К вопросу о политической системе США, или снова о «позиции горцев»

16:00 13.07.2017 Михаил Бакалинский, кандидат филологических наук, доктор философии, эксперт журнала «Международная жизнь»


Не успели затихнуть ликования по поводу рукопожатий и прочих «важных знаков» встречи президентов Путина и Трампа, как СМИ снова помещает читателей в состояние апатии и безнадежности относительно развития российско-американских отношений:

Российский нарратив

Так вот кому подчиняется Трамп

Западный нарратив

Сенаторы от Республиканской партии жёстко раскритиковали Дональда Трампа за его инициативу по созданию совместной с Россией рабочей группы по кибербезопасности. В итоге Трамп опубликовал сообщение, в котором отметил, что само по себе обсуждение этой идеи вовсе не означает, что она будет реализована,
пишет The Guardian.

 

На лицо то самое линейно-стереотипное мышление, а также поспешность выводов, которыми часто грешит журналистко-политологический пул, о чем мы с прискорбием констатировали, разбирая позиции России накануне знакового саммита «Большой двадцатки», прошедшей в Гамбурге.

Иными словами, перед нами очередные примеры «позиции горцев», о которой мы ранее писали на страницах данного журнала.

Основная идея материалов как российского, так и западного журналистско-политологического пула сводится к следующему: Трамп находится под жестким контролем американской политической системы.

Отчасти верно. Говоря о политической системе США, авторы, вероятно, апеллируют к заявлению Джорджа Сороса, сделанному им в интервью на Всемирном экономическом форуме в Давосе 2017 г.:

«Институты сами по себе имеют ресурсы заставить его [Трампа] уважать и признавать себя при помощи Конституции. Так что не думаю, что Трамп сможет их игнорировать. У него действительно больше возможностей контролировать внешнюю политику, чем внутреннюю, но в вопросах внутренней политики Конгресс, определенно, контролирует ситуацию».

Однако это заявление, с одной стороны говорит слишком много (для специалистов в области американистики), но с другой – слишком мало, если речь идет о читателях, не искушенных в вопросах политической системы США. В связи с этим сделаем экскурс в особенности политикума США на примере нынешнего президента Дональда Трампа. 

 

1. Фигура президента в контексте партийной системы США

Хотя США и президентская республика, институт президентства имеет механизм сдержек и противовесов, однако не только в лице обеих палат Конгресса, но и в лице вице-президента. Этот момент нагляднее всего проявился во время президентства Обамы, которого «контролировал» опытный политик и партийный чиновник Байден.

Аналогичная ситуация и с Трампом. Его непосредственным «куратором» выступает вице-президент Майк Пенс. Именно Пенс встречался с республиканцами на Капитолийском Холме, убеждая их в том, что они поступят правильно, если продолжат давать обещания отменить закон «Обамакеар». В ходе этой встречи с республиканцами Пенс предложил действовать решительнее: «отправиться в свои избирательные округа и заложить императив, что демократы контролируют этот вопрос», заявил конгрессмен-республиканец от штата Вирджиния Дэйв Брет.

Наконец, именно к Пенсу во время церемонии инаугурации 45-го президента США и обращался Пол Райан – спикер Палаты представителей и де-факто лидер Республиканской партии (назначенный в решением ее «Политбюро»). Именно вице-президенту Пенсу были обращены слова Райана (читаем истеблишмента Республиканской партии); именно за Пенса (вице-президента), а не за Трампа (президента) Райан (тот самый истеблишмент Республиканской партии) поднял тост (президента Райан в своем выступлении упомянул лишь вскользь).

Подтверждением роли, в том числе, роли спикера Палаты Представителей является встреча с ним премьер-министра Трюдо после переговоров с Трампом в феврале этого года:

Знаковый визит продолжался около девяти часов. Лидеры двух стран провели вместе четыре часа вместе, после чего премьер-министр провел встречу со спикером Палаты представителей Полом Райаном и лидером большинства в Сенате Митчем Макконнеллом.

Необходимо подчеркнуть, что партийный республиканский истеблишмент демонстрирует удовлетворение Трампом и его действиями, а также оказывает ему всяческую поддержку:

Спикер Палаты Представителей (и одновременно лидер Республиканской партии) Пол Райан сразу после объявления результатов выборов выступил с поздравлением Трампа, отметив, что он окажет Трампу всю возможную поддержку в вопросах объединения разделенного американского общества;

«Это будет наиболее продуктивные президентство и созыв Конгресса в нашей жизни». ... Райан настаивал на том, что Трамп и законодатели от Республиканской партии «движутся одним курсом».

Комментируя указ Трампа о начале процедуры пересмотра проектов нефтепроводов Keystone XL и Dakota Access, спикер Палаты Представителей
Пол Райан отметил: «Давно пора».

Спикер Палаты Представителей Пол Райан «выразил восхищение участием Трампа в реформировании системы здравоохранения»

Единственные случаи, где руководство Республиканской партии не поддержало Трампа, имели место

1) Перед первым телефонным разговором Трампа с Путиным:

 Макконнелл и Райан, которые пытались идти «одним курсом» с Белым домом,
публично дистанцировались от него после того, как главный советник Трампа
Киллиан Конвей накануне первого телефонного разговора Трампа с Путиным сказала, что вопрос снятия санкций в отношении России «лежит на столе».

В конце прошлого года Макконнелл обозначил позицию Конгресса, сказав журналистам, что «Русские не из числа наших друзей».

2) После неудачного для Трампа голосования по военному бюджету:

Демократы и примкнувшие к ним республиканцы в Палате Представителей приняли закон о финансировании расходов на сумму 1 трлн долл. для нормальной работы правительства до конца года, одновременно отбросив законопроект Трампа об урезании расходов и канализации средств на отдельные отрасли.

После принятия этого закона Пол Райан заявил:

«Это начало новой эры. Более наши военные не будут чувствовать себя заложниками».

При этом в первом случае причиной, скорее всего, была попытка «наказать» Трампа за чрезмерную личную инициативу по причине его небольшого политического опыта, которая могла отдалить от Трампа членов Республиканской партии, поскольку

Республиканцы традиционно являются антироссийской партией

Та же ситуация с поспешностью и выражением личных интенций, а не государственного нарратива проявлялась и в случае с вербальными интервенциями Трампа о переносе посольства США из Тель-Авива в Иерусалим, а также о поддержке США инициатив Израиля по расширению зоны поселений на территории Палестинской Автономии. Тогда издание the Jerusalem Post отметило, что такое заявление администрации Трампа о том, что в администрации пока не выработали позицию по новым поселениям Израиля, но при этом подчеркнули, что это не поможет заключить мир», разграничило личные взгляды президента и его дипломатическую политику.

 

2. Конгресс США

Часто можно услышать: у республиканцев и президент, и большинство в обеих палатах Конгресса. Однако в реальности мы видим, что ситуация крайне сложная: законы принимаются очень медленно, а главное – имеет место быть факт саботажа.

Наблюдения за юридической и коммуникативно-политической стороной деятельности Конгресса на примере Республиканской партии позволяет сделать следующие выводы.

Теперь, имея дополнительный фактический материал и используя методику насыщенного описания, рассмотрим особенности структуры непосредственно Конгресса – де-факто главного органа власти в США (система сдержек и противовесов в США устроена именно таким образом, что Конгресс выступает де-факто «регулятором» Белого Дома). Как еще можно объяснить ситуацию, когда президент в президентской республике на фоне важных внутриполитических событий приглашает сенаторов на ужин:

В Белом доме сообщили, что сенатор от Флориды Марко Рубио и сенатор от Арканзаса Том Коттон, которые являются членами Разведывательного комитета, будут в числе шести законодателей Республиканской партии, обедающих в Белом доме. Ранее Трамп встречался с лидером Республиканской партии Конгресса в Белом Доме, включая сенатора от Техаса Джона Корнина, который также входит в данный Комитет.

Сообщается, что Трамп и Пенс срочно вызвали всех сенаторов-республиканцев на ужин в Белый Дом, после того как 27 июня голосование по отмене «Обамакеар» было сорвано из-за отказа нескольких сенаторов от Республиканской партии поддержать его.

Выше мы указали, что руководство Республиканской партии в целом поддерживает деятельность Трампа на посту президента. Однако в основном эта поддержка исходит от Пола Райана (спикера Палаты представителей), но не Митча Макконена – спикера Сената. Именно в Сенате при наличии большинства республиканцев главные линии Трампа торпедируются (голосование по  закону, отменяющему  «Обамакеар», было второй раз провалено и перенесено на период после 4 июля, где продолжает находиться в подвешенном состоянии); именно в Сенате при наличии большинства республиканцев был разработан законопроект о наложении новых санкций на РФ накануне встречи Трампа и Путина на полях саммита «Большой Двадцатки». Но именно Палата Представителей решением своего спикера не допустила рассмотрения этого вопроса до встречи двух президентов.

29 июня Сенат США «отрегулировал нюанс», который поможет наложить на Россию и Иран экономические санкции, но долгожданное голосование в Палате Представителей не состоится, пока Дональд Трамп не проведет первую встречу со своим российским коллегой Владимиром Путиным.

... Лидеры республиканцев в Палате Представителей заявили, что законопроект противоречит конституционным требованиям: ... «Они неправильно составили законопроект, поэтому мы сказали Сенату, что они должны его написать правильно, чтобы следовать конституции», - сказал Райан.

Это может готовить о том, что собственно интересы Республиканской партии (как и Демократической, поскольку в США существует очень жесткая система власти, не допускающая никаких девиаций) отражает именно Палата Представителей; как мы уже указали, именно Палату Представителей традиционно возглавляет де-факто лидер партии (назначенный решением ее «Политбюро»). Не случайно вице-президент США Майк Пенс («человек «Политбюро» в администрации президента) является выходцем именно из Палаты Представителей, хотя долгое время и работал в Сенате.

Сенат же представляет собой не столько структурный элемент системы власти, сколько «союзников» – мощных влиятельных внутриполитических акторов (или их представителей), которые заключают «пакт» с той или иной партией.

Подтверждением тому является «спарка» от республиканцев на выборах 2008 г.: кандидатом в президенты шел Митт Ромни (сенатор, имеющий большое влияние в США), а его вице-президентом должен был стать Пол Райан – член той самой Палаты Представителей и, соответственно, представитель Республиканской партии.

В связи с этим, читая новость о том, что

Сенаторы от Республиканской партии жёстко раскритиковали Дональда Трампа за его инициативу по созданию совместной с Россией рабочей группы по кибербезопасности.
«Это не самая дурацкая идея, которую я когда-либо слышал, но близко», — заявил Линдси Грэм.

Он также отметил, что явное желание Трампа всё забыть и простить России лишь укрепило его решимость наложить новые санкции на Москву.

Джон Маккейн в свою очередь считает, что Россия «так и не поплатилась за своё вмешательство». «Пришло время двигаться вперёд» — да, пришло, но Россия должна заплатить», — настаивает сенатор.

Марко Рубио также высказался по этому поводу на своей странице в Twitter, назвав партнёрство с Путиным по кибербезопасности сродни партнёрству с Башаром Асадом по химическому оружию. «У нас нет споров с Россией или российским народом. Проблема в Путине и его насилии, военных преступлениях и вмешательстве в наши выборы», — написал политик.

внимание следовало бы обратить на следующий момент: заявление делают сенаторы, но не члены Палаты представителей и/или ее спикер, который, комментария встречу Трампа и Путина, лишь ограничился тем, что не удивлен, что Путин отрицал вмешательство РФ в президентские выборы США-2016; при этом (важно) Райан подчеркнул главную линию партии:

«Я не верю, что российские вмешательство (хотя они и пытались) повлияло на результаты голосования в 2016 г.». 

Именно ее ранее и озвучил Трамп в ходе своего визита в Польшу:

«Это могла быть Россия, но это могли быть и другие».

Так что Республиканская партия в лице ее руководства одобрила решение Трампа в отношении создания группы по кибербезопасности (ни Райан, ни Пенс не выступили с ее критикой).

Что касается заявления Трампа на фоне реакции сенаторов:

Услышав всю эту критику, Трамп, похоже, решил дистанцироваться от собственной идеи, отмечает издание. Его сообщение гласит: «Тот факт, что мы с президентом Путиным обсуждали рабочую группу по кибербезопасности, не означает, что я считаю это возможным. Это не получится, а вот прекращение огня в Сирии получится и уже получилось!».

(если исключить версию о «многоходвке» Трампа с Путиным, которую нельзя не учитывать) его стоит рассматривать, скорее, как тактический маневр.

Что касается сенаторов-«ястребов», то на фоне приближающихся выборов в Сенат в 2018 г. им стоит задуматься о своей политической риторике, поскольку демократы уже занялись «работой над ошибками»:

Разочарованные демократы, надеясь повысить свои шансы на выборах, имеют громкое послание для партийных лидеров: перестать много говорить о России.

Демократические лидеры в этом году били в «политический барабан» о потенциальных связях администрации Трампа с Москвой, используя каждую возможность, чтобы продвигать эту «сагу»; они даже настояли на проведении специальных расследований.

... «Мы не можем просто говорить о России, потому что люди в Огайо не так много говорят о России, о Путине, о Майкле Флинне», - сказал Тим Райан (демократ от штата Огайо) 22 июня в интервью телеканалу MSNBC. «Они пытаются понять, как им внести ипотечный платеж, как они собираются платить за своих детей, чтобы они пошли в колледж, как выглядят их счета за электричество[1]. И если мы не будем больше говорить об их интересах, а будем говорить о том, как мы злы на Дональда Трампа и все такое, - добавил он, - мы никогда не сможем выиграть выборы».

... Тим Уолз (демократ из Миннесоты) уделяет особенно пристальное внимание интересам избирателей, потому что баллотируется на пост губернатора в 2018 г. «Российский скандал», по его словам, не находится на повестке.

«Я совершил тур по 22 округам. ... Никто не фокусируется на этом, - сказал Уолз. «Это не значит, что они не думают, что Россия и эти вещи не важны, но это, конечно, не главное в их сознании».

Член Палаты Представителей Питер Уэлш (демократ от Висконсина) выступил с аналогичным заявлением, отметив, что его избиратели больше всего озабочены двумя вещами: нарушениями в работе федерального правительства и планами республиканцев отменить «Обамакеар». Споры вокруг Трампа, по его словам, не играют роли.

Демократы отошли от насущных проблем, чтобы сосредоточиться на постоянно меняющих вектор расследованиях о Трампе и России.

... многие демократы заявили, что, когда они работают с населением, то отходят от «российского нарратива», чтобы сосредоточиться на экономике (и преуменьшить «сагу» о России).

«Если вы видите, что я отношусь к России и к критике президента и тому подобному как к второстепенному вопросу, так это то, как об этом думают мои избиратели», - сказал член Палаты Представителей Мэтт Картрайт (демократ от Пенсильвании).

«Я не думаю, что кто-то хочет «проглотить» незаконную или неэтичную деятельность», - добавил он. «Но в жизни у всех нас есть приоритеты, и первый приоритет для моих избирателей – это их семьи, как и должно быть».

 

3. Фигура президента США. Трамп как кейс-стади.

Несмотря на всю систему сдержек и противовесов, существующих в политической системе США, президент этой страны не является такой уж «птицей подневольной». Достаточно вспомнить Обаму, который дважды принимал решения, шедшие вразрез с давлением военно-политического окружения: когда отказался наносить удары по Сирии в 2013 г. и поставлять Киеву летальное оружие в 2014 г.  

По словам отставного генерала ВВС Томаса Макинерни Обама стороны, имел четко ледяные отношения со своими генералами.

…Роберт М. Гейтс, первый министр обороны Обамы, написал в своих мемуарах «Обязанность», что Обама вынужден был на одном собрании скомандовать
«Это приказ».

Также и Трамп. Он не является типичным президентом-политиком;
он – политик-бизнесмен, причем с очень жесткой хваткой, а его цель – экономическое благосостояние крупных компаний США и, косвенно, самих США:

Президент [Мун] пошел на значительные уступки Трампу.

... бизнесмен в Трампе потребовал от Муна «оплатить счет».

Корейская сторона была застигнута врасплох тем, как он [Трамп] потребовал этого. …Для американской стороны Трамп действительно защищал национальные интересы США. Это не позволяло тратить лишние деньги налогоплательщиков.

Своей импровизацией на пресс-конференции Трамп преподнес пересмотр сделки между Южной Кореей и США (Соглашение о свободной торговле KORUS) как свершившийся факт и дезавуировал всех, кто пытается заявлять, что он [Трамп] «смягчается» по отношению к Корее, чтобы она заплатила больше за поддержание военного присутствия США.

... Три раза Трамп показал Муну, «кто из нас босс».

Перед саммитом Белый дом внезапно объявил, что он снимает вопрос противоракетной обороны с повестки дня саммита. Поскольку напряжение достигло предела, этот шаг рассматривался как тактический маневр с целью устранить «широховатости», который вызывал у Муна досаду на момент вылета в Вашингтон.

Вторая «демонстрация» того, «кто из нас босс», как раз имела место в ходе совместной пресс-конференции, когда Трамп заманил в ловушку Муна, которая чувствовал себя менее обремененным резолюцией по ПРО США, чем вопросами о ЗСТ и проблемой с распределением [финансово-экономического] бремени. Мун мог бы остановить выступления Трампа и опровергнуть его по поводу его неправильных фактов. Президент слушал вежливо, не вмешиваясь.

Позднее в администрации президента сообщили, что Трамп импровизировал, но, по-видимому, не выступили против такой «импровизации». Переговоры по ЗСТ, безусловно, придадут продукции США дополнительное преимущество, а переговоры о распределении бремени совместной «американо-южнокорейской деятельности» , несомненно, выжмут больше долларов из Кореи. Трамп заслуживает внимания, чтобы сохранить свою страну в зоне профицита.

Третий раз Трамп показал Муну, кто здесь босс, когда имела место семичасовая задержка в опубликовании совместного заявления. Некоторые газеты сравнивали задержку с опытом «высыхания крови», потому что неспособность выполнить эту «задачу» означала бы проблемы на саммите. В администрации президента объяснили, что проект был поднят, продвигаясь по цепочке командования. Если бы так и было, это было бы похоже на пример «Искусства сделок» Трампа, когда другая сторона благодарна за ваши действия.

… в тоже время Мун не получил плохую оценку [за свой визит в США], что позволило ему объявить после возвращения из поездки в Вашингтон о том, что он хочет взять инициативу в свои руки в отношениях с Севером.

нельзя отрицать, что Трамп хорошо справился с этой страной.

…Хорошую сторону Трампа трудно «продать», но она «продается», учитывая его ежедневную плату за весь внутриполитический фарс и состоянии дел  США, как если бы страна была на пороге восстания.

Его [Трампа] президентство «родилось» из обещания нарушить статус-кво. Подозрение заключается в том, что ето обещание банально и «погрязло» увязло в корыстных интересах. Означает ли это, что его сильные стороны игнорируются за наш счет?

Далее, в последнее время Трамп сумел добиться двух значительных побед на внутриполитическом уровне США:

1) Победа на слушаниях экс-директора ФБР Коми;

Эта победа не только усилила позиции Трампа, но и дала ему «оружие» для контрудара по «людям» Обамы:

Судебный комитет Сената открыл расследование о попытке бывшего генерального прокурора Лоретты Линч «подчистить» расследование ФБР в отношении кандидата в президенты от Демократической партии в 2006 году Хиллари Клинтон, заявил председатель комитета 23 июня .

В письме к г-же Линч комитет просит ее подробно рассказать о глубине ее участия в расследовании ФБР, включая вопрос о том, убеждала ли она доверенных лиц  Клинтон , что расследование не будет «слишком глубоко вникать в дело».

Уволенный директор ФБР Джеймс Б. Коми заявил публично, что г-жа Линч пыталась «подчистить» , как он говорил, расследование о переписке Клинтон; тогда же он  намекнул на поведение, «о котором я не могу говорить», что заставило его усомниться в способности г-жи Линч принимать беспристрастные решения.

Г-н Коми сказал, что это была одна из причин, по которой он взял на себя обязательство раскрыть свои выводы о г-же Клинтон в прошлом году.

2) Победа Республиканской партии на довыборах в штате Джорджия. Вот что по этому поводу написали политические оппоненты Трампа:

Американский неолиберально-экспансионистсий нарратив

Это теперь партия Трампа

Республиканский триумф в богатом образованном избирательном округе Джорджии показал, что избиратели Республиканской партии «стоят за своего президента».

... Если бы демократы одержали победу в Джорждии, возможно, некоторые сенаторы из Республиканской партии могли поддаться «слабости» и отказаться от отмены «Обамакар». Не сейчас!

... После вторника мы приближаемся как к отмене «Обамакар», так и к увольнению специального следователя Роберта Мюллера, расследующего «российский скандал». Дональд Трамп все еще может ворчать, что республиканцы в Конгрессе скупы. Конгрессмены-республиканцы будут продолжать жаловаться на фоне того, что Белый дом кривоват, хаотичен и скомпрометирован Россией. Но высокая напряженность прошлого утихла; Различия между «протрампской» и «антитрамповской» партией внутри республиканцев (между редставителями «глубинки» , движением «Бостонское чаепитие» и фракциями  «тармпистов») угасают. Республиканцам Джорджии был предложен безопасный и ограниченный способ дистанцироваться от Трампа, возможно, даже для того, чтобы обуздать его «излишества». Они отвергли это. Он принадлежит им; Они ему.

Традиционно антитрамповский демократический нарратив

«Повторяя ошибки 2016 г. и ожидая других результатов», говорит активист Валид Шахид, демократы рискуют лишиться подавляющего большинства партийной базы, которое не смогло принять участие в ноябрьских выборах прошлого года. Поражение Джона Оссоффа – это лишь последнее доказательство того, что просто быть против Дональда Трампа недостаточно. Чтобы победить, демократам нужно сказать избирателям, для чего они нужны, и для этого нужно прекратить пугать и позволить прогрессистам (которым не нужны фокус-группы или консультанты) знать, для чего мы боремся.

В конце концов противоположная стратегия была кратко изложена одним из ее главных архитекторов Чак Шумером, который в прошлом июле хвастался: «За каждого «синего воротничка», которого мы теряем в западной Пенсильвании, мы заберем двух умеренных республиканцев в пригороде Филадельфии, и вы сможете повторить это в Огайо, Иллинойсе и Висконсине. «Мы видели, как это получилось…

 

Победа на довыборах в Джорджии в сочетании с вышеуказанным образом Трампа имела большое значение для Республиканской партии, причем победа эта была достигнута как раз за счет личности Трампа, продолжающей пользоваться популярностью среди его электората:

Несмотря на «накаты» со стороны национальных СМИ, избиратели президента Трампа остаются чрезвычайно лояльными к нему, говорят социологи и аналитики.

Эти избиратели отвергают представления о том, что они должны сожалеть о своем выборе, заявляя что их разочарование связано не с Трампом, но с сопротивлением, навязанным демократами, решившим на каждом шагу оболгать Трампа.

Но они также обвиняют республиканцев Конгресса за большую часть провалов повестки дня Трампа – партийных лидеров, жестких консерваторов и умеренных, ссоры между которыми привели к серьезным проблемам в усилиях по отмены «Обамакеар».

... Опрос Fox News [прим. наше: протрамповский ресурс] показал, что 97% сторонников Трампа остались довольны своим голосованием, и только 2% пожалели о своем выборе. Опрос Washington Post / ABC News [прим. наше: ресурсы, не обвиняющие Трампа во всех грехах] показал, что 96% избирателей Трампа заявили, что поддержка Трампа была правильным решением, и 2% сказали, что сожалеют о своем решении.

Опрос, проведенный Центром политики и общественного мнения Университета Виргинии, показал, что 93% сторонников Трампа одобрили работу, которую он выполнял, по сравнению с 52% респондентов, поддержавших спикера Палаты представителей Пола Д. Райана и 28% респондентов, поддержавших [республиканского] лидера большинства в Сената Митча Макконнелла: это республиканские лидеры, ответственные за то, чтобы продвигать программу Трампа через Конгресс. «Сторонники Трампа лояльны г-ну Трампу, чем Республиканской партии, но они все еще анти-демократы и гораздо более склонны поддерживать Республиканскую партию», - сказал Глен Болджер из «Стратегии общественного мнения». «Не так много «трампистов», которые говорят: «Я готов переметнуться». Но это не значит, что через год все не может быть иначе».

... опрос центра UVa. показал, что 88% респондентов сказали, что критика Трампа в СМИ подтверждает, что президент находится на правильном пути, и тот же процент согласен с утверждением Трампа о том, что СМИ является «врагом американского народа».

Опрос Washington Post / ABC News показал, что 8 из 10 сторонников Трампа полагают, что новостные организации регулярно публикуют ложные истории.

Демократы надеются, что волна анти-Трампа в сочетании с отказами Трампа от обещаний может помочь им добиться серьезных успехов на выборах в Конгресс в следующем году.

Однако до сих пор, антитрамповские настроения не помогли им на выборах: в ходе двух специальных выборов в конгресс республиканцы выиграли, что помогло им сохранить контроль над округами, поддерживающих Республиканскую партию. Тем не менее, республиканские кандидаты в каждой из указанных гонок получили значительно меньше голосов, чем г-н Трамп на президентских выборах в этих же районах.

Образ президента-бизнесмена,

с одной стороны, имеет положительный эффект для государства, поскольку в этом случае экономическое благосостояние страны не приносится на алтарь геополитики, как это было в случае с Обамой (например, ситуация с импортом европейской стали в США за счет американской с целью заполучить политическую лояльность ЕС, о чем мы ранее писали),

Но с другой стороны – эффект отрицательный, поскольку краткосрочная экономическая выгода может иметь серьезные геополитические последствия в долгосрочной перспективе. Именно это сейчас и наблюдается на примере канадской политики Трампа: нефтяное лобби, находящееся в окружении Трампа, в угоду своим корпоративным интересам создает препятствия по выведению канадской нефти на мировой рынок, что в итоге может привести к последствиям, весьма неожиданным для самих США. Заявленная тема предлагаемого исследования не позволяет нам развить этот тезис; это тема для следующих публикаций, а также для самостоятельного анализа читателей.

Таким образом, подводя итоги, отметим, что когда в следующий раз в информационном пространстве появятся очередные «ястребиные» заявления в адрес Трампа от представителей американской политики, рекомендуем читателям следовать логике, изложенной в данном материале, что позволит избежать очередного конфуза «позиции горцев».

В завершении обратим внимание читателей на 3 ключевых экономических момента:

1)      Трамп – бизнесмен, за которым стоят крупные американские компании, которые из-за антироссийских санкций терпят убытки;

2)      В окружении Трампа очень сильное нефтяное лобби, которое больше всех заинтересовано в разрешении нынешней геополитической ситуации (деньги любят тишину);

3)      В наследство от Обамы Трампу досталось огромное количество проблем не столько внешнеполитического, сколько внутриполитического, а главное – социально-экономического (на что мы указали в ходе изложения материала), для решения которых ему необходимо наличие относительно стабильной международной повестки.

Эти экономические моменты также стоит закладывать при подготовке тезисов или очерчивании прогнозов в отношении политических шагов Трампа.



[1] Причина: вопиющее социально-экономическое положение в США (см. здесь и здесь). 

Ключевые слова: США Трамп

Версия для печати