Как в аналитике избежать конфуза «позиции горцев» (на примере анализа двух событий внутриполитической повести Великобритании в контексте демонтажа либерального миропорядка)

11:38 02.02.2017 Михаил Бакалинский, кандидат филологических наук, доктор философии, эксперт журнала «Международная жизнь»


Работая с материалами многочисленных коллег по экспертному цеху, автор этих строк часто ловит себя на мысли о том, что исследования во многих случаях основываются на поверхностном анализе заявлений, их практического наполнения и/или происходящих событий: игнорируются нюансы и детали, в которых, как известно кроется Дьявол. В социологической науке такую ситуацию принято называть «позицией горцев»  – фокусировании на макроявлениях и процессах, избегая при этом мелочей [Романов, с. 29]. Все это в сочетании со срочностью и скоростью подготовки материалов (бича журналистики в целом и такого жанра как экспертные комментарии), часто приводит к «конфузам».

В качестве иллюстрации необходимости проведения максимально всеобъемлющего анализа с акцентированием внимания на деталях и нюансах рассмотрим внутриполитическую ситуацию в Великобритании, которая часто попадает на страницы аналитических изданий, но при этом также часто обрастает беспочвенным алармизмом.

 

1. «Бунт» Тори и требования членов Парламента: дьявол кроется в деталях

 

«Мятежники» из Консервативной партии объединились с лейбористами в попытке заставить Тэрезу Мэй опубликовать планы вывода из ЕС в парламенте или столкнуться с перспективой «двухлетней напряженности и «измотанных нервов».

Поддержку вышеуказанным депутатам оказывают либеральные демократы[1]:

Либерал-демократы, которые в Палате Общин имеют только 9 мандатов, но при этом более 100 пэров в Палате Лордов, будут голосовать против приведения в действие положений Статьи 50, если не появится гарантий того, что общественность сможет вынести свое решение по окончательному тексту соглашения путем голосования.

Противники «Брексита» требуют не только обнародовать план выхода из ЕС, но и внести изменения в положения Статьи 50.

Все это происходит на фоне заявления Джорджа Сороса в Давосе, что «Брексит» несет гражданам Королевства лишь страдание и лишения», а «Пребывание премьер-министра Мэй на посту главы правительства не будет длиться долго». Эту идею подхватили многие СМИ и, что интересно, представители экспертного сообщества.

Неужели «песенка «Брексита» спета»?..

На этом бы представители журналистско-политологических кругов, страдающие недугом «позиция горцев», могли бы остановиться, но аналитическое чтение позволяет провести тщательный анализ.

Сразу же отметим, что, как обычно, мало кто обращает внимание на нюансы:

Количество «мятежников» от консерваторов – 6-10;

Количество лейбористов, выступающих против «Брексита» – 20.

Справочно: общее количество членов парламента от Лейбористской партии – 229.

Мало кто из обозревателей обратил внимание на то, что ранее часть лейбористов во главе с лидером пересмотрели свои позиции по «Брекситу» (до и какое-то время после референдума глава лейбористов Корбин был против «Брексита» (см. здесь, здесь и здесь)).

Важно:

С учетом того, что большинство Консервативной партии в Парламенте Королевства сократилось до 14 депутатов, а некоторые из консерваторов могут голосовать против деталей «Брексита», 8 голосов Демократической юнионистской партии от Северной Ирландии (активной сторонницы «Брексита») могут стать решающими.

Мало того, сами авторы статьи о «бунте» в попытке не допустить голосования по «Брекситу» признают, что «не все так гладко»:

Учитывая, что лидер лейбористов Джереми Корбин призвал однопартийцев голосовать за приведение в действие положений статьи 50, лейбористы столкнулись с проблемами

Тем не менее, издание The Independent, настроенное по отношению к Терезе Мэй, мягко говоря, скептически, не смогло не отметить, что «такая победа парламента все еще мнимая …, а большинство членов правящей Консервативной партии по-прежнему с большой вероятностью проголосуют за приведение в действие положений Статьи 50».

Более того, в новом материале (на этот раз от не менее либеральной The Guardian) относительно «очередной попытки» лейбористов заблокировать приведение в действие положений статьи 50 риторика указывает на еще большую «неуверенность» противников «Брексита» в успехе кампании своих сторонников:

Proposal by Heidi Alexander, supported by eighteen (1) Labour backbenchers (2),
could (3) in theory (4) stop bill as early as next week

Предложение Хеиди Александер, поддержанное восемнадцатью (1) «заднескамеечниками» (2) лейбористов,
могло бы (3) в теории (4) остановить голосование за законопроект
[о приведении в действие положений статьи 50] уже на следующей неделе.

 

Эта «неуверенность» выражается через следующие лингвистические и лингвокультурные маркеры:

1)  восемнадцать, хотя неделю назад их было двадцать!

2)  «заднескамеечниками» в британском парламенте называют начинающих депутатов, имеющих меньший политический вес;

3)  в английском языке модальный глагол could несет в себе значение «меньшей степени уверенности в возможности сделать что-л.»;

4)  словосочетание с модальным значением, аналогичным значению модального глагола could. Кроме того, с т.з. стилистики здесь имеет место такой прием как выдвижение по типу интенсификация: автор сознательно подчеркивает крайне низкую степень вероятности.

С  т.з. же прагматики № 3 и № 4 –  это де-факто актуализация эмотивно-экспрессивной функции дискурса: автор материал (вероятно, непреднамеренно) выдал свое разочарование таким положением дел вокруг голосования в британском парламенте по вопросу «Брексита».

Как видим, проведенный анализ, мягко говоря, расходится с распространенной среди экспертов неолиберальных точкой зрения о том, что шансы блокирования парламентом «Брексита» таят в себе недооценённый риск.

Все это частично и объясняет, почему премьер-министр Тереза Мэй стала решительнее говорить о де-факто «жестком» сценарии «Брексита», шансы на реализацию которого (судя по проведенному анализу) велики, тогда как передовые СМИ и эксперты вот уже более полугода стараются заверить в обратном. «Позиция горцев» (игнорирование деталей и принципов аналитического чтения) привели к конфузу.   

 

2. Региональная политика Лондона
и политическая ситуация на Британских островах в контексте «Брексита»: помним о деталях

 

Прежде, чем перейти к анализу, считаем целесообразным объяснить важность попыток некоторых политических сил в субъектах Великобритании выйти из состава Королевства через призму общеевропейской политической ситуации в ЕС.

Т.н. «парад региональных суверенитетов» в странах Европы, о котором одно время много писали в СМИ, с политической точки зрения выгоден Брюсселю, а также Берлину. Американское издание Foreign Policy отмечало, что малые «государства», такие как Каталония, Фландрия, а также Шотландия и Уэльс, продолжают рассматривать ЕС в качестве неотъемлемой части свой независимости и самоопределения, поскольку ЕС может защитить их от «больших» соседей. С политологической точки зрения это т.н.  ИМПЕРСКИЙ (римский/монгольский) тип мировоззрения и государственного управления, а ЕС как наднациональное образование – это классическая[2] империя, а не империя «Австро-Венгерского типа», в которой правит титульная нация, а все остальные народы, даже их аристократия, ограничены в правах [Сталин, с. 192]).

Политэкономический аргумент

Этнонациональный аргумент

Поддерживая «парад региональных суверенитетов», Брюссель как наднациональное государственное образование подрывает власть национальных правительств, создавая им противовес в виде малых, экономически более слабых, а значит более евроориентированных, чем крупные, более развитые экономически, а значит менее евроориентированные международные акторы.

«Европейская идентичность» как наднациональная (имперская) позволит культурно-историческим регионам избавиться от бремени «национального ярлыка», навешенного им национальными государствами ЕС:

Венетто – это не Италия, которая включает исторических противников – миланцев и калабрийцев;
Фландрия – это не Бельгия, которая включает исторических противников – валлонцев;
Каталония – это не Испания, которая включает и зиждется на исторических противниках – кастильцах.

 

Указанные культурно-исторические регионы из чувства неприязни к «старшим национальным братьям» с удовольствием примут «европейскую идентичность» (читай, имперскую), в основе которой лежит принцип «единство в многообразии» (это римский /монгольский тип имперского сознания); такая схема «выравнивания политического потенциала» [Греков, Шахмагонов, c. 151] подчиненных субъектов позволяла бы Брюсселю/Берлину лучше контролировать ситуацию в ЕС.

Таким образом, вышеуказанный комментарий дает основания полагать, что любые заявления политического руководства Шотландии о намерении провести очередной референдум о независимости от Лондона, вполне вероятно, продиктованы интенцией Брюсселя/Берлина создать Лондону потенциальную внутреннюю проблему, тем самым лишив его пространства для маневра в ходе переговорного процесса. Кроме того, памятуя о запредельно агрессивной критике «Брексита» либеральными силами, а главное, их гуру/ спонсором Джорджем Соросом, нельзя исключать и ту версию, что все дебаты и вербальные интервенции на тему независимости Шотландии или другого субъекта Великобритании являются способом удержать официальный Лондон в рамках неолиберального проекта «Европейский союз».

Тем не менее, всегда необходимо помнить о «встречном алгоритме», который в настоящий момент и реализует Великобритания по отношению к планам Шотландии выйти из ее состава; цель «встречного алгоритма» – избежать образования т.н. «точки бифуркации», способной превратить существующий Порядок (целостное государство) в Хаос.

Лидер лейбористов Джереми Корбин заявил, что «Брексит» – это «возможность» для Шотландии, а независимость означает «запредельно экономическое давление» на Глазго.

Во время визита своего визита в Глазго Джереми Корбин также отклонил предложение первого министра Шотландии Николы Старджен сохранить Шотландию в едином рынке ЕС, говоря что «Брексит» был «общим решением» Великобритании. Он сказал: «Вопрос доступа к единому рынку должно быть решением Великобритании».

Корбин и лидер шотландских лейбористов Кезия Дугдале пытаются установить конституционную конвенцию с целью разработать проект федеративной Великобритании с избранным сенатом вместо Палаты Лордов.

Корбин сказал, что независимость не является прямой альтернативой «Брексита»; вместо этого Шотландия может обладать большими полномочиями в результате вывода Великобритании из ЕС – такую мысль недавно выдвинул бывший секретарь Шотландской национальной партии Алекс Нил.

Дугдале сказала, что «Брексит» и федерализация Великобритании может означать, что Шотландия получит больше полномочий в вопросах прав трудящихся и зз/п, а также в налоговых вопросах, в частности в сфере НДС.

Здесь считаем необходимым указать на два важных момента:

1) Механизм обуздания сепаратистских настроений – широкая федерализация с финансовыми преференциями для Эдинбурга. Причем идею эту выдвинул бывший глава правящей Шотландской национальной партии; другими словами – это подрыв позиций сепаратистски настроенной Старджен изнутри.

Более того:

Шотландская национальная партия получила удар, поскольку Верховный Суд Королевства постановил, что для инициирования процедуры «Брексита» правительство Великобритании «с юридической точки зрения не обязано» консультироваться с администрациями субъектов Королевства.

2) В качестве «лоббиста» федеративного устройства Королевства взята Лейбористская партия, лидер которой (а вместе с ним и часть партии) активно поддерживают «Брексит».

Справочно:  лейбористы в шотландском парламенте имеют 23 места, что вместе с
30 депутатами Шотландской консервативной и юнионистской партией (само название говорит о ее политической платформе) максимально приближает сторонников «Брексита» (а теперь еще и федерализации) к числу парламентского большинства – Шотландской национальной партии с ее 63 депутатами. И вот здесь мы вспоминаем о том, что об идее федерализации заговорил бывший лидер правящей партии.

Памятуя о понятии «встречный алгоритм», нельзя не понимать, что провал проекта «Независимая Шотландия» не может не породить повторение попытки в другом регионе королевства, в котором идеи сепаратизма развиты еще сильнее, чем в Шотландии.

Поэтому, поскольку раскачать Великобританию через Шотландию, вероятно,
не получается,

а) с ней «работают» (см. выше),

б) первый министр Шотландии заявила, что второй референдум о независимости
в 2017 г. не планируется
,

в) Опросы общественного мнения показывают, что шотландцы по-прежнему не склонны выходить из состава Королевства

«встречный алгоритм» пытаются реализовать через Северную Ирландию, которая в материалах аналитического цеха фигурирует весьма не часто (вполне вероятно, из-за «позиции горцев» некоторых представителей экспертного сообщества):

Джерри Адамс: «Выход Северной Ирландии из ЕС «уничтожит «Соглашение Страстной пятницы»»

Председатель партии «Шинн Фейн» в Северной Ирландии Джерри Адамс заявил, что основные права человека, закрепленные в соответствии с Соглашением Страстной пятницы» 1998г., положившем конец насилию, могут быть подорваны. Адамс добавил: "Намерение британского правительства вывести Север[3] из ЕС, несмотря на желание людей в нем остаться, носят враждебный характер». Выступление Терезы Мэй лишь усилили эти настроения. Опасность «жесткого» сценария «Брексита» теперь более очевидны, чем раньше. Север нуждается в специально отведенном статусе в рамках ЕС. Ирландское правительство должно принять это в качестве стратегической цели в ходе переговоров рамках ЕС-Великобритания. Ирландское правительство уже созвало Всеирландский форум по вопросам «Брексита» и согласилось с премьер-министром Ирландии о том, что не должно быть никакого возврата к ранее существовавшим границам с Северной Ирландией.

Нововведением в случае с Северной Ирландией является применение политтехнологического механизма «Западногерманский сценарий» [4]

(В период Холодной войны ФРГ (Западная Германия) перманентно позиционировала себя как единственная Германия, а ГДР рассматривалась как «восточные земли, временно находящиеся вне юрисдикции Германии» [Комосса, с. 14]).

посредством внешнего родственного пассионария – Республики Ирландия:

Адамс добавил: «Британская позиция также не учитывает тот факт, что граждане на Севере, в соответствии с «Соглашением Страстной пятницы», имеют право на ирландское гражданство, и поэтому на гражданство ЕС».

Дебаты по ирландскому единству должны быть выведены из предыдущего соглашения между Великобританией и Ирландией, было сказано на конференции по этому вопросу, организованном в Дублине партией «Шинн Фейн».

Кэвин Махер (писатель и комментатор) сказал на конференции, что помимо партии
«Шинн Фейн» должны подключиться другие партии и начать развивать этот вопрос,
в противном случае дебаты останутся «на обочине».

Тайрон Мишель О'Нил(которую многие видяткачестве преемника главы ирландского отделения партии «Шинн Фейн»), выступила с программной речью, закрывающей событие. В обращении она  сказала, что остров будет лучше обслуживаться в рамках единой экономики. Одним из изменений, которые хочет видеть партия «Шинн Фейн», она назвала введение должности государственного министра в правительстве Ирландии, который должен будет работать над созданием единой Ирландии.

«Мы не можем заполучить свободу для Ирландии без свободы женщин*».

Переходя к вопросу о влиянии «Брексита», она сказал: «По мере того как будут проявляться тяжелые экономические последствия «Брексита»* возникнет возможность изучить новые способы самостоятельного управления здесь, на острове».

Приоритетами ирландского правительства остаются экономические и торговые соглашения, мирный процесс и пограничные вопросы, а также общая туристическая зона.

* Указанные заявления подозрительно совпадают с призывами на «Марше женщин», которые, предположительно, финансируются Соросом, а также с заявлениями самого Сороса в Давосе:

Сейчас граждане Великобритании отказываются от ЕС: сейчас экономическая ситуация не так плоха, как предполагалось. Тем не менее, по мере обесценивания национальной валюты и роста инфляции уровень жизни будет ухудшаться. Это будет не быстрый процесс (вероятно, проявится не раньше 2019-20 гг.), но когда это произойдет (темпы роста з/п будут отставать от инфляции), граждане Великобритании изменят свое отношение, и я даже предполагаю, что Великобритания может легко вернуться в ЕС.

Как видно из материалов, особенностью Северной Ирландии является ее статус де-факто «стратегической глубины» Республики Ирландия: двойное гражданство и возможность не только участвовать в политической жизни Республики Ирландия, но и работать в ее государственных органах. Тем не менее, памятуя о том, что политика есть наиболее концентрированная форма выражения экономики, а также и то, что не все жители Северной Ирландии являются сторонниками «ирландского объединения», необходимо рассмотреть экономические аргументы обеих сторон:

Экономические аргументы
юнионистов
(сторонников союза с Великобританией)

Экономические аргументы
республиканцев

(сторонников союза с Республикой Ирландия)

Экономика Северной Ирландии  тесно связана с Великобританией: объем экспортных продаж в 2014 г. в Великобританию составил 12,7 млрд фунтов, тогда как в Республику Ирландия  объем экспортных продаж составил 3,6 млрд,
в ЕС – 2,1 млрд, а в остальные страны мира –
4 млрд. фунтов.

Субсидии из ЕС за последние 7 лет составили 3,5 млрд фунтов, а на период 2014-2020 гг. запланировано еще 3,5 млрд. Большая часть этих сред идет фермерам, но большое финансирование получают многочисленные трансграничные проекты в целях содействия инвестициям, таким как обновление подвижного ж/д состава.

 

Тем не менее, хотя экономические аргументы в пользу юнионистов, Усилиями республиканцев на 2 марта в Ассамблею Северной Ирландии назначены выборы.

Каковы же стартовые позиции политических оппонентов?

Республиканцы и их союзники
(
либеральная Партии Альянса)

Юнионисты

1) В североирландском отделении партии «Шинн Фейн» надеются использовать причастность Демократической юнионистской партии (сторонницы «Брексита») к скандалу, связанному с выплатой денежной компенсации за утилизацию биоресурсов,
а также ее неприкрытую враждебность по отношению ко всем политическим институтам Северной Ирландии, чтобы сместить баланс сил. Используя эту платформу, а также предупреждая об опасности, которая подстерегает северных ирландцев после выхода Королевства пост Brexit в виде «жесткой границы» «Шинн Фейн» надеется на дальнейшее продвижение объединения обеих Ирландий.

 

2) Экономически либеральная Партии Альянса заявила, что речь Мэй с ее намеками на «жесткий» сценарий «Брексита» будет иметь «катастрофические последствия для Северной Ирландии». Об этом заявил заместитель главы партии Стивен Фарри. «Любое отклонение от Таможенного союза и единого рынка потребует введения официальной границы или через остров Ирландия, или по Ирландскому морю. ... В отношениях возникнут барьеры или по линии «Восток-Запад», или по линии «Север-Юг», а эти отношения признаны и имеют силу в соответствии с «Соглашением «Страстной пятницы».

Бескомпромиссные активисты из Демократической юнионистской партии (ДЮП), помимо прочего, имеют 8 мандатов в Парламенте Великобритании. …  Со своей стороны, лидер ДЮП пообещал, что предстоящие выборы будут «жесточайшими».

 

Еще один элемент «североирландской карты» республиканцев – Джозеф Байден[5]. Байден ирландец; во время предвыборной кампании посещал Ирландию, где ему был устроен радушный и пышный прием.

Учитывая общеполитическую логику, теперь необходимо ждать шагов официального Лондона и развертывания процесса избирательной кампании, а также отслеживать экономическую ситуацию в Королевстве, поскольку неолибералы, а также сторонники ирландского республиканского императива разыгрывают карту «экономической неудачи «Брексита».

Подводя итоги, отметим, что представителям журналистско-политологических кругов, занимающихся подготовкой панорамных или аналитических материалов, всегда следует помнить о пагубности «позиции горцев». Скрупулезный анализ с учетом максимального количества нюансов способен в корне перевернуть представление об анализируемой ситуации. В противном случае, комментаторам любых мастей не избежать «конфузов»,  как это имело место в 2016 г. с референдумом в Нидерландах по Украине, выборами президента на Филиппинах, «Брекситом» и, разумеется, выборами президента США.
Это ставит под сомнение объективность исследователей, и, как результат, их профессиональную компетенцию, что в итоге может привести к потере доверия читателей и клиентов.  

 

Использованная литература:

  1. Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. Мир истории: Русские земли в XIII – XV веках. –

    2-е изд. / Худож. К. Сошинская. – М.: Мол. Гвардия, 1988. – 334 с.

  2. Комосса Г-Х. Тайная Игра секретных служб: бывший глава Службы военной разведки рассказывает… – М.: Фолио, 2009. – 317 с.

  3. Романов П. В. Микроуровень социальной реальности. Возможности междисциплинарного подхода // Социологические исследования. – 2002. – № 3. – С. 28 – 33.

  4. Сталин И. Статьи и речи об Украине. Сборник / Подготовил к печати Н.Н. Попов. – К.: Партиздат ЦК КП(б)У, 1936. – 249 с.


[1] Учитывая резкую «антибрекситовскую» позицию их бывшего лидера.

[2] Хотя ФРГ, похоже, пытается построить именно австро-венгерский тип империи»: американские аналитики открыто отмечали, что европейское торговое пространство обслуживает интересы немецкой промышленности, а представители политического руководства Германии этого даже не скрывают: нынешний глава МИДа ФРГ Зигмар Габриэль прямо заявил, что«Германия является крупнейшим бенефициаром европейского сообщества – как экономическим, так и политическим».

[3] Так сторонники объединения с Республикой Ирландия называют Северную Ирландию.

[4] «Западногерманский сценарий» активно лоббировали американские эксперты в качестве инструмента мирного возвращения под контроль Киева отдельных районов Донецкой и Луганской областей, а в последнее время эту политтехнологию стали использовать новые претенденты на звание «Спаситель Украины» – Пинчук и Наливайченко.

[5] Недавно стало известно, что крупнейшая в Украине независимая газовая компания Burisma Group заключила с совместно с либеральным НИИ Atlantic Council соглашение о сотрудничестве, согласно которому компания будет оказывать поддержку НИИ в разработке различных программ для Украины (подробнее см. здесь). Если учесть, что одним из руководителей этой компании является сын Джозефа Байдена, нетрудно предположить, что в ней будет работать и сам бывший вице-президент США. Вероятная цель – попытка разработать «встречный алгоритм» для украинских властей с целью противодействия вероятным шагам Трампа, особенно в свете результатов первого официального контакта президентов РФ и США.

Ключевые слова: Великобритания Евросоюз брекзит

Версия для печати