Таллинские парадоксы

08:41 19.08.2013 Владимир Разуваев, доктор политических наук


Вообще-то Эстония – страна парадоксов. Республика, так стремившаяся к независимости в советское время, с удовольствием ее потеряла, вступив в ЕС. Ну, это суверенный выбор, поддержанный большинством населения государства, так что и говорить об этом вроде бы не нужно. Здесь надо только констатировать, что во внешней политике Эстония практически лишена государственного суверенитета. Как, во многом, и во внутренней. Хотя заявлений о суверенитете страны местных политиков вполне хватает. 

Еще один парадокс связан с не до конца урегулированным законодательством страны. Скажем, вице-канцлер МВД Эстонии Эркки Коорт недавно отметился заявлением, что предательство эстонского государства включает в себя передачу «информации чужому государству. В том смысле такой информации, которая не является государственной тайной». После этого откровения иностранные журналисты откровенно насторожились. Мне тоже, кстати говоря, расхотелось ехать в Эстонию. Там очень уж запутанно понятие государственной тайны. Достаточно указания вице-канцлера, что все зависит от того, «кто передает информацию». Немножко страшно. Даже сидя в Москве.

Еще один парадокс состоит в том, что, в своем стремлении «на Запад» Эстония повторила путь некоторых постсоветских стран, которые предпочитали иметь во главе страны выходцев из иностранных стран либо тех, кто состоит с ними в браке. А затем настоло отрезвление. Так, нынешний мэр Таллина и лидер Центристской партии Эдгар Сависаар полагает, что больше во главе страны выходцев из США не будет. Правда, он ничего не сказал о выходцах из Европы.

Опять парадокс, если трезво смотреть на вещи: в относительном подъеме экономического и социального развития Эстонии огромную роль сыграла так называемая «европомощь». Через несколько лет она прекратится или существенно уменьшится. Пока в стране не решили, что они будут делать в этом случае. Не хотелось бы повторения греческого варианта.

Несмотря на то, что страна позиционирует себя как европейское государство постиндустриальной системы, значение Эстонии в ЕС вырасти не могло. Хотя бы просто из-за отношения к ней со стороны Брюсселя и «старых» европейских стран. На другой взгляд, правда, рассчитывать было бы невозможно. В целом же в Европе к прибалтийским мигрантам, пусть даже образованным, такое же отношение, как в России к представителям Центральной Азии. 

Миграция в ту же Европу из Эстонии между тем постепенно увеличивается. Она едва ли пересекает критические для норм ЕС черты, однако для маленькой страны такое количество выезжающих граждан – это основание серьезно задуматься. В соседних прибалтийских странах это уже начали делать, в Эстонии пока нет. Что опять же заставляет задуматься об эстонских парадоксах.

В последнее время ВВП Эстонии в определенной степени вырос. Основная заслуга в этом – увеличение добавочной стоимости в производстве электроники и оптических устройств. Впрочем, здесь играет очевидную роль «низкий старт» эстонской экономики.

В своем этноцентризме Таллин наталкивается временами и аналогичный ответ со стороны русскоязычных. И страшно обижается при этом. Вполне заслуженно, разумеется. Однако надо понимать, что это только реакция на русскофобию некоторых эстонских политиков.

При всем стремлении к Западу председатель Центристской партии и мэр Таллина Эдгар Сависаар считает, что после Тоомаса Хендрика Ильвеса, который сегодня является главой эстонского государства, у выходцев из США больше нет никаких шансов повторить его путь. Еще один парадокс: откуда такое отношение к американцам? 

Отметим заявление эстонской фирмы Eesti Meedia, что она собирается купить у норвежского издательского дома Schibsted крупнейшую в стране ежедневную газету Postimees, а также ее приложения и другие активы. Желание норвежцев избавиться от проблемной собственности понятно. А вот намерения эстонцев на фоне упадка интереса к убыточному печатному бизнесу в стране вызывает вопросы. 

Когда министра финансов страны предполагает, что выход на пенсию должен быть поднят до 74 лет (это не шутка), он, вероятно, забывает, что средняя продолжительность жизни в Эстонии не превышает 68 лет. Больше того, по официальным прогнозам, уже через 10 лет почти половина нынешней рабочей силы выйдет на пенсию. А может тем, в стране уже сейчас ощущается острый дефицит «умных» сотрудников. 

Несколько непонятна инициатива властей Эстонии о том, что без специального разрешения нельзя сменить некоторые наиболее распространенные в стране фамилии. Русофобства в этом видеть, скорее всего, нельзя, хотя в запрещенный список почему-то попали наиболее распространенные русские фамилии. Остается вопросом идея (до сих пор не осуществленная) о законопроекте об именах, в котором дается возможность «эстонизировать» свою фамилию, для того, чтобы интегрироваться в эстонское общество.

О приключениях министра экономики и коммуникаций Эстонии Юхана Партса в поезде Петербург-Таллин нужно говорить отдельно. Не потому, что какой министр – такая и экономика. Просто для этого нужно выбрать другое место для публикации.

Нет, все-таки Эстония – страна парадоксов. И не говорите мне о другом. 

Ключевые слова: Эстония

Версия для печати