Кто вы, мистер Трамп?

12:41 10.11.2016 Пётр Искендеров, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН, кандидат исторических наук


Победа кандидата от Республиканской партии Дональда Трампа на президентских выборах в США стала очередным наглядным подтверждением серьезных политических сдвигов, происходящих в настоящее время во всем мире. Прежние политические элиты утрачивают привлекательность в глазах граждан и, более того, демонстрируют свою несостоятельность в плане разработки перспективных программ дальнейшего развития. Социологические исследования «по традиции» свидетельствуют в пользу политической преемственности, однако результаты волеизъявления раз за разом демонстрируют протестное голосование, при котором любые изменения кажутся предпочтительнее сохранения существующего положения вещей.

В решающей мере это относится к ситуации во взаимоотношениях трех ведущих мировых игроков – России, США и Европейского союза. Тупик, в который эти отношения зашли вследствие действий Вашингтона и Брюсселя, виден уже невооруженным глазом. Разумеется, голосование британцев за выход из ЕС и победа Дональда Трампа в США продиктованы в первую очередь, внутриполитическими и социально-экономическими соображениями – но сами эти соображения в значительной мере связаны с кризисом внешнеполитической ориентации правящих элит. Не случайно из уст избранного 45-м американским президентом Трампа в его первом выступлении в этом качестве в Нью-Йорке в ночь на 9 ноября прозвучало показательное обещание, что его страна сможет «договариваться с любыми странами, важнее действовать партнерски, а не силой». (vestifinance.ru) Как отмечает в этой связи британская радиокорпорация BBC,  Дональд Трамп по время предвыборной кампании неоднократно заявлял о своем стремлении улучшить отношения с Россией, а незадолго до выборов пообещал, что «Президент Трамп поможет американо-российским отношениям». (bbc.com)

Со своей стороны, российский президент Владимир Путин в поздравительной телеграмме победителю президентских выборов в США выразил надежду на «совместную работу по выведению российско-американских отношений из кризисного состояния, а также по решению актуальных вопросов международной повестки дня и поиску эффективных ответов на вызовы глобальной безопасности». Он также «выразил уверенность, что выстраивание конструктивного диалога между Москвой и Вашингтоном, основывающегося на принципах равноправия, взаимного уважения и реального учета позиций друг друга, отвечает интересам народов наших стран и всего мирового сообщества». (kremlin.ru)

При этом и в Европе не удовлетворены нынешним состоянием отношений с США. Характеризуя итоги президентства демократической администрации Барака Обамы для европейцев, германская радиостанция Deutsche Welle подчеркивает, что «о сближении между США и Европой не могло быть и речи: Европой Барак Обама едва ли интересовался и всячески давал это понять. Во внешней политике он развернулся прежде всего к Азии».

Однако и победа Дональда Трампа не сулит оптимизма сторонникам укрепления трансатлантических отношений в их традиционном «натовском» виде. В частности, эксперт Центра Вилфрида Мартенса Рональд Фройденштайн проводит параллели между ним и европейскими движениями евроскептиков, которым присущи «недовольство правящей элитой, страх перед глобализацией, возврат к политике идентичности». А аналитик Центра европейской политики в Брюсселе Янис Эммануилидис прямо призывает европейцев настроиться на «очень сильные изменения» в отношениях с США, поскольку позиция Дональда Трампа в этом вопросе «радикально отличается от позиции предыдущих президентов или предыдущих администраций вместе взятых». (dw.com)

Аналогичное мнение высказывает американское издание Project Syndicate. Оно называет «кризис доверия общества к официальным институтам, в том числе к правительствам, парламентам, судам и средствам массовой информации» основной причиной роста популярности «Дональда Трампа и аналогичных ему личностей по всему миру». (project-syndicate.org)

Основным элементом вышеуказанного кризиса выступает происходившее на протяжении последних четырех десятилетий падение «доверия общества к правительству». По данным социологической службы ООН, соответствующие процессы протекают даже в традиционно отличающихся социальной стабильностью скандинавских странах – таких, как Швеция и Норвегия – «давно известных своим высоким уровнем гражданского доверия». (unpan1.un.org)

В самих же США, согласно последнему исследованию Института Gallup, за аналогичный период произошло значительное (в пределах нескольких десятков рейтинговых процентов) падение доверия к 12 из 17 общественных институтов, в том числе к банкам, Конгрессу, институту президентства, школам, средствам массовой информации и церкви. (unpan1.un.org)

«Триумф Трампа стал, возможно, самым большим шоком для американской политической системы в современной истории и открыл дверь в эпоху чрезвычайной политической неопределенности как в США, так и во всем мире». – указывает в данной связи американское издание The New York Times. (nytimes.com)

Именно вышеуказанный рост недоверия к существующим общественным институтам и политическим элитам лежит в основе роста электоральной популярности таких европейских партий и движений, как французский «Национальный фронт», германская «Альтернатива для Германии», голландская Партия свободы, Австрийская партия свободы, партия «Истинные финны», итальянское «Движение пяти звезд» и многих других. Все они не просто пользуются электоральной поддержкой, достаточной для формирования парламентской фракции, но и реально претендуют на то, чтобы взять под контроль органы законодательной и исполнительной власти. В частности, именно кандидат от Австрийской партии свободы Норберт Хофер является основным претендентом на победу в ходе намеченного на 4 декабря переголосования второго тура весенних президентских выборов. Обнародованные 3-4 ноября результаты последних опросов общественного мнения отдают Хоферу 51-52% голосов против 48-49% у его соперника Александера Ван дер Беллена. (oe24.at)

Не приходится сомневаться, что сторонники Норберта Хофера, а также собирающихся дать решительный бой на предстоящих в 2017 году парламентских выборах в Нидерландах, Франции и Германии Партии свободы, «Национального фронта» и «Альтернативы для Германии» попытаются максимально использовать в  своих интересах фактор победы «внесистемного» кандидата на президентских выборах в США, а также те факторы, которые лежали в основе поддержки большинством участников июньского референдума в Великобритании выходы страны из Европейского союза. В этих условиях представляется принципиально важным постараться выработать перспективный сценарий дальнейшего развития ситуации в самих США – в первую очередь, с точки зрения возможного пересмотра новым президентом ключевых положений внешнеполитического курса Вашингтона.

С этой точки зрения важнейшими для понимания будущей динамики представляются два обстоятельства.

Во-первых - это «внесистемность» Трампа, делающая его не просто независимым, а враждебным существующему американскому политическому истеблишменту вне  зависимости от его партийно-политической окраски. Впервые в новейшей истории США президент избран  не благодаря поддержке политических структур, средств массовой информации и крупного бизнеса, а вопреки им. В этом плане «окно возможностей» для Трампа будет существенно шире, чем для «традиционного» президента, ограниченного в своих действиях позицией Конгресса и связями с крупным бизнесом и транснациональными корпорациями. Это предоставляет Трампу реальную возможность проводить более активную и независимую политику, чем у подавляющего большинства его предшественников.

Второй ключевой фактор – «экономизм» Трампа, его сформировавшийся за годы успешной предпринимательской деятельности деловой прагматизм. Не случайно уже сегодня главными проигравшими на состоявшихся президентских выборах выглядят Мексика, Канада, а также Китай и другие страны Юго-Восточной Азии – которые при прошлых президентах США традиционно пользовались нейтралитетом или даже поддержкой со стороны Вашингтона. Идея блокирования трансграничного притока беженцев и нелегальных мигрантов из Мексики посредством в том числе сооружения стены «а-ля Венгрия», пересмотра торгово-экономических соглашений с Канадой и противодействие китайской торгово-экономической экспансии (а страны Азиатско-Тихоокеанского региона традиционно тесно связаны именно с Пекином)  уже успели потрясти национальные валюты и биржевые индексы этих государств. (rbc.ru)

В частности, мексиканский песо подешевел более чем на 11% к доллару сразу после получения сообщений о лидерстве Трампа. По данным лондонской газеты The Financial Times, это стало крупнейшим обвалом песо со времен финансово-экономического кризиса в Мексике в 1994 году. (ft.com) При этом по ходу торгов уровень падения мексиканской валюты превышал 13%. (vestifinance.ru)

По информации органа американских деловых кругов газеты The Wall Street Journal, уже в первые дни после своей инаугурации 20 января 2017 года Дональд Трамп намерен объявить о выходе США из Транстихоокеанского партнерства, а также взять под строгий контроль границу с Мексикой. (wsj.com) Кроме того, есть основания прогнозировать обострение отношений США с их ближайшими союзниками на Дальнем Востоке – Японией и Южной Кореей. Ранее Дональд Трамп уже предложил обеим странам создать свои собственные ядерные арсеналы вместо того, чтобы полагаться на американский ядерный «зонтик». Как справедливо подчеркивает американское издание The National  Interest, «если США будут и дальше сохранять свои сегодняшние союзнические отношения с Японией, Южной Кореей и Тайванем (который в вопросах безопасности де-факто является протекторатом США), то риск оказаться заложником своих союзнических обязательств в ядерном конфликте с Северной Кореей или (что вызывает еще большую озабоченность) с Китаем вполне реален». (nationalinterest.org)

Однако внешнеполитические приоритеты Дональда Трампа не ограничиваются Мексикой, Канадой и Азиатско-Тихоокеанским регионом. Сорок пятый президент США «обещал во время предвыборной кампании перевернуть в случае победы все международные нормы. Он говорил, что потребует от союзников в Европе и на Ближнем Востоке самим обеспечивать свою защиту или платить за нее больше, что противоречит международной повестке США, установившейся после второй мировой войны. Он также намерен наладить более тесное сотрудничество с Россией, несмотря на укрепившиеся разногласия между Москвой и Вашингтоном» - напоминает американская телекорпорация CNN. (edition.cnn.com)

«Трамп является сторонником «деглобализации» американской внешней политики. Усилятся трения с НАТО, Всемирным банком, МВФ и другими так называемыми «вашингтонскими учреждениями». Трамп, если верить его обещаниям, денонсирует договор НАФТА и разорвет соглашение по ТТП, развязав торговую войну против нынешних партнеров, таких как Мексика или Китай. Другим важным фактором станет открытость для дальнейшего сотрудничества с Россией Путина» - подтверждает на страницах бразильского издания Folha руководитель BRICLab и эксперт Колумбийского университета в Нью-Йорке Маркос Тройхо. (folha.uol.com.br)

Ключевым пунктом, по которому видится возможность эффективного налаживания взаимоотношений с Россией, выступает совместная борьба с международным терроризмом – который Дональд Трамп совершенно искренне и обоснованно считает главной угрозой национальной безопасности США. Кроме того, есть основания предполагать, что при новом американском президенте будут существенно ограничены финансовые и военно-политические амбиции и аппетиты Североатлантического альянса – что также способно реально оздоровить атмосферу российско-американских отношений.

Разумеется, нынешняя американская политическая элита – в которой за последние годы сформировался антироссийский консенсус – а также военно-промышленный комплекс и его финансовое лобби хорошо понимают реальность угрозы своим глобальным интересам. Это заставляет держать в голове любые сценарии дальнейшего развития событий, которые уже имели свои прецеденты в новейшей американской истории, – от организации президентского импичмента до физического устранения главы государства. В последнем случае средством реализации соответствующего заговора могут стать радикальные исламисты (которым Дональд Трамп уже фактически объявил войну), а финансовым обеспечением – деньги из тех стран, которые ранее щедро подпитывали избирательный фонд Хиллари Клинтон. Среди них - Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Бруней, Катар, Оман и Алжир. (blog.ilgiornale.it)

Ключевые слова: Россия США Великобритания Европейский союз Германия Франция Китай Brexit Дональд Трамп Мексика Канада АТР международный терроризм Саудовская Аравия Кувейт Объединенные Арабские Эмираты Бруней Катар Оман Алжир Япония Южная Корея

Версия для печати