Афгано-пакистанский трек Вашингтона: логика намерений и логика обстоятельств

21:34 05.09.2017 Михаил Бакалинский, кандидат филологических наук, доктор философии, эксперт журнала «Международная жизнь»


Новая афганская стратегия США – знаковое событие, однако прежде, чем рассмотреть данную стратегию с т.з. международных отношений, следует проанализировать внутриполитические причины, приведшие к ее формированию.

Все знают о новых санкциях, утвержденных Конгрессом США, в том числе, в отношении РФ. Однако в широкой печати отсутствовало сообщение о том, что накануне встречи президентов США и РФ на полях саммита Большой Двадцатки Палата представителей того самого Конгресса заблокировала решение Сената о введение этих санкций.

В одном из наших предыдущих исследований на страницах журнала [1] мы проанализировали эту ситуацию, отметив, что руководство Республиканской партии  («Политбюро») в лице спикера Палаты представителей (согласно политическим традициям США политическое руководство правящей партии возглавляет Палату представителей) в целом и по рядку конкретных вопросов оказывало Трампу поддержку. Тогда же создалось впечатление, что в сочетании с мощным нефтяным лобби новый закон о санкциях, в том числе, против РФ будет заблокирован. Однако после этого закон внезапно был принят подавляющим большинством членов Палаты представителей. В политологическом цехе появилось предположение о перевороте ветвей власти[1], но мы полагаем, что имело место сковывание Трампа «ястребами» эпохи Холодной Войны (которые последнее время «гнездились» в ЦРУ[a]) при помощи законодательной ветви власти.

Все изменилось, как только в игру вмешались «ястребы»[b]:

Смена режима в США[2]: директор ЦРУ времен Обамы призывает к бунту в случае увольнения Мюллера

Должностные лица правительства должны отказаться выполнять приказ президента Дональда Трампа, если он уволит специального адвоката Роберта Мюллера, заявил Джон Бреннан (директор ЦРУ времен Обамы).

Когда его спросили о встрече Дональда Трампа-младшего, Джареда Кушнера и Пола Манафорта с российским адвокатом и другими в июне 2016 года, Клаппер ответил: «Я представитель старой школы, воин Холодной войны и все такое. Во всех заявлениях о русских и о том, что они делают, есть правда. Для меня многое из этого является типичным примером «учебников», давно используемых русскими. Было бы, пожалуй, хорошей идеей, возможно, проверить тех, с кем они встречаются».

Клаппер сказал, что Трамп попросил его «выступить с заявлением, опровергающим содержание» дискредитированного досье Кристофера Стила, однако Клаппер сказал, что «не мог и не хотел этого делать».

… Между тем, Бреннан отметил, что «если Мюллер будет уволен, я надеюсь, что наши избранные представители встанут и скажут, Хватит!».

Призыв к должностным лицам исполнительной власти игнорировать приказы президента[3] является показателем интенсивности конфликта, который бушует внутри правящей элиты США.

... Бреннан и Клэппер воплощают правый характер оппозиции Трампу в политическом истеблишменте США.

Издание The New York Times опубликовало обширную статью о раскрытии 56-страничного документа, хранящегося в Национальном архиве, который был подготовлен Кеннетом Старром (независимым адвокатом, который расследовал дело президента Билла Клинтона). Вопреки общепринятой концепции о том, что импичмент Конгресса является единственной реакцией на проступок президента, в документе утверждается, что действующий президент не защищен от уголовного обвинительного заключения.

На этом фоне проявилась реальная сторона поддержки Трампа со стороны «Политбюро» Республиканской партии США – не столько поддержка, сколько «удушающие объятия»:

Поддержка:

Сенаторы Рон Джонсон из Висконсина, Линдси Грэм из Южной Каролины, Билл Кэссиди и Джон Маккейн из Аризоны отмечают, что сокращенный законопроект, поддерживаемый политическим руководством [Республиканской партии], может сплотить их рыхлый альянс и выиграть время для новых реформ, но сам по себе документ ужасен.

... Многие сенаторы-республиканцы обеспокоены[4] тем, что законодатели Палаты представителей, отчаянно пытающиеся отменить хотя бы часть Закона о доступности медицинского обслуживания от 2010 г. (т.н. «Обамакеар»), решат поддержать этот тощий законопроект и отправить его президенту Трампу на подпись, повысив риск повышения премий на здравоохранение в следующем году.

но только при условии четкого выполнения инструкций:

27 июля спикер Палаты представителей Пол Райан заявил[5], что президенту Трампу будет разумным оставить расследование «русского следа» в покое, отметив, что специальному адвокату Роберту Мюллеру должно быть позволено закончить свою работу.

«Я думаю, что в интересах президента, если он [Мюллер] остается там, где он сейчас», - сказал г-н Райан журналистам, которые задали вопрос о неоднократных предложениях защитников администрации о том, что мистер Трамп может попытаться найти нового генерального прокурора, который может уволить г-на Мюллера.

Г-н Райан также вынес вотум доверия начальнику отдела по персоналу Белого дома Рейнсу Приебусу, который, как и г-н Райан, из Висконсина[c].

Некоторые из союзников Приебуса покинули Белый дом, а самого Прибуса новый директор по связям с общественностью Белого дома Энтони Скарамуччи обвинил покрывательстве «утечек».«Я думаю, что Рейнс отлично справляется», - сказал г-н Райан, добавив, что, по его мнению, начальник отдела по персоналу Белого дома по-прежнему сохраняет доверие мистера Трампа.

Далее именно «Политбюро» республиканцев в лице вице-президента Пенса (функцией которого, согласно политическим традициям США, является отправление полномочий «Серого кардинала» в Белом Доме) первым объявил о подписание Трампом закона о новых санкциях, а сам Трамп выступил с заявлением лишь спустя неделю.

После этого «ястребы» через Маккейна призывают увеличить военный контингент и выработать действительно «ястребиную» стратегию США:

Маккейн, который также является председателем Комитета по вооруженным силам, не изложил свои законопроекты, но сказал[6], что необходимо развернуть больше американских сил по борьбе с терроризмом и предоставить независимые полномочия для нанесения ударов по талибам, «Аль-Каиде» или другим террористам групп.

Маккейн также сказал, что США должны обеспечить долгосрочное соглашение с Афганистаном о «прочном» военном присутствии там и должны начать налагать санкции на соседний Пакистан в качестве наказания за укрывательство этой страны повстанцами и террористами.

Г-н Маккейн сказал, что разочарован и президентом Бараком Обамой, и президентом Трампом, и устроил им порку.

Маккейн, как председатель комитета, будет руководить дебатами, что даст ему шанс заставить Сенат проголосовать за его поправку.

… Маккейн сказал, что США сейчас «теряют» в Афганистане и должны ставить стратегические цели и обновлять тактику, чтобы вернуть себе верх.

Затем увольняют Бэннона:

 

 

 

Афганский трек Бэннона (версии,
имеющиеся в открытой печати)

Версия №1

Макмастер кардинально расходится во взглядах[7] со Стивом Бэнноном

... В середине июля они открыто выступили друг против друга на ставшим широко известном политическом совещании по Афганистану, в ходе которого Макмастер выступал за расширение присутствия США, а Бэннон наставил на масштабном выводе войск.

Версия №2

Дискуссия по Афганистану (в которой Бэннон выступал за сокращение[8] регулярных воженных сил США и за использование ЧВК в качестве замены военных) является своего рода «уменьшенной версией» более крупных философских дискуссий между Бэнноном и внешнеполитическим «истеблишментом», в том числе начальником штаба Белого Дома Джоном Келли, Макмастерлм, Мэттисом и Тиллерсоном.

 

И вот мы имеем доктрину по Афганистану – увеличение численности военного контингента и «ястребиная» риторика в отношении Пакистана.

Судя по имеющимся материалам, цели в Афганистане у США две:

Политическая

Экономическая

«Ястребы»


В свете перехвата повестки цель Вашингтона над Афганистаном – стратегическим регионом Евразии («сердцем Евразии»), ну а дальше по сэру Альфреду Маккиндеру.

 

Трамп – возможность отыграться за перехват повестки «ястребами»:

 

своей речью Трамп заложил основу[9] для обвинения генералов, если он решит спасти ситуацию через год или два.

 

«Ястребы»

Сохранение контроля над производством опиума

Трамп:

Недавно Трамп привел исследования[10], в которых показано, что Афганистан обладает природными ресурсами не менее чем на 3 трлн долл. в, что более чем в 4 раза превышает 714 млрд долл., выделенных США на расходы для военные нужд и на реконструкцию с 2001 г.. Как сообщал CNBC 19 августа, «Трамп ищет военную победу в Афганистан, но американские усилия а Афганистане могут получить еще и финансовую выгоду. Афганистан обладает редкими минералами, важными для промышленного производства, включая медь, золото, уран и ископаемое топливо ... »[d]

Но одно дело логика намерений Трампа, а другое логика обстоятельств:

1)       Афганистан – зона интересов еще и Евразии[e], того же Китая, как по линии геостратегии (известный читателям евразийский вектор «глобализма по-китайски» в виде инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП)[f], так и экономики [4].

2)       А что союзники?

Генсек НАТО всем сердцем приветствовал[11] новую стратегию Трампа по Афганистану,

тогда как

Европейские члены НАТО выразили скепсис[12]:

ФРГ заявила, что не торопится посылать дополнительный контингент в Афганистан (в настоящий момент в Афганистане находится 950 немецких военных);

Во Франции заявили, что окончательного решения принято не было: Париж мотивирует большой нагрузкой, которую он испытывает из-за миротворческих миссий в Африке (похоже на месть Трампу за его саботирование[13] выделения средств на миротворческую миссию в Африке, которую в Париже надеялись возглавить);

В Испании и Италии отказались комментировать;

Великобритания отрапортовала, что еще в июле увеличила свой контингент на 65 человек до 600. 

Кроме того, в этом свете у Берлина появляется шанс «отыграться» за новый пакет антироссийских санкций, больно бьющий по «любимой мозоли» ФРГ – ТЭК и нефтехимической промышленности:

Если Европа, т. е. «Тяжелая артиллерия» Старого континента, не поддерживает его новый план, то это может иметь решающее, усугубляющее влияние на его цели[14]
… Возможно, теперь настало время Трампа пожать руку Ангеле Меркель, поскольку она может быть ценным партнером в стране, которая победила Обаму и Буша
[g].

3) Собственно политические силы в самом Афганистане

3.1) Политическое руководство Афганистана («верные союзники» США) – формально евроатлантистский вектор:

Президент Гани[15]

(пуштуны)

Главный исполнительный директор
Абдулла Абдулла[16]
 
(таджики)

22 августа президент Ашраф Гани приветствовал новую стратегию Трампа в отношении войны в Афганистане. Гани сказал, что США продемонстрировали неизменную приверженность войне Афганистана против терроризма и стабильности в войне, разорванной войной.

В заявлении Гани высоко оценил подтверждение правительством Трампа поддержки правительства и народа Афганистана.

«Я благодарен президенту Трампу и американскому народу за их поддержку наших усилий по достижению нашей самообеспеченности в нашей совместной борьбе за освобождение региона от терроризма», - добавил он.

Он добавил, что новый акцент делается на укреплении Афганских военно-воздушных сил, удвоении численности афганских спецназовцев и углублении способности НАТО готовить, консультировать и оказывать помощь Афганским национальным силам обороны и безопасности.

… Правительство также высоко оценило акцент Америки на понимании безопасности в Афганистане в рамках более широкого регионального спектра.

Эта стратегия дополняла афганские инициативы, в том числе Кабульский процесс, стремясь вовлечь регион в совместное решение общих проблем безопасности.

Приветствуя новую стратегию президента США Дональда Трампа по Афганистану, главный исполнительный директор Абдулла Абдулла
22 августа заявил, что стратегия была завершена после консультаций с правительством единства Афганистана.

Выступая на пресс-конференции, Абдулла сказал, что новая стратегия США принесет большую пользу США, Афганистану и всем странам региона.

Он назвал стратегию США полезной для Афганистана и сказал, что новое окно возможностей должно использоваться для укрепления благого управления, вооруженных сил, системы и демократических институтов в стране.

... Абдулла сказал, что региональные аспекты были рассмотрены в новой стратегии США, и это принесет пользу и региональным странам.

 

 

Кажется, что все в порядке: поддержка США обеспечена. Но! важно напомнить читателям о «спектакле», поставленном политическим руководством Афганистана и Карзая … с Пакистаном:

 

Гани

Карзай + Абдулла

Президент Афганистана Гани отклонил предложение главы службы межведомственной разведки Пакистана[17] и некоторых парламентариев  посетить Исламабад. Об этом в интервью «Би-би-си» заявил его пресс-секретарь. «Я не намерен посещать Пакистан до тех пор, пока стоящие за терактами в Мазари-Шарифе и нападением на Американский университет в Кабуле не будут переданы официальному Афганистану». Подтверждение от самого Гани пока не поступало.

Экс-президент Афганистана Хамид Карзай и министр иностранных дел Абдулла Абдулла скоро прибудут в Исламабад[18], и процесс диалога будет возобновлен, надеется спикер Национального собрания Пакистана Аяз Садык.

Мало того, политическое руководство Афганистана (после достаточно жесткого заявления РФ по Пакистану (о чем речь пойдет ниже)) стало резко искать «точки соприкосновения» с РФ:

Посол Афганистана в РФ Абдул Каюм Кочай[19]: «Мы хотели бы, чтобы Россия также помогла афганцам в достижении безопасности и мира в Афганистане ... Мы хотим, чтобы отношения с Россией были очень хорошими, несмотря на то, что на протяжении всей истории были проблемы». «Мы хотели, чтобы американские войска и войска других западных стран, которые имеют тесные отношения с Афганистаном, давно покинули Афганистан. У нас сейчас очень мощные войска. Они борются с терроризмом, против талибов, против ДАИШ. Мы можем сделать это".

Это тот самый Кочай, который в начале этого года, мягко говоря, нелицеприятно[20] отзывался[h] о российском присутствии и влиянии в Таджикистане.

Уже не все гладко…

3.2) Хамид Карзай (евразийский вектор Афганистана):

С одной (тактической) стороны, Карзай как пуштун[i] приветствует решение США об усилении давления на Исламабад, но с другой (стратегической) выступает против:

Бывший президент Хамид Карзай назвал[21] позицию США в отношении Пакистана поворотным моментом, но осудил Америку, акцентирующую внимание на войне вместо мира.

… В заявлении бывшего офиса президента Афганистана Карзая говорится: «Стратегия отдает приоритет войне вместо мира, который является первоначальным и основным требованием Афганистана. Мы выступаем против этой позиции США и осуждаем ее.

Карзай сказал, что афганцы требуют устойчивого мира и стабильности в стране и в регионе, а не расширения и разжигания войны и продолжения убийств и разрушений.

Вместо этого США должны предпринять усилия для прекращения войны в Афганистане и в регионе посредством диалога, переговоров и мирных шагов.

В заявлении говорилось, что единственным хорошим моментом в новой стратегии было признание США своих прошлых ошибок и нарушение молчания в отношении безопасных убежищ в Пакистане.

«Единственной знаковой частью этой стратегии является то, что США признают свои старые ошибки и заявляют, что не будут молчать о существовании в Пакистане укрытий для террористов. Хотя мы неоднократно слышали об этом от бывших правителей США[22], но надеемся, что на этот раз США выполнит свои изречения».

Важно: клан Папалзай, к которому принадлежит Карзай, считается не менее влиятельным среди пуштунов, чем клан, к которому принадлежит Гани.

Резюме: В рамках афганской стратегии США лишись важнейшего «козыря» – единства «пуштунской карты».

3.4) Настроения среднестатистических жителей Афганистана[23]:

Сторонники стратегии США

Противники стратегии США

Некоторые афганцы приветствовали и поддержали новую стратегию США как полезную для Афганистана.

Активистка Масума Мохаммади поддержала новую стратегию и сказала:
«Я, как гражданин этой страны, считаю, что пункты, упомянутые в новой стратегии США, важны, и я думаю, что эти моменты более позитивны по сравнению с прошлым, особенно в отношении Пакистана, злоупотреблявшего антитеррористическими фондами в течение многих лет».

Она надеется, что США также останутся приверженными борьбе с терроризмом.

Абдул Кадир Ками (политический эксперт в западной провинции Герат) также приветствовал новую стратегию США против терроризма и Пакистана.

«Президент США предупредил Пакистан о поддержке боевиков «Талибана»; эти слова, отличные от бывших президентов США, уменьшат власть талибов и, наконец, заставят их присоединиться к мирному процессу», - считает он.

Шамсуддин Хамид (тренер Учебного центра учителей Панджера), сказал, США не оставят Афганистан в одиночку.

«Стратегия США - хорошее послание для Афганистана, мы считаем, что больше войск в Афганистане может помочь улучшить нашу безопасность», - сказал он.

Ряд афганцев в разных провинциях страны выступили против новой стратегии США в отношении Афганистана и заявили, что присутствие иностранных войск в стране продлит конфликт.

Ахмад Султан (житель Джалалабада – столицы восточной провинции Нангархар) сказал, что присутствие американских войск в Афганистане не отвечает интересам страны.

… Али Джавади (преподаватель политологии в Университете Бамиана) сказал: «Трамп больше фокусируется на борьбе с террористами и «Талибаном», чем на том, чтобы сделать что-то для афганского правительства. Афганцам не следует оптимистично относиться к таким стратегиям, поскольку США не намерены улучшать управление в Афганистане».

Баряли Гафари (гражданский активист в западной провинции Фарах) сказал: «США преследуют лишь собственные интересы, а афганцы ежедневно становятся свидетелями кровопролития и убийств, все это связано с их зловещими планами».

Он сказал, что США не хотят выводить свои войска из Афганистана, потому что хотят оставаться активной сверхдержавой в мире.

 

Тоже единства нет.

Таким образом, политикум и социум Афганистана не является базой для эффективной имплементации новой афганской стратегии США.

Ну а что талибы – этот «главный злодей» в Афганистане? После объявления Трампом планов по Афганистану уже второй ультиматум:

... 22 августа представитель «Талибана» Забиулла Муджахид сказал[24], что Афганистан станет «кладбищем» для США, при этом отклонив стратегию Трампа как смутную и предлагающую «ничего нового».

«Если Америка не выведет войска из Афганистана, скоро Афганистан станет еще кладбищем этой сверхдержавы», - сказал он.

... Один высокопоставленный командир талибов сообщил агентству AFP, что Трамп увековечил «высокомерное поведение» предыдущих президентов США, таких как Джордж Буш-младший.

«Он просто растрачивает американских солдат. Мы знаем, как защитить нашу страну. Это ничего не изменит.
«В течение многих поколений мы сражались с этой войной, мы не боимся, мы свежи, и мы продолжим эту войну до нашего последнего вздоха».

Корреспондент Al Jazeera Дженнифер Гласс, работающая в Кабуле, сказала, что «Талибан» очень жестко отреагировал на речь президента. «Талибан дал понять, что они намерены продолжать борьбу с врагом и, в свою очередь, дают США пространство для маневра.

«И президент Буш, и Обама заявляли, что будут бороться с« Талибаном »... но пока неясно, сможет ли план Трампа дать какие-либо другие результаты.

«Афганское правительство очень оптимистично относится к новой стратегии, но, поскольку мы не знаем специфики, мы не знаем, что Трамп планирует делать по-другому».

Наиболее подробную информацию о предупреждении талибов в адрес Трампа дал катарский телеканал
AlJazeera:

Помним:

1) Штаб-квартира «Талибана» находится в Дохе;

2) После сближения Катара с ИРИ на фоне санкций КСА и ее союзников «Талибан» стал «конструктивнее». А что имеем сейчас: наблюдается сближение Катара с РФ[j], а это уже, как говорится, «повышение ставок».

Подтверждением же того, что новая «Большая игра» идет на повышенных ставок, можно считать не только неутешительные прогнозы достаточно авторитетных американских изданий:

TheDiplomat[25]

В лучшем случае дополнительное присутствие войск и более высокие темпы бомбежек помогут афганскому правительству вернуть некоторые территории, которые они уступили движению «Талибан» в последние месяцы.

Новая стратегия  – это старое вино в новой бутылке, и оно может содержать яд.

Когда наступит это время, человек, объявивший корпоративное банкротство четыре раза, может решить подать заявку на активизацию Главы 11, на этот раз относительно Афганистана.

NationalInterest[26]

 

С самого начала Трамп указывал, что его собственный инстинкт – это «выход» [из Афганистана].Его цель состояла в том, чтобы объяснить, почему он передумал. Он узнал на новые моменты. В условиях ухода Америки Плохие «амигосы» могли снова взять власть в Кабуле.

В сухом остатке: он подчинился генералам, которые, как и Трамп, не хотят, чтобы на них вешали вину за поражение.

… …То, что предлагает Трамп, - это Обама. Или, если хотите, новая версия плана борьбы с терроризмом Джо Байдена.

 

Но (что главное и наиболее настораживающее) и нарратив главного печатного органа Республиканской партии[27]:

Дональд Трамп решил не проиграть войну в Афганистане

... Он отказался от обещания кампании, чтобы избежать проигрыша в войне.

... теперь он хочет укрепить Афганистан, ослабить правила участия в боевых операциях, которые мешали американским войскам и подрывали моральный дух, а также оказать «доброжелательное давление» на Пакистан, заставив его действовать против талибов талибами как союзника, а не врага.

... Изменение отношения Трампа является значительным, и это сигнал нашим противникам. Американские президенты, столкнувшись с реальностью, всегда занимали более жесткую позицию. Еще один американский президент сказал «нет» очередному Сайгону. Он сказал «нет» очередной капитуляции. Американцы могут и должны дышать легче: президент Трамп не будет президентом, проигравшим эту войну.

в котором явственно прослеживаетсяидеологема та же, что и при Обаме: «Не проиграть». Создается впечатление, что это – стилистический прием литота: когда отрицание используется с целью сокрытия своей истинной интенции.  Республиканская партия  не разделяет «ястребиную позицию», навязанную Трампу «ястребами»,  а лишь пытается изобразить хорошую мину при плохой игре? Если так, то афганская стратегия США таит в себе серьезные угрозы для ее авторов и (что главное) имплементаторов.

Важным компонентом афганской стратегии США является «ястребизация» позиций США в отношении Пакистана[k]. Мы уже рассматривали тему Пакистана в контексте противостояния США с Большой Евразией [2], отмечая, что Пакистан – это не столько цель, сколько цель как средство воздействия на Поднебесную: Пакистан наряду с Мьянмой является «точкой обхода» Малаккского пролива – единственного природного прохода из омывающих Китай морей в Индийский океан.

В Пакистане удар ожидаемо наносится по известной читателям «Лини Дюранда» – афгано-пакистанской границе.

Аргумент США: Афганское правительство не признает[28] Линию Дюранда

Скажем так, не столько «афганское правительство», сколько антипакистанские элиты, в основном пуштуны.

С причинами этого мы знакомили читателей:

1)       В провинциях Пакистана, граничащих с Афганистаном, проживают иранские народы пуштуны и белуджи, которые в Пакистане относятся к категории политически и экономически ущемленных преимущественно «индийскими» народами Пакистана;

2)       Нестабильная ситуация с т.з. безопасности из-за деятельности вблизи афгано-пакистанской границы международных террористических организаций, в частности «Аль-Каиды» и запрещенной в РФ ДАИШ.

Поэтому удар по Пакистану ведется по двум направлениям:

Для «внутреннего пользования:
идеологема «Линия Дюранда» –
разделенный афганский (читаем, пуштунский) народ[l]

Для «внешнего пользования»:
идеологема «Пакистан – ИГИЛ –
укрывание террористов»

Если белуджийский вопрос в целом решается Пекином (см. ниже), то с пуштунским вопросом в Пакистане пока сложно. Меры принимаются:

Генерал армии Камар Байва[m] подтвердил[29], что придание важности Федеральноуправляемых территорий племен (ФУТП) имеет важное значение для установления долгосрочного мира в регионе.

«Нашей целью в настоящее время является преобразование наших оперативных достижений в ФУТП в прочный мир и стабильность, для которых очень важно интегрировать ФУТП с помощью реформ», - заявил глава армии в интервью Inter-Services Public Relations (ISPR). «Пакистанская армия полностью поддерживает все усилия в этом направлении».

... Федеральное правительство в марте одобрило рекомендации комитета по реформированию ФУТП, которые, помимо прочего, предусматривают слияние ФУТП с прилегающей к ней Хайбер-Пахтунхва в течение следующих 5 лет[n].

... Начальник армии сказал, что племенные братья позволили своим силам безопасности добиться успеха во время операций, и теперь настало время для них жить бесстрашной и качественной общественной жизнью как граждане Пакистана.

«Пакистанская армия продолжит свои усилия по консолидации достижений, достигнутых к настоящему времени», - говорится в заявлении представителей средств массовой информации, добавив, что «армия стоит со всеми другими институтами, чтобы избавить Пакистан от угроз, замедляющих его прогресс и процветание».

но явно недостаточные, чем местные пуштунские элиты и пользуются:

Пуштунский лидер Махамуд Хан Ачакзай сказал[30], что не позволит никому преследовать афганских беженцев на его «собственной земле». Он прямо сказал, что провинция Хайбер-Пахтунхва принадлежит афганцам, и они могут жить там без страха и раздражения.

«Если афганцев преследуют в других частях Пакистана, они должны приехать сюда в провинцию Пахтунхва, где никто не может попросить у них карты беженцев, потому что о также принадлежат им», - сказал Ачакзай, возглавляющий партию Пахтунхва Милли Авами.

«Кабул и Исламабад должны проявлять особую осторожность, чтобы разрешить конфликт вокруг пограничного перехода Торкхам. В противном случае они должны оставить вопрос США и Китаю, и они разрешат его в течение двух недель», - сказал он корреспонденту «Радио Ашна».

Военизированные формирования Пакистана пытались перекрыть переход, что привело к столкновению между афганскими и пакистанскими силами. Во время боевых действий обе стороны понесли потери.

«Торкхам и принудительная репатриация афганских беженцев - это два отдельных вопроса. Это не только вызвало обеспокоенность у официальных лиц в Афганистане, но и затронуло интересы пуштунских лидеров», - добавил он.

После напряженности в Торкхаме Пакистан заставил афганских беженцев покинуть страну.

Усиление давления на афганских беженцев не является чем-то новым, поскольку в прошлом Пакистан был также враждебен для беженцев, где большое число афганских беженцев возвращалось домой, чтобы избежать притеснения со стороны Пакистана. Кроме того, афганские беженцы были задержаны и содержались под стражей в течение нескольких дней без совершения преступлений.

Согласно отчету ООН[31], террористическая группировка ИГ привлекает «партнеров» в Афганистане и «аутсорсит» террористические нападения пакистанским подразделениям, таким как Лашкар-и-Джангви и Джамаат-уль-Ахрар, и Терикан-талиба. 20-й доклад Группы по аналитической поддержке и наблюдению за санкциями был представлен в Комитет по санкциям Совета Безопасности ООН.

В отчете говорится, что в Южной Азии основное ядро ​​Аль-Каиды продолжает конкурировать с ИГ за господство над террористическими группами в регионе.

В докладе говорится, что нынешний лидер «Аль-Каиды» Айман аль-Завахири (как полагают) «по-прежнему находится в пограничном регионе Афганистана и Пакистана.

... В докладе говорится, что основное ядро ИГ продолжает финансировать группировки в Афганистане, отмечая, что иногда финансовые потоки являются надежными, а иногда они сухими.

 

 

Изюминкой афганской стратегии США в отношении спарки Пакистан-Китай является попытка розыграть «индийскую карту»:

Трамп … сделал открытое приглашение к участию Индии[32], по крайней мере, в рамках экономической помощи Афганистану.

Более активное участие Индии будет таить опасения в отношении стратегического окружения Пакистана.

Однако вышеуказанные шаги и интенции являются лишь логикой намерений. Какова же логика обстоятельств?

Афганская стратегия США выглядит грозно, но, как говорится, «не на того напали»: Пакистан – это мощный региональный игрок, а главное – это точка пересечения интересов евразийских геополитических акторов.

Именно этим и объясняется довольно жесткая ответная реакция Пакистана на заявления США:

 

«Голубиная» логика намерений[33]

«Ястребиная» логика обстоятельств

«Консультации на высшем уровне пришли к выводу, что Пакистан не будет поддаваться никаким американским давлениям или требованиям», - сказали источники, добавив, что высокопоставленные федеральные власти высказали свои оговорки.

... По словам источников, Пакистан сказал послу США Дэвиду Хейлу, что Исламабада не зависит Вашингтона ни в отношении своей системы обороны, ни в экономике, и что ему не нужна американская финансовая помощь.

Источники также сообщили, что Исламабад разработал собственную стратегию борьбы с новой стратегией США. Пакистан, по их словам, предупредил США о возможном выходе из процесса афганского примирения, если Вашингтон не изменит свой подход.

На уровне дипломатии[34]:

Пакистан немедленно отложил запланированный визит в Вашингтон министра иностранных дел Хваджи Асифа. Посол США в Пакистане Дэвид Хейл, ранее, 14 августа, адресовавший вежливый призыв к Асифу, передал ему заявление госсекретаря США Рекса Тиллерсона о встрече для обсуждения состояния двусторонних отношений и новой политики по Южной Азии. Приглашение было принято, но дата не была установлена. Между тем, Пакистан также отложил запланированный визит спецпредставителя США по Афганистану и Пакистану Элис Уэллс.

 

На уровне постановления Сената[35]:

30 августа Сенат единогласно утвердил «Первоначальный ответ на заявление президента США по афганско-юго-азиатской политике», сформулированный после двух дней обсуждений в верхней палате.

Представляя новую политику Америки в отношении войны в Афганистане, Трамп на прошлой неделе раскритиковал Пакистан за «покерывательство хаоса, насилия и террора». … Первоначальный ответ включает немедленные и долгосрочные шаги, которые должны быть предприняты правительством после замечаний Трампа.

Первая часть направлена ​​на то, чтобы правительство передало обеспокоенность Пакистана и его народа Соединенным Штатам и обязало министра иностранных дел представить в Вашингтон отчет с целью чтобы информировать о вкладе и жертвах страны в «войне против террора», ,

… В резолюции также отмечается, что на каждом углу следует подчеркивать, что Индия не может быть «нетто- поставщиком безопасности» в Южной Азии, учитывая ее враждебные отношения со всеми соседями, военную эскалацию в Афганистане, как того требуют США.

 

А вот и реакция партнеров Пакистана:

КНР

РФ

28 августа специальный посланник Китая по делам Афганистана (должность, эквивалентная послу) Дэн Сицзюнь подтвердил[36] постоянную и твердую поддержку Пекином приверженности Исламабада делу и усилиям в интересах мира и стабильности в Афганистане.
... Китайский чиновник высоко оценил вклад Пакистана и его жертвы в борьбе с терроризмом. «Усилия Пакистана по ликвидации бедствия терроризма должны быть полностью признаны международным сообществом».

Спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов настаивает на том, что «в рамках ведения переговоров Исламабад является «ключевым региональным игроком».

«Оказание давления на Пакистан может серьезно дестабилизировать общую ситуацию регионе в области безопасности и привести к негативным последствиям для Афганистана», - сказал[37] Кабулов 22 августа изданию Afghanistan Daily.

Примечание наше: именно после этого заявления посол Афганистана в РФ озвучил «голубиный» призыв к РФ.

 

В самом же Пакистане ведутся работы по упреждению белуджийской и пуштунской проблем:

Упреждение белуджийской проблемы
(«китайская карта»)

Упреждение пуштунской проблемы

1) Богатая ресурсами провинция Белуджистан хочет[38], чтобы китайские компании начали стремительно развивать ее горнодобывающую промышленность, включив этот сектор в инициативу Пекина «Один пояс, один путь» (ОПОП), сказал высокопоставленный чиновник министерства горнодобывающей промышленности Белуджистана.

Добыча полезных ископаемых является глубоко спорным вопросом в Белуджистане, где многие местные жители недовольны тем, что провинция остается беднейший в Пакистане, несмотря на огромные запасы полезных ископаемых.

Белуджистан имеет значительные запасы природного газа, но крупномасштабная добыча не удалась. Иностранные фирмы сторонятся Белуджистана из-за  опасений по поводу безопасности и громкого судебного разбирательства с канадским BarrickGold и чилийским Antofagasta из-за RekoDiq – одного из крупнейших в мире неразвитых золото-медных рудников Белуджистана.

Салех Мухаммад Балоч (ведущий чиновник министерства горнодобывающей промышленности Белуджистана) сказал, что план заключается в том, чтобы китайские компании, выбранные Пекином, объединились с местными фирмами для добычи мрамора, хромита, известняка, угля и других полезных ископаемых и создали сталелитейные и другие заводы.

«Они придут в качестве партнеров и будут технически поддерживать нас», - сказал Балоч.

2) Бывший президент Пакистанской народной партии Белуджистана Мир Садик Али Умрани сказал[39], что восточный Белуджистан полностью игнорируется в проекте Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК).

... Подчеркивая систему орошения каналов как характерную особенность региона, он сказал: «Восточный Белуджистан играет важную роль в сельскохозяйственном секторе провинции».

Важно! данный проект имеет колоссальное значение для Южной Азии в целом: восточный Белуджистан граничит с иранским участком исторического региона Белуджистан. Зимой этого года сообщалось, что именно в этой части Белуджистана имелдо место повторное возникновение  риска усиления религиозного экстремизма[40]. В частности отмечалось, что в пакистанском Белуджистане активизировалась суннитская террористическая группировка «Лашкар-э-джангви», известная своими карательными операциями против шиитов. Кроме того, белуджи в с/х регионах Белуджистана крайне религиозны: из-за неуверенности в возможности развивать с/х фермеры демонстрируют тенденцию еще большего склонения к религии. «Люмпены»-белуджи также очень религиозны, поскольку не обладают никакими видами активов. В результате они имеют склонность к насилию.

В свете предстоящей избирательной реформы пакистанские провинции
Хубер-Пахтунхуа и Белуджистан могут получить[41] 5 и 2 дополнительных мест в федеральном парламенте Пакистана
. В то же время провинция Пенджаб может лишиться 7 мест. Это связано с последней переписью населения в Пакистане, которая «показала», что население провинций Пенджаб и Синдх «снизилось», тогда как население Хубер-Пахтунхуа и Белуджистана выросло. «Иранские» (притесняемые) провинции получают места за счет небольшого ущемления прав «индийских» (привилегированных) провинций: Пенджаб сохранит 148, а Синдх – 61 место.

Однако такие результаты не устраивают уже «индийских» конкурентов Пенджаба – политические силы из провинции Синдх.

29 августа Народная партия Пакистана (правящая партия в Синдхе) отклонила результаты переписи[42]. В политическом заявлении правительство Синдха объявило, что созовет конференцию всех партий по этому вопросу.

Министр по делам парламента провинции Синдх Нисар Ахмед Хухро в заявлении отметил, что федеральное правительство показало, что население Синдха меньше, чем на самом деле. «Это направлено на сокращение доли Синдха в Национальной финансовой комиссии, а также в национальных и провинциальных ассамблеях, а также сокращение рабочих мест в федеральных государственных службах», - сказал он, добавив, что правительство Синдха не примет этот заговор.  Ранее националистические партии в Синдхе также утверждали, что численность населения провинции было преднамеренно занижено, чтобы получить политический импульс. В то же время лидер Движения Муттахида Кауми [крупнейшая оппозиционная партия в Индии, имеющая особо сильные позиции в Синдхе] заявил, что, Синдх (по его словам[43]) не досчитался 10 млн человек., добавив, что оспорит результаты опроса в суде.

 

Тем не менее, поскольку ситуация с безопасностью в Пакистане напрямую связана с геостратегическими интересами КНР, попытки дестабилизировать Исламабад посредством этнополитического вопроса представляется нам маловероятным, особенно в свете сообщений о том, что проект «Китайско-пакистанского экономического коридора» начал приносить первые дивиденды:

10 августа посол Китая в Пакистане Сун Вэйдун заявил[44], что проекты в рамках КПЭК, начатые в 2015 г., вступили в стадию «раннего сбора урожая».

... Он сказал, что из всех проектов с общей стоимостью инвестиций в размере 18,5 млрд долл. США, связанных с энергетикой, 5 уже построены.

... Он [Вэйдун] добавил, что скорость завершения проекта по строительству угольной ТЭС в Сахивале была рекордной, и ожидается, что завершение всех
11 энергетических проектов добавит около 11 000 мегаватт электроэнергии в национальную сеть.

Кроме того, дипломат назвал строительство дорожной сети еще одной жизненно важной областью инвестиций, поддержание Каракорумского шоссе[o], а шоссе Пешавар-Карачи откроет транспортные артерии в Пакистане, которые будут эффективно стимулировать экономическую жизнеспособность.

... Посол сказал, что социальные последствия стали еще одной новой областью: около
60 тыс. пакистанских рабочих уже были устроены на работу китайскими предприятиями под эгидой КПЭК и помимо нее.

Это первое.

Второе. Ставка США на Индию (на самом деле не столько против Пакистана, сколько против КНР) является провальной, поскольку на 3 основных направлениях в Азии и Африке Нью-Дели существенно проигрывает Пекину:

Битва за Монголию[45]

«Надежность» по-прежнему является главной проблемой Индии. На той же встрече, где Индия предлагала новому президенту Монголии сотрудничество по широчайшему спектру (от обороны до торговли), Баттулга немедленно напомнил послу Индии, что Индия до сих пор не выделила Монголии кредит в 20 млн долл., обещанный еще 8 лет назад. Баттулга не против работы с КНР, в том числе в рамках инициативы ОПОП (в ходе избирательной кампании призывал пересмотреть роль КНР как де-факто единственного крупного потребителя горнодобывающей промышленности Монголии).

Битва за Непал

1) Разрушительное землетрясение в Непале обнажило еще один аспект индо-китайских[46] отношений: региональное соперничество за сферы влияния в регионе Южной Азии. Сам Непал – типичный «политико-цивилизационный фронтир» между двумя цивилизациями и центрами силы: его политикум представлен проиндийским «Непальским конгрессом» и прокитайской Коммунистической партией Непала (маоисты), которые после политического кризиса и одновременно конфликта с военными элитами 2013 г. находятся в оппозиции. Для Индии Непал является, с одной стороны, важной «буферной зоной» с китайским Тибетом, особенно в свете Китайско-индийской пограничной войны 1962 г., а с другой – «стратегической глубиной» с расширения своего политического влияния в регионе Южной Азии. Тем не менее, несмотря на всю значимость Непала для Индии Индия явно проигрывает Китаю битву «за сердца и умы» непальцев: во-первых, в этом году премьер-министр Индии посетил Непал впервые за последние 17 лет, а во-вторых, Моди пообещал лишь «утереть слёзы всем пострадавшим непальцам», а Китай заявил о готовности выделить на восстановительные работы 3,3 млн. долл. (финансовая дипломатия работает «как часы»). Кстати, стоит отметить, что к желающим помочь Непалу материально решили присоединиться и США, правда их помощь в 3 раза меньше китайской.

 

Для сравнения: индийские миллионеры выделили Непалу лишь 468 тыс. долл.[47]

 

2) Во время восстановительных работ после землетрясения 2015 г. Катманду (по сообщениям) предупредила индийских спасателей не совершать[48] облет со стороны китайской границы; также Катманду отклонила помощь Тайваня.

Помимо политического руководства страны КНР поддерживает связи с непальскими элитами.

 

3) Авиакомпания Himalaya Airlines (совместное непальско-китайское предприятие)
1 сентября совершила свой первый рейс[49] из Катманду в город Даммам в Саудовской Аравии.

Даммам является третьим местом назначения для единственной действующей в Непале международной авиакомпании после Дохи и Дубай.

… В заявлении для прессы компания указала, что это первая и единственная непальская авиакомпания, которая будет осуществлять прямые рейсы между городами, удовлетворяя высокому спросу на авиаперевозки, особенно непальских рабочих-мигрантов.

Битва за Среднюю Азию и Восточную Африку[50]

Наконец третье. У самой Индии есть «Ахиллесова пята», одновременно являющаяся рычагом для Пакистана. Речь идет о контролируемой Индией части региона Джамму и Кашмир:

В интервью BBC Urdu отставной индийский генерал Хода признал[51], что Пакистан имеет широкую поддержку в Джамму и Кашмире.

... Генерал Хода также признал широко распространенное негодование против Индии и ее армии среди населения Кашмира. «Это серьезная головная боль. Проведение военной операции [Кашмир] стало серьезной проблемой », - сказал он.

Сильно вооруженные боевики вошли в лагерь в южном городе Пулвама 26 августа, открыв огонь по охранявшим его полицейским, сказал генеральный директор полиции С.П. Вайд
По мере того, как боевые действия начали разгораться, сотни жителей, в основном молодые люди, выходили на улицы в Пулваме в знак солидарности с повстанцами[52], требуя прекратить господство Индии над Кашмиром и скандируя проповстанческие лозунги.
Антиндийские настроения распространяются среди преимущественно мусульманского населения Кашмира, и большинство людей поддерживают повстанцев.

Пакистанским «пряником» для контролируемой Индией части региона Джамму и Кашмир является особый статус региона Джамму и Кашмир, контролируемого Пакистаном (Азад Кашмир и Гилгит-Балтистан): это самоуправляемые территории, де-факто имеющие более широкие полномочия, чем провинции Пакистана и Федеральноуправляемая территория племен, тогда как контролируемая Индией часть региона Джамму и Кашмир имеет статус штата, ничем не отличающегося от других штатов.

Поэтому для США и, прежде всего, для Индии очередной виток конфликта с Пакистаном/КНР может оказаться далеко не самой «выгодной сделкой»[p]…

Такова логика обстоятельств. Вероятно, в администрации Трампа это начали понимать, поскольку стали появляться первые признаки отыгрыша «ястребиной» риторики США в отношении Пакистана:

После того, как Пакистан выразил серьезную озабоченность в связи с недавними обвинениями президента США в том, что Исламабад предоставляет убежища боевикам, члены администрации Трампа сообщили Исламабаду через «кулуарные контакты», что Вашингтон хочет сохранить с ним отношения.

Федеральное правительство получило это сообщение после того, как федеральные власти начали рассматривать свою политику в отношении США.

Источники сообщили[53], что США хотели поддерживать свои связи с Пакистаном на сбалансированном уровне и были готовы обратиться к Пакистану через диалог.

В Исламабаде тут же грамотно превращают это в свою победу:

Пакистан, с другой стороны, настаивает на том, что администрация Трампа должна дать ясный сигнал об изменении своей новой политики до того, как она вступит в дальнейшие переговоры с США.

Но это еще не все. После «источников» появилась и официальная информация очень высокой пробы:

31 августа США дали дипломатический импульс с целью успокоить растущее негодование в Пакистане по поводу их новой стратегии в отношении Афганистана, поскольку теперь выяснилось, что президент Дональд Трамп не обвинил Пакистан в неудачах в Афганистане.

... Значительный прогресс имел место во время встречи посла США Дэвида Хейла[54] и советника по национальной безопасности генерал-лейтенанта (в отставке) Насера ​​Хан Джанджуа.

... Уточняя американскую позицию, американский посланник сказал, что пресса в свойственной ей манере представила стратегию по частям, а не интерпретировала ее в целом.

Он утверждал, что президент Трамп не обвинял Пакистан в неудаче в Афганистане.

Было также неправильно предполагать, что стратегия США рекомендовала чисто военное решение, или что взаимодействие с Пакистаном было исключено.

Военная стратегия, по его словам, была всего лишь частью политики, которая поддерживала политическое решение.

Стратегия, добавил Хейл, поддержала роль региональных стран в мирном урегулировании, где важную роль сыграла Исламабад.

Он сказал, что США думают о том, чтобы возродить в Афганистане и ускорить инициативу четырех стран и процесс «6 + 1», где Пакистан будет играть ведущую роль. «США признали жертвы Пакистана в войне с террором и надеялись, что он продолжит играть свою совместную роль».

Посол также пояснил, что дополнительные войска в Афганистане будут развернуты в качестве инструкторов вооруженных сил Афганистана. «Усиленные полномочия по принятию решений, предоставленные командирам, означают быстрые действия против всех террористических групп, в том числе ТТП [Тэхрек-э-Талибан Пакистан], которые являются врагами Пакистана», - сказал он.

Царским подарком для спарки Пакистан-КНР стало лимитирование роли Индии в афганском вопросе:

Что касается роли, предусмотренной для Индии, американский посланник сказал, что его правительство осознает чувства в Пакистане по этому вопросу и готово сыграть свою роль в снижении напряженности между двумя соседями. Далее он пояснил, что роль Индии предусматривается только для экономического развития.

Появляются все новые свидетельства того, что «Пакистнкий вопрос» сворачивается, продержавшись в «ястребином» нарративе Трампа чуть более недели. Дипломаты США продолжают отыгрывать, намекая на «изменение пакистанской политики США»:

Очень надежные источники сообщили[55] изданию Daily Express, что администрация США приступила к рассмотрению вопроса о том, как скорректировать афганскую политику так, чтобы успокоить негодование Пакистане и рассмотреть его возражения. И то же самое было передано в Исламабад по дипломатическим каналам.

Спешит с отыгрышем и президент Афганистана Ашраф Гани:

В попытке успокоить гнев Пакистана на заявление президента США Дональда Трампа, связанного с его новой региональной политикой, президент Афганистана Ашраф Гани заявил[56]1 сентября, что «мир с Пакистаном – наша национальная повестка дня».

... «Наши региональные инициативы с соседями начинают давать существенные дивиденды для сотрудничества. Однако исключение - с Пакистаном », - сказал афганский лидер во время своего выступления на саммите НАТО.

... «Отсюда у меня есть сообщение для Пакистана: мы готовы к всеобъемлющим политическим переговорам. Мир с Пакистаном находится в нашей национальной повестке дня », - сказал он, обращаясь к политической элите и журналистам в Президентском дворце.

Причем не просто спешит, а предлагает[57] реанимировать региональную дипломатическую площадку с участием Пакистана – Афганистан, Пакистан США, КНР:

Источники сообщают, что изменение в политике президента Гани, ранее отказавшегося от сотрудничества с Пакистаном после вспышки насилия талибов в его стране, находит полную поддержку в администрации Трампа.

Из этого можно сделать заключение, что «пряник» Пакистану и (особенно) КНР, к чему Трампа призывают видные американские эксперты

TheDiplomat[58]: в Афганистане Китай, скорее, партнер[q], чем соперник

заключается в попытке вытеснить из решения афганского вопроса ИРИ и РФ, к чему так активно призывал[59] тактический союзник политического руководства – бывший глава моджахедов Афганистана Гульбеддин Хекматияр:

«Иностранные союзники афганского правительства не должны доверять «протегеранским и промосковским» элементам в стране».

Но и эта логика намерений натыкается на два очень неприятных для США обстоятельства:

1)       Сближение с Пакистана с США по афганскому вопросу затрудняется фактом ликвидации в 2016 г. верховного лидера «Талибана» муллы Мансура, который Пакистан весной этого года уже припоминал Вашингтону, в частности тем самым «ястребам», взявшим Трампа под контроль:

Советник премьер-министра по иностранным делам Сартай Азиз … в одном из интервью заявил[60], что усилия Пакистана по примирению в Афганистане дважды саботировались - объявление смерти муллы Омара и убийство муллы Мансура в результате удара БПЛА.

2) Важнейший визит главы Генштаба Пакистана в Душанбе:

28 августа начальник Генерального штаба армии Пакистана генерал Камар Джавед Баджва встретился с президентом Таджикистана[61] Эмомали Рахмоном. По данным Межведомственных связей с общественностью (ISPR), они обсудили вопросы региональной безопасности и единство позиций в отношении видения мира в Афганистане. Они также подтвердили важность диалога, регионального сотрудничества и поддержки инициатив, возглавляемых афганцами и афганцами.

Визит пакистанского высокопоставленного военного в Душанбе похож на попытку заручиться каналом связи и влияния на афганских таджиков, которые не только составляют 25% населения страны[r], но и являются вторым элементом «Северного Альянса» (СА) – союза узбеков и таджиков на севере Афганистана, которые ориентируются в целом на Москву.

Но главное – это наметившийся перехват повестки у США странами-членами БРИКС:

страны БРИКС впервые назвали дислоцирующиеся в Пакистане террористические группы «Лашкар-э-Тайба» (ЛэТ) и «Джаиш-э-Мохаммад» [s](ДжэМ) причиной насилия в регионе[62] и заявили, что все, кто поддерживает террористические акты, должны привлекаться к ответственности.

Это очень важный шаг, поскольку через буфер БРИКС к вопросу о нормализации системы безопасности в Афганистане можно подключать Индию в формате сотрудничества с КНР и РФ, одновременно получая рычаг влияния на Пакистан и максимально выводя США за скобки афганского вопроса.

 

Список использованной литературы:

I. Список работы автора по данной теме

  1. Бакалинский М. Пересмотр Линии Дюранда как единственный способ победить в войне с терроризмом. [Электронный ресурс]. – https://interaffairs.ru/news/show/17661 (Дата обращения: 04.09.2017).

  2. Бакалинский М. К вопросу о политической системе США, или снова о «позиции горцев». [Электронный ресурс]. – https://interaffairs.ru/news/show/17992 (Дата обращения: 04.09.2017).

  3. Бакалинский М. Сделка ОПЕК – плохая новость для американского газа и хорошая новость для СПГ. [Электронный ресурс]. – https://interaffairs.ru/news/show/16563 (Дата обращения: 04.09.2017).

  4. Бакалинский М. Кургызстан: точка пересечения интересов. [Электронный ресурс]. –http://pluriversum.org/news/analytics/kyrgyzstan_the_point_of_intersection_of_interests/ (Дата обращения: 04.09.2017).

II. Список источников иллюстративного и фактического материала



[a] Если ФБР Трамп смог подчинить, назначив на должность директора своего «человека», то ЦРУ, являющееся для него не разрешенной проблемой, в свете подписания Трампом указа о прекращении финансирования умеренной оппозиции в Сирии (в контрабанде оружия для которой он и обвинял ЦРУ) стало представлять для Трампа угрозу: Билль о войне США с Россией: Трампу уготовлена роль почтальона и марионетки.

[b] Подробнее см. в Приложениях.

[c] Правда, «Политбюро» игнорирует политический портрет Трампа: он просто «президент-бизнесмен», сколько «президент-руководитель приватной компании», поэтому результат не оставил себя ждать: «Я с радостью сообщаю вам о том, что только что назначил генерала Джона Келли главой аппарата Белого дома», — написал Трамп.

[d] Вопрос вопросов: как эти ресурсы будут доставляться на внешний рынок из Афганистана, не имеющего выхода к морю? Через Иран? Или может через «измененный» Пакистан? Снова все указывает на Линии Дюранда. Подробнее об афганской стратегии США в целом см. в Приложениях.

[e] Подробнее см. в Приложениях.

[f] Подробнее см. [2].

[g] Подробнее см. в Приложениях.

[h] В то же время другая часть его заявления содержала очень важный нюанс: Таджикистан — это маленькое государство, где проживают менее 5 миллионов человек, из которых один миллион — русские. В этой стране культура — русская, официальный язык — русский. Важность данного фрагмента заявления заключается в том, что Кочай указал на цивилизационную принадлежность Таджикистана: хотя де-юре он не входит в Евразийский экономический союз, де-факто Таджикистан принадлежит … к «Русскому миру».

[i] Антипакистанский компонент в (по крайней мере) вербальной составляющей позиции Гани и Карзая можно объяснить двумя причинами:

1) Пуштунские кланы в Афганистане борются с «Талибаном» за влияние над населением (именно пуштуны составляют основу талибов), а «Талибан» (согласно распространенной точке зрения) находит «убежище» в пограничных территориях Пакистана;

2) В глазах афганских пуштунов Пакистан как государство символизирует притеснение их этнических «родственников»: пакистанских пуштунов, а также белуджей: как мы отмечали в предыдущем исследовании, и пуштуны, белуджи относятся к «иранским» народам, тогда как в Пакистане политическая (а соответственно и экономическая) власть сосредоточена в руках «индийских» народов, сконцентрированных в провинциях Пенджаб и Синдх. 

[j] Россия рассчитывает в ближайшее время подписать с Катаром соглашение о военно-техническом сотрудничестве (ВТС), заявил посол России в Катаре Нурмахмад Холов. ... "Надеемся, что соглашение по ВТС также будет подписано в ближайшее время", - подчеркнул посол.

ВТС означает, что теперь безопасностью Катара может заниматься не только Турция; ВТС также означает усиление присутствия РФ на военных рынках Персидского залива, до недавнего времени считавшиеся «вотчиной» США и Великобритании.

[k] Ирония заключается в том, что после своего избрания президентом (но до официальной инаугурации) Трамп один из своих первых звонков сделал тогдашнему премьеру Пакистана Шарифу, что вызвало достаточно бурную реакцию (подробнее см. [2]).

[l] Похоже на подтверждение тезисов, выдвинутых нами в предыдущем исследовании о необходимости для Запада компенсировать провальные проекты Большой Суннистан и Большой Курдистан через попытку раскачать проект «Большой Пуштунистан»: о белуджах пока, а может уже (благодаря китайскому фактору) не говорится.

[m] Обращаем внимание читателей: генерал армии Пакистана – представитель «индийских» народов, а не «иранских».

[n] С одной стороны, ФУТП лишается некоторых своих привилегий, но с другой пуштуны в Пакистане объединяются в одну территориальную единицу, что упрощает любые возможные действия против «индийского» центра. Не находите?

[o] Здесь внимание читателей следует обратить внимание на следующий факт: Каракорумского шоссе тянется до СУАР Китая вдоль границы с Таджикистаном. В момент написания этих строк в китайском Сямэне проходит саммит БРИКС, на который приглашен президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Накануне же саммита президент Таджикистана в интервью одной из партийных газет КПК «Жэньминь Жибао» заявил о том, что транспортно-логистическая инфраструктура Таджикистана – часть инициативы КНР «Один пояс, один путь».

[p] Как раз в тот момент, когда напряженность между Индией и КНР из-за пограничного района Доклам спала.

[q] Из пресс-конференции официального представителя МИД КНР: «Китайская сторона готова поддерживать связь и координацию с Соединенными Штатами по проблеме Афганистана и предпринимать согласованные усилия для достижения мира и стабильности в Афганистане и регионе в целом».

[r] Именно через таджикскую карту США в настоящий момент пытаются «взорвать» сложившийся порядок в Афганистане через ставку на таджика – местного бизнесмена «по-американски», лояльного США, занимающегося образованием молодого поколения в западных традициях. Попытка нарушить сложившуюся в Афганистане систему распределения власти между племенами и народами заключается в выдвижении на пост президента Афганистана представителя не титульной нации (пуштунов), а меньшинства, хоть и крупнейшего после титульной нации.

[s] Также террористической призвана дислоцирующаяся в Пакистане группировка «Техрек-э Талибан Пакистан».



[62] http://timesofindia.indiatimes.com/india/india-at-brics-top-10-developments/articleshow/60365734.cms

 

приложения

1. Афганская стратегия США: оценка американскими экспертами

Леволиберальный нарратив: переворот в администрации Трампа, новый враг и экономические причины

 

Трамп дает военный зеленый свет для эскалации войны в Афганистане

 

... Трамп посылал жуткие угрозы Пакистану, четко сформулированными в тесной координации с генералами, которые доминируют в его администрации.

... Еще более безрассудным и воспалительным является смена политики США в отношении Пакистана: Трамп осудил за «продолжение содержания преступников и террористов». Он жаловался: «Мы платили Пакистану миллиарды и миллиарды долларов, в то же время они и есть те же самые террористы, с которыми мы сражаемся. Но это должно измениться. И это сразу изменится».

... Президент США угрожал Пакистану дальнейшим развитием Вашингтоном «стратегического партнерства с Индией», который он назвал «ключевым гарантом безопасности и экономического сотрудничества США». Вашингтон развил военно-дипломатические отношения с Индией за последние два десятилетия, стремясь превратить Индию в прифронтовое государство в стратегии США по окружающей среде и изоляции Китая. Выступление Трампа было предупреждением Пакистану о том, что США готовы открыто выступить вместе с Индией против Пакистана в давнем конфликте между двумя ядерными державами в Южной Азии.

... За этой расплывчатой риторикой стоит нескрываемое империалистическое разграбление. Недавно Трамп привел исследования, в которых показано, что Афганистан обладает природными ресурсами не менее чем на 3 трлн долл. в, что более чем в 4 раза превышает 714 млрд долл., выделенных США на расходы для военные нужд и на реконструкцию с 2001 г.. Как сообщал CNBC 19 августа, «Трамп ищет военную победу в Афганистане, но американские усилия а Афганистане могут получить еще и финансовую выгоду. Афганистан обладает редкими минералами, важными для промышленного производства, включая медь, золото, уран и ископаемое топливо ... »[62]

... Генералы в администрации Трампа также были в ярости из-за заявления Бэннона на прошлой неделе о том, что в Северной Корее не было реальных военных вариантов для США. После ухода Бэннона газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала 21 августа статью на первой полосе, в которой сообщается, что дискуссии о «превентивной войне» против Северной Кореи «набирают силу в Белом доме». Газета сообщила, что «генерал МакМастер и другие официальные лица администрации бросили вызов идеям о том, что нет реального военного решения северокорейской проблемы», и что администрация серьезно рассматривает первый удар по Северной Корее – действие, которое приведет к гибели десятков миллионов людей.

... В течение всей администрации Трампа и после событий в Шарлоттсвиле демократы пытались подчинить и перенаправить всю оппозицию Трампу военным и разведывательным службам, приветствуя таких фигур в окружении Трампа, как Келли и Мэттис, для обеспечения «стабильности» администрации. Объявление нового этапа кровавой войны в Афганистане является плодом их усилий.

Главный печатный орган 

Республиканской партии

 

 

Дональд Трамп решил не проиграть войну в Афганистане

... Он отказался от обещания кампании, чтобы избежать проигрыша в войне.

... теперь он хочет укрепить Афганистан, ослабить правила участия в боевых операциях, которые мешали американским войскам и подрывали моральный дух, а также оказать «доброжелательное давление» на Пакистан, заставив его действовать против талибов талибами как союзника, а не врага.

... Изменение отношения Трампа является значительным, и это сигнал нашим противникам. Американские президенты, столкнувшись с реальностью, всегда занимали более жесткую позицию. Еще один американский президент сказал «нет» очередному Сайгону. Он сказал «нет» очередной капитуляции. Американцы могут и должны дышать легче: президент Трамп не будет президентом, проигравшим эту войну.

 

«Голоса разума»

The Diplomat

В лучшем случае дополнительное присутствие войск и более высокие темпы бомбежек помогут афганскому правительству вернуть некоторые территории, которые они уступили движению «Талибан»в последние месяцы.

Новая стратегия  – это старое вино в новой бутылке, и оно может содержать яд.

Три ключевых аспекта не были большим сюрпризом. Во-первых, президент Трамп не поддержал обещание Трампа-кандидата выйти из Афганистана. Во-вторых, он уступил непрестанному требованию Пентагона о непрекращающейся войне в Афганистане и увязывании отвода войск с условиями, а не сроками. Наконец Трамп угрожал взять более жесткую линию против Пакистана и сделал открытое приглашение к участию Индии, по крайней мере, в рамках экономической помощи, в Афганистан.

Предыдущие администрации США также потребовали, чтобы Пакистан сделал больше против террористических групп, в частности группировки Хаккани. Возмещение средств поддержки коалиции связано с этими требованиями, и миллионы долларов временами сдерживались, потому что Пакистан не выполнил эти требования.

Более активное участие Индии будет таить в себе опасения в отношении стратегического окружения Пакистана.
Афганское правительство не признает Линию Дюранда, и это было историческим вопросом для Пакистана. Просить Пакистан сделать больше против групп, которые долгое время считались стратегическими активами без решения более крупных проблем, маловероятно. Фактически, сторонники жесткой линии в Пакистане, как в политических, так и в охранных учреждениях, будут смотреть «сквозь» Линию Дюранда и оценивать свои шансы.

… Глупо думать, что на этот раз Пакистан изменит свое поведение, не защитив свои интересы на своем западном фланге.

Тот факт, что Индия не разделяет сухопутную границу с Афганистаном, затрудняет ей возможность играть важную роль в будущем страны. Несмотря на усилия как Афганистана, так и Индии по укреплению экономических связей, планы не прекратились: в последние месяцы в аэропортах Афганистана сгнило огромное количество экспорта фруктов для индийского рынка[62].

Интересы США расходятся как на региональном, так и на глобальном уровне с Китаем, Россией и Ираном. Все 3 имеют жизненно важные стратегические интересы в Афганистане и будут стремиться играть определенную роль в формировании будущего страны.

США признают, что Индия нуждается в стратегическом союзнике, чтобы уравновесить рост китайского влияния в Южной и Восточной Азии. Однако в Афганистане Китай, скорее, партнер, чем соперник. Министр иностранных дел Китая совершил несколько поездок в Кабул и Исламабад для деэскалации напряженности и сыграл позитивную роль в поиске политического урегулирования конфликта. На протяжении этого процесса китайские дипломаты не пытались подорвать Соединенные Штаты и тесно сотрудничали с Вашингтоном. Неспособность Трампа признать положительную роль Китая, и учитывая стремление его администрации к борьбе с Китаем, Китай может изменить свою стратегию и еще больше усложнить ситуацию для Соединенных Штатов.

Иран, и Россия, переживающие импульс после «перехитрения» США в Сирии, будут лелеять возможность дальнейшего кровопускания Вашингтону в Афганистане. В последние месяцы оба увеличили финансовую и военную помощь талибам, и эти отношения будут расти, учитывая рост темпов военных операций в Афганистане.

Дело в том, что военного решения этого конфликта нет. Отправляя больше войск в Афганистан и пытаясь принудить Пакистан вернуть свою территорию, США не выиграют войну. Талибы (в основном пуштуны) нашли способ пополнить свои ряды, несмотря на потерю тысяч бойцов каждый год на протяжении шестнадцати лет. Еще 4000 американских войск не выиграют, когда десятки тысяч потерпели неудачу.

Это оставляет нам дипломатию. Учитывая продолжающиеся потрясения в Государственном департаменте и полную передачу афганской войны Пентагону вероятность того, что США проведут дипломатический акт, мала. То, что мы получим, - это дальнейшая эскалация насилия: в апреле этого года наибольшее количество бомб упало в Афганистане с 2012 г., и мы можем ожидать, что этот максимум будет преодолен в ближайшие месяцы.

Трамп начал свою речь, сказав, что с этой стратегией он шел против своих инстинктов. В ближайшие месяцы он может понять, что США не могут бомбить свой путь из этого болота. Когда наступит это время, человек, объявивший корпоративное банкротство четыре раза, может решить подать заявку на активизацию Главы 11, на этот раз относительно Афганистана.

National Interest

С самого начала Трамп указывал, что его собственный инстинкт – это «выход» [из Афганистана].Его цель состояла в том, чтобы объяснить, почему он передумал. Он узнал на новые моменты. В условиях ухода Америки Плохие «амигосы»[62] могли снова взять власть в Кабуле.

В сухом остатке: он подчинился генералам, которые, как и Трамп, не хотят, чтобы на них вешали вину за поражение.

Больше войск (он отказался указывать число) направляются в Афганистан, Трамп поспешил заметить, не для участия в строительстве нации, а для убийства террористов. После 16 лет пребывания в Афганистане Америка уже убила много террористов, но новые расцветают, чтобы заменить старые, наподобие полей опийного мака.

Трамп не ошибался, заметив, что [наша] неудача в Афганистане может сыграть на руку террористов. Но что значит победа? Он никогда не говорил. Хвастовство[62]заменило стратегию, а пистолет – это для уверенности. Афганистан, как уже было сказано, является кладбищем империй. Британцы, советы, а теперь и американцы? Как минимум, Афганистан несет ощутимые отголоски Вьетнама, где Вашингтон не смог поддержать коррумпированный режим и оказался поддающимся ползучести миссии и множеству других грехов.

Несмотря на все его разговоры об Америке, Трамп постоянно расширял американские обязательства за рубежом, будь то в Азии или на Ближнем Востоке. Его предпочтительный инструмент – это военные. Государственный департамент находится в состоянии дезинтеграции. Внешнеполитическая сдержанность Трампа, можно сказать, очень сдержанна. И мысль о том, что американские союзники по НАТО будут спешить, чтобы помочь таскать наши каштаны из огня, теперь выглядит наивной. Последнее, чего хотят Германия или другие европейские страны, - это еще больше погрязнуть в афганском «болоте».

…То, что предлагает Трамп, - это Обама. Или, если хотите, новая версия плана борьбы с терроризмом Джо Байдена. Правда в том, что если бы Америка, действительно, хотела создать какое-то подобие порядка, потребовались бы десятилетия, и даже тогда она, вероятно, потерпела неудачу. Тем не менее, реального политического консенсуса для воссоздания Афганистана нет. Скорее всего, перспектива заключается в том, что Вашингтон в течение многих лет будет увязать в Афганистане, занимаясь длительным проведением операций, хотя своей речью Трамп заложил основу для обвинения генералов, если он решит спасти ситуацию через год или два.

 

2. Афганская стратегия США: немецкая карта

Об афганском плане Трампа следует судить, играет ли в нем решающую роль Германия
Франция, Германия и Великобритания не спешат с пресс-релизами, поддерживающими «Дональда Кабульского». Что касается Берлина, то он сделал заявление о том, что Германия не поддержит Трампа.
Учитывая отношения между Европой и Америкой, когда дело доходит до защиты самого старого континента (в сочетании с очень смелых, но пока неясных планов ЕС о собственных ВС), мы имеем следующую картину: у Трампа проблемы в Афганистане.
Если Европа, т. е. «Тяжелая артиллерия» Старого континента, не поддерживает его новый план, то это может иметь решающее, усугубляющее влияние на его цели: обезопасить Кабул, активизировать сотрудничество со стороны правительства Ашрафа Гани и прекратить расширение движения «Талибан», заставив его сесть за стол переговоров. Генералы, стоящие за планом, считают, что это возможно, если Пакистан может быть «поставлен в стойло», а планы США помогут сократить коррупцию.
Это серьезная задача и потребуется вся международная поддержка, которую он может собрать.
... Афганистан был бы абсолютно идеален для Берлина, чтобы проверить его проект [ВС ЕС], который вряд ли можно назвать секретным планом, когда американские основные средства массовой информации пишут об этом довольно подробно. Это секрет полишинели, и мы можем только предположить, что немецкие генералы теперь рассматривают Афганистан как жизнеспособную возможность развернуть свой план.
Если переговоры между каналами Трампа и Меркель ведутся, возможны несколько сценариев.
Первый сценарий. Можно было бы предположить, что Германия станет новой опорой в разделении военной компоненты и стратегии.
Второй сценарий: Операция ФРГ, но под знаменами ЕС, чему Брюссель будет очень рад.
Третий сценарий: Германия станет изгоем и будет делать так, как считает нужным.
Примечательно, что у Германии не было ужасного боевого опыта в Кандагаре (в отличие от Великобритании, США и Канады). Но если Трамп может отбросить свое гигантское эго и стремление, направлять всех за собой, он мог бы одержать огромную победу, поддерживая Германию, но отказывая ЕС в его стремлении стать миротворцем и разделении власти в Афганистане.
… Германия, возможно, не нуждается в том, чтобы направлять денежные средства на превращение себя в военную державу, когда у нее есть денежные средства – такая мощная поддержка. Возможно, теперь настало время Трампа пожать руку Ангеле Меркель, поскольку она может быть ценным партнером в стране, которая победила Обаму и Буша.
https://www.rt.com/op-edge/400794-germany-nato-afghanistan-plan/

 

Ключевые слова: США Афганистан

Версия для печати