Эдвард Сноуден. Несколько тезисов о сложившейся ситуации

18:43 18.07.2013 Владимир Разуваев, доктор политических наук


Наблюдая за буквальной истерикой, которая охватила часть американских политиков и значительное число журналистов по поводу нахождения Эдварда Сноудена в транзитной зоне московского аэропорта Шереметьево и российско-американских отношений, хочется напомнить несколько фактов, которые едва ли будут отвергнуты любым разумным оппонентом.

О намерении Сноудена прилететь в Москву российские власти не имели ни малейшего представления. Против этого возражать, кажется, никто не будет. Выводы понятны.

Российское руководство в лице президента страны Владимира Путина с самого начала заявило, что для него будет неприемлемой любая деятельность Сноудена, направленная на причинение ущерба российско-американским отношениям и интересам американских партнеров. Сам Сноуден с этим согласился и сказал, что не собирается работать против  своей родины.

До сих пор никто из официальных представителей США не опроверг публично ни одного из утверждений Сноудена. Выводы отсюда очевидны. В том числе – учитывая направленность разоблачений – статус Сноудена.

Сноуден не собирается находиться в России до бесконечности. В этом, кажется, заинтересованы все, в том числе сам бывший сотрудник ЦРУ.

Довольно любопытно наблюдать за американским отношением к Сноудену. Исполнительная власть публично сохраняет относительное спокойствие, хотя явно нервничает. Причины и первого и второго вполне понятны. Однако нынешняя сдержанность американской стороны не может не сказаться позитивно на российско-американских отношениях. И в Вашингтоне, кажется, это понимают.

Другое поведение мы видим со стороны некоторых представителей Конгресса США. Так, сенатор Линдси Грэм заявил газете The Hill, что предлагает своей стране бойкотировать участие в Олимпийских играх в Сочи. «… Если они предоставят этому парню убежище, это будет удар по законам, как мы их понимаем, и пощечина Соединенным Штатам» («… If they grant this guy asylum it’s a breach of the rule of law as we know it and is a slap in the face to the United States.”). Совершенно непонятно, какие законы в этом случае нарушит Россия, и почему это будет пощечиной сверхдержаве. Заодно неясно, зачем нужно наказывать американских спортсменов, которые хотят участвовать в Олимпиаде.

Руководитель сенатского комитета по международным делам Роберт Мемендез также считает, что возможное предоставление убежища станет унижением для США. И тоже говорит о возможном пересмотре российско-американских отношений. Термин «унижение» в этом случае явный эмоциональный перебор.

Общество в США расколото по поводу поведения Сноудена. Уже появились иски к администрации со стороны правозащитных организаций и обыкновенных граждан.

Очень резкую позицию занимают некоторые журналисты. Довольно любопытна и показательна позиция Кима Зигфельда в “American Thinker”. Он считает, что приземление Сноудена в Шереметьево является доказательством провала «перезагрузки» отношений с Россией Барака Обамы. И требует в связи с этим отставки нынешнего посла США в Москве Майкла Макфола.

Посол, конечно, насолил многим. И есть немало людей, которые хотели бы, чтобы он отправился обратно в Вашингтон. В России – тоже. Специфика ситуации состоит в том, что американский автор в этом желании полностью солидаризируется с некоторыми маргинальными кругами в российском политическом сообществе. Вообще-то он попал не в самую лучшую компанию, хотя об этом и не знает. Довольно примечательна также идея данного автора о том, что официальная Москва «ненавидит» (“hatred”) Соединенные Штаты. Доказательств этому утверждению нет, однако едва ли это его остановит.

Не менее любопытно и замечание данного автора, о том, что Москва отвергает «американские ценности в России»  (“American values in Russia”).  Сейчас, оказывается, это уже стало преступлением. Боюсь, однако, что такова же позиция почти всех союзников США. Саудовскую Аравию или Катар брать не будем, достаточно сослаться на западноевропейские державы. Там тоже свои представления о национальных ценностях.

Довольно неутешительный вывод из сказанного состоит в том, что американская сторона по крайней мере отчасти возвращается к риторике времен «холодной войны». Причем в худшее ее время. Накал страстей кажется настолько преувеличенным, что поневоле приходит вопрос: что же такое еще знает Сноуден, что Вашингтон реагирует так резко? Или же «неоконсы» просто воспользовались случаем, чтобы проверить как нервы Москвы, так и способность Барака Обамы держать удар?

Вообще довольно любопытно повернуть ситуацию на 180 градусов. Итак, некий российский правозащитник, к тому же причастный к государственным тайнам, решит  искать убежища в США. Едва ли можно предположить, что американское правительство выдаст его Москве. Наоборот, сделают героем. И те же люди, которые сейчас требуют наказать Россию за независимую позицию, начнут требовать, чтобы Вашингтон сохранял максимально жесткую позицию.

Встревожены вскрытыми фактами и западноевропейские правительства. Резких протестов Вашингтону они по понятным причинам не делают. Однако им придется иметь дело со своими избирателями, которые озабочены тем, что вроде бы союзное государство ведет тотальный сбор информации об их деятельности.

Как сказал глава российского государства, «у России независимая внешняя политика, и мы будем ее осуществлять». В том числе в отношении этого сложного дела, в котором так много эмоций и не всем хватает терпения.

Ключевые слова: Эдвард Сноуден Барак Обама

Версия для печати