«Стояние на Ниле»: Эфиопия против Судана и Египта

01:19 03.06.2013 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Проект строительства ГЭС Grand Ethiopian Renaissance Dam в верховьях Голубого Нила

Рисунок alstom.com

 

Все было тихо, и вдруг взорвалось!

Пресса пестрит заголовками:

«Эфиопия начинает отвод воды из русла притока Нила для сооружения плотины гидроэлектростанции»;

«Египет и Судан протестуют против строительства ГЭС на Ниле»;

«Исламисты Египта грозят Эфиопии войной из-за ГЭС»;

«Пресса Каира начала обсуждать сценарии будущей войны с Эфиопией».

Что вдруг случилось?

 

Чья ты, нильская вода?

 

В 2011 году Эфиопия обнародовала проект строительства ГЭС Grand Ethiopian Renaissance Dam («Великая Дамба Эфиопского Возрождения») в верховьях Голубого Нила – правого притока Нила, близ границы с Суданом.

Стоимость проекта составляет почти 5 миллиардов долларов (интересно, откуда такие суммы, кто финансирует?), проектная мощность ГЭС — 6 тысяч мегаватт, что сделает электростанцию мощнейшей на африканском континенте.

Египет и Судан сразу же стали возражать против строительства плотины, опасаясь, что после её возведения водозабор из Нила в этих странах существенно уменьшится.

Их беспокойство понятно – ведь сейчас Египет получает около 70% вод Нила, а вместе с Суданом — 90%. А страны из верховьев Нила – жалкие 10 процентов. Прямо как в сказке про «вершки и корешки»…

Поэтому Каир и Хартум инициировали создание специальной трехсторонней комиссии, изучающей возможные последствия возведения «Великой Дамбы Эфиопского Возрождения».

Но, у них-то – свой интерес, а Эфиопия, уж решив один раз заняться своим «Возрождением» в виде строки новой ГЭС и приняв по этому поводу принципиальное решение, отнеслась к идее создания комиссии весьма прохладно. Эфиопы отделались заявлением министра энергетики Алемайеху Тегену (Alemayehu Tegenu) о том, сооружение ГЭС не «несет вреда ни одной стране».[1]

При этом эфиопская сторона уже неоднократно констатировала стремление Египта не допустить иностранного инвестирования проекта, но делает всё по-своему и в своих интересах.

Официально строительство ведется итальянской компанией Salini Costruttori, которая планирует использовать бетон «исключительно эфиопского производства». Что означает создание тысяч новых мест для эфиопских рабочих – и на производстве бетона, и на строительстве самой ГЭС.

Высота плотины, в соответствии с проектом, составит 170 метров, а длина — 1,8 километра.

Сообщается, что ГЭС будет обеспечивать электроэнергией не только Эфиопию, но и ряд соседних стран.

Понятно, что Эфиопия и Судан от нас далеко, Египет чуть поближе, но все равно каждый день нет возможности наблюдать, что же там происходит. Поэтому верну уважаемых читателей к опубликованному здесь материалу «Судан: острые приступы «независимости», в котором ровно год назад эта проблема – распределения вод Нила и соответствующих противоречий между прибрежными странами – была поднята и разобрана.

Написал тогда по этому вопросу, в частности, вот что:

«В Африке назревает новый серьезный конфликт из-за воды, грозящий перерасти в полномасштабную войну. Причем уже сейчас начинают складываться будущие коалиции.

С одной стороны конфликта — арабские страны Судан и Египет, к которым может присоединиться Эритрея. С другой стороны — центрально-африканские страны, такие как Бурунди, Руанда, Уганда, Кения, Танзания, Демократическая Республика Конго, Эфиопия и Южный Судан.

Все они находятся в бассейне великой африканской реки Нил…

 

Бассейн реки Нил на карте Африки.

Карта news.bbcimg.co.uk

 

В немалой степени египетско-суданские противоречия обострил водный спор. Согласно договору между странами от 1959 года, лишь четверть нильской воды доставалась Судану. Всё остальное забирал Египет, обосновывая это тем, что 97% из 84-миллионного египетского населения живет на 4% территории страны, и это – районы, примыкающие к Нилу.

В последние годы и Судан, и Египет не раз пытались пересмотреть прежние соглашения, настаивали на перераспределении воды в свою пользу. Ведь для каждого из них проблема воды является вопросом жизни и смерти.

И вот теперь двум «историческим противникам» приходится – «охота пуще неволи» – объединяться перед лицом угроз со стороны африканских стран тропического пояса, которые вдруг «вспомнили» (или кто-то подсказал) о том, что именно на их территории рождается великая река Нил.

Вот они, эти страны тропического пояса, и решили покончить с «несправедливостью», когда Египет и Судан диктовали всем остальным меру потребления воды из Нила. Притом, что эти «остальные» не признают договора «по Нилу» 1959 года, поскольку в нем абсолютно не учтены их интересы.

И у них есть свои резоны.

Та же Эфиопия, с территории которой Голубой Нил дает гигантский сток в Большой Нил, указывает, что она использует всего 1,1% этого водного объема. А в условиях продолжающегося демографического взрыва (каждый год ее население увеличивается на 3% и к 2025 году составит 100 миллионов!) у нее просто нет выхода, кроме как делать ставку на интенсивное орошение. Иначе всех не прокормить.

И Эфиопия в своих претензиях не одинока. С Бурунди она уже приступила к возведению серии гидротехнических сооружений на притоках Большого Нила.

Это вызвало ярость в Египте и Судане, которые опасаются, что из-за того, что Бурунди перекроет стоки в Большой Нил из Белого Нила, они не получат тех объемов воды, которые им самим необходимы.

Эфиопскую инициативу поддерживают и другие «нильские» страны, среди которых особую заинтересованность в совместных действиях проявил – кто бы мог подумать – Южный Судан, где приступают к реализации целой серии ирригационных сооружений на Ниле.

И именно это обстоятельство заставляет египтян и суданцев действовать гораздо активнее, чем раньше.

Соломонова решения для выхода из этой ситуации нет: в случае малейшего изменения сложившегося положения пострадают и Каир, и Хартум. А при его сохранении страдают интересы почти десятка стран, по сути, лишенных реального доступа к источникам воды на своей же территории.

Будем надеяться, что «водный вопрос» не стравит Эфиопию с Суданом и Египтом».

Так писал год назад.

И к чему все прикатилось сегодня? – Египет с Суданом создают объединенный «водный фронт» против Эфиопии.

А уж именно этим двум странам, оказавшимся сегодня в новой политической ситуации, только вопросов обеспечения своих народов водой из Нила и не хватало к «букету» всех остальных болезненных проблем: Судан расколот надвое; в Египте после контрреволюции – кризис и общества, и власти.

Самое показательное – какие «благие намерения» формулируются эфиопскими властями: «Новая ГЭС на Ниле будет обеспечивать электроэнергией не только Эфиопию, но и ряд соседних стран».

Надеюсь, никто не забыл, чем устлана дорога в Ад? – «Благими намерениями»...

 

Пресса обсуждает «сценарии будущей войны Египта с Эфиопией»

 

И вот после двух лет молчания вокруг эфиопского проекта ГЭС на Голубом Ниле информационное пространство, как по команде, просто «Взорвалось»!

После того, как 28 мая эфиопский премьер объявил о начале отвода воды из нильского притока в том месте, где и будет возведена плотина.

Дальше – материалы из каирской прессы. Накаленные. Воинственные. Зовущие к отмщению.

Если копнуть, что выясняется, что война с Эфиопией хорошее себе занятие для того, чтобы отвлечь внимание публики от происходящего в самом Каире, где только что, например, Конституционный суд «закрыл» верхнюю палату – Совет шуры – временного парламента и объявил, что Конституция, принятая на общенациональном референдуме, нелегитимна.[2]

Что после этого будет на улицах?..

И вот в разгар очередного острого внутриполитического кризиса каирская пресса пишет о том, что Египет может пойти на военную интервенцию, с целью свержения существующего в Эфиопии режима, и воспользоваться при этом современным американским оружием, которым оснащена египетская армия.[3]

Вот Вам и наметки для ещё одного конфликта в Африке между не самыми слабыми в военном отношении странами!

И у Египта, и у Эфиопии армии опытные и хорошо вооруженные.

Да ещё многим на Ближнем Востоке будет интересно переключить египтян с местных дел на африканские.

Возможно, и самому правящему сегодня в Каире режиму война, которая позволит консолидировать раздираемое внутренними противоречиями общество?

Правда, на войну нужны деньги, но именно их могут «подкинуть» ближневосточные соседи, руководствуясь своими мотивами. Им не нужен Египет, как лидер региона и арабских государств – чем он и был в течение многих десятилетий.

Подтолкнуть Египет к войне на юге – хороший предлог самим продолжить борьбу за арабское лидерство.

Да и Израиль своего интереса здесь не упустит…

Итак, что же пишет арабская пресса по поводу растущего напряжения вокруг проблемы перераспределения вод реки Нил?

Египетская газета Al-Watan публикует серию статей о «Великой Дамбе Эфиопского Возрождения» и о том, как нерешительность президента Мухаммеда Мурси и его правительства усугубляет кризис.

 

Что может предпринять Египет?

 

Редакционная статья Al-Watan называется «Сценарии будущей войны с Эфиопией».[4]

Диспут вокруг дамбы, а вернее – прав на Нил, продолжается уже долгие годы. Эфиопский демарш, последовавший буквально на следующий день после окончания визита президента Египта Мурси в Аддис-Абебу, большинство египтян сочло «плевком в лицо нации», пишет газета.

Эфиопия считает дамбу «воротами в будущее». ГЭС будет производить электроэнергии в три раза больше, чем знаменитая дамба Гувер на реке Колорадо.

Это позволит Эфиопии не только расширить собственные проекты в области сельского хозяйства, но и продавать электричество соседним странам, испытывающим его хроническую нехватку – Кении, Судану, Южному Судану и Джибути.

С политической точки зрения, дамба даст Эфиопии орудие влияния на Египет, который до последнего времени был доминирующей силой в регионе.

В то же время, Египет и Судан прилагают максимальные усилия к тому, чтобы Эфиопия не нашла инвесторов, готовых вложиться в данный проект. Его стоимость составляет 5 миллиардов долларов – эквивалент годового бюджета Эфиопии.

У Египта есть три сценария прекращения эфиопского проекта.

Первый – дипломатическое давление.

После заявления правительства Эфиопии о начале строительства, невзирая на то, что, с точки зрения существующих соглашений о разделе воды Нила оно является нелегальным, его эффективность представляется сомнительной.

Второй – поддержка вооруженных мятежников на территории Эфиопии.

Египет, а позднее Судан, активно занимались этим в 1970-80-х годах. Результатом их стараний и «щедрости» в отношении Народного Фронта Освобождения Эритреи стали: раскол(!) Эфиопии и возникновение в 1994 году государства Эритрея. (Похоже, сегодня Эфиопия готова дать «ассиметричный исторический ответ» своим обидчикам – С.Ф.).

Египет может и сейчас выбрать данный вариант – с учетом того, что против правительства Эфиопии в данный момент воюют 12 вооруженных оппозиционных групп.

Публикации в эфиопской оппозиционной газете Awramba Times свидетельствуют о том, что Египет уже активно участвует в усилиях по дестабилизации Эфиопии – с территории Эритреи.

Недавно Эфиопия объявила о перехвате 500 единиц стрелкового оружия и большого количества амуниции, которые пытались ввезти мятежники с территории Судана – через месяц после того, как шесть основных мятежных групп объявили о формировании единого вооруженного движения, целью которого является свержение правительства Эфиопии.

Существуют признаки того, что Египет начал помогать ваххабитским группировкам, добивающимся установления шариата в преимущественно христианской Эфиопии, еще в 2011 году.

Третий возможный сценарий – прямое военное столкновение Египта и Эфиопии.

Египет может пойти на военную интервенцию, с целью свержения существующего в Эфиопии режима, и воспользоваться при этом современным американским оружием, которым оснащена египетская армия. По данным, просочившимся в прессу из секретных телеграмм, опубликованных wikileaks, правительство Мубарака готовилось и к такому варианту развития событий.

Шеф разведки Мубарака Омар Сулейман в 2010 году сказал: «Мы обсуждаем планы военного сотрудничества с Суданом – единственной страной, не сотрудничающей с Эфиопией. В любом случае, мы можем просто послать бомбардировщик, который сбросит бомбу и разрушит дамбу. Я думаю, мы это уже сделали один раз, в 1976 году. Тогда наш самолет просто потопил в море корабль с оборудованием для такой дамбы».[5]

Израильский исследователь Арнон Софер, профессор географии университета Хайфы замечал ещё до начала кризиса, в апреле, что египтяне активно сооружают военный аэродром на границе с Суданом в Абу-Симбель.

Вывод из этого исторического экскурса газета делает простой и очевидный: Египет сегодня представляет военную угрозу южным нациям на Ниле, а не Израилю.

 

В чем роль Израиля?

 

В другой статье, опубликованной в Al-Watan, говорится, что генеральный директорат разведки и МИД Египта давно предупреждали Мурси о возможном ходе эфиопов, и призывали его принять немедленные политические меры.

По данным Al-Watan, египетская разведка считает, что главным спонсором строительства дамбы является Израиль, которому удалось выстроить систему отношений со всеми странами бассейна Нила.[6]

Этот союз прямо направлен против Египта, и потому дальнейшие переговоры с Эфиопией бессмысленны. Египетская разведка полагает, что за эскалацией в вопросе сооружения дамбы стоит Израиль, и требует занять «твердую позицию» – в отношении Эфиопии, и в отношении Израиля.

И с точки зрения Израиля, и с точки зрения Эфиопии, речь идет больше, чем о сотрудничестве в энергетическом секторе. – Израиль получает дополнительный, и очень мощный рычаг давления на Египет.

Эфиопы надеются на то, что одного израильского присутствия будет достаточно для того, чтобы египтяне не предприняли «необдуманных» действий.

Африканцы относятся к Египту, как к «политическому трупу» (наряду с союзным ему Суданом) и считают, что настал момент, когда они попросту могут проигнорировать интересы некогда могущественных арабских соседей, пишет PostSkriptum.[7]

На происходящее неожиданно последовала реакция Саудовской Аравии.

В Каире с официальным визитом побывал заместитель министра обороны королевства Саудовской Аравии принц Халид бин Султан. Принц принял участие в заседаниях «Арабского Водного Комитета» и обрушился с уничтожающей критикой на эфиопов.

Принц сказал, что «Великая Дамба Эфиопского Возрождения» будет иметь паводковый сток объемом в 70 миллиардов кубометров – на высоте 700 метров. Если она по какой-то причине обрушится, то столица Судана – Хартум – будет полностью затоплена, а последствия катастрофы будут чувствоваться далеко вниз по течению Нила – даже в районе Асуана.

Принц также указал на то, что перемещение подобного объема воды может привести к «сейсмическим последствиям» в регионе.

Сооружение плотины в 12 км от суданской границы – это, скорее, политический заговор, а не экономический проект. Дамба есть прямая угроза национальной безопасности Судана и Египта, указал саудовский принц.

Он открытым текстом заявил, что сооружение дамбы означает: Эфиопия будет контролировать «каждую каплю воды» в странах, лежащих ниже по течению, и перенесет на эфиопское плато массы воды, пополняющие сейчас искусственное озеро Насер в Египте.

 

 

Озеро Насер на Ниле. Оно образовалось после сооружения в Египте при содействии СССР Асуанской ГЭС.

Карта wikimedia.org

 

По оценке бин Султана, из-за осуществления эфиопского проекта, дефицит воды в Египте в 2050 году составит 94 миллиарда кубометров в год.[8]

Премьер-министр Эфиопии, Хайлемариам Десалень отнесся к скандалу спокойно.

Он заявил, что его страна стремится к эксплуатации Нила без того, чтобы причинить какой-либо ущерб Египту и Судана, и что сооружение плотины «поддержит экономическое развитие и Египта, и Судана».

Он также напомнил о том, что «Нил – не единственная арена сотрудничества между нашими государствами».

 

В атаку пошли египетские исламисты

 

Египетская радикальная исламистская группировка «Аль-Гамаа аль-Исламия» объявит джихад Эфиопии в случае, если переговоры и дипломатические усилия по прекращению возведения плотины ни к чему не приведут, сказал муфтий этого радикального движения в эфире телеканала «Аль-Арабия».[9]

По его словам, строительство плотины, является заговором и давним планом Израиля по оказанию политического давления на Египет.

Само начало строительства ГЭС будет фактически означать объявление войны всем жителям Египта.

МИД Египта уже потребовал от эфиопских властей координации действий в отношении планов по строительству этой ГЭС.

Каир также предложил Эфиопии дождаться выводов той самой трехсторонней комиссии экспертов, изучающей возможные последствия строительства плотины для находящихся ниже по течению Нила Судана и Египта.[10]

«Необходима координация и совместное обсуждение любых дальнейших шагов в отношении возведения плотины в рамках позитивного сотрудничества, которое до сих пор наблюдалось в трехсторонней комиссии экспертов», - заявил заместитель министра иностранных дел Египта Али аль-Хафни на встрече с послом Эфиопии в Каире.[11]

Замглавы внешнеполитического ведомства напомнил эфиопскому посланнику, что в Аддис-Абебе «неоднократно обещали не наносить урон Египту в области, касающейся его квоты на водные ресурсы».

 

Лучше бы под землю заглянули…

 

В общем, ситуация стала накаляться.

И этот конфликт становится прямым подтверждением опасений ряда экспертов о том, что XXI век может принести Человечеству войны за воду...

А выход-то из этой коллизии мог бы быть простой! К сожалению опять: «если бы, да кабы».

Если бы не порушили Ливию, Египет мог бы договорится со своим западным соседом о поставках в Египет пресной воды из Ливии. Там – под Ливийской пустыней плещется огромное подземное пресное море.

По некоторым подсчетам его объемы соотносятся с 200 годами дебита воды Нила!

При Каддафи в Ливии строили «Великую искусственную реку» - систему переброски подземных вод из южных районов Ливии на побережье. И она – эта Великая река – уже начала давать хорошие результаты при орошении сельхозугодий и подачи воды в жилье.

По некоторым сведениям, была уже почти подготовлена система перекачки пресной воды из Ливии в Египет.

И, если бы не пресловутая «арабская весна», которую уже неприлично поминать в приличной кампании, то вопрос о снабжении водой Египта был бы решен, а уж Эфиопия взялась бы за воды Нила. Но…

Это к вопросу о «благах» «арабской весны» - она порождает ещё один конфликт в Африке.

Мало, что ли, здесь крови уже пролито?..

 

 

Ключевые слова: Египет Судан Израиль Нил

Версия для печати