Два столпа католицизма

10:34 04.08.2013 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Сегодня, когда западная культура переживает мировоззренческий кризис, пытаясь приспособиться к очередному этапу капиталистического развития общества, католичество находится не в лучшем положении. Как вероисповедание, ставшее, наряду с протестантизмом, неотъемлемым атрибутом западной цивилизации, католичество сталкивается с теми же проблемами, которые сотрясают сегодня тело Запада.

Запад болен секулярностью, навязчивой идеей абсолютизировать всё, что профанично и лишено метафизического измерения. Обыденный рассудок, обыденное сознание, стандартно мещанский взгляд на культуру и искусство – всё это превращается в демократические догмы, восставать против которых считается правилом дурного тона. Европейская толерантность действует только в одну сторону – против христианства, но не распространяется в обратную – за христианство. Духовно обеднённый теориями экономического фундаментализма европеец превращается в ещё более одномерного и плоского индивидуума, порывающего связи с религиозно-божественным, не ищущего в нём ни опоры, ни светоча истины.

Атеизм победно марширует по Европе, проникая даже к народам, оставившим неизгладимый след в истории христианства (в Болгарии, откуда слово Божие распространилось праведными заслугами св. Кирилла и Мефодия на земли Руси, количество атеистов достигает 21%). Самыми атеистическими странами Европы стали Чехия, где некогда гуситы ожесточённо сражались под религиозными знамёнами, и Швейцария, чью религиозную историю невозможно представить без Кальвина и Цвингли.

На этом фоне отличается Польша, где католические традиции, по-прежнему, сильны, хотя претерпевают давление со стороны рыночных реалий. Поляки сегодня остаются европейским народом, наиболее верным католическим традициям, и свято их берегущим. Испания, веками шествовавшая в авангарде католического мира, уже легализовала однополые браки, и из страны католической всё больше превращается в страну повсеместно секулярную. Миссия охранительницы католических ценностей негласно перешла от Испании к Польше, пусть даже это не всеми ещё осознаётся. Польша – это порог, сдерживающий вал европейского воинствующего атеизма, островок католичества среди бушующего моря секуляризма.

Ещё одним полюсом католической пассионарности следует считать Южную Америку. Исторический парадокс: носителями светоча католической веры становятся люди, некогда покорённые жестокими  конкистадорами, когда потомки этих конкистадоров добровольно отрекаются от Христа.

Папа Римский Франциск, как первый в истории Папа из Нового Света, одну из первых зарубежных поездок совершил на южноамериканский континент, где его встречали многомиллионные толпы верующих. В Рио-де-Жанейро он произнёс впечатляющую фразу: «Рио – средоточие Церкви».

Аргентинский философ Альберто Буэла указывает, что эти слова, не больше, ни меньше, означают признание Папой смещение духовного полюса католической веры с Европы в Южную Америку (1). Это придаёт Рио-де-Жанейро неофициальную функцию второй «католической столицы» (после Ватикана). Кроме того, Франциск призвал молодых людей идти и проповедовать слово Евангелия, и сделал он это там, где нет недостатка в пассионарных католиках – в Южной Америке.

Католическая церковь страдает от безудержного вмешательства светских властей в её деятельность. В Европе не столько церковь решает, где должны начинаться и заканчиваться границы её влияния, сколько  светские власти, волюнтаристски расширяя сферу светского влияния.

Непрекращающиеся требования к церкви «открыться», «модернизироватья», «обновиться» преследуют цель глубже впрыснуть в тело церкви ещё большие дозы мещанской светскости и сопутствующего ей атеизма, ведь от церкви требуют измениться в соответствии с царящими нравами, далёкими от христианских ценностей. Церковь не может открыться навстречу антихристианским веяниям, иначе она потеряет своё внутреннюю природу и своё предназначение. Эти веяния суть аборты, однополые браки, популяризация института сожительства, без официальной регистрации брачных отношений, разрешение женщинам занимать священнические кафедры, и т.д. Курс на введение подобных изменений в церковную жизнь придерживается антикатолическое лобби (2).

Носителем религиозного чувства является народ. Обращение Франциска к народам Южной Америки с воззванием проповедовать слово Божие – чёткий признак того, что консервативное крыло в лоне католической церкви (а есть ещё модернистское крыло) свои надежды возлагает на южноамериканцев. Отсюда должно пойти возрождение авторитета католической церкви, при условии, что Южная Америка, как бастион, выдержит антихристианский напор современной информационной пропаганды и испытания эгоистическим экономизмом, превращающимся во всемирную религию, у которой нет Бога.

В мире нет ни одной страны, которую можно было бы назвать чисто христианской (в духовно-мировоззренческом, а не политико-конфессиональном смысле слова). Христианский мир представляет собой компромисс между светскостью и религией, где религия сдаёт постепенно позиции. И в католических странах это происходит быстрее, чем в православных, а из православных быстрее там, где воцарилась идеология западного либерализма. Но и православные, и католики обоюдно заинтересованы в возрождении  добродетелей католичества, которые суть добродетели христианские. От падения католичества в бездну безверия православие не выиграет, а проиграет. Это будет падение половины христианского мира и его умаление.

Польша строго католическая должна нам быть симпатичнее Польши светской, а интуитивный союз католической Польши с континентом католицизма, каковым считается Южная Америка, способен послужить преградой проникновению греховной секулярности, как в Старом, так и в Новом  Свете. И в Польше, и в южноамериканских государствах выразителем католических принципов является народ, а не правительства. Но Южная Америка – это более 380 млн. католиков, преданных церкви. Это 380 млн. горячо верующих сердец, бьющихся в унисон с 38 млн. таких же польских сердец. Польша и Южная Америка – два столпа католицизма в современном меняющемся мире, которые должны прочно и твёрдо оставаться на той культурно-религиозной почве истории, которая их произвела на свет.

 

1)       Alberto Buela «Francisco: las bases de su teología»   

2)       Alberto Buela «¿Qué Iglesia queremos: una no-Iglesia?»

Ключевые слова: Польша католицизм

Версия для печати