На блины в Манагуа или Русские в Никарагуа

10:47 12.03.2013 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»

В Россию пришла широкая Масленица, которая продлится по 17 марта. А мне на этой  неделе вспоминаются дни, проведенные в Никарагуа. И тамошние… блины. Никогда не думал, что в Манагуа попаду в гости к русским и отведаю это чисто наше, масленичное угощение. Однако невероятной случилось. И произошло это в окружении русских и никарагуанских лиц. Потому что одни мои новые знакомые были бывшие советско-российские люди, главным образом женщины, и уже наполовину - никарагуанские дети, от их браков с уроженцами Страны Сандино.

Словом, я был приглашен на блины «по-манагуански». Наши соотечественники и их дети собрались в доме Наталии Лещенко. А блины в основном пекла другая Наталия, - Попова, «ветеран» пребывания в Никарагуа. И пекла она их не на Масленицу, а просто потому, что блины и блинчики всегда хороши к чаю или кофе в любое время, а главное - для того, чтобы научить «блинному творчеству» юных отпрысков русско-никарагуанских семей.

…Блины, действительно, оказались вкусными. Увы, не все никарагуанские юноши и девушки говорили по-русски. Но каждый попробовал своими руками испечь СВОЙ блин! И ни один не вышел у них комом. Ребята очень старались! И помогали им три Наталии, мамы и старшие наставницы, виртуозно умеющие печь русские «чибрики». 

«Блинный вечер» в Манагуа вспомнился мне ныне в масленицу не только своими блюдами. Меня поразило само стремление наших соотечественников, живущих в Никарагуа, не только сохранить великий русский язык, культуру и традиции своей исторической Родины, но и передать их своим детям и внукам. И они создали в Никарагуа свои ассоциации соотечественников – сначала «Русаника» («Rusanica»), а после ее раскола в прошлом году – «Русичи» («Rusichi»).  

…История возникновения первых связей между нашими странами имеют более глубокие корни, чем можно было бы себе представить. Одним из первооткрывателей Никарагуа, как свидетельствуют документальные источники, считается некий Давид Раскоский (David Raskosky), уроженец Санкт-Петербурга. В прошлом весе он женился на никарагуанке и навсегда остался жить в этой центральноамериканской республике. А один из сыновей Раскоского, по имени Густаво Паэс, в 1954 году даже был назначен алькальдом (мэром) Манагуа. И этот человек открыл дорогу для многих других русских, впоследствии прибывавших в Никарагуа не только в качестве любопытствующих путешественников, но для того, чтобы связать с ней свою судьбу, а то и войти в ее историю. 

Официальные, дипломатические отношения между Москвой и Манагуа были установлены в 1944 году. А фактический обмен посольствами произошел лишь в 1980, после победы в Никарагуа 19 июля 1979 года Сандинистской революции и прихода к власти Сандинистского Фронта Национального Освобождения (СФНО)… 

Сегодня в этой стране, по информации российского посольства, постоянно проживают около 300 наших соотечественников. По другим данным – русская диаспора в Никарагуа составляет примерно 100 человек. Многие из россиян еще в советский период нашей истории бракосочетались с гражданками или гражданами Никарагуа в течение 1980-1990 годов и переехали в эту страну для обустройства здесь своей семейной жизни. 

В те же годы более 6 тысяч никарагуанцев прошли обучение в СССР, получили в наших вузах образование и затем привнесли в свою республику не только свои знания, но и красоту и таланты русских женщин. В Никарагуа они работали в различных организациях и проектах двустороннего сотрудничества. Ныне в Манагуа действует Ассоциация выпускников советских вузов «Anprogeus, которая пропагандирует русский язык и русскую культуру. И организовала курсы изучения языка Пушкина в Манагуа.

…После прихода к власти в Никарагуа в 1990 году неолиберального правительства и распада СССР в 1991-м отношения между Москвой и Манагуа развивались очень слабо. Однако после победы на всеобщих выборах в 2006 сандинистов и последующего вступления на пост главы государства Даниэля Ортеги российско-никарагуанские связи вновь пошли в гору, стали набирать обороты практически во всех областях -  в политической, экономической, культурной. Никарагуа вновь стали посещать российские деятели искусств. Начал расти и туризм из России. Так, если до 2010 года Страну Сандино посещали единицы или десятки россиян, то теперь они приезжают сюда сотнями. Тоже немного. Но следует учитывать, что туриндустрия в Никарагуа сейчас фактически только начинает всерьез развивать инфраструктуру и расширять свои возможности для иностранных гостей, и в частности, из далекой России, с которой пока нет даже прямого авиасообщения. Хотя, на мой взгляд, для успешного туризма из нашей страны Никарагуа обладает всеми экзотическими и развлекательными возможностями. А главное – в Стране Сандино очень доброжелательно, с симпатией относятся к россиянам…

В последнее время в Манагуа заметно вырос интерес к изучению русского языка. При Центральноамериканском Университете (UCA) в столице действуют курсы русского языка. Возобновились связи между рядом никарагуанских и российских вузов, например, между Российским университетом дружбы народов и Национальным автономным университетом Никарагуа (UNAN). Министерство образования и науки РФ ежегодно выделяет Стране Сандино 50 стипендий. Правда, из-за дороговизны авиаперелета и проживания в России они весьма слабо используются. А ведь многие молодые никарагуанцы из смешанных семей и дети бывших выпускников советских вузов охотно отправились бы на учебу в Россию. Но решения этой проблемы российские чиновники пока не нашли.

Ассоциация наших соотечественников «Русичи» и Ассоциация никарагуанских выпускников советских вузов «Anprogeus» стараются тесно взаимодействовать с Посольством России в Манагуа. 

…Одной из первых русских (советских) гражданок, прибывших с мужем-никарагуанцем в эту центральноамериканскую страну, была Наталия Попова, которая сейчас возглавляет ассоциацию «Русичи». Произошло это в 1970-е годы, когда республикой управлял диктаторский клан Сомосы.  С ней и состоялась моя первая встреча. Вот что она рассказала.

- Я приехала сюда с моим мужем-никарагуанцем в феврале 1972 года, когда страной еще правил клан Сомосы. А вообще, родилась я в Москве, на Филях. Мое советское детство было спокойное, в учебе и пионерских лагерях. После окончания средней школы поступила в Московский государственный педагогический институт им. В.И.Ленина на факультет дефектологии и получила специальность сурдопедагога и преподавателя русского языка. В начале 1960-х на учебу в Советский Союз начали нелегально приезжать молодые никарагуанцы. Они поступали в созданный тогда в Москве Университет Дружбы Народов им. П. Лумумбы. В 1964-м приехал в СССР и мой будущий муж Бенхамин Хирон. Мы познакомились и вскоре поженились. В Никарагуа я въехала из Коста-Рики. На меня смотрели как на чудище. Только что не пробовали на ощупь. До победы Сандинистской революции в июле 1979 мы жили в тихом консервативном городе Леон. А затем продали там дом и переехали в Манагуа.  Проблем с трудоустройством не было – моя редкая профессия сурдопедагода со знанием русского языка помогла мне. Работала в университетах, в министерстве просвещения. А мой муж трудился в министерстве здравоохранения, благодаря  его деятельности  в стране были построены новые крупные больницы. Я же приняла участие  в организации в Никарагуа специального образования, даже способствовала приглашению на работу в Страну Сандино двух советских специалистов – сурдопедагога и логопеда.

Затем мужа направили на дипломатическую работу в Москву, где он 5 лет занимал пост экономического советника. Я, естественно, была с ним. И воспользовавшись возвращением на Родину, поступила в аспирантуру и защитила кандидатскую диссертацию. Потом опять уехали в Никарагуа.

У меня четыре дочери. Горжусь тем, что все они помимо испанского хорошо говорят по-русски и получили хорошее образование. Одна инженер-механик, живет с мужем в Боготе (Колумбия), другая – моя коллега, тоже дефектолог, обитает с семьей в соседней Коста-Рике, третья замужем за русским, по профессии зубной врач. Четвертая, Ярослава, тоже живет в Коста-Рике, ее специальность – технолог пищевой промышленности. Она преподает в Университете Сан-Хосе.

У нас в семье соблюдались и до сих пор соблюдаются русские традиции, говорим по-русски. Мой муж Бенхамин очень любил Россию, русских людей. К сожалению, в 1997 году он умер. А в 2000-м я привезла из Москвы в Манагуа свою пожилую маму. У меня в Никарагуа, в Коста-Рике и Колумбии много друзей. Я считаю себя счастливым человеком. Почему? Мне повезло. Я в Никарагуа очень востребована как специалист. Сумела сохранить в семье русские корни, и при этом удачно «вписалась» в местную жизнь. У меня российское гражданство, да и тут я свой человек. Каково русской быть в Никарагуа? Были времена, когда своей фамилией не решалась пользоваться, представлялась фамилией мужа. Последние лет десять – только свою называю. Не скрываю ни  взглядов, ни происхождения, ни образования. Здесь все мое теперь только выше ценится. И это никак не связано с политикой или идеологией властей. В Никарагуа мою ученую степень признали как докторскую. Быть русским в этой стране можно. Необходимо только знать испанский язык и уметь на нем грамотно писать. Я считаю себя очень счастливым человеком...

 

- Наталия Юрьевна, а что, по-вашему, следует сделать, чтобы русская диаспора в Никарагуа чувствовала себя более комфортно, стала сплоченной и активной, была теснее связана с Россией и способствовала продвижению ее интересов в стране и во всем регионе?           

- Четыре года назад мы сделали попытку создать организацию соотечественников. Из России нас здесь около ста человек, а из союзных республик, русскоязычных, – еще человек 200. Я даже название придумала – «Русаника». Нам, как хлеб, нужен Российский центр науки и культуры. Нуждаемся и в создании средней школы не только для наших дипломатов, но и для детей соотечественников. Чтобы и желающие никарагуанцы в ней учились. Увы, «Русаника» раскололась. Теперь мы создали новую ассоциацию - «Русичи». Очень надеемся на помощь нашей любимой Родины.

А уж мы в долгу не останемся…

 

…Мне удалось поговорить и с другими нашими соотечественниками.

Наталия Лещенко:

- Я приехала в Никарагуа в 1992 году в качестве жены учившегося в моем родном Херсоне механика небольшого морского судна. В Херсоне я родилась, училась, окончила музыкальное училище по классу фортепьяно. В Никарагуа пришлось не просто. Развелась с мужем. Сама воспитываю троих детей. К счастью, моя профессия здесь оказалась востребованной. Начала преподавать, давала уроки музыки. Руководила детским хором. Постепенно сама создала свою частную музыкальную школу. Сумела завоевать хорошую репутацию, приобрести много друзей. Кроме всего прочего, я продюсер «Джазового клуба Никарагуа», координирую международные джазовые фестивали. Зарабатываю в среднем 2,5 тысячи долларов в месяц. И этого вполне достаточно для жизни в Манагуа.  Никогда не жалуюсь на судьбу. Считаю себя счастливым человеком…

 

Елена Рунова Рамос:

- Я родилась в Ярославле 9 января 1960 года. Там закончила школу. Затем поехала в Ленинград, поступила в ЛГУ на факультет журналистики. Активно занималась общественной и комсомольской работой по линии интернациональных связей. В то время очень увлеклась, буквально «заболела» Латинской Америкой. Самостоятельно выучила испанский язык. У меня было много знакомых среди студентов из стран «Пылающего континента». Среди них и никарагуанцы. И вскоре моим женихом стал Хуан Хосе Рамос Гусман, студент Института физкультуры и спорта. Оформили наш брак. И в 1987 году переехали в Никарагуа. После Ленинграда, конечно, Манагуа показался мне маленьким провинциальным городком. Но ведь ко всему привыкаешь. Муж мой человек небогатый, но ему не повезло с работой. Сейчас он работает в «Красном кресте», практически безвозмездно.

И мне пришлось самой завоевывать место под солнцем. Благодаря знанию языка и умению сочинять статьи и стихи, работала в местном университете, в газетах. Сейчас тружусь в одной неправительственной организации, редактирую и пишу статьи и брошюры. Хорошо изучила мир здешней журналистики, литературы. Публикую статьи в местной прессе на темы культуры. Однажды перевела на испанский язык свои же стихи. Показала их местной знаменитости. Он прочитал и сказал мне: «Да ты - поэт». И его слова были для меня лучше всякой награды. В общем, нашла свою нишу в Манагуа…

 

Андрей Двойнос:

- Меня зовут Андрей Николаевич. Фамилия Двойнос. Родился 8 августа 1956 года в Киеве. Образование получил сначала в элитной английской школе № 92, а затем в Киевском государственном университете им. Тараса Шевченко. Получил специальность биолога, о которой мечтал с детства. Защитил кандидатскую диссертацию по биологии. В наш университет приехал учиться на биофаке один богатый никарагуанец. У него была секретарша. Познакомился с ней. Сказал себе: «Она будет моей». И вскоре эта никарагуанская женщина стала моей женой. Я не собирался переезжать жить в Никарагуа. У меня была хорошая преподавательская работа в университете. Поставил условия жене: будем жить на Украине. Но судьба распорядилась иначе. В 1988 году решил съездить в Манагуа как бы на экскурсию. Но на следующий год обстановка в этой стране настолько ухудшилась, что пришлось быстро вернуться обратно в Киев. И опять стал преподавать биологию в Киевском университете. Но и на Украине тоже стала портиться ситуация. И мы с женой уехали в Никарагуа. Сейчас преподаю в Национальном автономном университете Манагуа на медицинском факультете (биофака здесь пока просто не существует). А не так давно у меня появилась новая страсть – стал кем-то вроде фермера. Владею 12 га земли. Выращиваю кукурузу. Привозил разные семена с Украины. Но ничего не взошло. Даже украинская кукуруза. Только здешняя. Урожай реализую, у меня работают два помощника. Жена -  математик. Но она уже на пенсии. Так что, работаю, занимаясь любимым делом. Но на Родину все равно тянет…   

                

…Все, с кем из наших соотечественников мне довелось встречаться в Никарагуа, вышли из Советского Союза, и больше позиционируют себя как русские. Они воспитаны на русской культуре, на языке Пушкина, хотя многие и знают родной украинский или белорусский. И забота России о своих соотечественниках в Никарагуа распространяется также на них. Разумеется, с их согласия. Многие из моих собеседников были согласны. 

 

Кстати сказать, мое пребывание в Никарагуа совпало с приездом туда представителя «Россотрудничества» Армена Мелик-Шахназарова, перед которым Москва поставила задачу организовать в Манагуа Российский центр науки и культуры. В беседе со мной, Мелик-Шахназаров пояснил, что его задача сейчас отремонтировать помещение площадью не менее 2000 кв. м.

Там будут размещены библиотека, компьютерный класс для обучения русскому языку, актовый зал для различных мероприятий и небольшой офис для представительства «Россотрудничества».

«Одним из моих первых шагов, - сказал мне Армен Мелик-Шахназаров, - будет попытка объединить наших соотечественников. Мы будем заботиться о людях, которые живут вне нашей Родины»…

И я ему верю.

Ключевые слова: Русские в Никарагуа

Версия для печати