Новая Зеландия стремится к геополитическому лидерству в Океании

10:41 24.08.2017 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


В условиях меняющейся геополитической картины мира перед Новой Зеландией стоит вопрос переосмысления своего положения в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) и соответствующей коррекции внешнеполитического курса.

Как островная нация, Новая Зеландия старается распространить своё культурно-политическое влияние на соседние островные государства. Ещё в XIX в. некоторые новозеландские политики высказывались за аннексию всех островов к востоку от Новой Зеландии, вплоть до Гавайев. Позже от этой мысли отказались, но актуальность вопроса сохранения политического влияния Веллингтона в восточной части АТР сохраняется до сего дня.

Все островные государства в этой части света разделяются на три субрегиона – Микронезию (расположенные в Филиппинском море государство Палау, Северные Марианские острова, Маршалловы острова и т.д.), Меланезию (примыкающая к морским границам Австралии Папуа-Новая Гвинея, Фиджи, Вануату и т.д.) и более крупную Полинезию (Новая Зеландия, Гавайи, Таити, Тонга, Тувалу и др.).

В последние годы Пекин существенно нарастил политическое и экономическое присутствие в этих регионах, в полном соответствии с положениями Белой книги (17 октября 2000 г.) о двух степенях островной защиты материкового Китая.

Первая островная цепь, согласно Белой книге, простирается от японской Окинавы, через Тайвань, о. Спратли и Филиппины до Сингапура и Брунея. Здесь Китай планировал достичь геополитического первенства к 2010 г. Эту задачу можно считать практически выполненной.

Вторая островная цепь через южные оконечности Филиппин и острова в восточной части Индонезии достигает «порога Австралии». Здесь Пекин планирует достичь первенства к 2040 г.

В ответ Веллингтон активизировал военно-политическое сотрудничество с Вашингтоном, с определением Соединенных Штатов в Веллингтонской декларации 2010 г. как тихоокеанской нации. В 2012 г. Веллингтонская декларация была дополнена Вашингтонской декларацией, определявшей формат сотрудничества США и Новой Зеландии в области морской безопасности, стихийных бедствий, экологии и гуманитарных операций.

По мнению западных экспертов, у Пекина отсутствует полноформатный «тихоокеанская стратегия», ему пока не удалось выработать глубоко продуманную цивилизационную составляющую политического и экономического продвижения в АТР (1).

Параллельно с этим вопрос культурно-цивилизационной ориентации актуален и для новозеландцев в том смысле, что в их интересах способствовать укреплению «тихоокеанской» идентичности и солидарности островных государств АТР. Веллингтон поддерживает углубление кооперационных связей, в т.ч., в военной

сфере, между Папуа-Новой Гвинеей, Вануату, французской Новой Каледонией и т.д.

В последнем случае со стороны Веллингтона это задел на возможное будущее усиление влияния Парижа в данной части планеты, который проявляет все большую заинтересованность своими островными территориями в Тихом океане. Эти территории, как и Новая Зеландия и Австралия, перестают быть частью периферийного пространства, вовлекаются в грядущие геополитические изменения.

Представители тихоокеанских островных национальностей составляют в структуре населения Новой Зеландии  7% (данные 2006 г.). Их самоидентификация имеет ряд отличительных черт от идентификации белых новозеландцев, которая, будучи также островной, не несёт в себе понимания культурного и социального единства с представителями островных государств АТР – жителями Соломоновых островов, Самоа, Новой Каледонии, Таити, Тувалу, островов Кука и т.д.

Гуманитарная политика Новой Зеландии направлена на слияние этих двух идентичностей. Ранее это была трудная задача ввиду островного положения государств и их географической удалённости на океанских просторах. Сегодня между Новой Зеландией и рядом островных государств действует очень либеральный визовый режим, вплоть до упрощённой возможности получения островитянами новозеландского гражданства.

Тихоокеанская политика Новой Зеландии направлена на укрепление   тихоокеанского регионализма как залога политического единства АТР, который превращается в зону столкновения геополитических интересов США и КНР. Такой тихоокеанский регионализм выступает синонимом тихоокеанской солидарности. Перспективам тихоокеанского регионализма посвящён доклад Секретариата форума островных государств Тихого океана (Pacific Islands Forum Secretariat) (3).

Концепция «the Blue Pacific», поддерживаемая большинством островных государств АТР, выделяет АТР в отдельный регион в политическом, военном, экономическом и культурно-цивилизационном смысле. Считается, что регионально сплоченные государства, при условии открытости к партнерству с ключевыми государствами вне АТР, смогут сообща противостоять грядущим угрозам и приспособиться к реконфигурации геополитической картины мира (4).

В деле становления тихоокеанского регионализма Новая Зеландия намерена играть ведущую роль. Если политика Австралии нацелена больше на взаимодействие с внешними игроками и участие в трансокеанском сотрудничестве с США и Великобританией, то позиция Новой Зеландии отличается большей интровертностью, «уходом в себя», стремлением частично обособить Океанию в рамках упомянутого регионализма.

 

1)    http://apcss.org/wp-content/uploads/2015/08/C6-FindingCommonGround-NZ-Pacific-APowles.pdf

2)    http://www.pina.com.fj/?p=pacnews&m=read&o=953408189599a6014987266f472dd9

3)    http://www.forumsec.org/resources/uploads/attachments/documents/PIFS%20-%20State%20of%20Regionalism%202017%20Report%20(web)%20HRv4.pdf

4)    http://www.pina.com.fj/?p=pacnews&m=read&o=953408189599a6014987266f472dd9

Ключевые слова: Новая Зеландия геополитика АТР Океания идентичность регионализм

Версия для печати