Бжезинский и Украина

12:52 01.06.2017 Денис Батурин, политолог, член Общественной палаты Республики Крым


26 мая ушел из жизни Збигнев Бжезинский, один из известных и влиятельных ветеранов внешней политики Вашингтона.  Бжезинский поймал целые страны в свои интеллектуальные ловушки, теперь история понемногу проверяет его аксиомы. Приходится признать, что в постсоветский период влияние геостратега на страны СНГ было достаточно сильным. Политические консультанты и дипломаты в новое время оперировали в своей деятельности постулатами "Великой шахматной доски", которая, будучи написана в 1997 году, после развала СССР, устанавливала нормальность нового мира - гегемонию Соединенных Штатов Америки  без «Советской империи»  и определяла роли и места всем остальным странам. Влияние постулатов Бжезинского распространилось не только на политиков и руководителей стран, но и на высшие учебные заведения постсоветских стран, когда преподаватели предлагали слушателям картину мира настоящего и картину мира будущего в координатах "Великой шахматной доски". Очертания мира будущего в этих координатах можно определить очень просто - гегемония США как постулат, основанный на культурной, индустриальной, финансовой, экономической, идеологической и военной мощи.  Один из пассажей этого бестселлера весьма откровенен: "... Предпочтение отдается России, тесно связанной с Европой.  Возможно, демократическая Россия с большим одобрением относилась бы к ценностям, которые разделяют Америка и Европа, и, следовательно, также весьма вероятно, стала бы младшим партнером в создании более стабильной и основанной на сотрудничестве Евразии". (Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. - М.: Междунар. отношения, 1999. - с. 67.) В цитируемой книге заметно неприкрытое ликование Бжезинского: "Появление независимого государства Украина не только вынудило всех россиян переосмыслить характер из их собственной этнической и политической принадлежности, но и обозначило самую большую геополитическую неудачу Российского государства". (Бжезинский З. Указ.соч. - с. 114)

Еще в 90-х годах прошлого века отставной геостратег выстраивал архитектуру отсечения России от возможностей и инструментов геополитического влияния:  без Украины у России не будет европейской перспективы, ее ждет азиатское будущее, обусловленное демографическим давлением республик Средней Азии, которые переживают рост рождаемости на фоне падения рождаемости в России.  Украину между тем, при продвижении по курсу демократических реформ, по его мнению, ожидало бы  европейское будущее, в котором она должна играть роль одного из участников системы европейской безопасности. Конфигурация этой системы выстраивалась в рамках сотрудничества Франции, Германии и Польши, касалась, по мнению Бжезинского "особой геополитической заинтересованности Германии и Польши в независимости Украины", включала в себя отношения с институтами Евросоюза и НАТО. 

Однако, в 1999-2004 гг. Украина приняла к руководству концепцию "динамического равновесия сил", пытаясь использовать перспективы сотрудничества с пограничными и влиятельными государствами, а также международными организациями в своих интересах, не отдавая предпочтения ни одному из политических блоков. Это выражалось в сохранении базы Черноморского флота России в Севастополе, с одной стороны, и в программах сотрудничества с НАТО, например, "Партнерство ради мира", с другой. Все это раздражало Запад, т.к. «отрывало»  Украину от России слишком медленно или не «отрывало» совсем, поэтому и был начат известный «процесс демократизации».  Этот процесс вылился в "кассетный скандал", представивший президента Леонида Кучму авторитарным политиком, чей непрямой приказ якобы  стал причиной смерти оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе, а также в еще один скандал с якобы продажей Украиной радиолокационных комплексов "Кольчуга" Ираку. По прошествии лет ни по одной из этих историй не представлено доказательств, как о личности настоящих заказчиков смерти Гонгадзе, так и о факте продажи "Кольчуг" Ираку. Но при этом была поддержана и профинансирована украинская оппозиция, вознесшая после "оранжевой революции" на должность президента Виктора Ющенко, который оказался настолько аморфным политиком, что не смог ни внятно сформулировать, ни уж тем более реализовать внешнеполитический курс страны. Избрание президентом Виктора Януковича было внутриполитическим реваншем, а Западом было воспринято как угроза расширения российского влияния. Харьковские соглашения и приостановление евроинтеграции, стали красной тряпкой для ЕС и США, а внутриполитические ошибки Януковича сделали возможным "евромайдан", переросший в новую украинскую революцию.

Те события, которые должны были бы упрочить гегемонию США, согласно концепту Бжезинского - украинская "революция достоинства" 2013-2014 годов, привели не к демократизации Украины, а к Крымской весне и гражданскому конфликту на Юго-Востоке Украины, то есть к событиям, которые поставили вопрос о будущем Украины как государства.  «Художества»  демократизаторов на Украине, свершаемые с явного одобрения Запада, стали для России реальным вызовом  приближения НАТО к ее границам  и привели к соответствующим практическим  выводам. Но главное, это стало вызовом и для граждан Украины, на который они тоже дали ответ, провозгласив и защищая ДНР и ЛНР. Американист Дмитрий Дробницкий весьма откровенно и точно описал эту ситуацию: "В последние годы геостратега особенно интересовала Украина. Он не раз и не два повторял, что «судьба Европы решается в Киеве». Присоединение Крыма к России он воспринял особенно болезненно – «эти русские» взяли под контроль часть «внутреннего полумесяца»". (vz.ru).

Самое важное в этом контексте  - воссоединение Крыма с Россией, а затем участие России в Сирийском конфликте, в борьбе на дальних подступах с ИГИЛ/ДАИШ. Эти события значат если не закат морского преимущества для США, то уж точно означают определенное разрушение того миропорядка, который строил Вашингтон и его союзники в Европе. Того, который желал Бжезинский: "Украина, новое и важное пространство на евразийской шахматной доске, является геополитических центром, потому что само ее существование как независимого государства помогает трансформировать Россию. Без Украины Россия перестает быть евразийской империей". (Бжезинский З. Указ.соч. - с. 61).Оставим на совести автора приписываемое России желание стать «евразийской империей».

Говорят, Бжезинский давно не был в тренде  у американских политиков, однако, в тренде были его идеи касательно Украины. Администрации Джорджа Буша-мл. и Барака Обамы многое сделали для того, чтобы Россия не имела евразийского вектора развития. При их одобрении и чутком руководстве в 1999-2004 гг. Украина, борясь с "диктатурой", прошла "оранжевую революцию", с 2010 по 2014 гг. вновь боролась в лице национальной оппозиции с "диктатурой", что закончилось "революцией достоинства", выпустила на волю дух инфантильного национализма, потеряла Крым и с размаху влетела в гражданский конфликт на юго-востоке. 

Увидел ли Бжезинский то, что хотел? Вроде бы Украина оторвана от России, управляется откровенно недружественным к Москве режимом, пытается войти в Европу, однозначно ориентируется на Запад и рвет все возможные связи с Россией: экономические, политические, энергетические, информационные, коммуникационные и культурные. Однако, Россия стала только сильнее, под давлением санкций, под обвинениями в мифической агрессии и вмешательстве в президентские выборы в США и в Европе. Россия сохранила и благодаря Крыму усилила контроль в Черноморском регионе, стала значимым игроком на Ближнем Востоке, имеет лучшие в мире стартовые позиции в борьбе за пространства и богатства Севера - Арктику. 

И это, похоже,  расстраивает западных  геостратегов, так как то, что должно было сразить Россию, сделало ее сильнее. Бжезинский  не оставлял надежд на реализацию своих идей до последнего времени. 1 февраля этого года  он, обращаясь к президенту США, написал в Twitter: "…. в интересах самих США подтвердить свою поддержку Украине". 2 февраля сенатор Джон Маккейн призвал Трампа "предоставить оборонительную летальную помощь, необходимую украинским вооруженным силам, чтобы защитить себя". (ukrainian.voanews.com) Говорить о координации заявлений действующего политика и отставного геостратега было бы преувеличением, однако, взаимодополняемость их заявлений и совпадение во времени свидетельствует об одной идеологической системе координат. 

В украинской истории наследие идей Бжезинского оказалось не менее разрушительным, чем в истории на Ближнем Востоке: "Когда уже в 2000-х у Збигнева спрашивали, а не сожалеет ли он о том, что фактически собственными руками создал «Аль-Каиду» в Афганистане и сделал Иран врагом США, тот отвечал предельно откровенно: куда важнее было разрушение Советского Союза".  (vz.ru). Можно представить, что ответят идейные наследники Бжезинского, когда им зададут вопрос, а не сожалеют ли они о том, что фактически собственными руками разрушили Украину, позволили духу национализма отравить страну, спровоцировали уход Крыма в Россию и гражданский конфликт на юго-востоке. Они, думается, ответят предельно откровенно: куда важнее было оторвать Украину от России. 

Для Бжезинского "конец истории" стал не только фукуямовским концептом, это было опровержение ряда его аксиом, весьма органично вписывавшихся в координаты "Великой шахматной доски", но выпавших из координат исторической реальности. 

Ключевые слова: США Россия Украина Збигнев Бжезинский «Великая шахматная доска»

Версия для печати