Турция: путч прошел, проблемы остались

15:10 25.07.2016 Андрей Исаев, журналист-международник


Первое впечатление о слабости сил, вовлеченных в попытку свержения анкарского режима, вскоре рассеялось. Как подметила шведская газета Aftonbladet, «Тот факт, что Эрдоган призвал народ выйти на улицы и защитить его режим, показывает, что попытка переворота намного более масштабна, чем он готов признать». (Цит. по: http://inosmi.ru)

Это подтверждает и масштаб репрессий, проводимых в стране. Хотя, нельзя исключить и того, что властный турецкий президент использует момент, чтобы  избавиться от всех, кто не разделяет «генеральной линии» на трансформацию Турецкой республики из парламентской в президентскую. Впрочем, армией дело не ограничилось. Каковы вы же масштабы?

«Промежуточные итоги» начавшимся «чисткам» подвело Анатолийское агентство. Еще до введения чрезвычайного положения (20 июля) были задержаны или арестованы тысячи человек. Министерство обороны отстранило от работы всех 262 военных прокуроров и судей; из МВД уволены 8 777 человек, 1500 - из Министерства финансов и 300 из Министерства энергетики и природных ресурсов. Совет по высшему образованию прекратил полномочия ректоров  четырех университетов, 1577 деканов отправлены в отставку. Министерство образования отстранило от работы 15200 сотрудников и аннулировало лицензии 21000 частных преподавателей. Вузовским преподавателям и ученым запрещено покидать страну, а тем, кто находится за границей, предписано «в кратчайшие сроки» вернуться домой. В системе Министерства по делам молодежи и спорта работы лишились 245 человек, в системе Министерства таможни и торговли - 184. Отменены ежегодные отпуска для всех госслужащих – ограничения коснулись трех миллионов человек.

Уволены 257 сотрудников аппарата премьер-министра и 492 - Управления по делам религии; заблокирован доступ к двум десяткам новостных сайтов, отозваны лицензии у 25 СМИ.

Цифры растут ежедневно.

Более того, «по требованию народа», может быть возвращена смертная казнь, не практикуемая уже три десятка лет и официально запрещенная в 2004 году.

В победе над мятежниками определенную роль сыграли сторонники Эрдогана, по его призыву вышедшие на улицу поддержать правящий режим. «Наша нация, вышедшая на площади под звуки азана, нанесла незабываемый удар переоценившим свои силы гюленистам», - с гордостью констатировала газета «Заман», с недавних пор проправительственная.  Но далеко не все столь однозначно оценивает происходящее.  Какие же линии раздела  существуют сейчас в  турецком обществе?

Позиционируя себя в качестве умеренного исламистского движения, фактически президентская Партия справедливости и развития (ПСР) обеспечивает себе поддержку не только популистскими лозунгами (кстати, дело не ограничивается лозунгами, правящий режим делает немало и для «простых людей», и для предпринимателей – вне зависимости от размера их капитала), но и активно играет на религиозных чувствах населения. В этой связи любые нападки на правящий режим сторонники президента воспринимают как нападки и на ислам. Именно поэтому на митингах в поддержку Эрдогана, прошедших в ночь на 16 июля, толпа скандировала «Аллах велик»! А президент вскоре после путча лично прочитал азан в мечети, расположенной на территории его резиденции в Анкаре – благо, образование позволяет. (http://haberturk.com.tr)

Утверждая, что 99.2% населения Турции – мусульмане, власти лукавят. 12-15 миллионов турецких граждан исповедуют алевизм – причудливую смесь шиитского ислама, христианства и шаманизма. Официальная статистика причисляет их к мусульманам (якобы, приверженцам «турецкого народного ислама»), тогда как в личных беседах алевиты, как правило, не признают себя таковыми, да и очень многие мусульмане-сунниты отказываются видеть в них единоверцев. И отношения между двумя конфессиями отнюдь не безоблачные.

Восприятие алевитов в качестве «внутренних врагов» и их систематическое преследование началось еще в XVI веке. Алевиты в массе своей симпатизировали геополитическому сопернику Османской империи - Ирану, где государственной религией был более близкий им шиизм. Волнениями, временами перераставшими в вооруженные восстания, отмечен и республиканский период истории Турции. Особой жестокостью отличалось подавление т.н. «Дерсимского восстания» 1937-1938 годов, переросшее в истребление мирного населения. В послевоенный период неприязнь к алевитам наиболее ярко проявилась в кровавых погромах, прежде всего, – в Кахраманмараше (1978 г.) и Сивасе (1993 г.).

«В быту» межконфессиональное напряжение с недавних пор проявляется, в частности, в том, что сунниты нередко всех алевитов причисляют к сторонникам DHKP-C (террористическая левацкая Революционная народно-освободительная партия-фронт), а те, в свою очередь, называют суннитов «ИГИЛ’овцами». Государство же по сути дела закрывает глаза на существование алевитской проблемы, стараясь низвести алевизм до уровня фольклорной традиции, как это было, например, с успехом проделано с известным «орденом крутящихся дервишей» (Мевлеви).

ТВ сообщало в свое время,  что по данным полиции, 78% задержанных участников протестных акций 2013 года (т.н. «Движение Гези») оказались алевитами. (http://milliyet.com.tr)

Другая линия социального разлома проходит по этническому полю. О проблеме курдов нет надобности говорить подробно  – хорошо известно, что сепаратистское движение этого «меньшинства» (в Турции проживают до 20 миллионов представителей курдского этноса) уже привело страну на грань гражданской войны. Однако власти продолжают отрицать сам факт наличия курдской проблемы, утверждая, что в Турции существует лишь проблема терроризма.

Между тем руководство «Абхазской культурной ассоциации» выступило с требованием предоставления абхазам национальных и культурных прав, ассирийские активисты требуют признания геноцида ассирийского народа в 1915 году, а «Ассоциация анатолийских арабов» претендует на квоту в парламенте.

Кризис, в котором оказалось турецкое общество, не исчерпывается этноконфессиональными проблемами. Нарастает поляризация по мировоззренческомупринципу, три года назадуже вылившаяся в массовые протесты, в которых приняли участие 3,6 миллиона человек, возмущенных политикой исламизации и авторитаризмом.По данным полиции,  61% задержанных тогда активистов составляли студенты и люди с высшим образованием; 82% - молодежь в возрасте от 18 до 30 лет, (http://milliyet.com.tr)  то есть те, кто хочет жить сегодняшним и завтрашним, а не вчерашним днем. Им противостоит электорат ПСР. Результаты опроса, проведенного авторитетным рейтинговым агентством KONDA, свидетельствуют:  55% сторонников правящей партии (и, соответственно, - президента) имеют лишь диплом об окончании  начальной или средней школы, среди них много людей пенсионного возраста. (http://www.haber5.com)

К огромному сожалению, противостояние окрашено ненавистью. После подавления путча отмечены случаи линчевания сдавшихся мятежников, а в последующие дни исламисты не раз врывались в рестораны, угрожая расправой тем, кто позволял себе употреблять алкоголь. Власти Стамбула выделили специальную территорию под кладбище для захоронения мятежников, причем мэр города Кадир Топбаш в этой связи заявил: «Я дал указание выделить землю и назвать ее «кладбищем предателей».  (Цит. по: http://www.tasnimnews.com)

Пару лет назад на вопрос, заданный автором, очень светскому и интеллигентному турецкому журналисту относительно его отношения к футбольному клубу «Галатасарай», тот с грустным смешком ответил: «Я болею за «Фенер» («Фенербахче»), поэтому «Галатасарай» я должен ненавидеть. Это же Турция!».  Кстати, уже больше года тот журналист живет в Лондоне, где держит сувенирный магазинчик и болеет за «Арсенал». О степени его неприязни к «Челси» ничего не известно, но думается, что неприязнь эта не столь остра – ненавидеть «аристократов» ему необязательно.  «Турцию Эрдогана» стремятся покинуть многие из тех, кто не приемлет исламизацию страны, и этот поток только нарастает.

Не приходится сомневаться, что недавняя попытка переворота еще больше дестабилизирует ситуацию. Прежде всего, - в экономике, которая на протяжении последнего времени и так подает сигналы если не бедствия, то тревоги. А экономические проблемы потянут вниз уровень жизни (курс лиры уже упал до рекордного уровня), что вызовет недовольство населения: на одном популизме властям долго не продержаться. Можно прогнозировать, что «чистки» и «утечка мозгов» приведут к определенной деградации управления во многих сферах общественной жизни – ведь «вычищают» элиту,  которая, скорее всего, пополнит ряды противников нынешней власти. На смену ей придут «свои» для режима люди с меньшим опытом и с большими материальными ожиданиями, а это в турецких условиях означает рост бюрократизма и коррупции. И  делать что-то «для народа» в условиях слабой экономики будет очень непросто.

Пока президент призывает своих сторонников «не уходить с площадей», так как «идут разговоры о втором и третьем этапе заговора», политолог Ахмет Инсель в статье, опубликованной в либеральной газете «Джумхуриет», имел все основания заключить: «мы еще больше приблизились к авторитаризму, но и еще больше окрепла социально-экономическая база для сопротивления этому процессу». Так что Турция далеко не «успокоилась».

Ключевые слова: Турция Эрдоган репрессии путч турецкое общество

Версия для печати