Первая мировая война: начало «короткого двадцатого века»

12:04 17.04.2014


Институт всеобщей истории РАН  совместно с Российским государственным гуманитарным университетом, Институтом им. Людвига Больцмана по изучению последствий войн (Австрия) при поддержке МИД России, Посольства Австрийской Республики в Российской Федерации и Австрийского культурного форума провел международную научную конференцию «Первая мировая война и последствия распада европейских империй».

Конференция была организована по инициативе Российско-австрийской комиссии историков и Совместной комиссии по изучению новейшей истории российско-германских отношений.

Летом2014 г. исполняется 100 лет с начала одного из двух крупнейших в истории человечества военных конфликтов – Первой мировой войны. «Великая война», как часто называют это событие, оказала огромное многоплановое воздействие на развитие большинства ведущих мировых держав. Не случайно многие исследователи утверждают, что именно тогда закончился «длинный» XIX в. и начался новый, чрезвычайно бурный «короткий двадцатый век», по выражению известного британского историка Эрика Хобсбаума. Сегодня, спустя почти сто лет после этих событий, очевидно, что «Великая война» стала своего рода разделительной межой, за которой общий вектор развития европейской цивилизации резко изменил свою направленность. В результате войны в ее организме возникли качественно новые явления, существенно повлиявшие на содержание и общую динамику ее развития. Особенно бурными оказались два первых после войны десятилетия. Ценностные установки новой эпохи принципиально отличались от тех, которые определяли лицо европейской цивилизации в довоенный период. Не удивительно, что этот период часто называли «эпохой войн и революций».

С этими характеристиками особенно никто и не спорит. Однако, почему события приняли такой оборот? В поисках ответа на этот фундаментальный вопрос ученые серьезно расходятся между собой, причем диапазон разногласий очень велик: от утверждения, что все эти коллизии есть результат начавшегося общего кризиса капитализма, до попыток доказать, что все бурные перипетии тех лет – результат крайне неблагоприятного стечения обстоятельств, иными словами череда печальных случайностей. В любом случае ответа, который бы удовлетворил большинство, по большому счету, пока нет.

Первая мировая война повлекла за собой много чрезвычайно масштабных событий. Здесь и раскол мира на две антагонистические социально-политические системы и распад сразу четырех империй, вызвавший радикальную перекройку политической карты мира и формирование новой модели международных отношений. Глубокие изменения произошли и во внутриполитической жизни стран, участвовавших в войне. Практически везде война дала мощный импульс политической перегруппировке, заметно изменившей привычный политический ландшафт. Необходимость осуществлять эффективное руководство военной экономикой потребовала от правящих кругов воюющих стран резко диверсифицировать тот инструментарий, который стал использоваться для решения огромных по своим масштабам проблем конверсии и мобилизации экономики на нужды военного производства. Это потребовало невиданного ранее расширения регулирующих функций государства, что имело далеко идущие последствия для дальнейшей эволюции индустриального общества.

Мировая война повлекла за собой всплеск социальной напряженности в большинстве европейских стран. Однако результаты и последствия этого общего для всех воюющих стран процесса в каждой из них были весьма разными. Итоги социальных конфликтов в решающей мере зависели от готовности и способности власти модернизировать свою социальную политику, пересмотреть прежние взгляды на роль государства в этой сфере, на отношение к силам, представлявшим на политической арене движения социального протеста. В этом плане война стала своеобразным тестом на политическую зрелость для правящих элит. В оценке того, как они сдали этот экзамен, опять-таки, существует немало спорных моментов. Наконец, большие изменения произошли и в культурной сфере. Либерально-гуманистическим идеалам, определявшим лицо европейской культуры, был брошен серьезный вызов со стороны сил, пропагандировавших новые культурологические ценности.

Безусловно, каждое новое поколение по-своему смотрит на то, что происходило в этот переломный исторический период, когда сформировались контуры нового миропорядка. В последнее время особенно жаркие дискуссии идут округ комплекса вопросов, связанных с оценкой роли и места первой мировой войны в исторических судьбах России. Точнее говоря, в этой старой дискуссии отчетливо обозначился новый виток, причем, к сожалению, как и ранее, политическая конъюнктура оказывает на ее ход и характер очень заметное влияние. Тем не менее, этот этап обсуждения данных сюжетов поставил в повестку дня ряд принципиальных вопросов, которые ждут своего решения.

Собравшиеся за одним столом видные российские и зарубежные специалисты по истории первой мировой войны сосредоточились  на ряде фундаментальных проблем и попытались ответить на актуальные вопросы.

 Во-первых, понять, почему, несмотря на ожидания возможного конфликта, его масштабы и интенсивность достигли таких размеров и привели к последствиям, которых никто не предполагал и, по большому счету, не желал.

Во-вторых, выяснить уровень и соотношение преемственности и изменчивости в развитии европейской цивилизации на этом историческом отрезке и то, как повлияла война на этот процесс. В широком смысле это позволит понять, в какой мере война означала разрыв в плавном, эволюционном развитии европейской цивилизации, и как все это сказалось на формировании контуров нового мира.

 В-третьих, показать, почему произошел столь радикальный разрыв между ожиданиями, господствовавшими и в обществе, и в политических элитах накануне и на самой ранней стадии войны, и реальными результатами этого конфликта.

В-четвертых, предложить собственную версию ответа на вопрос: почему в целом ординарный «июльский кризис» привел к глубокому системному кризису, что позволит четче определиться с выяснением исторического места Первой мировой войны в общем контексте развития человеческой цивилизации.

Ответственный секретарь Российского исторического общества А.Петров, выступая с приветственным словом к собравшимся, отметил, что долгое время события первой мировой войны находились на периферии национальной памяти. Отчасти это происходило по объективным причинам, поскольку события превзошедшей ее по масштабам второй мировой заслонили собой большую часть событий первой четверти ХХ века. Однако в немалой степени такому забвению служили и идеологические причины. Докладчик  назвал отрадным тот факт, что ныне можно рассказывать о событиях того времени без различных недомолвок и умолчаний, тем более, что Восточный фронт в этой войне играл важнейшую роль, без детального анализа которой невозможно понять логики событий новейшей истории в целом. Не следует забывать и о судьбе пленных и перемещенных лиц, которые в период распада крупнейших империй сыграли в событиях отечественной и мировой истории важную роль, став активными участниками социальных процессов.

Выступление директора Института всеобщей истории РАН А.Чубарьяна было посвящено  феномену  интереса в современном мире к истории первой мировой войны. Во многих странах Европы, по его словам, существуют памятники и другие мемориальные сооружения, посвященные событиям этой войны, которую в Европе принято называть Великой и которая наложила на ее облик свой неизгладимый отпечаток. Но наша страна представляет собой особый случай. Кроме мемориала участникам первой мировой войны в Москве, близ станции метрополитена «Сокол», у нас не существует ни одного памятника, посвященного участникам той войны. События, которые происходят в современном мире, глобализация и рост национальных движений делают актуальной и тему первой мировой войны, которая во многом заложила те проблемы в отношениях между странами, которые до сей поры время от времени дают о себе знать.

Развивая тему социальной и политической трансформации Европы  Сопреседатель Российско-австрийской комиссии историков С.Карнер заявил, что итогом первой мировой войны стала утрата Европой ведущей роли в мировой экономике, чему способствовали и огромные потери ведущих стран мира в ходе военных действий, сопровождавшихся тяжелыми последствиями, кульминацией которых стали депортации населения и потери в результате пандемии.

Сопредседатель Российско-германской комиссии историков Х.Мёллер назвал одной из причин национального фанатизма, охватившего тогдашний мир и ввергшего его в военную катастрофу, стремительный индустриальный подъем, за которым не поспевала социальная психология. Технический прогресс шел опережающими темпами, и реакцией на него стали многочисленные социальные и национальные движения, вызванные замедленной адаптацией к происходящим изменениям. Окончательное формирование индустриального общества произошло, по сути дела, в ходе войны, вызвавшей мощный рост вооружений и способы ведения военных действий, кардинально отличающиеся от ранее общепринятых, включая воздушную войну и использование средств массового поражения.

По словам президента Российской ассоциации историков первой мировой войны  Е.Сергеева, назрела необходимость нового подхода к изучению как уже известных, так и вводимых в научный оборот нарративных и визуальных источников. Долгое время проблема возникновения первой мировой войны сводилась к империалистическим противоречиям ведущих мировых держав, а сама война рассматривалась исключительно как преддверие революционных событий в 1917-1923 гг. Однако ныне вопрос состоит не только в том, как война смогла подтолкнуть европейские державы к масштабному столкновению, но и о том, насколько повлияла на возникновение войны необходимость форсированного завершения модернизации и диктуемая этой потребностью специфика внешнеполитического курса.

Еще одной важной проблемой, с которой сталкиваются современные исследователи , стала периодизация первой мировой войны. Дело в том, что временные рамки периодов мировой войны не совпадают на различных фронтах, что порождает не просто формальные расхождения, но принципиальные различия в оценке событий на войне и в тылу. По словам Е.Сергеева, современному исследователю необходимо обращать внимание не только на макроисторический уровень, но и на повседневную жизнь людей. Необходимость привлечения к анализу исторических фактов, психологии современников и мотивации  политических и военных деятелей первой мировой войны имагологического подхода. Основным итогом первой мировой войны, по словам докладчика, стало утверждение нового этатизма, под знаком которого прошла большая часть ХХ века.

Директор Историко-документального департамента МИД России А.Кузнецов рассказал о том, как идет работа над проектом «Российская дипломатия в годы первой мировой войны», в рамках которого предусмотрено издание сборника документов, посвященного малоизученным аспектам деятельности российского внешнеполитического ведомства. По словам директора департамента МИД, первая мировая война была в первую очередь гуманитарной катастрофой, масштабы которой были несопоставимы ни с какой из предыдущих. Своеобразными символами крушения гуманизма в Европе.  Своеобразными символами крушения гуманизма в Европе в период первой мировой войны стало уничтожение Лувенской библиотеки в Бельгии и Реймского собора во Франции. По словам А.Кузнецова, в планируемом к выпуску сборнике акцент будет сделан на  повседневной деятельности посольств и их реакции на многочисленные вызовы того времени. В частности, будет освещена реакция МИД  на многочисленные факты преступлений германскими и австрийскими войскам против военнопленных и гражданского населения на занятых территориях.

Доклад руководителя Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН А.Шубина был посвящен украинскому фактору советско-германских переговоров в Бресте в декабре 1917 – феврале 1918г. По его словам, тяжелая ситуация, в которой оказалась Советская Россия к марту 1918г., была усугублена тем, что большевики недооценивали в своих внешнеполитических прогнозах роль украинского фактора, до последнего момента считая его исключительно внутренней проблемой. В итоге заключение сепаратного мирного договора 9 февраля 1918г. между правительством Центральной Рады и державами Четверного союза в Брест-Литовске стал для них неожиданностью и значительно усугубил их внешнеполитическое положение, что и повлекло за собой всем известные события: демарш наркома по иностранным делам Л.Троцкого и последующее наступление германских войск на Петроград. «Берестейский мир», как называют его в современной украинской историографии, вызвал резкие протесты среди поляков, особенно в Австро-Венгрии, и способствовал углублению межнациональных противоречий между австрийцами, поляками и украинцами, во многом определив специфику отношений между ними на протяжении десятилетий.

Конференция, состоявшаяся в РГГУ, открыла цикл научных форумов, посвященных первой мировой войне.  Она станет отправным пунктом для начала работы над совместным  российско-австрийского учебного пособия по истории, рассчитанным на учителей.  У России уже есть опыт в составлении таких трудов, способствующих лучшему взаимопониманию между народами и государствами. Российско-германский аналог такого труда только что вышел из типографии. А 14 апреля в Париже открылся международный форум «Первая мировая: культура и память». А это значит, что восстановление исторической памяти продолжается. А что может быть выше и благороднее такой задачи?

Ключевые слова: «короткий двадцатый век» историческая память

Версия для печати