Информационная война: перо приравняли к штыку

11:30 13.02.2017 Эльдар Касаев, востоковед, член экспертного совета Союза нефтегазопромышленников России, кандидат экономических наук


Война… Эти пять букв хорошо знакомы многим жителям нашей страны. Великая Отечественная война (1941–1945), Афганская война (1979–1989), Чеченские войны (1-ая: 1994–1996, 2-ая: 1999–2001) оставили кровавый отпечаток и глубокие шрамы на сердцах тех, чьи родные погибли в раскаленном котле политических амбиций одержимых властью «темных» лидеров, которые ради достижения своих целей не щадили миллионов жизней.

Пожар войны и сегодня полыхает во многих уголках планеты, вынуждая Россию незамедлительно приниматься за его тушение, дабы не позволить ярким искрам этого огня на нашей территории разжечь пламя, длинные языки которого выжгут дотла мирные надежды и чаяния россиян.

Урегулирование вооруженного конфликта на востоке Украины, гражданской войны в Сирии требуют непосредственного участия России.

В первом случае национальные интересы нашего государства эффективно защищает отечественная дипломатия. Она близка к тому, чтобы экономические ограничения Запада, наложенные на Россию, были сняты в течение нескольких месяцев при условии соблюдения Минских соглашений.

Во втором случае нашим дипломатам эффективно помогает военная авиация, которая по официальной просьбе легитимного президента Сирии Башара Асада на протяжении более полугода регулярно наносит точечные удары по позициям экстремистов, воюющих с правительственными войсками.

Значимой промежуточной победой, добытой сирийской армией и российскими воздушно-космическими силами, стало освобождение от террористов «Исламского государства» (ИГ, запрещенная в России группировка) города Пальмира, который был оккупирован боевиками с мая 2015 года.

Древние руины Пальмиры являются Всемирным наследием ЮНЕСКО. Этот факт добавляет особую значимость проведенной при поддержке российских сил военной операции. Помимо исторической, город обладает стратегической важностью, так как расположен на перекрестке дорог в центре Сирийской пустыни и является транспортным узлом для ИГ. Контроль над Пальмирой позволил расширить операцию против террористов и усилить наступление в северном направлении. Именно там расположены основным нефтяные месторождения страны, взятые под контроль боевиками, и город Ракка – столица «халифата».

«Ближний Восток – вечная арена битв» – именно так называется первый раздел книги Романа Георгиевича Бабаяна[1], популярного тележурналиста, который имеет за плечами многолетний опыт работы в самых неспокойных уголках нашей страны и многих других государств.

Наблюдая за харизматичным, открытым, располагающим к себе автором книги, сложно представить, что этот моложавый мужчина своими глазами многократно видел ужасы войны и даже несколько раз был на волоске от смерти. Мало кому известно, что улыбчивый и приятный в общении Роман Бабаян (знаю не понаслышке, поскольку мы хорошо знакомы) в статусе специального корреспондента «изучал человеческие проблемы в тех регионах планеты, где в разное время звучали выстрелы и проливалась кровь» (с. 9). Он работал в 54 странах, в горячих точках России и зарубежья, среди которых Чечня, Ингушетия, Северная и Южная Осетия, Аджария, Грузия, Югославия, Косово, Таджикистан, Афганистан, Палестина, Ирак.

Находясь в командировках, Бабаян «передавал в эфир не отчеты о боях и фронтовые сводки, а хронику человеческих страданий и мучений, надежд и боли», при этом все больше убеждаясь в том, что «люди созданы не для того, чтобы погибать самим и убивать других» (с. 10).

Занимаясь, по его словам, «кризисной журналистикой» (не военной, ибо журналисты – гражданские люди), он искал ответы на вечные вопросы о любви и ненависти, жизни и смерти, вражде и дружбе, на собственном опыте понимая, что за каждой исковерканной судьбой стоят глобальные проблемы большой политики, которая безжалостным катком прокатывается по жизни каждого человека (с. 10).

Итогом необычайно рискованной работы, когда эмоциональное напряжение часто было на пределе, и, чтобы выжить в наиболее критических ситуациях, журналисту не оставалось ничего иного, как уповать лишь на Господа, стал ряд документальных фильмов. Именно об истории их создания, наиболее запоминающихся моментах повествует Бабаян на страницах своей увлекательной книги. Сегодня эти фильмы – уникальные исторические документы, первоисточники, так как содержат интервью со множеством легендарных личностей, рассказы людей, близко знавших Саддама Хусейна и Абдуллаха Оджалана.

Вышеназванные лидеры Ближневосточного региона на слуху даже у непосвященного читателя, поскольку их пребывание на политическом Олимпе было настолько ярким, где-то даже мистическим и таинственным, что позволило каждому из них занять достойное место в мировой истории.

Бескомпромиссная борьба курдского этноса за право иметь собственное государство, которая ведется на протяжении многих лет, трагично закончилась для лидера турецких курдов Оджалана. Не получив политического убежища в ряде стран, «пасовавших» друг другу курдского предводителя, как футбольный мяч, он был пойман турками, осужден и приговорен к смертной казни, которая, правда, была заменена пожизненным заключением в тюрьме на острове Имралы. Однако влияние находящегося в заточении отважного курда на сепаратистские действия его сторонников стало еще более весомым. Бабаян приводит слова заместителя председателя Международного союза курдских общественных организаций Ибрагима Алиева, глубоко убежденного в том, что «в истории с Оджаланом турецкие власти просчитались», ибо «пожизненное заключение придало предводителю курдов ореол мученика и еще больше сплотило их в борьбе за свои права» (с. 51).

Диктатура Саддама Хусейна, заставившая иракцев выпить горькую чащу страданий, после военного вторжения США и их союзников в 2003 году, сменилась на разрушительную «вседозволенность в условиях безвластия в стране». В Ираке началась партизанская война, оккупантов стали убивать. Против них выступили экс-представители правящей элиты, исламские радикалы, наемники, выпущенные Саддамом по амнистии накануне американского вторжения.

Пришедшие со своим уставом в чужой монастырь, «горячие головы» американских солдат получили ушат крови от недовольных иракцев, поневоле «освобожденных от благ тирании». Дестабилизация обстановки в арабском государстве привела к появлению ИГ. Под знамена этого «монстра», не раздумывая, встали военных элитных подразделений саддамовской армии, распущенные американскими интервентами. Из-за стремления обезопасить себя от возможного «бунта» возглавляемая США коалиция оставила без средств к существованию тысячи иракцев, профессиональных солдат и офицеров, «прошедших через несколько войн в регионе и умеющих только воевать и убивать», которые в одночасье оказались выброшенными на улицу (с. 81).

Вот как получается: хотели привнести на арабскую землю демократию, освободив местное население от тирании, а в результате получили страх и ненависть в Ираке, соседних государствах Ближнего и Среднего Востока, жители которых волею судьбы попали в глубокую и безжалостную политическую воронку, выбраться из которой живым крайне сложно.

«И это демократия?» – именно так звучит заголовок последней книги Луиса Корвалана, который был генеральным секретарем Коммунистической партии Чили в 1958–1989 годах, став ярым борцом против диктаторского режима генерала Аугусто Пиночета.

Роман Бабаян весьма любопытно описывает свои уникальные беседы с двумя лидерами, которые являлись врагами, обращая внимание читателя на важные факты и нюансы их поведения.

С Пиночетом журналист имел аудиенцию не более четверти часа, но даже в течение короткого промежутка времени почувствовал неприязнь к всемирно известному собеседнику, чье имя стало нарицательным. Почему же в ходе весьма непродолжительной беседы возникло негативное ощущение? Ответ – на страницах книги.

«Товарищ Лучо» – именно так называли соратники Корвалана. Под этим псевдонимом он хорошо известен и советским людям эпохи Леонида Брежнева, когда храбрый чилийский политик получил политическое убежище в СССР.

В своей книге главный коммунист Чили анализировал первые годы правления демократов после отставки Пиночета с поста президента страны, приходя к печальному выводу, что в его родном государстве, любовь к которому помогла Корвалану пройти через горнило подполья, ссылки, тюрем, концлагерей и не пасть духом в борьбе за социализм, мало что изменилось к лучшему.

Сама собой напрашивается параллель с «арабской весной» 2011 года. Ее порывистый ветер демонстраций, путчей, переворотов буквально смел казавшиеся «вечными» режимы Туниса, Египта, Ливии. Помимо названных стран, «ветер протестов» пролетел над Алжиром, Ираком, Иорданией, Марокко, Кувейтом, Оманом, Бахрейном, Саудовской Аравией.

Результаты гражданских войн, восстаний, протестов в арабском мире не оправдали себя. Взгляните на Сирию, до сих пор пожинающую плоды разрушительного «весеннего дуновения».

Пожар войны может добраться и до самых отдаленных мест, которые на глобусе с трудом могут отыскать даже отличники по географии. Одним из примеров служит «странная война» 1982 года между Великобританией и Аргентиной за Фолклендские (Мальвинские) острова, унесшая около тысячи жизней (потери аргентинцев почти в три раза превышали число убитых противников).

Спустя 15 лет, в 1997 году, Роман Бабаян с оператором стали «первыми и единственными российскими журналистами, оказавшимися в бескрайних водах Атлантического океана, вблизи от Антарктиды» (с. 88). В своей книге «первооткрыватель журналистского маршрута» до мелочей описывает жизнь фолклендцев, которая напоминала «сказку посреди волн и скал» (с. 115). На этих таинственных островах можно было встретить «бедняков-миллионеров», «школьные самолеты» и еще много непривычного для нас.

Интервью губернатора архипелага, взятое автором книги, приоткрывает завесу замкнутого мира, в котором жило население «затерянных в океане островов», постоянно слыша «эхо дальней войны», которая была развязана «не столько из-за территориальных споров, сколько из-за амбиций политиков». Неслучайно второй раздел рецензируемого издания назван «Латинская Америка: южное направление мировой агрессии».

Глобальная политика сровняла с землей многие светлые помыслы и веру в жизнеутверждающее будущее жителей бывшей Югославии. Балканская земля пропитана кровью, которая лилась рекой в результате Косовской войны 1998 года между албанцами и сербами, а также бомбардировок силами НАТО годом позже.

Именно на Балканах Бабаяну и его съемочной группе «пришлось попадать в такие ситуации, где спасение было невозможно даже теоретически, и происходило это вопреки всем законам жизни, даже простому здравому смыслу» (с. 168).

Автор книги затрагивает самые глубокие струны души своим рассказом о том, как в небольшой сербской деревушке Донья Бочинья, расположенной в Боснии, его допрашивал личный представитель лидера «Аль-Каиды», террориста № 1 Усамы бен Ладена в Боснии и Герцеговине. Мурашки бегут по коже от этого напряженного действа, которое легко бы украсило даже самый драматический детектив. Не позавидуешь окруженным двадцатью-тридцатью боевиками российским журналистам, угодившим в «логово моджахедов» с пленкой, на которой запечатлен лагерь боевиков, лицо его главаря и лесопилка, где распиливают людей.

Как же Бабаяну с его съемочной группой удалось миновать смертельной участи? Кто помог находящемся на волоске от смерти отчаянным «путешественникам»? Станет ясно после прочтения третьего раздела книги, носящего звучное название «Гроза над Балканами».

Чудесное спасение из кровожадных лап головорезов позволило Бабаяну и его съемочной группе снять резонансный фильм «База», который еще до своего выхода на экран вызвал бурную реакцию Государственного департамента США, вынудив его срочно официально признать то, что ранее американцы признавать не желали: на территории Боснии и Герцеговины «функционируют лагеря для подготовки боевиков, которых перебрасывают на российский Северный Кавказ» (сс. 201–202).

«Съемки под прицелом», которые вели на Балканах отечественные журналисты напрямую влияли на принятие смелых решений высшим руководством нашей страны. Автор книги описывает, как после его разговора с президентом России Владимиром Путиным, прибывшим в Белград, глава государства принял решение, изменившее судьбу российского миротворческого контингента в Косово.

Дрожь и оцепенение охватывают изнутри, когда читаешь уникальные воспоминания автора книги, восстановленные им из старенького, потрепанного блокнота (планшеты и ноутбуки в те времена еще не использовали), в который он записывал тексты своих репортажей из Белграда. Сердце кровью обливается, когда перед глазами как наяву представляется жестокая картина «убийства жизни в югославской столице» натовскими «борцами за демократические ценности», ведомыми США. По воспоминаниям автора рецензируемой книги, «именно на косовской земле у него окончательно открылись глаза в отношении западных “демократических” принципов и пресловутого “миротворчества” натовцев» (с. 209).

К сожалению, в новейшей истории нашего государства есть не менее трагические страницы, нежели братоубийственные войны и междуусобицы русских князей, имевшие место много веков назад. Речь идет об этнополитическом конфликте между Грузией и Южной Осетией. После очередного обострения в начале нынешнего столетия он развел по разным окопам грузинскую и осетинскую стороны (как тогда было принято выражаться), которые хотя и являются разными народами, «но исторически очень близкие». В этой связи деление грузин и осетин на два противоборствующих лагеря в книге совершенно справедливо названо «нелепым и надуманным» (с. 244).

В реалистично описанном грузино-осетинском военном противостоянии ни на жизнь, а на смерть читатель может увидеть некую аналогию с печальными югославскими событиями, о которых шла речь выше, когда народы, некогда населяющие одно государство, вдруг стали нещадно расправляться друг с другом. Автор книги все же не видит полного сходства, поскольку на Балканах враждовали народы, не имеющие схожую культуру и исповедовавшие разные религии.

Однако, с искренней болью и сочувствием пишет Бабаян, в событиях на Украине последних лет невольно замечаешь множество прямых параллелей с пролитыми горькими «слезами Кавказского хребта».

Назвав четвертый раздел своей книги «Война рядом с нами», автор обращает наше внимание на ключевой и навсегда врезавшийся в память момент: «в Цхинвале война была внутри каждого из ее участников», даже сторонних наблюдателей-журналистов, «старавшихся быть объективными (далеко не всегда это удавалось)» (с. 244).

Выход из построенного прагматичными политиками «Цхинвальского лабиринта» (именно так называется фильм Бабаяна) безуспешно пытались отыскать простые люди, которые, защищая свою родную землю, были вынуждены «воевать со своими вчерашними соседями, друзьями и даже родственниками» (с. 243). За время журналистской работы и съемок документального фильма, «бьющего по нервам и по душе» (с. 259), автор рецензируемой книги убедился, что в Южной Осетии нет ни одной семьи, где не скорбят о близких, погибших летом 2004 года или раньше, в начале 1990-х годов (с. 266).

Политическая воля (решение о вводе войск СССР в Афганистан) не принесла счастья и сотням пленных, чьи следы на долгие годы «затерялись в песках и камнях» (с. 243) этой вечно воюющей страны. Весьма поучительна и драматична история «русского афганца» Рахматулло, которого прежде звали Алексеем, – солдата советской армии, попавшего в плен к «духам». На Родине же его записали в число «пропавших без вести» (с. 292).

За 22 года жизни в другом государстве этот волевой и несгибаемый человек «сроднился с неласковой чужбиной»; распрощался с атеизмом, после серьезных раздумий приняв ислам; встретил любимую женщину, с которой создал семью. Тем не менее он остался беззаветно предан, верен Родине, и, как только представилась возможность, вернулся на родную землю.

Финал этой эпопеи остается открытым, так как «объятия России» оказались для героя не такими радужными, как он того заслужил, честно выполнив воинский долг перед государством, по приказу которого (а не по собственной прихоти) солдат оказался в «сердце Азии», как часто называют Афганистан.

Обращаясь к читателю в Послесловии, автор книги акцентирует внимание на основной цели своей опасной работы: «мы (журналисты команды Бабаяна – прим. Э.К.) всегда стремились донести до зрителя и слушателя мысль о том, что страдания людей любой национальности, расы и вероисповедания должны вызывать чувство сострадания и желание помочь» (с. 318). При этом заключительная страница книги содержит призыв самостоятельно оценивать ту или иную ситуацию, определяя «заказчиков» различных информационных потоков.

В свете ведущихся сейчас информационных войн написанная понятным широкой аудитории языком, содержащая уникальные цветные фотографии из личного архива автора, добротно изданная книга известного российского тележурналиста имеет особенное значение для понимания удивительной мозаики сложных политических процессов.

Каждая строка научно-популярного издания Романа Георгиевича Бабаяна не остается ни толики сомнения в том, что жизнь «кризисного журналиста» в любой командировке может мгновенно превратиться в смерть, которую так часто рождает война.



[1] Р.Г. Бабаян.Территория войны. Кругосветный репортаж из горячих точек. – Москва: Издательство «Э», 2016. – 320 с. Тираж 4000 экз.

Ключевые слова: Латинская Америка Ближний Восток Чили Афганистан Ирак Грузия Турецкий Курдистан Южная Осетия

Версия для печати