Эрдоган и Джемилев - старые игры в новых условиях

12:41 10.07.2017 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


Неофициальную реакцию на прошедшую 4 июля встречу Президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и Мустафы Джемилева озвучил Депутат Госдумы от Крыма Руслан Бальбек: встреча президента Турции с лидером запрещенной в России организации "Меджлис крымскотатарского народа", причастной к блокадам Крыма, вызывает недоумение. (ria.ru)

На официальном уровне реагировать на эту встречу не стали, тем более, что она состоялась накануне G20 в Гамбурге, а значит, при необходимости такая реакция будет дана персонально и на высшем уровне - в ходе контакта президентов России и Турции. 

Интересно, что Эрдоган и Джемилев сделали официальные заявления по непересекающимся темам:

- сайт "Меджлиса": "Лидер крымских татар отметил необходимость безотлагательного освобождения всех политических заключенных … и отмены запрета на въезд в Крым представителей Меджлиса крымскотатарского народа".

- "Эрдоган заверил, что власти Турции принимают меры по недопустимости посещения крымских портов турецкими судами. Президент Турецкой Республики подтвердил готовность поддержать инициативу «Меджлиса» по строительству в Киеве центральной мечети. (ukraina.ru)

Можно видеть, что президент Турции "ходит вокруг" Крыма, принимает во многом символические меры по сохранению санкционного режима, готов заниматься вопросами "Меджлиса" на Украине, но не намерен заниматься вопросами "Меджлиса" в Крыму. Конечно, это публичный уровень, определяющими являются позиции, которые оговаривались за закрытыми дверями, но публичные заявления также говорят о результатах встречи.

Пока серьезной политической поддержки лидеры "Меджлиса" от Турции не получили. В прошлом было  многомиллионное финансирование "Меджлиса" до Крымской весны, доказанное документами украинских спецслужб, проходила также информация и о поддержке участников продовольственной и энергетической блокады Крыма, а Джемилев и «комендант» блокады Крыма Ленур Ислямов не раз анонсировали создание национального (мусульманского) батальона по натовскому стандарту при материальной поддержке Турции. Батальон не создан, Турция этой темы не касается, при этом, как видно из информации о встрече 4 июля, она готова поддержать строительство мечети в Киеве. 

Таким образом, становится понятна нынешняя стратегия Турции - в действиях направленных в открытую против российского Крыма (например, финансирование создания мусульманского батальона, который, по словам лидеров "Меджлиса", должен "первым войти в Крым и начать его деоккупацию") она участвовать не намерена, поддерживать санкционный режим - намерена, также намерена поддерживать культурно-религиозные проекты и оказывать знаки внимания лидерам "Меджлиса", без поддержки их заявлений и требований.

Кроме того, событийный анализ показывает, что периоды интенсификации отношений "Меджлиса" и Анкары приходятся на периоды охлаждения отношений России и Турции или на такие периоды, когда внешнеполитическая активность нашей страны в отстаивании своих интересов развивается стремительно, когда Анкара не может противостоять этим процессам, но старается найти и реализовать варианты как минимум для торга, как максимум для сдерживания. Попытки реализовать вариант минимум (торг) можно было видеть в период возвращения Крыма в состав России и впоследствии - поддержка и не поддержка санкций одновременно, контакты с "Меджлисом" в период блокады Крыма, вариант максимум - сбитый самолет ВКС РФ, как попытка сдерживания России на сирийском направлении. 

Для Эрдогана встреча с Джемилевым это элемент продолжения давней политики Турции по сдерживанию восстановления влияния России. На территории Украины до 2014 года эта политика реализовывалась в Крыму, путем реализации бизнес проектов, поддержки влиятельного тогда "Меджлиса", финансирования культурных проектов, образовательных учреждений. Сейчас намерение это осталось, однако Крым недосягаем для турецкого влияния в области политики, религии и образования, поэтому действия по созданию очагов культурной и религиозной активности переносятся на территорию Украины - это контакты с "Меджлисом", намерение участвовать в обустройстве крымских татар в Херсонской области, строить в Киеве мечеть. (interaffairs.ru)

При этом стратегически одним из ключевых направлений внешнеполитического курса Анкары является сотрудничество с Россией, тем более, что наступило потепление отношений между странами и президенты  подписали законы о ратификации соглашения о строительстве газопровода «Турецкий поток» и сняли все законодательные ограничения для реализации этого проекта. На этом фоне попытки "Меджлиса" подвигнуть Анкару на конфронтацию с Москвой выглядят весьма самонадеянно и бесперспективно. 

Как итог, эта встреча говорит о том, что Эрдоган намерен продолжать разыгрывать карту "Меджлиса", лидеры которого для президента Турции остаются элементами комбинаций в отношениях с Россией, Украиной, Европой и  странами Причерноморья. И в этом смысле не стоит обольщаться никому из партнеров Эрдогана, тем более тем, чьи ресурсы и влияние уступают Турции и кто представляет эфемерные организации, смысл существования которых - обеспечение места под солнцем своим лидерам. Отношения с Россией для Турции всегда будут перевешивать  результат от игры с любым ситуативным партнером.

Ключевые слова: Турция Крым Эрдоган Джемилев

Версия для печати