Афгано-пакистанский театр геополитических действий: новые евразийские горизонты региона

12:39 28.12.2017 Михаил Бакалинский, кандидат филологических наук, доктор философии, эксперт журнала «Международная жизнь»


Афгано-пакистанский театр геополитических действий:
новые евразийские горизонты региона

 

Завершение активных боевых действий на сирийском театре геополитических действий (далее ТГД), непродолжительный кризис в Ливане, очередной виток противостояния на корейском ТГД, наконец, «иерусалимский» кризис – все эти события привлекли внимание журналистско-политологических кругов. При этом афгано-пакистанский ТГД представлен в основном событиями в Афганистане, в основном с позиции противостояния талибам.

Между тем ситуация в на данном ТГД вошла в статус ускорения, причем именно благодаря последним событиям в Пакистане.

 

1. Внутриполитическая ситуация в Пакистане, и ее влияние на изменение повестки в регионе АфПак

 

В ноябре в Пакистане произошли социальные волнения на религиозной почве. Группировка Техрек-и-Лабаик Йа Расул Алла Пакисан (Tehreek-i-Labaik Ya Rasool Allah Pakistan (TLYR)) своей сидячей (и не только) забастовкой в течение 3 недель де-факто парализовала Исламабад, Карачи и Лахор. Ситуация в стране была крайне напряженной, особенно после того, как силы МВД отказалась разгонять митингующих «по причине солидарности с их религиозными взглядами».

Ситуация была разрешена в результате вмешательства ВС Пакистана в целом и начальника Генерального штаба Сухопутных войск генерала Камара Баджвы в частности, о роли которого мы отмечали в предыдущих исследования [1;2].

 

Важно отметить: вмешательство ВС носило не карательный, а дипломатический характер! Митингующие выразили благодарность Баджве за разрешение политического кризиса (собственно об этом мы предупреждали в наших предыдущих исследованиях [1;2]).

Следует указать на важнейшие моменты дипломатического вмешательства Баджвы:

1)       Генералу удалось купировать кризис в «индийской» части Пакистана;

2)       Генералу удалось купировать кризис в «пуштунской» части Пакистана, заручившись поддержкой религиозных лидеров Федерально управляемой территории Пакистана и провинции Хайбер-Пахтунхва.

 

На этой победе Камара Баджвы считаем важным остановиться подробнее. Пакистанские пуштуны со времен Британской Индии особый статус. Более того, у них есть пример государства, в котором пуштуны формируют большую часть военно-политической и экономической элиты – это Афганистан, где пуштуны являются титульной нацией. Учитывая эти нюансы, а также проблему афгано-пакистанской границы, которую часть афганской (читаем антипакистанской пуштунской) элиты не признает [1], осенью Пакистан продемонстировал намерение ускорить решение «пуштунской проблемы» путем лишения приграничных пуштунских (во многом антипакистанских) родоплеменных элит важного рычага влияния. Речь шла о

 

1) Намерении объединить провинцию Хайбер-Пахтунхва с Федеральной Администрацией Племенных Территорий в одну административно-территориальную единицу, которое (как показали новые исследования этого вопроса) имеют де-факто экзистанциальное значение для Пакистана как государства. Присоединение Племенных Территорий к провинции Хайбер-Пахтунхуа – это попытка Пакистана побороть «проклятие» британского наследия.

 

С исторической т.з. Пакистан представляет собой синтез 2 политических образований –

 

Населенная мусульманами территория Британской Индии (собственно Пакистан, включая интегрированную в Британскую Индию часть Келатского ханства (нынешний Белуджистан))

+

Зона Племен

 

При этом если территория Келатского ханства (Белуджистан) является провинцией Пакистана, подпадающей под прямое подчинение пакистанскому Исламабаду, то Зона Племен отличается большой автономией и свободами, закрепленными в основополагающем документе Пакистана:

 

В соответствии с Актом о независимости Зона племен никогда не была частью Пакистана[i]

 

Напомним читателям, что именно в Зоне племен наблюдается наименьшая лояльность Исламабаду; именно в Зоне племен сконцентрированы основные участки талибов и/или проталибских, а также антипакистанских пуштунских племен. Но главное – именно здесь, в Зоне племен, в середине «нулевых», после «выталкивания» западной коалицией талибов в Пакистан, на территории агентства Вазиристан образовался реальный очаг сепаратизма, подавление которого растянулось на некоторое время.

Поэтому намерение присоединить Зону племен (де-юре полунезависимую территорию со времен Британской Индии) к пакистанской провинции Хайбер-Пахтунхва –  это попытка централизации власти в Пакистане и, как результат, преодоление «британского наследия» –ориентализма (политики, навязанной Западом Востоку).

 

3)       Лидеры акций социального неповиновения из числа религиозных партий Пакистана приветствовали роль ВС в целом и Баджвы в частности в понижении градуса напряженности в государстве.

 

При этом от нашего внимания не ускользнула разница в комментировании результатов различными СМИ Пакистана: если англоязычные издания представили ситуацию через идеологему «Переговоры с протестующими – провал для Пакистана» («нельзя идти на поводу у религиозных экстремистов»), издания на урду представили ситуацию через иедеологему «Переговоры с протестующими – спасение Пакистана», при этом акцентировав внимание на роли Камара Баджвы.

 

Читатели могут возразить, отметив, что говорить о разрешении кризиса рано или сложно. Тем не менее, показателем того, что кризис все же разрешился или (по крайней мере) выведен из активной фазы, является динамика пакистанско-китайского диалога, который на этом фоне только углубился!:

 

Китай нарастит кооперацию с Пакистаном[ii] через углубление сотрудничества по линии частного сектора Исламабада

 

27 ноября в Исламабаде начинает работу 3-й медиаформу Китайско-Пакистанского экономического коридора (КПЭК)[iii]

 

Премьер-министр Пакистана проведет встречу с высокопоставленной делегацией из КНР для обсуждения прогресса по линии КПЭК[iv]

 

КПЭК утвердит 27 млрд долл. для 22 мега-проектов[v]

 

Разрешение «ноябрьского обострения» можно смело назвать предотвращением разыгрывания в Пакистане механизма «стратегического паралича» через сочетание местного эквивалента Цветной революции и (известного читателям) «пуштунского сепаратизма» в Федерально управляемой территории Пакистана и соседней (пуштунской) провинции Хайбер-Пахтунхва.   

 

 

Важно: Камар Баджва и Генеральный штаб Сухопутных войск Пакистана повторять пример Мушаррафа

не намерены:

 

Камар[vi]: Вы [депутаты обеих палат парламента] проводите политику, мы [военные] следуем  ей

... По приглашению председателя Сената генерал Баджва пришел в «комитет обеих палат» для брифинга «под камеры» вместе с генеральным директором военных операций (DGMO), начальником разведки и руководителем Службы информации ВС Пакистана (ISPR) DG. После брифинга последовала сессия вопросов и ответов.

«Вы политики. Вам следует разработать руководящие принципы политики. Мы будем следовать за вами», - цитируют генерала Баджву сенаторы.

... Большинство сенаторов приветствовали появление «вождя» армии и сказали, что он развеял множество сомнений и развенчал теории заговора. Они также высоко оценили его откровенность в ответ на их критические вопросы.

 

Основания рассматривать «ноябрьское обострение» именно в таком ключе нам позволяет последующее ускорение внешнеполитической динамики Пакистана.

 

Во-первых, буквально через несколько дней после подписания соглашения между Камаром Баджвой (не членами правительства!) и лидерами протестующих Пакистан с визитом посещает министр обороны США Мэттис, причем с «голубиной» риторикой. Как и положено, одновременно с этим из США (в частности от ЦРУ) в адрес Пакистана последовало «ястребиное» заявление о необходимости контроля своей территории и недопущения развертывания на ней баз талибов (в противном случае Помпео угрожал возобновить практику авиаударов с использованием БПЛА). Однако в Лэнгли, штате Вирджиния, получили жесткий отпор от командующего ВВС Пакистана в виде заявлении о «готовности сбивать американские БПЛА в случае нарушения ими воздушного пространства Пакистана». Это крайне важное заявление, поскольку ранее Пакистан ограничивался лишь косвенной угрозой в виде испытания противокорабельных ракет.

 

Во-вторых, в «пакистанскую игру» вступила Великобритания, но не Тереза Мэй и/или «Форинофис» Джонсона, а Джереми Корбин. Дело в том, что ранее Хамид Карзай во время своего недавнего интервью британскому филиалу телеканала RT заявил следующее:

 

Британия не должна поддерживать Трампа и его «афганскую стратегию»[vii]. Мой совет Лондону: Королевству не следует принимать участие в американской военной кампании. … Британия как международный актор, тесно связанный с нашим регионом, может и должна помочь сблизить нас с Пакистаном, а Пакистан с нами. 

Мы полагаем, что этот сигнал вряд ли мог быть адресован правительству, которое демонстрирует солидарность с Трампом по широчайшему спектру вопросов, хотя бы на северокорейском ТГД:

 

Сообщается[viii], что британским чиновникам вопросам обороны было поручено составить планы в целях подготовки к возможному конфликту с Северной Кореей.

… военный сценарий может предполагать использование нового авианосца Великобритании, HMSQueenElizabeth, недавно спущенного на воду, согласно изданию DailyMail, которое первоначально сообщил об этом.

«У нас есть много кораблей для отправки – эскадренных миноносцев «Тип-45», фрегатов «Тип -23», - сообщил газете высокопоставленный представитель правительства Королевства. «Новый авианосец может быть введено  строй раньше, если обстановка ухудшится».

Новости о готовности Британии поступили через несколько дней после того, как Дональд Трамп в Твиттере намекнул на военные действия против режима Ким Чен Ына. Министр обороны Великобритании Майкл Фэллон в последние недели говорил об «усилении» ядерной опасности режима Ким Чен Юна. Он назвал страну «безрассудной» и поддержал использование ядерного оружия в качестве сдерживающего фактора против агрессора.

… В прошлом месяце г-н Фаллон встретился с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом и другими послами на базе подводных лодок Великобритании в шотландском городе Фаслан, продемонстрировав силу на фоне растущей напряженности в Пхеньяне, сообщает телеканал STV.

 

Тезис о том, что Карзай посылал сигнал именно Корбину, подтвердился, когда с визитом в Пакистан прибыл мэр Лондона Садик Ханвлиятельный член Лейбористской партии, который на недавнем съезде партии в Балтиморе выразил поддержку Корбину и его политическому курсу на государственный капитализм.

 

Садик Хан[ix] (которому первоначально отказали в речи на партийной конференции в Брайтоне, но в последний момент разрешили) также использовал свое выступление, чтобы похвалить Джереми Корбина (хотя в прошлом у них были конфликты).

 

Садик Хан – этнический белудж. Ранее мы подробно останавливались на «белуджийском вопросе», указывая на работу по его разрешению, проводимую (опять же) Генеральным штабом Сухопутных войск Пакистана и Пекином. Однако приезд Садика Хана в Пакистан и его визит в Кетту (столицу провинции Белуджистан) дал потрясающие результаты: 70 полевых командиров белуджийских сепаратистов сложили оружие и официально заявили об отказе от военных действий против официального Исламабада. Более того, самые влиятельные из них призвали оставшихся «перевести борьбу за права белуджей в иное – законодательное русло». Крайне важно: со стороны Исламабада заявление приняли военные!

 

В-третьих, ускоренными темпами начал продвигаться российско-пакистанский стратегический диалог:

 

Экономический трек 

в целом[x]

Правительство и бизнес Пакистана считают развитие сотрудничества с Россией стратегическим направлением своей внешнеэкономической политики, нацеленной на ускорение диверсификации пакистанской экономики. Такая оценка звучала в ходе Российско-пакистанского бизнес-форума в Москве в конце ноября. Форум проходил одновременно с заседанием в Москве Российско-пакистанской межправительственной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

В товарной структуре двухсторонней торговли доля высокотехнологичной продукции в экспорте РФ в Пакистан уже превышает 60%, в пакистанском экспорте достигает почти 40%. Это, по оценке пакистанской стороны, свидетельствует о положительной динамике индустриализации обеих экономик и о растущей востребованности товаров с высокой добавленной стоимостью в двухсторонних экономических связях

Трек стратегических энергоносителей: прорыв[xi]

 

На этой неделе Пакистан и Россия намерены заключить соглашения о морских поставках СПГ и трубопроводах для распределения СПГ «Север-Юг». Данный газопровод предназначен для двух проектов, в которых Москва будет инвестировать более 10 млрд долл. США.
В свою очередь это указывает на существенный сдвиг во внешней политике Исламабада.

«Пакистанская делегация отправится в Россию 20 декабря, чтобы подписать эти сделки», - сказал высокопоставленный правительственный чиновник во время разговора с журналистами издания The Express Tribune.

Межгосударственные газовые системы (ISGS) - государственная компания, созданная для решения вопросов импорта газа - работает над различными проектами газопровода, а ее управляющий директор и секретарь по нефти будут входить в состав делегации.

... Россия, которая контролирует и управляет огромными запасами газа в богатом энергоресурсами Иране, планирует экспортировать газ путем прокладки морского трубопровода через порт Гвадар в Пакистан и Индию

 

Если ничего не изменилось с момента ведения переговоров[xii], то это соглашение будет предусматривать строительство, временное владение и последующую передачу объекта. При этом передача объекта правительству Пакистана планируется через 25 лет после завершения строительных работ и запуска газопровода в эксплуатацию; 85% финансирования проекта предоставит РФ, Пакистан – 15%.

 

Какие могут быть геостратегические последствия данного прорыва?

1)       Диверсификация российского портфеля поставок: еще один аргумент для усиления позиции РФ на европейском треке;

2)       Дополнительный инструмент сближения Индии с Пакистаном;

3)       Снижение в Пакистане влияния катарского лобби – газового и политического;

4)       «Удар» по американскому СПГ в Индии (явное снижение его потребления гарантировано);

5)       Закрепление позиций РФ в регионе Южной Азии.

 

И, наконец, в-четвертых, «внезапно» произошло изменение на уровне афгано-пакистанских отношений!

 

Усиление военных кругов в политической вертикали Пакистана, а также роли военных Пакистана на международной арене с учетом закрепления ИРИ и РФ в Афганистане и укрепления позиций Карзая (активного лоббиста «евразийского вектора» Афганистана) – все это привело к тому, что президент Гани, который являлся формальным сторонником атлантисткого курса, похоже, решил попытаться похитить повестку Карзая с целью сохранить свои позиции у власти:

 

Гани[xiii]: Кабул принимает меры по заключению мирного соглашения с Пакистаном

По данным афганского издания «Хамаа Пресс», президент Афганистана сказал, что его администрация предприняла «необходимые шаги» для заключения мирного соглашения с Пакистаном.

Ашраф Гани говорил с местными жителями и старейшинами южной провинции Забуль[прим. наше: это пуштуны, ранее «мечтавшие» о «пересмотре Линии Дюранта»]. Он также пытался представить как беспочвенное «впечатление» того, что Кабул хотел дестабилизировать Пакистан.

Он сказал, что ни его правительство, ни афганская нация не хотят дестабилизировать Пакистан. «Афганистан не допустит, чтобы его земля использовалась кем-либо, чтобы нанести вред Пакистану», - добавил он.

 

Может быть случайно, но это заявление было сделано накануне объявления о том, что начальник Генерального штаба Сухопутных войск Пакистана достиг соглашения с пуштунами из Федерально управляемой территории Пакистана, находящейся как раз через границу от афганской провинции Забуль.

 

«Голубиная» риторика Гани в адрес Пакистана получила тренд:

Президент Афганистана Ашраф Гани заявил[xiv] в пятницу, 1 декабря, что правительство Афганистана готово провести переговоры с правительством Пакистана.

«Мы по-прежнему привержены делу борьбы с террористическими угрозами в регионе и готовы расширять наше сотрудничество со всеми странами», - сказал он, выступая на 7-й конференции по вопросам здравоохранения в Азии, состоявшейся в Азербайджане.

 

Хотя еще недавно (до «ноябрьского обострения» в Паке и его преодоления военными) Гани разыгрывал «индийскую карту»:

 

Президент Афганистана Ашраф Гани сказал[xv],что его страна не будет частью «Китайско-пакистанского экономического коридор» (КПЭК), если ей не будет предоставлен доступ к пакистанской границе в районе пограничных переходов Вага и Аттари на индо-пакистанской границе, сообщило DNAIndia в среду, 25 октября.

Обращаясь к собранию в Международном форуме «Вивекананда» в Нью-Дели, Гани сказал, что Кабул ограничит доступ Пакистана к Центральной Азии, если ему не будет предоставлен доступ в Индию через проект КПЭК

 

Столь резкое изменение отношения пуштуна Гани к Пакистану (чего долгое время пытался не допустить Вашингтон) дополнительным образом свидетельствует об ослаблении влияния США на центральную власть в Афганистане.

 

В одном лишь Афганистане?

 

Европейские депутаты обеспокоены тем, что их заокеанские союзники уступили Кремлю стратегический важный регион. “Ослабление военного присутствия США в Центральной Азии частично обусловлено снижением масштаба операций в Афганистане, однако основная причина – возвращение региона в сферу российского влияния. Казахстан, Киргизия и Таджикистан являются военными союзниками России”, – говорится[xvi] в свежем отчете исследовательского центра Европарламента.

…В Европарламенте считают, что одной из главных проблем в отношениях Вашингтона с центральноазиатскими странами является поддержка правозащитных организаций и активистов, которые власти бывших советских республик подвергают гонениям. К примеру, в 2015 г. Киргизия разорвала соглашение о сотрудничестве с США после того, как американцы вручили правозащитную премию журналисту Азимжану Аскарову. Его киргизское правосудие приговорило к пожизненному заключению по обвинению в убийстве милиционера.

 

В этом случае Вашингтону, скорее всего, не остается ничего другого, кроме как «взорвать» ситуацию в регионе через «взрыв» в Афганистане. Лучшим способом взорвать ситуацию в Афганистане является этнический вопрос, в частности таджикский.

 

Читатели помнят, что таджики – это второй по численности народ Афганистана. Но читатели также помнят и наши опасения, что США на фоне сближения пуштунов с «Евразийской тройкой» могут разыграть в Афганистане «таджикскую карту»:

 

1) Сейчас Дустум возглавляет так называемую Коалицию спасения Афганистана. К нему присоединились бывший полевой командир и враг Дустума, а теперь губернатор провинции Балх, таджик Атто Мухаммеди Нур[xvii] и лидер другого значимого этнического меньшинства, хазареец Мохаммад Мохаккик. Наконец, фронду поддерживает также министр иностранных дел Афганистана Салахуддин Раббани.

Все вместе они требуют уважения своей политической субъектности — иными словами, фактической независимости от официального Кабула. Гани, бывшего гражданина Америки, сотрудника Всемирного банка, выпускника Колумбийского университета, преподававшего в Беркли, Стэнфорде и Гарварде, они почти открыто называют ставленником Вашингтона. В отличие от них, с талибами Гани не воевал, вернувшись на родину только после горячей фазы войны.

«Это мы помогли США победить «Талибан», — приводит слова Атто Нура The Washington Post. — США нас используют, когда мы нужны, а потом выбрасывают как пустые банки из-под пепси. Они не должны поддерживать группу из пяти человек против всех остальных».

 

2) Именно через таджикскую карту США в настоящий момент пытаются «взорвать» сложившийся порядок в Афганистане через ставку на таджика – губернатора провинции Балх Атто Мухаммеди Нура – местного бизнесмена «по-американски», лояльного США, занимающегося образованием молодого поколения в западных традициях: ему была посвящена «хвалебная ода» в «рупоре» либерализма – журнале ForeignPolicy.

 

Познакомьтесь с Аттой Мохаммадом Нуром – закаленным в боях губернатором провинции Балх, любящим размещать сообщения в Facebook, кататься на Segway, губернатором, который мог бы стать следующим президентом Афганистана[xviii]
(полный перевод материала см. в Приложении).

 

3) На фоне достаточно «голубиных» заявлений (пуштуна) Карзая в адрес Пакистана и (пуштуна) Гани о заключении с Пакистаном мирного договора

 

а) Таджик Абдулла Абдулла де-факто торпедирует[xix] налаживание отношений с Пакистаном, в очередной раз обвиняя Исламабад в «возвращении талибов в Афганистан» (хотя именно таджик Абдулла летом совершил визит в Пакистан вместе с пуштуном Карзаем, тогда как пуштун Гани занимал «ястребиную» позицию).

 

б) Всплывает документ о «предвзятом отношении к таджикам»[xx] в аппарате власти Афганистана:

 

И вот в конце декабря стало известно, что многомесячный конфликт между губернатором (населенной таджиками) провинции Балх и (пуштуном) Гани перерос в политическое противостояние

 

Президент Афганистана сместил[xxi] оппозиционного губернатора провинции Балх

Того самого, о котором речь идет выше: того самого, которого в Вашингтоне, вероятно, рассматривают как «более подходящего» на посту президента Афганистана (по версии издания Foreign Policy).

 

Ситуация с таджиком получила развитие:

 

Губернатор афганской провинции Балх отказался уйти в отставку

 

 

Ситуацию ухудшают следующие моменты:

 

Он предупредил, что если в отношении него Кабул применит силу, то он в ответ задействует весь свой силовой ресурс. Политик обратился с просьбой к афганским правоохранительным органам не обострять ситуацию, а мировому сообществу и иностранному контингенту в Афганистане предложил не вмешиваться во внутриполитические дела Афганистана.

 

Вероятная причина «смелости» таджика:

...на данный момент в провинции Балх на военной базе Мармол находится иностранный контингент НАТО общей численностью более 5000 солдат, а на базе афганской национальной армии Шахин на окраине Мазари-Шарифа – около 15 тысяч военнослужащих. Численность афганской полиции и госбезопасности в Балхе оценивается приблизительно в 10 тысяч человек.

 

Складывающаяся ситуация очень похожа на попытку нарушить сложившуюся в Афганистане систему распределения власти между племенами и народами заключается в выдвижении на пост президента Афганистана представителя не титульной нации (пуштунов), а меньшинства, хоть и крупнейшего после титульной нации. Ситуацию ухудшает тот факт, что, как мы ранее писали, «союзником» таджика из Балха является узбек генерал Дустум – вице-президент Афганистана, обладающий большим влиянием на узбекские кланы и имеющий в своем распоряжении достаточный вооруженный контингент.

 

В то же время важно указать на встречный алгоритм:

 

1)       Узбеки в Афганистане имеют контакты с Турцией, которая имеет на них большое влияние (именно в Турции данный момент находится генерал Дустум);

2)       Таджики в Афганистане поддерживают контакты с официальным Душанбе, который в свою очередь тесно сотрудничает с Москвой;

3)       Хазарейцы в Афганистане де-факто получают «руководство к действию» из Тегерана.

 

Отметим, что к этому «этническому» пасьянсу следует добавить следующих важных игроков:

а) Талибы могут демонстрировать конструктивную позицию (при необходимости):

 

В движении «Талибан» заявили[xxii], что в настоящее время направляют бойцов на охрану и поддержку безопасности крупных государственных проектов, таких как медный рудник «Мес Айнак» близ Кабула стоимостью 3 млрд долл., а также газопровода «Туркменистан- Афганистан-Пакистан-Индия». Талибы отметили, что поддерживают такие крупные инфраструктурные проекты и клянутся защищать их, при условии, что такие проекты будут следовать неуказанным «руководствам», изложенным талибами: «Исламский Эмират [прим. наше: так себя называют талибы] направляет всех своих моджахедов на помочь в обеспечении безопасности всех национальных проектов, которые находятся в высших интересах ислама и страны», говорится в их заявлении.

 

б) Пакистан, замеченный в сентябре за наведением «мостов» Генеральным Штабом Сухопутных войск Пакистана с политическим руководством Таджикистана[xxiii];

в) Китай, также заинтересованный в стабильности Афганистана по широкому спектру экономических причин. На важность экономической причины мы указывали прошлом исследовании [1]; сейчас отметим лишь один (стратегический) момент: промышленные запасы редкоземельных элементов (РЗЭ) в Афганистане составляют 1,4 млн. тонн[xxiv]. В сравнении с запасами КНР или даже КНДР это незначительный объем, но это не меняет роли, принимая во внимание значение РЗЭ.

Данная ситуация требует более подробного и продолжительного изучения, но уже сейчас можно констатировать нежелание Гани следовать в кильватере Вашингтона, предполагавшем «уживание» с таджиком, претендующим на верховную власть в Афганистане, что является посягательством на политический уклад.

Вполне вероятно, что именно в этом и заключается скрытая цель США: образование внутриполитического конфликта в Афганистане на излете своего пребывания в этой стране. Однако данному плану пока что реализоваться не суждено. Ситуация вокруг голосования в ГА ООН по иерусалимскому вопросу оставили без внимания крайне важные события на афганском треке: в Кабул с незапланированным визитом прибыл вице-президент США Пенс. Читатели помнят, что вице-президент США является элементом сдержек и противовесов президента, выступая в качестве представителя правящей партии в администрации президента. В ходе данного визита конфликт вокруг мятежного губернатора-таджика был разрешен, причем не совсем в пользу США: Атта Нур уйдет в отставку с последующим включением его в список советников будущего губернатора. Можно лишь только предположить, такой вынужденный тактический ход США стал результатом переговорного процесса между различными евразийскими участниками афганского «диалога»: опыт решения проблемы Багдада-Эрбиля является наглядным примером недопущения гражданского конфликта, при этом важнейшую роль в этом сыграли именно евразийские державы.

С другой стороны, для евразийских держав нынешнее внутриполитическое обострение в Афганистане может стать шансом начала разрешения афганского вопроса: переговоров о переформатировании Афганистана на условиях федеративного государства, о чем ранее мы писали.

 

2. Регион АфПак как локус транснациональных экономических процессов в контексте переформатирования мирового экономического порядка  

 

В нижеприведенной таблице приведены ключевые экономические события, демонстрирующие системный характер работы в направлении построения многоуровневой экономической системы в Большой Евразии, которая стимулирует разрешение сложных политических проблем, присутствующих в регионе в целом и на афгано-пакистанском ТГД в частности.

 

 Коридоры 

«Север-Юг» и ОПОП могут объединиться

Азербайджан и Пакистан договариваются о подключении Пакистана
к проекту транспортного коридора “Север-Юг”
, заявил[xxv] пакистанский посол в Азербайджане Саид Хан Мохманд.

Как отметил Мохманд, стороны активно обсуждают транспортные проекты, чтобы увеличить грузопоток в обоих направлениях, в том числе и в области энергоресуросов.

Даже во время недавнего визита президента Азербайджана Ильхама Алиева в Пакистан стороны обсудили вопрос о соединении транспортного коридора “Север-Юг” с пакистанским портом Гвадар, а затем с Китайско-Пакистанским экономическим коридором (КПЭК). Потому что это обеспечит тесный доступ Азербайджана к Китаю. Переговоры по этому вопросу продолжаются, и мы ведем определенную переписку”, – заявил пакистанский дипломат, слова которого цитирует азербайджанское издание Trend.

По словам Мохманда, транспортный коридор “Север-Юг” и КПЭК дадут новые возможности для расширения экономических связей между Пакистаном и Азербайджаном.

Как только будет готова железная дорога Казвин – Решт – Астара, являющаяся частью коридора “Север-Юг”, мы получим прямое железнодорожное соединение с Пакистаном, так как он и Иран уже связаны железной дорогой. После завершения процесса соединения начнется процесс развития торговли в Азербайджане, Иране и Пакистане”, – сообщил посол.

 

На этом фоне восстановлены транспортные и товарные потоки между пакистанской и индийской частью Кашмира!

 

Чиновники с обеих сторон линии контроля (ЛК) в спорном гималайском районе Кашмир в пятницу, 3 ноября, договорились возобновить поездки после почти 4-месячного перерыва[xxvi].

Этот шаг широко приветствуется торговцами и другими активистами гражданского общества.

 

На этом активно начинает разыгрываться «иранско-афганское звено» (индийского) проекта «Север – Юг» и (китайского) КПЭК/части ОПОП:

 

Управление афганской железной дороги заявило[xxvii], что Узбекистан заинтересован в том, чтобы помочь Афганистану построить железнодорожную линию между двумя странами «для того, чтобы иметь прямой путь в Иран».

 

Индия открыла новый торговый маршрут в Афганистан через стратегический иранский порт Чабахар.

... 29 октября премьер-министр Индии Нарендра Моди написал в Твиттере[xxviii], что запуск торгового маршрута «знаменует собой новую главу в региональном сотрудничестве и взаимосвязанности».

 

Президент Ирана Хасан Рохани на церемонии открытия 1-й фазы особой портовой экономической зоны Шахаид Бехешти в порту Чабахар заявил[xxix], что ближневосточные страны должны решать свои проблемы вместе, не полагаясь на внешние силы.

... Президент Роухани сказал, что товары будут транспортироваться через порт, финансируемый Индией, в соседние страны за гораздо более короткий промежуток времени в разумных пределах.

 

Принимая во внимание усиление позиций Индии в Афганистане[xxx], Кабул может стать дополнительной площадкой для сближения Дели и Исламабада.

Коридор «Север-Юг» расширяет пропускную способность

Правительства и железнодорожные организации Ирана, Азербайджана, Беларуси и России подписали меморандум о расширении Международного транспортного коридора Север-Юг
21 октября, сообщает агентство[xxxi] Fars News.

…Используя основные узлы, включая Чабахар, Тегеран, Бандар Аббас, Бандар Анзали, Баку, Астрахань и Москву, планируется включить маршруты транзита морских, железнодорожных и грузовых автомобилей для подключения Ирана, Центральной Азии, Южного Кавказа и индийского субконтинента. Согласно уже опубликованному информационным агентством, торговля по уже открытому железнодорожному коридору за первые девять месяцев текущего иранского года увеличилась на 21,6%.

 

Соглашение о преференциальной торговле (ПТА), заключенное между Ираном и Евразийским экономическим союзом, будет подписано президентами соответствующих стран и ожидается, что оно вступит в силу с 21 января. Об этом заявил[xxxii] генеральный директор Организации содействия торговле иранского ведомства по Европе и Америке

«В ПТА должно быть включено от 200 до 250 категорий продуктов, которые будут действовать в течение трех лет», - цитирует Бехруза Хасана Олфата агентство «ИРНА».

… Заместитель министра промышленности, горнодобывающей промышленности и торговли Мойтаба Хосротай сказал, что в июле экспорт в страны-члены Евразийского экономического союза будет либо полностью освобожден от таможенной пошлины, либо будет сокращаться до 80%.

 

В качестве заключения добавим, что особая роль в вышеуказанных процессах (как экономических, так и политических) принадлежит РФ,

 

Нужно на межпарламентском уровне обсуждать противодействие «цветным революциям», заявил спикер Госдумы Вячеслав Володин на конференции в Исламабаде[xxxiii], где также присутствуют главы парламентов Афганистана, Пакистана, Турции, Китая и Ирана.

 

что в конечном счете будет иметь синергетический эффект для России на других ТГД

 

Список использованной литературы:

I. Список аналитических и теоретических источников

  1. Бакалинский М. К вопросу о политической системе США, или снова о «позиции горцев» . [Электронный ресурс]. – https://interaffairs.ru/news/show/17992 (Дата обращения: 24.12.2017).

  2. Бакалинский М. Пересмотр Линии Дюранда как единственный способ победить в войне с терроризмом. [Электронный ресурс]. –  https://interaffairs.ru/news/show/17661 (Дата обращения: 24.12.2017).

  3. Бакалинский М. Афгано-пакистанский трек Вашингтона: логика намерений и логика обстоятельств. [Электронный ресурс]. – https://interaffairs.ru/news/show/18246 (Дата обращения: 24.12.2017).

 

II. Список источников иллюстративного и фактического материала



[xxxii] https://financialtribune.com/articles/domestic-economy/77845/iran-eeu-trade-deal-to-come-into-effect-on-january-21

[xxxii] https://vz.ru/news/2017/12/24/901126.html

XXXIV.https://pakobserver.net/pm-abbasi-lacked-leadership-end-faizabad-sit-imran/

XXXV.https://tribune.com.pk/story/1571947/1-coas-acknowledges-clerics-contributions-peace-harmony/

XXXVI.https://tribune.com.pk/story/1577721/1-miranshah-visit-parliamentarians-praise-armys-role-restoring-peace-fata/

XXXVII.http://nation.com.pk/29-Nov-2017/commuters-happy-pakistan-uneasy-after-tlyr-deal

XXXVIII.https://tribune.com.pk/story/1572253/faizabad-fiasco-police-reveal-crackdown-went-awry/

XXXIX.https://www.dawn.com/news/1373197/list-of-demands-put-forward-by-tly-and-accepted-by-govt-for-ending-the-faizabad-protest

      XL.https://www.dawn.com/news/1374086

     XLI.https://www.dawn.com/news/1373445/the-long-road-to-recovery

   XLII.https://www.dawn.com/news/1373351/capitulation

  XLIII.https://www.dawn.com/news/1374905

  XLIV.https://tribune.com.pk/story/1577460/britain-must-apologise-colonial-era-massacre-says-london-mayor-sadiq-khan/

   XLV.https://tribune.com.pk/story/1580059/1-300-separatist-rebels-lay-arms-quetta/

 

Приложение

Познакомьтесь с Аттой Мохаммадом Нуром – закаленным в боях губернатором провинции Балх, любящим размещать сообщения в Facebook, кататься на Segway, губернатором, который мог бы стать следующим президентом Афганистана.

Балх был редким оазисом безопасности и экономической стабильности, важнейшей связующей нитью торговли со Средней Азией и Китаем – и одним из немногих мест в Афганистане, где женщины могут безопасно вести дела. США и другие страны-доноры поддержали успех Балха значительным финансированием. И нет ничего нового, чтобы услышать, что Нур теперь, поддерживаемый сторонниками выдвинул свою кандидатуру на должность будущего лидера Афганистана.

«Я консультируюсь с моими советниками и, скорее всего, буду участвовать в президентских выборах 2019 года либо по билету, либо в качестве одного из наших кандидатов», - сказал он в интервью журналу ForeignPolicy.

... Но его уход из Балха будет также означать уйти с севера, который уже подвергается к нападениям недавно осмелевшего «Талибана» и вползающего в страну ИГИЛ. Балх не хочет, чтобы он ушел, а Кабул, возможно, не очень хочет, чтобы он пришел.

... Сегодня Нур не скрывает своего недовольства управлением [прим. наше: таджика] Абдуллы, публично критикуя его. «Я чувствую, что он [Абдулла] не смог выполнить обязательства и обещания, которые он нам дал. Мы оказались в политическом тупике и должны расстаться с ним», - объяснил он.

Но Нур не просто дистанцируется от главы МИДа Афганистана. Он также начал пытаться культивировать нового союзника на национальном уровне – своего недавнего врага, президента Гани. Нур провел большую часть последних месяцев в столице страны Кабуле, налаживая мосты с Гани. В марте, во время Навруза, Гани был в гостях к Балхе, в котором он официально «повторно назначил» Нур в качестве губернатора.

Тем не менее, растущая близость Нур к бывшему сопернику Гани рассматривается политическими аналитиками как тактический шаг в подготовке к следующим национальным выборам в 2019 г. Некоторые говорят, что Нур может дойти до того, чтобы баллотироваться в качестве вице-президента Гани. Стоя рядом с Гани, Нур мог обеспечить более широкую базу поддержки за пределами северных регионов, где он уже является бесспорным лидером. Выигрышная поддержка среди пуштунов, самой многочисленной этнической группы в Афганистане, станет предпосылкой для проведения собственной президентской кампании. Нур говорит, что считает себя лидером всех афганцев и уверен, что другие скоро разделят его оценку. «Я не предпочитаю какую-либо этническую принадлежность, - сказал он. «Но обычно таджикская община более образована и верит в сосуществование, и им легче принять такой подход, основанный на единстве».

Нур пренебрегает термином «полевой командир». «Мне больно», - сказал он, сидя в библиотеке в викторианском стиле. Тем не менее, его сила явно построена на обеспечении безопасности, подкрепленной Силы безопасности, которые обязаны ему фактически феодальным союзом. Даже войска национального уровня, дислоцированные в Балхе, как и Афганская национальная полиция, лично преданны Нуру.

Как средневековый барон, Нур контролирует силы «на земле» – одна из причин их сильной лояльности ему. Даже сегодня он борется рядом с ними в боях и наступательных действиях против инсурргентов. Люди Нура с гордостью говорят о его владении различными видами оружия, включая ракетами «Стингер» и снайперскими винтовками. «Я присоединюсь к вооруженным силам завтра на передовой в горах Алборз», - сказал он мне. «Все любят комфортабельный дом и новейшие автомобили. Но если вы не оставите их позади и не отправитесь в горы, как вы можете обеспечить безопасность? »Он также каждый час проводит на Facebook каждый день, утверждает он, опровергая своих критиков и исламских боевиков.

Приверженность Нура безопасности негативно сказалась на его репутации. Сенсационный доклад Human Rights Watch в 2015 г. обвинил Нур в финансировании и поддержке местных боевиков, которые пытали, насиловали, похищали и произвольно задерживали обычных афганцев. Нур критиковал некоторых ополченцев, но многие из них одновременно были интегрированы в правительство штата через программу Афганской местной полиции, которая подтвердила их влияние и злоупотребления. Были также подняты вопросы об источнике богатства Нура. «Я умею больше, чем просто сражаться. Я тоже очень хорошо разбираюсь в бизнесе, - уверенно заверил он меня, приписывая свое богатство «успешному семейному бизнесу».

Многие местные жители называют Noor «устад» или «учитель». Это имя, которое восходит к первой войне, когда он якобы обучал других моджахедов в переывах между боями. Команда Нур неоднократно и с гордостью говорит о возможностях, открывающихся для женщин в Балхе, где проживает одна из самых образованных женских групп в стране.

http://foreignpolicy.com/2017/05/04/can-this-provincial-warlord-scale-in-kabul/

Ключевые слова: Пакистан Афганистан

Версия для печати