Крымская поучительная

14:54 08.07.2013 Вадим Бондарь, аналитик, журналист


Разгар лета – пора отпусков. На фоне революций и беспорядков в полюбившихся россиянам курортных местах дальнего зарубежья, определенная часть наших соотечественников обращает свои взоры туда, где, возможно пока, но всё же еще не так накалены общественные страсти. Одно из таких мест, некогда любимый и желанный Крым. Желанный не только для старой русской богемы, а после революции всех граждан некогда великой страны. Стратегически важный с политической и особенно военной точки зрения полуостров, отторгнуть от России хотели многие. И ровно 160 лет назад в ходе подготовки к Восточной или как её еще называют Крымской войне, даже собрали для этого мощнейшую по тем временам европейскую коалицию. В планах противников России, ставшей на капиталистический путь развития, и растущими темпами усиливавшей свой экономический, военный, военно-морской и самое главное идеологический, панславянский, потенциал и влияние, по этим причинам был не только захват и отторжение Крыма. Усиливавшегося гиганта следовало ослабить и окоротить по многим направлениям. Относительно конечных границ этих усилий союзники во мнениях расходились, но то, что России следует преподать урок, её влияние и амбиции умерить, не спорил никто. Результаты этой войны известны. Вопреки расхожему мнению, поражение России оказалось лишь частичным. Ни одну из стратегически важных, наносящих фундаментальный вред нашей стране, задач, союзникам выполнить не удалось. Напротив, Россию эта война подвигла к более активной модернизации и реформам, а «цивилизованную» Европу представила совсем не в цивилизованном свете. Многое из происходившего тогда выглядит поучительно и сегодня. Ведь изменились только орудия борьбы. И так. Антироссийская истерия в обществе и идеологическая подготовка к войне в Англии, Франции и других странах континента начинает наблюдаться задолго до ее горячей фазы, - с конца 1840-х годов. Как в период данной кампании, так и во время боевых действий в ход идут самые грязные приемы: откровенная ложь, не основанное ни на чём запугивание, игры на националистических страстях, муссируется культурное и расовое превосходство, собственные неблаговидные поступки и провалы всячески замалчиваются. Вот лишь несколько примеров подобных фактов. Сразу после поражения турецкой эскадры в Синопском сражении, задолго до высадки союзников в Крыму и атак других русских крепостей и городов, английские и французские СМИ, в леденящих душу подробностях описали захват, ограбление и мучительную смерть от рук «диких русских варваров» главнокомандующего побежденных Османа-паши. То, что на самом деле турецкого адмирала получившего ранение в этом бою ограбили, оставив в одном нижнем белье, и бросили умирать на изуродованном фрегате собственные матросы, не сообщил никто. А между тем, именно русские моряки спасли от смерти Османа-пашу. Оказали первую помощь и вывезли с медленно тонущего корабля. В плену, «зверски убитый» паша жил в Одессе, в подобающих титулу и званию условиях, где с нескрываемым удивлением узнал о своей «гибели». Умер же неудачник Синопа лишь в 1897 году в возрасте 85 лет, но разве это важно в идеологической борьбе. Ничего не писали Западные корреспонденты с места событий и о том, как на самом деле воевали их земляки в том же Крыму. Некоторые небезынтересные факты об этом можно найти в монографии Л. Горева «Война 1853-1856 гг. и оборона Севастополя». В ней автор в частности пишет о том, как в первые же дни пребывания в Крыму, вслед за ограблением английскими войсками жителей Балаклавы, англо-французская команда ворвалась в мирную Ялту. Разграбила ее, опустошила ближайшие имения (из имения графа Потоцкого увезли даже хрусталь и библиотеку) и с «боевыми трофеями» возвратились в свои лагеря под Севастополем. При разграблении Керчи, «цивилизованные» завоеватели-грабители в местном музее выломали и увезли даже мраморный пол. В поисках ценностей бравые вояки раскапывали курганы и могилы на кладбищах. «Не избегли ограбления даже госпитали и находившиеся в них раненные, хотя генерал Врангель, как водилось, оставил генералу Броуну письмо, в котором просил его принять под свое покровительство раненных и больных солдат. «Больные обеспечены с избытком на несколько недель припасами и всем необходимым для облегчения их тяжкого положения – писал Врангель. – Материальная часть госпиталя, устроена на гораздо большее противу наличного числа больных, осталась неприкосновенна. Считая её исключительно посвященною облегчению страданий человеческих, я не уничтожил её. В уверенности, что моё ходатайство о страждущих и слабых воинах будет принято Вашим превосходительством как долг перед человечеством, прошу Вас принять уверения в моих лучших чувствах к Вам». Уверение в лучших чувствах генерал Броун принял, но долг перед человечеством  «его превосходительство» понимал по-своему: он ограбил раненных и больных русских солдат, отнял у них все оставленные им припасы и даже не задумался, что будет с ними – беспомощными и лишенными самого необходимого», - пишет Горев. Всех подобных эпизодов просто не перечесть. Но в союзных и сочувствующих им европейских странах об этом ничего не знали, ибо СМИ выполняли социально-политический заказ в духе старого, советского анекдота, когда Наполеон, читая газету «Правда», говорит: «Вот если бы у меня была такая газета, мир никогда не узнал, о том, что я проиграл Ватерлоо». Авторы данного анекдота были не совсем правы. Именно Западу принадлежит пальма первенства в подобном освещении событий. Традиции эти живы и сегодня. К примеру, 31 мая нынешнего года влиятельная британская газета Guardian пишет: «По мнению мэра Лондона Бориса Джонсона, не может быть и речи о том, чтобы обвинять британскую внешнюю политику или о том, что «британские войска делают в ходе операций за границей»». Отсюда и такое невероятное раздражение западного истеблишмента действиями Wikileaks, Сноудена и других разоблачителей. Как же, например, были недовольны в британских высоких кабинетах, когда три года назад портал Wikileaks позволил узнать о рутинном убийстве афганских гражданских лиц британскими солдатами, а также об осуждение на 18 месяцев солдата Гренадерского гвардейского полка за то, что он зарезал ножом афганского мальчика, попросившего у него шоколадку. Благородный порыв отечественных демократов направленный на то, чтобы прекратить в СССР, а потом и в России, делить мир на черное и белое без оттенков и полутонов, на своих и чужих, на этом фоне выглядит, мягко говоря, несколько наивным. Столь любимый ими Запад был и остается в этом вопросе далеко впереди. Восточная война также показала Николаю I и всему российскому обществу, что на деле означают всевозможные «сердечные клятвы», разговоры о признательности и вечной дружбе, например со стороны той же Австрии, которую русский царь по слезной просьбе императора Франца-Иосифа I, летом 1849 года, спас от Венгерской национальной революции. В ответ, исполненный рыцарских чувств российский монарх, рассчитывал на ее поддержку в Восточном вопросе. «Что касается Австрии, то я в ней уверен, так как наши договоры определяют наши отношения», - писал он. Но Австрия, как и Пруссия, для которой старший брат царя Александр I столько сделал в период Наполеоновских войн, как и Североамериканские Соединенные Штаты, независимость которых удалось отстоять опять-таки во многом благодаря России, - заняли по отношению к ней враждебную позицию. Именно из-за враждебности Австрии и Пруссии, России пришлось рассредоточить свою миллионную армию по всей западной границе от Финляндии до Черноморского побережья. По этой причине на главном театре военных действий - в Крыму наших войск оказалось недостаточно для борьбы с превосходящими силами коалиции. Что касается дня сегодняшнего, то схожие ответные жесты наша страна получила и на свои акты доброй воли в Европе в конце 80-х – начале 90-х годов. Во все времена благодушие во внешнеполитических и особенно военных вопросах обходилось дорого. 

Ключевые слова: Крымская война

Версия для печати