Обживать и беречь Арктику сообща

01:17 17.02.2014 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Именитые российские ученые-эксперты собрались в Москве на встречу с представителями СМИ и обсудили юридические, экономические и экологические аспекты освоения Арктики.

Cерьезный и довольно откровенный разговор состоялся в международном пресс-центре РИА «Новости» под  названием: «Арктический шельф России. Взгляд в будущее».

Дискуссия была вызвана тем, что 2014 год становится первым годом практического осуществления масштабной программы социально-экономического развития территорий российской Арктики, которая была утверждена Правительством РФ прошлой осенью во исполнение подписанной Президентом России Стратегии развития Арктической зоны РФ. Усовершенствованная инфраструктура: новые и модернизированные морские порты вдоль трассы Северного морского пути, единая транспортная, телекоммуникационная, информационная и энергетическая сеть в перспективе позволят на практике начать разработку новых нефтегазовых месторождений, в том числе и на арктическом шельфе. В январе текущего года в Госдуме началось обсуждение создания национального интегратора для управления шельфовыми проектами. Вопросов, которые задавались ученым-экспертам, прозвучало немало.  В ответ ученые дискутировали на тему создания так называемого Агентства по шельфовым проектам, о том, как выгоднее вести добычу на арктическом шельфе или на территории, какими огромными разведанными и потенциальными запасами обладает наша страна и с какими сложностями может быть сопряжена практическая реализация российских проектов на арктическом шельфе.

Но главным и наиболее «горячим вопросом» дискуссии стали возможные вызовы и риски освоения Арктической зоны с экологической точки зрения.

Во встрече с прессой приняли участие Председатель Комитета Госдумы РФ по энергетике Иван Грачев, заместитель директора Института географии РАН, заместитель председателя Московского городского отделения Русского географического общества, профессор Аркадий Тишков, член-корреспондент РАН, заведующий лабораторией комплексного геолого-геофизического изучения и освоения нефтегазовых ресурсов континентального шельфа Института проблем нефти и газа им. И.М. Губкина Василий Богоявленский, руководитель Дирекции по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при Правительстве РФ Александр Курдин, профессор кафедры освоения морских нефтегазовых месторождений РГУ нефти и газа им. И.М.Губкина, академик Академии технологических наук РФ Александр Дзюбло и вице-президент Российской Ассоциации морского права, профессор Александр Вылегжанин.

 

Из высказываний руководителей арктических государств на III Международном форуме «Арктика  - территория диалога», состоявшемся в сентябре прошлого года в Салехарде.

 

Президент РФ Владимир Путин:

«Работа в суровых условиях Арктики крайне сложна, требует серьезных финансовых затрат и поистине уникальных технологических решений. Очевидно, что приоритетом, ключевым принципом развития Арктики должно стать природосбережение, обеспечение баланса между хозяйственной деятельностью, присутствием человека и сохранением окружающей среды. Тем более, это важно, когда речь идет об Арктике с ее хрупкими, уязвимыми экосистемами, восприимчивым климатом, который во много определяет экологическое самочувствие нашей планеты.

Арктика сегодня, пожалуй, как никогда раньше нуждается в особом внимании и бережном отношении. Россия, почти треть территории которой приходится на районы Крайнего Севера, осознает свою ответственность за сохранение экологической стабильности».

 

Сегодня в российской зоне Арктики готовится воссоздание и совершенствование инфраструктуры - сооружение новых и модернизирование существующих морских портов вдоль трассы Северного морского пути, единой транспортной, телекоммуникационной, информационной и энергетической сетей. В перспективе это позволит начать практическую разработку новых нефтегазовых месторождений, в том числе и на арктическом шельфе. В январе нынешнего года в Госдуме началось обсуждение создания национального интегратора для управления шельфовыми разработками месторождений углеводородов. Решающая роль в этом мегапроекте, безусловно, принадлежит нашей отечественной науке, более тесному и открытому партнерству и сотрудничеству российских специалистов со своими зарубежными коллегами.

Наши ученые с сожалением констатируют, что полноценным исследованием Арктической зоны Россия в постсоветское время мало занималась и мы заметно отстали от своих соседей по Северу как в научном, так и в технологическом отношении. У нас в Арктике, мол, остается немало «белых пятен», много неизученного, неисследованного. Отсюда, наверное, в самом начале больше говорили о предполагаемых и приблизительно определенных запасах нефти и газа, о том, насколько рентабельно их добывать.

Василий Богоявленский отмечал, что Россия «исторически и традиционно» обладает самыми крупными залежами углеводородов в мире  - и на суше и на арктическом шельфе, имея 42% залежей нефти и на российском северном шельфе. По общим запасам углеводородов наша страна превосходит все другие государства. Но ими нужно грамотно, по-хозяйски рационально распоряжаться. Точных цифр наших богатств никто назвать не смог, науке еще предстоит их определить.

Дискутировали и по поводу рентабельности добычи ископаемых. Александр Курдин, например, утверждал, что добыча нефти в Арктике стоит, по оценкам экспертов, 100 долларов за баррель, что приводит к высоким издержкам, и на сегодняшний день она становится экономически нецелесообразной. Даже при налоговых льготах выгода от такого освоения будет нулевой. Следует еще хорошо подумать, прежде чем «штурмовать» Арктическую зону.

Но ведь у нас уже есть хороший, позитивный опыт добычи углеводородов на суше Арктики, возражал Василий Богоявленский. Там мы добываем в 3,5 раза больше невосполняемых ресурсов, чем другие страны. Однако признал, что за постсоветское время  Россия не пробурила ни одной поисковой скважины. И все же, начавшему недавно бурение нефти «Газпромом» на шельфе Печорского моря (платформа «Приразломная») добыча обходится в 30 долларов за баррель при стоимости сырья на мировом рынке в 100 долларов, что, по его словам, уже рентабельно.

Тем не менее, жаркой дискуссии ученых не получилось. При некотором разногласии в приводимых цифрах и оценках все приходили к единому мнению о том, что государство зачастую устраняется от прямого и целенаправленного научного и практического исследования и освоения Арктики, ошибочно передавая это частным и частно-государственным компаниям.

Но профессор Александр Дзюбло все же признал: «По освоению Арктики я оптимист». Говорят, что для «штурма арктического Севера» у России сейчас дефицит опыта и хорошо подготовленных кадров. Между тем, у нас уже накоплен свой опыт и есть специалисты. Например, на месторождениях «Сахалин-1» и «Сахалин-2», где работают как раз 80% наших специалистов. Есть опыт зарубежных компаний, которые и так уже передают нам свою современную технологию. Своей-то пока нет. Но нам необходимо изучать этот накопленный опыт и применять его в наших арктических проектах. 

Ученые вели разговор и о противоречиях и недосказанности в международном арктическом праве. Затрагивали тему обязательств России по уже подписанным международным соглашениям. Но основным вопросом в итоге дискуссий стал вопрос экологических и эко-этнических рисков при поспешном начале освоения этого огромного участка – 17% Арктики, которым владеет Россия. А последствия «штурма» могут быть катастрофичными для уникальной арктической природы. К тому же там живут малые народности и этносы нашего Севера, для которых сбережение их среды обитания крайне важно.

Однако даже председатель Комитета Госдумы РФ по энергетике Иван Грачев с грустью признал: «Я, наверно, тоже не совсем еще экологично мыслю»…

Почти все участники круглого стола большее время посвятили обсуждению именно экологических рисков при освоении Арктики. В советские времена, говорили ученые, наша страна была мировым лидером по научным исследованиям в Арктике. Мы были первопроходцами по освоению Северного морского пути. Правда, при этом оставили в регионе много мусора. В Салехарде, выступая на пленарном заседании III Международного Арктического форума «Арктика – территория диалога» в сентябре прошлого года, президент Владимир Путин говорил об очистке региона, что «всего из федерального бюджета  в 2011-2013 годах на очистку Арктики было выделено 1 миллиард 420 миллионов рублей. Такую работу мы начали впервые, и она сейчас находится на марше»… Немало средств было выделено на генеральную уборку российской Арктики и владельцами частных компаний.

Наши федеральные власти справедливо полагают, что вопрос о том, осваивать или не осваивать Арктическую зону не стоит. Освоение неизбежно. Об этом свидетельствует логика развития современного мира. Но остаются вопросы «Как?», «Какими безопасными способами?», «Какими средствами?».

 

Из высказываний руководителей арктических государств на III Международном форуме «Арктика  - территория диалога», состоявшемся в сентябре прошлого года в Салехарде.

 

Президент Финляндии Саули Ниинистё:

«Если нефть и газ не были целью ранних исследователей, то сегодня открытие и разработка месторождений этих углеводородов – главная награда исследователям Арктики. Наличие богатых минеральных ресурсов играет важную роль в экономическом освоении Арктического региона. С позиций экономической географии мир переворачивается с головы на ноги, поскольку будущее – за Севером. Меняющаяся Арктика открывает большие экономические возможности, но также создает проблемы и угрозы.

Всем арктическим странам необходимо выработать единое видение того, как использовать ресурсы Арктики на принципах устойчивого развития. А это развитие нуждается в углублении тесного сотрудничества и постоянного взаимодействия правительств с научным сообществом. Тем более, что в Арктике климат изменяется в два раза быстрее, где где-либо еще. И нужна более точная научная информация и о рисках для биоразнообразия региона, и о влиянии изменения климата на выбросы черной сажи и метана…

Как меняются времена, так меняется и наша роль в Арктике. Наша цель – предлагать первоклассные технологические решения ряда проблем Арктического региона. В рамках Арктического совета заключено Соглашение о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасении в Финляндия, как Россия или Исландия, - арктическое государство. Всегда была им и всегда будет им. Из всех людей, проживающих к северу от 60-й параллели, каждый третий – финн».

 

Депутату Ивану Грачеву был задан конкретный вопрос: «Создается ли в России внятная и подробная федеральная программа освоения нашего арктического шельфа с учетом экологических рисков? Ведь это должна быть огромная российская программа, в некотором роде равная по значимости и масштабам программе освоения космоса. Иван Грачев ответил прямо и честно: с постановкой вопроса согласен, но такой программы у нас пока нет.

 

- Но ведь без напряженного труда ученых, прежде всего, наших, российских решить вопросы освоения Арктики невозможно, убежден профессор Аркадий Тишков. После публичной дискуссии мне удалось побеседовать с ним отдельно, что называется, эксклюзивно.  

- Конечно, без экологической защиты и безопасности у нас в Арктике не будет будущего, сказал ученый. - И по большому счету сегодня пока рановато начинать массированные проекты по эксплуатации арктических полезных ископаемых. Основной аргумент – отсутствие у нас экологичных технологий для безопасной работы на шельфе. Кроме того, мы еще плохо знаем, что у нас происходит в Арктике. Необходимо вначале создать солидную научную инфраструктуру, нужно вложить средства в развитие арктической науки по всем направлениям. Мы многое утратили по знаниям современной Арктики. Она ведь тоже, как все в мире, меняется. Нужно превентивно исследовать все природные компоненты, включая воду, биоту, океан. И только после этого начинать реализацию экономических проектов. Конечно, есть ученые, которые заявляют, например, что в Баренцевом море возросла численность некоторых видов рыб, считая это позитивным индикатором воздействия человека на среду, мол, ничего плохого с экологией там не происходит. Но на самом-то деле происходит. В Арктике, например, падает популяция моржей. Мы до сих пор не знаем, сколько у нас на территории белых медведей, которые тоже требуют к себе внимания, заботы и защиты от браконьеров и экологических катастроф.

- А какие здесь главные риски?

По мнению Аркадия Тишкова, это – риски разливов нефти, образования неуправляемых скважин с газоконденцатами, с попутными газами. «У нас же до сих пор есть брошенные саморазливающиеся скважины, - сообщил Тишков. – И находятся они тоже в Арктике. Одну такую скважину пытались «гасить» даже с помощью малого атомного взрыва. Но она продолжает саморазливаться. И никто пока эту проблему не решил, а мы уже спешим разрабатывать шельф. Если у нас будут новые экологичные технологии, если будут решены вопросы безопасной транспортировки, переработки и соблюдения всех природоохранных правил, а главное – если будет строгий и ответственный контроль гражданского общества, то и риски значительно минимизируются. На сегодняшний день нет даже единого федерального органа, который осуществлял бы контроль за деятельностью компаний, за бурением, за произвольным отстрелом белых медведей. Добывающие компании ведут себя в Арктике, как им вздумается. Делят секторы между собой, эксплуатируют их ресурсы в своих интересах, часто не считаясь с природосбережением. Государство им это позволяет и слабо контролирует. А вот когда дело касается экологических издержек, тут подключается государство.

 

- За что ратуете вы лично? - спрашиваю у Аркадия Тишкова.

- Я ратую, - сказал он, - за то, чтобы было создано Министерство Арктики, которое выполняло бы экологическую и прочие контрольные функции, забрав их у Минприроды, которое сейчас одновременно ведает и разведкой углеводородов, и добычей, и контролирует само себя. В настоящее время создается Регулятор, но он будет, главным образом, привлекать зарубежные инвестиции, компании, которые обладают большими технологическими и экологичными возможностями, чем наши. Лучше бы было нашему государству больше вкладывать в отечественную науку. Нашими приоритетами должны стать тщательное изучение арктической зоны Арктики. А экономическое освоение региона, на мой взгляд, пока преждевременно. Необходимо сначала создать механизмы превентивной защиты природы, среды обитания человека, растительного и животного мира.

- Значит, сейчас ускорение процессов освоения Арктики носят больше политический, демонстрационный характер? - задаю очередной вопрос профессору Тишкову.

- Да, и, по-моему, это правильно. Россия должна стратегически продемонстрировать всему миру, что она заинтересована в освоении своего участка Арктики, что она занимается этим регионом и будет инвестировать свои проекты, развивать там все необходимые инфраструктуры, включая оборонную и природоохранную. Это хорошо. И ничего страшного в этом нет»…

- Аркадий Александрович, Арктика сегодня настолько привлекательная в экономическом смысле, что в этот регион устремились даже далекие от него страны, Китай, Южная Корея, Германия…

- Совершенно верно. В качестве наблюдателей они активно действуют, открывают в Арктике полярные станции, лаборатории, развивают арктический флот. Китай, например, организовал на Шпицбергене свой научный стационар, стремится к освоению ресурсов, строит уже второй ледокол. Пекин очень интересует Северный морской путь в качестве более выгодной дороги в Европу и Америку. Без китайских инвестиций сейчас в Арктике делать нечего. У КНР есть свободные деньги и они здесь нужны. В то же время Сахалинские проекты по добыче углеводородов должны через их доставку по трубопроводам удовлетворять китайские потребности в сырье. А если говорить о Германии, то на ее территории, в Потсдаме, заседает Арктический научный комитет. В целом же, о ресурсном потенциале Арктики задумались многие государства. И недаром этот регион ныне часто называют «Территорией диалога и сотрудничества».

В конце нашей беседы с недоверием переспросил:

- Мы действительно не знаем, сколько осталось белых медведей- этих северных королей зверей Севера? В Швеции, например, существует проект «Медведь и человек». Это говорит о том, что там придают большое значение  традиционным знаниям о природе, которыми располагают коренные народы Арктики.

Шведские специалисты по арктической культуре утверждают: чтобы преуспеть в сохранении животных в этом регионе, надо, прежде всего, понять историю и культуру местных жителей. Только после этого можно начинать там работать. К примеру, традиционная алеутская пословица гласит, что «если вы уважаете медведя, медведь будет уважать вас».  

- Мы даже приблизительно не знаем, сколько у нас медведей, продолжает Аркадий Тишков. - И вы правы, шведский опыт нам бы пригодился. Российские чиновники обещают, что в 2018 году посчитаем медведей. Но это неправильно. Считать нужно сейчас. Это позволит наладить контроль за их сохранением, предотвратить браконьерство, варварский отстрел животных уже в ближайшие годы.

 

Из высказываний руководителей арктических государств на III Международном форуме «Арктика  - территория диалога», состоявшемся в сентябре прошлого года в Салехарде.

 

Президент Исландии Олафур Рагнар Гримссон:

«В первые десятилетия XXI века Арктика превратилась в новое глобальное игровое поле, на котором хотят развивать научный, экономический и политический диалог с арктическими государствами страны Азии и континентальные европейские государства. Выдающуюся роль науки и научных исследований в принятии политических решений относительно Арктики необходимо сохранить. Знания, основанные на рекомендациях экспертов и результатах научных исследований, стали основой наших решений и важным условием успешного сотрудничества. Поиск научных фактов и доказательств был для нас гораздо важнее, чем демонстрация политической и экономической мощи»…

 

Что касается России, активное возрождение научных исследований в Арктике по сути только начинается. В намеченной государством стратегии определяется, говорили на встрече в Москве эксперты, основные механизмы, способы и средства достижения долгосрочных целей и приоритетов устойчивого развития Арктической зоны России. Стратегия направлена на укрепление национальных и экономических интересов нашей страны в Северном регионе и способствует решению там задач государственной политики России.

…Итак, тема Арктики сегодня привлекает повышенное внимание множества стран. И не только арктических. Довольно динамичные изменения в регионе создают не только дополнительные возможности, но и новые вызовы, риски. Отрадно, что конструктивный диалог и энергичное взаимодействие ученого и экспертного сообщества государств Арктического бассейна становятся преобладающей тенденцией. Как однажды заявил Министр иностранных дел Сергей Лавров, «Арктика – наш общий дом, и Россия принимает самое деятельное участие в его обустройстве». Вместе с международным сообществом. И сохранять общий дом, беречь его уникальную природу и среду обитания мы должны сообща.

Ключевые слова: Арктика

Версия для печати