Черноморский регион: США усиливают напряженность

12:13 01.03.2018 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


Черноморский регион вновь становится точкой нарастающей напряженности, провоцируемой  США и Украиной, координация усилий между которыми носит признаки синергии.

Первый, наиболее заметный фактор – попытки военно-политического давления на Россию. 18 февраля в Черное море вошел эскадренный миноносец ВМС США «Карни», который присоединился к уже находившемуся  там эсминцу «Росс».

Американская сторона объясняет присутствие своих кораблей в регионе двумя тезисами: 1. противостояние наращиванию российских сил в регионе; 2. усилия по «уменьшению чувствительности» Москвы в связи с присутствием американских ВМС в регионе. Второй тезис достаточно прямолинейно разъяснил источник из Пентагона: «…Россия стала более чувствительна к нахождению там американских сил, опасаясь, что военный потенциал США может подорвать ее преимущества». (crimea.ria.ru)

Это разъяснение вскрывает старые комплексы Вашингтона. Во время Карибского кризиса, когда неожиданно обнаружилось присутствие советских ракет на Кубе,  это было расценено как «подрыв военного преимущества США». Теперь, судя по всему,  США пытаются сыграть в старую игру, забыв о тяжело давшемся разрешении прошлого кризиса.

А вот еще одна интересная формулировка американских военных: «Решение использовать сразу два корабля в Черном море демонстрирует нашу приверженность региональной стабильности и безопасности», – объявил вице-адмирал Грэди. (crimea.ria.ru)

Это чистой воды иезуитство, так как именно присутствие американских эсминцев и создает в регионе военную напряженность. Причем, как обычно, весьма далеко от американских границ.

Наличие на кораблях США современных систем ПВО «Иджис», ракет «Томагавк» и «Гарпун» - это фактор военной угрозы. Развернутые в Крыму системы ПВО С-400, и береговые противокорабельные комплексы «Бастион» - довольно прозрачный ответ на эту угрозу. При этом в скором времени приверженцам «региональной стабильности и безопасности», придется покинуть Черное море -  по конвенции Монтре военные суда нечерноморских государств не имеют права находиться там дольше трех недель.   Контролирующая проливы Турция, «даже будучи членом НАТО, стремится четко придерживаться положений конвенции, прекрасно понимая, что она гарантирует сохранение турецкого влияния в регионе, делая его закрытым. И в этом объективно совпадают российские и турецкие интересы». (crimea.ria.ru) Из Черного моря эсминцы ВМС США уйдут в рамках соблюдения конвенции по истечении 21 дня пребывания, но затем корабли американского флота могут вернуться, действуя по ротационной схеме.

Как отмечает эксперт Александр Бедрицкий, вынужденное ротационное присутствие своих ВМС в Черном море США намерены компенсировать через сотрудничество в рамках НАТО. Он пишет, что Соединенные Штаты «…размещают противолодочные самолеты "Орион" и "Посейдон", ведут разведку с помощью беспилотных аппаратов вдоль черноморского побережья России, включая Крым, отрабатывают вопросы взаимодействия своих кораблей с союзниками по НАТО, создают условия для использования румынских и болгарских портов в интересах шестого флота, корабли которого все чаще появляются у российских границ в Черном море». (crimea.ria.ru)

Увеличение  уровня своего военного присутствия в регионе не является единственной целью США. Как точно отметил военный эксперт Игорь Коротченко: присутствие эсминцев США в Черном море оказывает провокационное влияние на Украину. (crimea.ria.ru) Недавно принятый  Киевом закон о «реинтеграции Донбасса» тому свидетельство.

К тому же конец февраля и март – это события Крымской весны, открывшей новую главу новейшей истории. Как в Украине, так и в США эти события помнят и отмечают по-своему. У Киева - фантомные боли после потери Крыма, у США уязвленное самолюбие «геополитического гегемона», не рассчитавшего не только силу своего геополитического воздействия  на Россию через Украину, но и не предусмотревшего фактор национальной и исторической памяти, в результате чего Крым вошел в состав Российской Федерации. И если история с Донбассом входит в русло Минского процесса, по крайней мере, пока это направление признано безальтернативным, то вопрос Крыма, который, как сказал Владимир Путин, для России закрыт, остается для Запада более сложным по известным причинам.

Нет сомнений, что в Киеве дефиле эсминцев рассматривают как некое обеспечение и поддержку своей борьбы за ресурсы Черного моря.      Межгосударственный спор между Россией и Украиной в международном арбитраже может привести к остановке добычи газа на шельфе Крыма. СМИ уже растиражировали сообщение о том, что Госпредприятие Крыма «Черноморнефтегаз» летом остановит деятельность на Одесском газовом месторождении, которое  обеспечивает полуостров почти половиной собственной добычи газа. (tass.ru)

Однако, министр энергетики РФ Александр Новак, отвечая на вопрос, действительно ли Россия собирается заморозить добычу на Одесском газовом месторождении на шельфе Крыма из-за иска Киева к Москве в международный арбитраж о защите морских прав, ответил: «Я думаю, пока не отвечу на вопрос, принято ли окончательное решение об этом. Всё будет зависеть от юридических оснований». (iz.ru)

Киев всеми силами старается повлиять на обеспечение Крыма ресурсами. Иск в международный арбитраж вполне сравним с продолжением «экономической и ресурсной блокады  Крыма» другими средствами. Потому что все, что можно, между Крымом и Украиной уже  заблокировано. Но при этом во многом уже восполнено из России. Часть энергетических ресурсов поставляется через Керченский пролив с материка (газ, электроэнергия), часть вырабатывается и добывается в Крыму и на шельфе. Учитывая, что в  ближайшее время  в Крыму заработают две новые газовые электростанции, которые обеспечат Крым электроэнергией собственной генерации полностью,  вырастет и потребление газа. И, скорее всего, именно этим можно объяснить появление этого иска в арбитраже.

В целом, поиск формулы ослабления России в Черноморском регионе – остается важной геополитической задачей Вашингтона. Военно-политическое давление играет здесь самую заметную роль на фоне не менее значимых попыток экономического давления, к которому Крым, по своим географическим особенностям и испытывая определенный недостаток ресурсов, пока чувствителен.

Очевидно, что США, обеспечивая присутствие своих военных кораблей в Черном море, задались целью дополнить экономическое давление на Россию давлением военным. При этом можно предположить, что такое расширение морской группировки США не нужно Турции, которая контролирует и соблюдает конвенцию Монтре и имеет свои интересы в Черноморском регионе и на Ближнем Востоке, по поводу которых у Анкары регулярно возникают разногласия с Вашингтоном. Учитывая этот фактор, а также не раз подтвержденное совпадение интересов России и Турции по многим проблемам в регионе, можно выстраивать достаточно эффективные ответные меры по разным направлениям.