Современная ложь западных СМИ: попытка текстуального анализа направленных против России публикаций

14:35 10.10.2016 Дмитрий Бабич, журналист-международник


Уровень публикаций в западной прессе о «попытках вмешательства» России в американские выборы не идет на убыль. Опровержение приписываемых России антизападных деяний – естественный и достойный метод борьбы с ложью. Но есть и другой метод достойного ответа. Даже самый беглый анализ вышедших в последнее время из, например, американской печати материалов на эту тему дает в руки простые и неопровержимые доказательства. Российской стороне не стоит даже ничего расследовать в биографиях или намерениях авторов – порой, достаточно текстового анализа. Вот примеры.

Некогда престижный американский журнал Time вышел на этой неделе с «пугающей» фотографией Путина на обложке с красным фоном и с заголовком: «Russia wants to undermine faith in the U.S. election. Don’t fall for it» («Россия хочет подорвать веру в выборы в США. Не попадитесь в эту ловушку».)

При прочтении следующего далее текста журналиста Time Массимо Калабрези time.com мы не находим ни одного фактического подтверждения этого заголовка. Да и сам заголовок имеет все признаки классической пропаганды. Сначала делается броское, но на самом деле лживое утверждение («Россия хочет…»), а затем читатель подталкивается к соответствующему действию или бездействию (в данном случае читателю ПРИКАЗЫВАЮТ не сомневаться в «высоком качестве» президентских выборов). Цель пропагандиста очевидна: подорвать репутацию России и восстановить у сомневающихся веру в нынешние выборы в США, несмотря на очевидный отход от традиции «чистых» выборов. И это при том, что факты подтверждают - поддержка 90 процентами масс-медиа и действующим президентом одного из кандидатов, сопровождающаяся бесконечными оскорблениями в адрес другого, и никак не делают эти выборы равными. И Россия здесь точно ни при чем.

Помимо непроверенного утверждения (первого оружия пропаганды) и следующего за ним сомнительного призыва, у пропаганды есть еще ряд признаков, и данная статья Time всеми этими признаками обладает. Один из них – запугивание обывателя (в данном случае – запугивание страшной российской «кибератакой»). «Официальные лица из Совета национальной безопасности предупреждают нас, что под угрозой может оказаться критически важная для нас инфраструктура,- пишет Калабрези. – Под угрозу могут попасть электрические сети, транспортный сектор и каналы доставки энергии – все они могут быть выведены из строя уже первым ударом. Другие источники предупреждают, что на экономику могут повлиять удары по частным компаниям, биржам и средствам массовой информации. Высокопоставленные чиновники обеспокоены даже, что Россия в качестве мести может предъявить всему миру шпионские операции (espionage operations)». В конце абзаца, когда обыватель уже достаточно напуган, следует маленькое уточнение: «Высокопоставленные официальные лица сообщили Time, что хотя они уверены в наличии российских махинаций за этой мощнейшей операцией влияния, имеющиеся у них данные могут не устоять перед проверкой в суде». (Тогда почему автор с такой уверенностью помещает все эти подозрения с вытекающим из них призывом в заголовок?)

Далее следуют бесконечные объяснения, почему Путин МОГ БЫ ЗАХОТЕТЬ поражения г-жи Клинтон на ноябрьских выборах, а также ссылки на многочисленные «источники», из которых лишь у одного есть имя – некоего Дмитрия Альперовича, «сооснователя компании Crowd Strike, раскрывшей хакерскую атаку группы «Красивый медведь» на серверы предвыборного комитета Демократической партии» (так в тексте).

И здесь начинают работать два других признака пропаганды. Во-первых, это апелляция к мнениям анонимных авторитетов и «большинства» других масс-медиа как к доказательствам. Во-вторых, это приписывание условному противнику самых низких и коварных мотивов. Калабрези пишет, что Путин считает Хиллари Клинтон «старым врагом», и напоминает, что она и сама вмешивалась в российские выборы 2012 года, объявив их «несвободными и нечестными», а стало быть, Путин хочет мстить и т.д. Наличие у «условного противника» (в данном случае у российского руководства) низких мотивов принимается как аксиома – и это еще одна черта явной пропаганды.

Оппоненты США в этой статье сваливаются в одну кучу с массой негатвных характеристик – «квазиавторитарные правители бывшего Советского Союза», «коммунисты последнего дня в Китае», «средневековые теократы на Ближнем Востоке» (под теократами понимается, естественно, Исламская Республика Иран, а не куда более теократическая монархия Саудовской Аравии – союзник США, обходящийся вообще без выборов главы государства).

Ложь и не подтвержденные фактами обобщения, считавшиеся прежде в США и Западной Европе пятном на репутации журналиста, а то и поводом для увольнения, сегодня безнаказанно применяются не только против России, но и против Китая, Бразилии, Венесуэлы, Филиппин – против любой страны, чьи высказывания и действия пришлись не по нраву прессе «мейнстрима», тесно связанной с правящими в США «либеральными» кланами.

Вот известный в США «специалист» по России и Польше, профессор Тимоти Снайдер бездоказательно приписывает российскому руководству неуважение к демократическим процедурам на основании процитированной  российским президентом фразы из статьи русского философа-эмигранта Ивана Ильина.

При этом Снайдер без тени сомнения называет убеждения Ильина «фашистскими», легко экстраполируя это определение и на убеждения российского лидера. nytimes.com

Следуя принципам пропаганды, Снайдер на страницах «Нью-Йорк таймс» не уточняет из-за чего Ильин в тот переломный для России период скептически относился к демократическим процедурам. Снайдер не упоминает, что консерватор Ильин был вынужден эмигрировать из России в результате революции 1917 года, ставшей возможной из-за злоупотребления политическими силами тогдашней России демократическими вольностями, предательства элит и трагических ошибок российской  власти. Зато Снайдер беззастенчиво называет Ильина, никогда не состоявшего в нацистской партии, «фашистом» и дает всей статье пропагандистский заголовок «Как русский фашист вмешивается в американские выборы». nytimes.com Скорее всего абсолютное большинство потенциальных читателей «Нью-Йорк таймс» об Ильине слыхом не слыхивали и уж тем более не читали. Поэтому можно приписывать Ильину все что угодно, да и выводы из этой лжи делать любые.

Так что, если создав псевдо теорию преемственности можно обвинить во вмешательстве в нынешние американские выборы русского философа, умершего несколько десятилетий назад, то оклеветать сегодняшних российских политиков и вовсе дело не трудное. И вот обвинения сыплются градом на любых политиков, дерзнувших усомниться в справедливости западной модели мироустройства. Но далеко не все мировое сообщество хочет оставаться «заколдованной» западной пропагандой и именно поэтому ее вал растет в условиях глобальной нестабильности, грозящей привести к стратегическим изменениям в мировом порядке и рождению новых центров влияния.

При всем понимании безжалостных правил пропагандистских кампаний, игнорирующих любые контраргументы, автор считает, что даже в этих условиях текстуальный анализ подобного рода материалов может стать определенным подспорьем при опровержении лжи о России, распространяемой в различных западных СМИ.

Ключевые слова: западные СМИ пропаганда против России

Версия для печати