Новая ядерная доктрина США: опасности и возможности для России

12:14 26.02.2018 Анастасия Толстухина, редактор журнала "Международная жизнь"


Фото: Максим Змеев / Reuters

Мир на планете по большому счету обеспечивает примерное равенство ядерных арсеналов США и России. При нарушении баланса в разы увеличивается вероятность военного конфликта между великими державами. В феврале этого года действующая Администрация президента США утвердила новую ядерную доктрину, которая вышла под названием «Обзор ядерной политики» (англ. – NuclearPostureReview). Судя по ее содержанию, американцы намерены продолжать модернизацию своих ядерных сил, начатую еще при Обаме, так как они серьезно обеспокоены развитием российского ядерного потенциала.

Каковы основные положения ядерной доктрины? В чем заключаются ее главные отличия от предыдущих версий? Стоит ли мир на пороге новой гонки ядерных вооружений?  Каковы риски и возможности для нашей страны? Об этих и многих других проблемах поговорили участники мультимедийного круглого стола: "Стратегические приоритеты США: мнение российских экспертов". В мероприятии приняли участие: руководитель Центра международной безопасности Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН, действительный член РАН, член РСМД Алексей Арбатов; председатель Совета ПИР-Центра, вице-президент Российского совета по международным делам, генерал-лейтенант запаса Евгений Бужинский; директор по развитию Российского совета по международным делам, Чрезвычайный и Полномочный Посол Александр Крамаренко.

Что нового в ядерной политике США?

На первый взгляд новая ядерная доктрина США сохраняет преемственность предыдущей версии, принятой в 2010 году. Доктрина продолжает то, что запустил Обама – модернизацию ядерной триады – обновление крылатых ракет воздушного, наземного и подводного базирования с ядерным боезарядом. Цена вопроса – 1 трлн 300 млрд долларов (6,4 % от бюджета Пентагона) на ближайшие 30 лет. Однако имеются существенные отличия.

Во-первых, при администрации Обамы США стремились уменьшить роль ядерного оружия и ставили цель – добиться безъядерного мира. По словам Алексея Арбатова, на тот момент Вашингтон делал упор на противоракетной обороне и высокоточных неядерных системах большой дальности, т.е. на оборонительные и наступательные неядерные средства. Американцы предлагали России глубокие сокращения ядерного оружия. Москва отказывалась, утверждая, что США стремятся девальвировать российское ядерное сдерживание – основу российской безопасности и статуса. Теперь же, исходя из текста новой доктрины, США вновь вернулись к главенству ядерного потенциала. В этой связи, по мнению Арбатова, удельный вес ядерного оружия увеличится, а удельный вес ПРО и систем неядерного оснащения снизится.

США вновь вернулись к главенству ядерного потенциала

Во-вторых, когда Обама запускал программу модернизации, он четко заявил, что никаких новых видов ядерного оружия не будет. Все будет сосредоточено на обновлении и продлении жизненного цикла существующего вооружения. Однако в новой доктрине, по словам Евгения Бужинского, речь уже идет о возвращении крылатых ракет в ядерном оснащении и о разработке новой боеголовки малой мощности (около 20 килотонн).

Также новизна доктрины заключается в том, что раньше США не упоминали вероятности ядерного удара по противнику, который атаковал их при помощи высокоточных неядерных систем. В современной доктрине этой вероятности уделено очень много внимания. Арбатов предполагает, что тому в определенной степени могло поспособствовать успешное применение Россией крылатых ракет X-101 и Х-555 для уничтожения объектов Исламского государства в Сирии. «Теперь США не просто упоминают эту доктрину, а четко расписывают при каких условиях они нанесут ядерный удар в ответ на нападение с использованием высокоточных обычных систем, а именно: в случае если такое нападение повлечет большие жертвы среди гражданского населения, нанесет существенный ущерб экономической инфраструктуре, подвергнет угрозе американские ядерные силы и системы управления информационного обеспечения», – отметил Арбатов. Однако Евгений Бужинский считает, что формулировки в новой ядерной доктрине достаточно размыты: «Что значит нападение на союзников? Могут ли кибератаки и вмешательство в выборы быть расценены как нападение? Будет ли применено в таком случае ядерное оружие?». Пока ответы на эти вопросы повисают в воздухе.

Также Алексей Арбатов отметил, что ядром новой ядерной доктрины является избирательное, ограниченное применение ядерного оружия в ответ на избирательное, ограниченное применение такого оружия со стороны России. Раньше на это не делался упор. Сейчас в документе говорится, что у России есть концепция «эскалация ради деэскалации», и в ответ на это США модернизирует свою ядерную триаду (межконтинентальные ракеты, стратегические подводные лодки и бомбардировщики). Американцы хотят внушить России, что любая эскалация обычного конфликта не заставит Запад сдаться, что он будет отвечать, и начнется эскалация, которая всем будет стоить дорого.  «Это самая серьезная новация, которая, на мой взгляд, является наиболее опасной. Она понижает ядерный порог, создает возможность ядерной войны даже в случае локального, случайного неядерного военного столкновения, будь то в Сирии или в районе Балтийского или Черного моря. Нам просто необходимо обратить на это самое серьезное внимание», – подчеркнул Арбатов. В свою очередь Евгений Бужинский убежден, чтолюбой конфликт с применением ядерного оружия закончится обменом стратегическими ударами между Россией и США. «Для меня это абсолютно очевидно. Любой военный человек понимает, что остановить ядерный конфликт невозможно!», – отметил эксперт.

Любой конфликт с применением ядерного оружия закончится обменом стратегическими ударами между Россией и США (Е. Бужинский)

Ждет ли нас новый виток гонки ядерных вооружений?

Евгений Бужинский не видит никакой угрозы гонки ядерных вооружений, потому что российская программа модернизации ядерной триады идет в плановом порядке (например, если взять наземный компонент, то «Ярсы» идут на замену «Тополю»). Кроме того, по словам Бужинского, у России и США сохраняется паритет по количеству боеголовок (примерно по 4000 тыс. боеголовок). К тому же в количественном плане американцы не собираются наращивать свой ядерный потенциал. «Я не вижу никаких предпосылок для того, чтобы началось какое-либо наращивание наших ядерных арсеналов», – заключил эксперт.

Симметричные подходы ведут к лучшему взаимопониманию

Алексей Арбатов считает, что с принятием новой Ядерной доктрины подходы России и США к ядерному оружию стали гораздо более симметричными, чем при администрации Обамы. В новом американском документе сказано: «Эффективное ядерное сдерживание нужно для того, чтобы гарантировать недопущение войны». Российская позиция, которая на самом высоком уровне не так давно была высказана, состоит в следующем: «Ядерное оружие является фактором сдерживания и фактором обеспечения безопасности во всем мире». Кроме того, в доктрине неоднократно подчеркивается, что США готовы к дальнейшим переговорам, что они не отвергают идею безъядерного мира как очень далекую перспективу. Также впервые сказано, что они готовы даже на согласованной основе продлить текущий договор СНВ на 5 лет. Таким образом, суть американского и российского подходов сегодня в целом сходится. «В принципе, то, что у нас остался более симметричный подход к роли и месту ядерного оружия – это должно создавать более благоприятные предпосылки для настраивания диалога между США и Россией», - заключил эксперт.