навстречу друг другу» (РФ – Иран. - С.Ф.), «Желанный партнер» (Египет - С.Ф.), «Годы и плоды реального прагматизма. Российско-турецкие отношения», «“Главный российский козырь на Ближнем Востоке”» (Сирия - С.Ф.), «“Революции” с лицом “Фейсбука” или просто “фитна”?», «Попытка внутрисирийского диалога», «Аргумент Воздушно-космических сил». Россыпь тем, богатство содержания, масса информации. И еще – автор заканчивает свое повествование свежими событиями 2017 года, что придает монографии оперативный характер.

Хотелось бы представить некоторые эпизоды этой работы, чтобы читатель соприкоснулся с размышлениями Алексея Васильева о 100-летии отношений нашей страны со странами и народами Ближнего и Среднего Востока. Процитируем некоторые места этой огромной, почти 700-страничной работы.

А.Васильев пишет: «Автор в 90-е годы поставил перед собой довольно сложную и амбициозную задачу, надеясь, что даже частичный успех в ее выполнении позволил бы по-новому осветить советскую политику на Ближнем и Среднем Востоке. Речь шла о попытке найти точки сопряжения между различными уровнями реальности или постоянно учитывать их при анализе. Первый уровень – подлинная общественно-политическая обстановка на Ближнем и Среднем Востоке, в которой действовали советские внешнеполитические ведомства. Второй, подчинявшийся своим законам функционирования, - советские политические и бюрократические структуры, связанные с определением внешней политики и имевшие определенную идеологическую заданность. Третий – и наименее изученный – люди, участвовавшие в формировании или проведении политики. Естественно, что четвертый уровень реальности – сам автор, волею судеб связавший свою жизнь с изучением этого региона и бывший свидетелем (и в некоторых случаях – участником) событий, то есть его позиция, ход размышлений, опыт, знания, а возможно, и предрассудки» (с. 9-10).

Заметим, что обилие стенограмм разговоров со многими собеседниками раскрывает самые разные подходы и взгляды. Это делает книгу своеобразным путеводителем по сложным и многослойным отношениям в делах Ближнего и Среднего Востока. А.Васильев пишет: «Частые поездки в страны региона и встречи с западными коллегами позволили «держать руку на пульсе» все эти годы» (с. 12).

Оценивая советские годы – время, когда начало развиваться сотрудничество со странами огромного региона, автор, анализируя роль коммунистической идеологии, отмечает, что «эти идеалы завораживали и несколько поколений советских людей, особенно новую интеллигенцию, и левых интеллектуалов на Западе, и “борцов за национальное освобождение” на Востоке. “Манифесты новорожденного государства были совершенно новыми для человечества, - напишет спустя много лет египетский историк Ш.А. аш-Шафии. - “Мир между народами!”, “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!”, “Народы колоний, освобождайтесь!”, “Мы оказываем моральную и материальную поддержку каждому народу, который хочет освободиться...”. Впервые в истории человечества появилась великая держава, которая не хотела никого колонизировать, никого оккупировать, никого эксплуатировать, государство, которое встало на сторону всех освободительных сил мира» (с. 20-21).

Автор жестко пишет: «Большевики, взявшие власть в России, не знали и не понимали Востока. Опыт работы в мусульманских районах Поволжья и Закавказья, который был у некоторых лидеров Октября, оказался недостаточным для сколько-нибудь дельного анализа ситуации, тенденций общественно-политического развития на тогдашнем Востоке. Находясь в плену некомпетентности и догматизма, они подгоняли сложнейшую действительность стран Азии и Африки под ленинские лозунги и теории… Еще до Октября 1917 года В.И.Ленин писал, что задача социалистов - поддерживать борьбу угнетенных народов за полное национальное освобождение“ во всякой ее форме, вплоть до восстания или до войны”. О предпочтительности мирных методов борьбы руководство КПСС заговорит лишь четыре десятилетия спустя» (с. 24).

Рассматривая период «между двумя мировыми войнами», А.Васильев так характеризует нашу политику: «Возможности СССР на Ближнем и Среднем Востоке были слишком мизерными, Великобритания и Франция слишком могущественными, их оппоненты в регионе слишком незрелыми и разобщенными, чтобы принципиальное различие в подходе к ближневосточной ситуации Москвы, с одной стороны, и Лондона и Парижа – с другой, принесло для СССР сколько-нибудь существенные плоды... Во внешней политике СССР на Ближнем и Среднем Востоке все более явственно проглядывал прагматизм великой державы, которая, заявив о полном отрицании прежнего миропорядка, все же обретала некоторые черты государства, вынужденного сосуществовать с другими государствами, подчиняясь давно выработанным, хотя и несколько видоизмененным правилам поведения на международной арене. Противоречивое единство идеологии и практики, мессианской идеи, заложенной в основу Советского государства, и реальных интересов огромной страны определяло и объясняло характер поведения СССР на международной арене, в том числе на Ближнем и Среднем Востоке, и многие успехи и поражения» (с. 26).

После Второй мировой войны отношения Советского Союза с государствами региона вышли на новый уровень: «Имидж Советского Союза становился все более положительным. СССР поддерживал требования о выводе английских войск из Египта, выступал за предоставление независимости Ливану и Сирии, а затем Ливии. С 1952 по 1955 год представители СССР в ООН неизменно активно участвовали в обсуждении марокканского и тунисского вопросов, поддерживая стремление этих стран к независимости» (с. 38).

О взглядах Н.С.Хрущева тех лет А.Васильев написал так: «Он понял, что курс афро-азиатских государств, которые провели в апреле 1955 года в Бандунге свою конференцию и приняли пять принципов мирного сосуществования (“панча шила”), не противоречил интересам СССР, а, скорее, увеличивал дистанцию между этими государствами и Западом. Хрущев и его окружение внимательнее стали присматриваться к значительному антизападному (“антиимпериалистическому”) потенциалу во многих арабских странах и без труда заметили их готовность сотрудничать с СССР» (с. 40).

Тогда же начался расцвет новых отношений Москвы с народами Востока, многие из которых начали освобождаться от колониальной зависимости и создавать собственные государства. В связи с этим автор отмечает, что «на XXI съезде КПСС (январь-февраль 1959 г.) был сделан новый шаг в оценке реалий “третьего мира”: большинство колониальных и полуколониальных стран, которые еще не так давно представляли собой “резервы и тылы империализма”, перестали быть таковыми. Эти страны “борются против империализма и колониализма, за свободу и национальную независимость”. XXII съезд КПСС (октябрь 1961 г.) пошел дальше: выход молодых независимых государств Азии и Африки на мировую арену, их активная роль в решении проблем войны и мира “существенно изменили соотношение сил в пользу миролюбивого человечества” – то есть СССР и его союзников, привели к серьезным изменениям во всей системе международных отношений». Еще раз – «к серьезным изменениям во всей системе международных отношений», то есть подъем Востока сказался на общей конфигурации мировой политики той Эпохи.

Очень интересная деталь. Как отмечалось выше, книга наполнена живыми разговорами с собеседниками, и вот эпизод одной из этих бесед: «Когда автор этих строк спросил Анатолия Громыко, сына бессменного на протяжении более четверти века руководителя советского внешнеполитического ведомства: “Какое событие больше всего воздействовало на образ мышления отца и других советских лидеров”, то услышал в ответ: “22 июня 1941 года”. Подобный же ответ в разных вариантах и с разными акцентами давали все без исключения деятели старшего поколения, формулировавшие или осуществлявшие советскую внешнюю политику. Без понимания этого факта невозможно правильно оценить видение мира советским руководством вплоть до Михаила Горбачева, в том числе и оценку ситуации на Ближнем и Среднем Востоке. 22 июня 1941 года – дата начала самой жестокой, самой истребительной, самой большой по жертвам и разрушениям войны в истории нашей страны. Глубочайшая травма войны определила политическое поведение и внутри страны, и на международной арене последующих двух поколений. “Только б не было войны” – рефрен популярной в России песни означал, что граждане СССР были готовы на все, чтобы избежать войны. “Чтобы не было войны”, нужно было идти на лишения и жертвы. “Чтобы не было войны”, нужно было к ней готовиться, стать сильными, и тогда никто не посмеет напасть на СССР» (с. 42).

Именно в этой парадигме и можно рассматривать политику СССР по отношению к странам Востока в ту Эпоху: «Для советского руководства в 1954-1955 годах было естественным желание протянуть руку арабским режимам, которые по собственным соображениям отказались участвовать в планируемых Западом военных союзах на Востоке» (с. 46). Речь идет о СЕАТО и СЕНТО.

В книге огромное место уделено событиям в Египте и вокруг него, что неудивительно – именно в те годы Алексей Васильев работал собственным корреспондентом главной газеты страны «Правда» в Каире. Он приводит массу интереснейших фактов и о жизни самого Египта, и о двух арабо-израильских войнах тех лет.

В Москве придавали такую важность отношениям с Ближним Востоком, что политике СССР в этом регионе был посвящен специальный Пленум ЦК КПСС 21 июня 1967 года: «Определяя задачи советской внешней политики в связи с обстановкой на Ближнем Востоке, пленум указал на необходимость и в дальнейшем укреплять дружбу и сплоченность между Советским Союзом и арабскими государствами, давать решительный отпор проискам империализма» (с. 85-86). Редкий случай выбора темы для столь высокого уровня, как пленум правящей партии. В те годы, к слову, была сформулирована и политика СССР «в поддержку справедливого дела палестинского народа», чему в книге уделено значительное место.

Автор подмечает, что «главным и определяющим во всем “третьем мире” для СССР оставалось соперничество с США. Оно охватывало политическую, военную, экономическую области. Но именно в экономике СССР ничего серьезного не мог противопоставить Западу. Даже конкурентоспособность на уровне 60-х годов ушла в прошлое, и оторванному от экономических реалий советскому руководству все с большим трудом удавалось изыскивать средства для подведения хоть какой-то экономической базы под политику в “третьем мире”, в том числе и на Ближнем и Среднем Востоке» (с. 127). Здесь же он пишет: «Отметим, что нет критериев для того, чтобы определить, выгодным или убыточным для СССР было экономическое сотрудничество со странами Ближнего и Среднего Востока… Во что обошлись военные поставки Советского Союза в страны Ближнего и Среднего Востока, также остается неясным. Нет даже несовершенной официальной статистики. Мы не знаем ни истинных сумм кредитов, ни стоимости оружия, ни того, что передавалось бесплатно, ни того, какие военные долги списывались» (с. 127).

С другой стороны, пишет А.Васильев, «прагматизм и авторитарные амбиции лидеров ряда арабских стран создавали психологическую основу для сотрудничества с СССР. Опыт общения с советским руководством в целом выглядел положительным. СССР действительно не вмешивался во внутриполитическую борьбу, в целом оставался верным своим обязательствам, хорошо реагировал на декларативную часть отношений – на заявления об “антиимпериализме”, “солидарности революционных сил” и т.п. – и, несмотря на риск, приходил на помощь, когда возникала угроза существованию режимов со стороны местных, а порой и не только местных противников. СССР в тяжелых обстоятельствах четырежды протянул руку помощи Египту – в 1956, 1967, 1970 и 1973 годах, четырежды Сирии – в 1957, 1967, 1973 и 1982-1983 годах» (с. 155).

Значительное место в книге уделено и периоду правления М.С.Горбачева. Здесь мы читаем: «Советская политика на Ближнем и Среднем Востоке к моменту прихода к власти Михаила Горбачева в апреле 1985 года переживала кризис. Прежде всего из-за вмешательства в Афганистане, но также вследствие внутреннего надлома советского общества и изматывавшего СССР военно-стратегического соревнования с Западом. Политика огромной державы в обширном регионе была многомерной и складывалась из различных элементов. В ряде случаев запущенные ранее механизмы продолжали по инерции вращаться. По-прежнему в советской политике на Ближнем и Среднем Востоке доминировала задача – не допустить или уменьшить военно-стратегическую угрозу с Юга, ослабить там позиции Запада» (с. 288).

И далее: «Многие концепции, выдвинутые Горбачевым и его окружением, не были новыми. Но они подразумевали большую готовность идти на уступки и компромиссы, отказ и в области международных отношений от многих методов, принципов, идеологии прежнего СССР… “Третий мир”, а значит Ближний и Средний Восток, не считая кровоточащего Афганистана, лежал на периферии интересов Горбачева. Видимо, не зная ни проблем “третьего мира”, ни способов установить с ним новые отношения, Горбачев понимал, что от старых подходов нужно отказываться» (с. 293).

После крушения Советского Союза страна оказалась в таком сложном состоянии, что внутренние проблемы оттеснили международную политику на задний план. Надо было выбираться из комплексного кризиса, и на окружающий мир не хватало ни средств, ни даже интереса – свои заботы были ближе. О том времени автор пишет: «После окончательного распада СССР и создания Содружества независимых государств российская дипломатия приняла эстафету от советской в процессе ближневосточного урегулирования. Явно под нажимом США российское руководство согласилось на проведение в Москве 28-29 января 1992 года организационной встречи по подготовке многосторонних переговоров по Ближнему Востоку» (с. 362). То есть для достижения своих целей американцы «пристегнули» Россию к продвижению отнюдь не московской политики. В Москве это понимали, но были слишком слабы, чтобы сопротивляться. Впрочем, отношение свое к происходящему выразили: «Во время конференции в Москве Борис Ельцин, Президент России, исчез из поля зрения политиков, средств массовой информации и собственных коллег по президентскому аппарату и правительству. Он оказался в Новороссийске, занятый, по утверждениям печати, делами СНГ. Российскому руководству было явно не до ближневосточных дел» (с. 362).

Заключительные главы монографии посвящены временам начала нынешнего, XXI века. А.Васильев пишет на эту тему так: «В первом десятилетии XXI века все отчетливее проявлялись противоречивые тенденции мирового развития, что не могло не сказаться на политике России на Ближнем и Среднем Востоке и в Северной Африке. С одной стороны, шел процесс глобализации… Россия, укреплявшая свою государственность и экономику после кризисных 90-х годов, продолжала курс на вхождение в этот мир, но в качестве одного из его центров, требуя учета ее национальных приоритетов и задач национальной безопасности… В начале первого десятилетия XXI века Россия стремилась избегать даже словесной конфронтации с США, пыталась наладить диалог с Вашингтоном и НАТО в целом. Но даже некоторые действия России по защите своих интересов, в том числе на Ближнем и Среднем Востоке, на неконфронтационной, просто конкурентной основе вызывали растущее раздражение в Вашингтоне и некоторых западных столицах, добавляя яд в освещение западными СМИ российской политики и России в целом» (с. 413-414).

Взрыв «арабской весны», оценки этого явления и его последствий стали в наши годы очень популярной темой. Алексей Васильев уделил разбору этого феномена значительную часть книги. Вот его мнение: «В прошлом веке внутренние кризисы в ряде арабских стран разрешались с помощью военных переворотов, в тайне готовившихся узкими группами офицеров. Во втором десятилетии ХХI века смена власти стала происходить на гребне волны массовых протестов, организованных с помощью информационных технологий и подпитываемых спутниковыми телеканалами… Психологический результат восстания был важнее его временных политических итогов. Люди преодолели страх, постоянный страх перед силой репрессивной машины государства, перед власть имущими, их охватило чувство ликования от завоеванной свободы» (с. 474).

Трудно, если возможно, назвать страну, где «арабская весна» привела к лучшей жизни. «Ликование» обернулось совсем не «победой демократии». Куда бы эта «весна» не пришла, мы видим массу жертв и рост хаоса, развал экономики и обнищание народа. Алексей Васильев видит в «арабской весне» предтечу новых событий такого же рода в сопредельных регионах! Он пишет: «Цунами революций и движений протеста в Северной Африке и на Ближнем и Среднем Востоке коренным образом изменило геополитические реалии не только этого региона, но воздействовало на международную обстановку в целом. Дело даже не в том, что волнениями были охвачены арабские страны также «к востоку от Суэца». От событий в северной части континента не могут быть иммунизированы как страны, лежащие к югу от Сахары, так и государства северного пояса Ближнего и Среднего Востока и даже Европы» (с. 484). Он призывает к незамедлительному изучению происходящих перемен: «Причина революций, их характер, движущие силы, внешнее воздействие, методы, результаты требуют серьезного и непредвзятого подхода именно для того, чтобы представить себе будущий виток исторического развития отнюдь не только на Ближнем и Среднем Востоке и не только в других развивающихся странах» (с. 484).

Автор, ставя вопрос: «Почему же произошли революции и массовые волнения именно в 2011 году?», предлагает такую трактовку: «Очень существенная составляющая часть кризиса – демографическая. Ко второму десятилетию XXI века в арабских странах до 40-50% населения составляла молодежь в возрасте 15-30 лет, в том числе 20-29-летние, а это – наиболее пассионарные, нетерпеливые и решительные… Быстрый рост общей численности молодежи требовал кардинально увеличивать количество новых рабочих мест, что представляет собой очень сложную задачу. Всплеск же молодежной безработицы имел особо мощный дестабилизирующий эффект, создавая армию потенциальных участников для политических, в том числе революционных потрясений… А работы-то не хватало. А зарплаты были низкими, если вообще были. А денег на калым и женитьбу не хватало. Молодежь психологически была готова к протестному взрыву почти во всех арабских странах» (с. 487).

Во-вторых, «растущий средний класс и национальная буржуазия недовольны засилием традиционной коррумпированной бюрократии. Простые проценты прироста ВВП отнюдь не означают создание или укрепление социальной стабильности. Экономике, чтобы выдержать конкуренцию современных секторов, требуется развитие новейших технологий, где более высокий уровень квалификации и меньшее количество рабочих рук. Исчерпывается экстенсивный потенциал экономического развития, и он не успевает замениться на интенсивный наукоемкий потенциал» (с. 489).

В-третьих, автор выражает несогласие с «теорией заговора», он полемизирует с теми, кто утверждает, «будто все революционные события в арабском мире были срежиссированы Вашингтоном, который якобы стремился создать в регионе «управляемый хаос» с «управляющим» в лице США. При этом не учитываются противоречия в самой структуре внешней политики Соединенных Штатов, отсутствие единого всеопределяющего центра и возможность того, что разные центры и организации могут действовать в противоположных направлениях» (с. 510-511). Прямое участие западных спецслужб и даже вооруженных сил в раскачивании ситуации с «арабской весной» автору книги не представляется достаточно убедительным доказательством иностранного вмешательства. Внутренние противоречия – вот, согласно его убеждению, главная причина «арабской весны», хотя в рамки «весны» можно, без сомнения, включить и бомбежки НАТО Ливии, и войну в Сирии с прямым участием американской армии и ВВС стран западной коалиции. Это – a propos.

Размышляя о реакции в России на эти события, А.Васильев пишет следующее: «Отношение России к арабским революциям сложилось не сразу. Волнений ожидали. Но их размаха, силы, результатов предвидеть не могли. Естественно, что революции в разных арабских странах шли по разным сценариям, кое в чем похожим, но различающимся по уровню насилия и страновой специфике. Поэтому в каждом отдельном случае вырабатывалась своя политика, но в принципе Москва оставалась пассивным зрителем, который не воздействовал на события вплоть до их распространения на Сирию… Волнения на Ближнем и Среднем Востоке происходили в условиях, когда США пытались ослабить военный потенциал России, размещая противоракетную оборону на территории своих союзников на западных границах России, рассчитывая втянуть в НАТО Грузию и Украину. В Москве были убеждены, что поставлена задача убрать российские военные базы из Крыма, заменить их на натовские и продвинуть военную структуру НАТО прямо к российским границам. Через призму этих событий и воспринималась “арабская весна”» (с. 521). Развивая этот тезис, автор уверен, что в условиях глобализации мир стал тесно взаимосвязанным: «Оценивать политику в Ближневосточном регионе стран Запада и России в отрыве от Европы, мировой ситуации, от событий на Украине и в Крыму было бы контрпродуктивно» (с. 616).

Заключительные страницы книги – это размышления Алексея Васильева о текущей ситуации, а также формулирование ряда прогнозов. Опираясь на свой колоссальный опыт, академик А.Васильев высказывает такие идеи:

- «Что нужно России в регионе? Стабильность и предсказуемость. Торгово-экономические, культурные, туристические связи, безопасность воздушных и морских коммуникаций. Это – декларированные задачи. Они общие для России, Запада, Китая, Индии. Правда, сейчас уже никто не может гарантировать стабильность и предсказуемость, даже в евроатлантической зоне, даже во взаимоотношениях между США и Китаем, не говоря уже о Ближнем и Среднем Востоке. В мире обостряются противоречия, связанные с неравномерностью развития, с соперничеством ценностных ориентиров, появляется угроза хаотизации всей мировой системы» (с. 618);

- «Ближний и Средний Восток будут меняться, но куда и как? Исламская система шиитской «демократии» оказалась эффективной в Иране. Надолго ли? Использование рамок, похожих на западную демократию, оказалось эффективным для укрепления исламистских умеренных сил в Турции. Надолго ли? Как будет обеспечена трансформация автократического режима в Египте и монархий Аравийского полуострова? Вопросов больше, чем ответов» (с. 619);

- «Россия не вмешивается в эти процессы, не выступает в роли «учителя», тем более что-то навязывая. Выбор пути развития – за странами региона. Лишь позиции исламистского экстремизма и терроризма остаются абсолютно неприемлемыми» (с. 619);

- «Россия сделала в политике упор на двусторонние отношения. Их экономический компонент стал главным и увеличился вместе с выходом страны из кризиса, с улучшением внешнеэкономических связей, хотя еще далеко несовершенных. Строительство атомных электростанций и запуск спутников показывают, что Россия может быть партнером и в области высоких технологий. Географическая близость и взаимодополняемость экономик на основе создания совместных предприятий и взаимного инвестирования капиталов может позволить России найти свои ниши» (с. 619);

- «В обновленной России могут выработаться элементы синтеза различных частей всемирной цивилизации. Россия нужна мусульманскому миру, как и мусульманский мир нужен России» (с. 626).

В нашей рецензии мы затронули и процитировали лишь малую толику из того интереснейшего рассказа, который ведет на страницах своей книги академик А.Васильев. Книга эта, убеждены, представляет не только огромный интерес для специалистов, экспертов, востоковедов, арабистов – она настоящий кладезь информации для изучения молодежью. Это, если хотите, своеобразный учебник, в котором есть и факты, и события, и живые люди, принимавшие участие в процессе 100-летнего развития отношений нашей страны с народами и государствами Ближнего и Среднего Востока.

Большой труд, заслуживающий большого уважения!