Политическое украинство – идеология разрушения

12:14 14.04.2017 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Восприятие т.н. украинского вопроса нуждается в теоретико-идеологическом переосмыслении. До сих пор российская сторона, соблюдая принципы политкорректности, в диалоге с политическим украинством пыталась обходить острые  идеологические углы.

События последних трёх лет свидетельствуют, что всегда так продолжаться не может. Рано или поздно придётся давать зрелый и продуманный идеологический ответ политическому украинству (его следует отмежевывать от этнического украинства, не несущего в себе никакого негативного заряда). И здесь необходимо отметить следующее.

  • Экономический подход как формат взаимодействия с политическим украинством себя не оправдал. Надежды на то, что экономические интересы украинского государства удержат Киев от губительной для украинской экономики конфронтации с Россией, больше похожи на задабривание Россией Украины, обнажающее отсутствие у российской стороны внятного идеологического контрдискурса.

  • Надежды на общность истории (Киевская Русь, Великая Отечественная война) тоже себя не оправдали. Общая история русского и украинского народов не мешает Киеву проводить русофобскую политику.

  • Отягощенное политкорректностью ожидание российской стороной идеологического выздоровления украинства тоже напрасно. Украинский национализм будет жить до тех пор, пока будет спрос на его политические услуги, а спрос этот будет всегда. Его русофобия - это не болезнь роста, а  основное содержание.

Нельзя предоставлять украинскому национализму возможность претендовать на роль идеологической альтернативы проекту интеграции Украины и России. Следует отметить, что: 

  • Незаслуженно вытесненным из идеологического обихода остаётся термин "малороссийство".В некотором роде, украинство и малороссийство - синонимы. Украинство без национализма - это и есть малороссийство. 

Преднамеренное вытеснение малороссийства в исторический контекст, когда этот термин используется, как архаизм, только по отношению к событиям прошлых веков, расчищает простор для термина "украинство". 

В термине "украинство" нет отсылки к общерусским корням, зато есть отсылка к окраинности, понимаемой, как отчужденность от общерусской истории. Термин "украинство" - ретроспективен и перспективен, одновременно: идеологи украинства описывают им события и далёкого прошлого, и настоящего, и будущего (как они его видят). Этот термин не ограничивается историческим контекстом.

Точно так же не стоит ограничивать историческим контекстом малороссийство. Этот термин необходимо вернуть в повседневный дискурс.

  • Термины "малороссы " и "украинцы" должны стать взаимозаменяемыми. В сфере политики, публицистики и т.д. они должны шагать рядом, параллельно, указывая на отсутствие у украинства права на идеологическую монополию.

Взаимозаменяемость этих терминов-идеологем позволит включить их во взаимный идеологический оборот и избежать ситуации, когда термин "украинство" станет словесно-идеологической меткой исключительно антироссийских сил.

Украинство должно пройти процедуру смыслового оздоровления, когда под малороссийством будут понимать украинство, под украинством - малороссийство. Малороссийство должно вобрать украинство в себя, переварить его, наполнив конструктивными смыслами, вытравив негативное содержание.

Каждый будет вкладывать в эти термины свое содержание, но их параллельное употребление позволит избежать жёсткой оппозиции малороссийство - украинство и трудно проницаемых идеологических барьеров между ними. Такие барьеры чреваты расколом общества и его поляризацией, с обособлением каждого полюса и ростом напряжённости.

  • Необходимо популяризировать интеллектуальные традиции западнорусизма - религиозного, культурного и политического течения, рассматривавшего украинцев (как и белорусов) как западные ветви триединого русского народа. 

Западнорусизм - явление западно-русской (малороссийской и белорусской) интеллектуальной жизни. Он не является привнесённой извне идеологией, неотделим от истории Украины и Белоруссии и от Православия. Собор Галицких святых включает, в т.ч., праведных и священномучеников, но об их религиозных подвигах мало кто осведомлен (1). Сложно найти более веский идеологический контраргумент украинству. 

В 2014 г. в России проходили мероприятия, посвящённые 100-летию с начала Первой мировой войны, но никто не вспомнил о галицко-русских патриотах, казненных захватчиками за преданность общерусской идее, как, например, священномученик Максим Сандович (Собор Галицких святых). 

Первая мировая была переломным моментом, когда политическое украинство насилием добилось перевеса над западнорусизмом. Этот исторический аспект освещается недостаточно полно в российской историографической науке.

Западнорусизм напрасно забыт  российской историографией. Вместо России никто искренне российской историей заниматься не будет, а западнорусизм принадлежит российской истории. 

В 1918-1919 гг. в Сибири и на Урале прошли карпато-русские съезды, были учреждены соответствующие организации (2). Жаль, что эта тема остаётся периферийной для российской исторической науки. Охватить весь потенциал идеологии западнорусизма в данной статье невозможно, поскольку это, пусть и региональное, но многостороннее явление. 

Украинская (малороссийская) культура вышла из лона общерусской культуры, и ей принадлежит. Попытки опровергнуть этот тезис, и реализовать противоположные по смыслу политические проекты (Украина является одним из них) ведут к расколу в обществе и социальному напряжению.

Путь политического украинства – это путь к обособленности и конфликтам. Украинский национализм  агрессивно настроен даже по отношению к Европе, при официальном проевропейском курсе Киева. Малороссийская идея более выгодна и бесконфликтна.

 

1)https://drevo-info.ru/articles/11296.html

2)https://m.cyberleninka.ru/article/v/sezdy-karpatorossov-v-sibiri-v-gody-grazhdanskoy-voyny-1918-1919-gg

Ключевые слова: западнорусизм украинский национализм политическое украинство малороссийство

Версия для печати