Транстихоокеанское партнерство: перспективы стать крупным интеграционным проектом

14:48 12.04.2016 Мария Пшеничникова, журналист-международник


Азиатско-Тихоокеанский регион сегодня является одним из наиболее динамично развивающихся регионов мира. Поэтому перед Россией стоит задача поднять уровень взаимодействия со странами АТР, однако при этом необходимо учитывать все конкурирующие проекты, в частности Транстихоокеанское партнерство. Такое мнение высказал эксперт Российского общества политологов, профессор кафедры российской политики факультета политологии МГУ А.В. Манойло.

Вопрос: Как вы полагаете, станет ли ТТП серьезным препятствием для продвижения российских интересов в АТР?

Ответ: При выработке стратегии в АТР, Россия должна учитывать все конкурирующие проекты, которые занимают определенные ниши, особенно в тех регионах, куда Россия стремится прийти со своими интеграционными инициативами. Нужно учитывать характерные особенности этих проектов и цели, ради которых они созданы или создаются.

Важно понимать, что пространство в АТР уже занято, причем занято интеграционными проектами, которые продвигают крупные игроки, либо крупные объединения игроков. Конкурентная борьба там разворачивается довольно серьезная.

Транстихоокеанское партнерство как раз является одним из таких интеграционных проектов, у истоков которого стояли не самые крупные страны. До сих пор в ТТП всего четыре постоянных члена – Новая Зеландия, Сингапур, Бруней, Чили. Это не самые крупные, не самые влиятельные страны. В силу то, что большой интерес к этому проекту проявляют США, ТТП имеет перспективы стать крупным интеграционным проектом, который будет продвигать в первую очередь американские интересы.

Однако важно понимать, что США еще не стали участником этого проекта и свое вхождение в ТТП увязывают с принятием целого ряда внутренних регламентов, стандартов и соглашений, направленных на привилегированный статус транснациональных корпораций в рамках данного партнерства. Скорее всего, под давлением США, четыре постоянных члена пойдут на эти уступки.

Трантихоокеанское партнерство очень похоже на Таможенный союз по тем условиям и льготам, которые вводятся в отношении стран-участниц. Вполне возможно, что ТТП станет своего рода раем для транснациональных корпораций, которые получат возможность диктовать национальным государствам правила и условия свободной торговли, иных направлений экономической деятельности. Именно к этому стремятся США.

Вопрос: Нужно ли России, на Ваш взгляд, присоединяться в ТТП? Насколько это реально?

Ответ: Есть доводы «за» и «против». Пока у России нет собственного транстихоокеанского проекта, то, безусловно, ей надо участвовать в тех проектах, которые существуют.

При этом для России лучше подумать о своем подобном проекте. ТТП выступает в определенном смысле конкурентом АТЭС и ЕврАзЭс и создается как зона максимального благоприятствования для транснациональных корпораций. Поэтом, если поднимать этот вопрос, то нужно подумать, на каких условиях Россия может войти в ТТП.

Те страны, у которых нет транснациональных корпораций, они могут претендовать лишь на ограниченную роль. Для не очень крупных стран, типа Брунея и Сингапура, этого вполне достаточно.

А для России нет. У РФ нет своих транснациональных корпораций, есть дочерние структуры «Газпрома», но они очень слабо представлены на мировом рынке. Если Россия войдет в ТТП, не оговорив специально особые эксклюзивные, привилегированные для себя условия, то она может попасть под диктат транснациональных корпораций - резидентов. Этот диктат РФ скорее всего не выдержит.

Вопрос: Если Китай присоединится ТТП, не останется Россия в стороне от крупных экономических проектов в АТР?

Ответ: С Китаем ведется определенная игра по поводу его вхождения в ТТП. И у КНР очень сильные позиции в этой игре, поскольку большая часть денег, которая крутится в АТР -это китайские деньги. Китай - главная промышленная база по производству товаров для всей западной экономики. Как бы не пытались оттеснить Китай от участия в этом проекте, сделать это не удастся, ведь фактически Китай производит то, чем в рамках ТТП будут торговать.

Помимо этого у Китая есть крупнейшие интеграционные проекты в этом регионе, такие, как Банк инфраструктурных инвестиций. Скорее всего Китай будет долго торговаться за эксклюзивные условия своего вхождения в ТТП и неизбежно туда войдет. 

Вопрос: В случае реализации Транстихоокеанского партнерства Россия может получить доступ на рынки 12 стран, входящих в это проект. Выгодно ли это российской стороне?

Ответ: Россия уже присутствует на рынках этих стран, причем достаточно уверено. Какую пользу принесет дополнительное открытие? Как только откроются границы, начнется игра наперегонки. Неизвестно, кто добежит быстрее - российские компании или зарубежные.

Само открытие рынков не означает, что на них пустят российские компании, тем боле в условиях нынешнего кризиса. Если бы были гарантии, что присоединившись к ТТП, Россия получила бы определенную часть рынка этих стран, вот это было бы нормально.

Вопрос: Можно ли рассчитывать, что ТТП начнет функционировать в обозримом будущем?

Ответ: Консультации по поводу присоединения других стран идут уже больше 10 лет. Нет никаких оснований полагать, что за год все закончат и ТТП заработает на полную мощность. Переговоры могут продолжаться еще 10 лет. Здесь нет никаких временных ограничений.

Другое дело, что ТТП развивается во многом в пику той интеграционной активности, которую развивает Китай. Поскольку КНР очень быстро развивает интеграционные проекты, в том числе, в финансовой сфере, то динамика наступления Китая может подстегнуть процесс создания Транстихоокеанского партнерства.

Тогда этот процесс может быть многократно ускорен и изменения могут произойти в течение ближайших полутора лет. Но это случится не при нынешней демократической администрации Белого дома, а при республиканцах, которые традиционно представляют крупные корпорации. Думаю, что американцы обратятся к Азии, когда продвинутся на европейском направлении. США давят на Европу, поскольку Европа для них более приоритетна в плане установления Зоны свободной торговли. И это тоже может сказаться на сроках окончательного формирования ТТП.

Ключевые слова: Транстихоокеанское партнерство АТР Россия и ТТП

Версия для печати