Сергей Лавров о ключевых проблемах мировой политики: «Мир переживает беспрецедентный по историческим меркам переходный период»

15:30 24.01.2013 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


В Москве 23 января прошла ставшая уже традиционной в начале каждого года пресс-конференция Министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова. Зал, как обычно, был полон. Разговор продолжался почти два часа.

Полный видеорепортаж на сайте у нас вывешен, стенограмма опубликована, и всё же хотелось бы обратить внимание уважаемых читателей на целый ряд принципиальных оценок, которые высказал министр. Даже некоторые «локальные» вопросы журналистов он использовал для того, чтобы в ответах развернуть темы, непосредственно выходящие на большие внешнеполитические реалии.

Вот с этой точки зрения и вернемся к тому, о чем говорилось на пресс-конференции.

Уже во вступительном слове Сергей Лавров дал оценки многих событий и тенденций, наблюдаемых в нынешней международной жизни и политике.

Начал он с больных тем:

«Прошедший год был непростым.

Отмечалось усиление неравномерности глобального развития, возрастала нестабильность, бурлил Ближний Восток. Самую серьезную озабоченность вызывает развитие ситуации в Сирии и вокруг нее. В регионе чуть ли не ежедневными стали террористические акты, бесконтрольно распространяется оружие, происходит инфильтрация боевиков, в том числе в Сахаро-Сахельскую зону.

Ситуация в Мали ощущает на себе последствия событий в Ливии. Очень тревожным звонком стал захват заложников в Алжире.

За истекший период нам не удалось серьезно продвинуться в реальном решении проблем нераспространения оружия массового уничтожения – я имею в виду ситуацию вокруг иранской ядерной программы, ядерную проблему Корейского полуострова, ситуацию с созывом Конференции по вопросу о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения.

Проявилась тенденция к стремлению вновь полагаться на фактор силы, решать собственные проблемы за счет других.

Непросто обстоят дела в мировой экономике, особенно в еврозоне. Продолжался поиск вариантов преодоления последствий глобального экономического кризиса.

В целом очевидно, что мир переживает беспрецедентный по историческим меркам переходный период, сопровождающийся перелицовкой геополитического ландшафта, формированием новой расстановки сил.

В этих условиях Россия стремилась проводить ответственную внешнюю политику, выстраивать на международной арене коллективные действия в интересах укрепления безопасности и стабильности, урегулирования конфликтов путем поиска разумных компромиссов, а также через развитие полноценного диалога и сотрудничества со всеми государствами.

Российские приоритеты были неоднократно изложены в выступлениях Президента Российской Федерации, в его статье «Россия и меняющийся мир», в Указе Президента В.В.Путина от 7 мая 2012 г. и затем в Послании Президента Федеральному Собранию 12 декабря 2012 г.

В основе наших действий по-прежнему лежали проверенные временем принципы прагматизма, открытости, многовекторности, предсказуемости, настойчивого, но без сползания к конфронтации продвижения национальных интересов.

В качестве ключевой рассматриваем поставленную Президентом В.В.Путиным задачу способствовать созданию богатой и благополучной России, обеспечивать благоприятные внешние условия для долгосрочного устойчивого развития страны с опорой на уникальную ресурсную базу, огромный человеческий потенциал, укрепления ее позиций как равноправного партнера на мировых рынках и в целом в международных делах.

Последовательно добивались создания условий для максимально эффективного использования возможностей экономического и научно-технологического сотрудничества с зарубежными партнерами для решения национальных задач.

Мы продолжаем укреплять позиции нашей страны как одного из ведущих центров силы и влияния формирующейся новой полицентричной системы, отвечающей реалиям и задачам XXI века.

Важнейшим направлением работы в 2012 г. было активное продвижение интеграционных процессов на пространстве СНГ. Это – наш естественный приоритет. Добивались закрепления за участниками Содружества Независимых Государств достойного места в усложняющемся и высококонкурентном мире.

Практическое воплощение этот курс получил в одобренной на заседании Совета глав государств-участников СНГ 5 декабря прошлого года в Ашхабаде Декларации о дальнейшем развитии всестороннего сотрудничества и подписанном Соглашении об организации интегрированного валютного рынка.

Нет необходимости в очередной раз подчеркивать значение Договора о зоне свободной торговли в рамках СНГ – это очень важный шаг.

Продолжали углублять интеграцию в таких форматах, как Таможенный союз, Единое экономическое пространство, ЕврАзЭС.

Как известно, было принято решение о начале работы с февраля 2012 г. Евразийской экономической комиссии (в настоящее время этот механизм уже активно функционирует), а с 1 января 2015 г. - Евразийского экономического союза.

Эти процессы развиваются не в замкнутом пространстве.

Исходим из того, что интеграционная «тройка» (Россия, Белоруссия, Казахстан) подтвердила открытость своего объединения для других участников СНГ, прежде всего членов ЕврАзЭС.

В целом интеграция опирается на принципы, лежащие в основе аналогичных процессов в Евросоюзе, принципы Всемирной торговой организации. Это дает нам основание полагать, что цель, выдвинутая Президентом В.В.Путиным, - создание в перспективе единого экономического и человеческого пространства от Атлантики до Тихого океана – вполне реализуема.

Говоря об интеграционных процессах, подчеркну, что в 2012 году укреплялась ОДКБ как многофункциональная структура реагирования на вызовы и угрозы.

Продолжали работу по развитию двустороннего сотрудничества со странами СНГ, включая, разумеется, наших коллег по Таможенному союзу (Казахстан, Белоруссию), Украину, страны Центральной Азии и Закавказья.

В целом все наши инициативы были направлены на продвижение позитивной, содержательной повестки дня, нацеленной на объединение усилий всех участников международных отношений.

Так мы действовали в рамках ООН, «двадцатки», «восьмерки», ШОС, БРИКС. В ходе своего предстоящего председательства в 2013-2015 гг. в «Группе двадцати», «Группе восьми», ШОС и БРИКС рассчитываем использовать свои функции для дальнейшего продвижения объединительных, конструктивных подходов к различным проблемам.

Итоги декабрьского саммита Россия-Евросоюз в Брюсселе подтвердили серьезный потенциал уже имеющегося стратегического партнерства.

Была продолжена работа в энергетической сфере. Как известно, полностью функционирует вторая очередь газопровода «Северный поток», началась практическая реализация «Южного потока».

Ключевым пунктом в наших отношениях с ЕС остается скорейший переход к безвизовому режиму для краткосрочных поездок граждан. Все технические и юридические вопросы для этого решены, дело - за политической волей. Мы в этом твердо уверены, о чем и сказали нашим партнерам.

Отношения между Россией и США по-прежнему имеют главное значение для решения вопросов евроатлантической безопасности и в целом поддержания глобальной стабильности.

Мы заинтересованы в конструктивном диалоге, развитии стабильного взаимовыгодного сотрудничества, особенно в сфере инвестиций, торгово-экономических связей, контактов между людьми.

В 2012 году между нашими странами вступило в силу Соглашение об упрощении визовых формальностей для туристов и бизнесменов. Теперь мы поставили цель - и надеюсь, американские коллеги ее конструктивно рассмотрят, - продвижение к безвизовому режиму.

В наших отношениях есть и трудные вопросы – не буду подробно останавливаться на проблеме ПРО, об этом вам хорошо известно.

Известны вам также и те негативные последствия, которые повлекло за собой принятие одиозного санкционного «закона имени С.Магнитского», который, по сути, подменил антисоветский закон Джексона-Вэника антироссийским.

Несмотря ни на что, мы и в дальнейшем будет отвечать на недружественные шаги. Вместе с тем в корне нашей позиции лежит готовность к развитию российско-американских связей по всем направлениям, заинтересованность в координации действий на международной арене, исходя из фундаментальных принципов равноправия, взаимного уважения интересов и невмешательства во внутренние дела друг друга.

Именно на такой основе продвигали наши отношения с Североатлантическим альянсом.

На декабрьском (2012 г.) министерском заседании Совета Россия-НАТО отметили, что по целому ряду направлений сотрудничество развивается в целом успешно. Но залогом выхода партнерства на качественно новый уровень стало бы решение проблемы создания в Евро-Атлантике архитектуры равной и неделимой безопасности, опирающейся на прочные, юридически обязывающие договоренности.

Наши предложения на этот счет известны и остаются на столе переговоров.

В целом в прошедшем году все наши действия выстраивались на основе принципов уважения верховенства права, демократических норм и коллективных начал в международных отношениях, безальтернативности центральной роли ООН, ее Совета Безопасности, недопустимости использования СБ ООН для легитимизации внешнего вмешательства во внутренние конфликты.

Этим мы руководствуемся применительно и к ситуации на Ближнем Востоке, и в Северной Африке, включая сирийский кризис.

Будем вносить вклад в международные усилия по обеспечению мирного урегулирования в Сирии на основе Женевских договоренностей без попыток их переписывать и интерпретировать.

Этот документ не нуждается в интерпретации, в нем все написано просто и понятно: стороны должны прекратить насилие и делегировать переговорщиков для согласования структуры и целей переходного управляющего органа.

Добивались того, чтобы не предавалась забвению проблема ближневосточного урегулирования.

Наши усилия, прежде всего, были направлены на возобновление палестино-израильских переговоров. Пока в этой области прогресса не наблюдается. Но мы убеждены, что усилия по содействию сторонам в возвращении за стол переговоров не только должны продолжаться, но и серьезно интенсифицироваться.

Важным элементом укрепления международных позиций России является наращивание нашего присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Сентябрьский (2012г.) саммит АТЭС во Владивостоке продемонстрировал серьезность российских планов и намерений.

Признательны партнерам за поддержку предложенной нами повестки дня. Порядка 60 конкретных инициатив уже взяты в проработку различными профильными группами, работающими в рамках АТЭС.

Уделяли особое внимание укреплению стратегического партнерства с Китаем, Индией, Вьетнамом. Развивали многоплановые связи с Японией, Республикой Корея, странами АСЕАН, другими государствами Азиатско-Тихоокеанского региона.

Активно участвовали в деятельности многосторонних механизмов в АТР, включая Восточноазиатские саммиты. Считаем, что роль данного форума в обеспечении единых, общих подходов к безопасности и сотрудничеству в регионе будет возрастать.

Довольны нашим взаимодействием с партнерами в Латинской Америке и Африке. Мы продвигали конкретные проекты в отношениях со странами этих регионов, сотрудничали с действующими там многосторонними организациями, прежде всего с Африканским союзом и СЕЛАК (Сообщество латиноамериканских и карибских государств).

Кардинальному повышению эффективности нашей внешнеполитической работы должно способствовать более широкое задействование возможностей «мягкой силы». Более энергичную, инициативную роль на этом направлении стало играть Россотрудничество.

В течение 2012 года мы активно взаимодействовали со структурами гражданского общества, регулярно проводили встречи с неправительственными организациями, экспертным сообществом в рамках Делового и Научного советов при Министре иностранных дел России. Взаимодействовали с Российским советом по международным делам, Фондом поддержки публичной дипломатии им. А.М.Горчакова, Фондом поддержки и защиты прав соотечественников за рубежом.

Будем проводить последовательную внешнюю политику, будем открыты для углубления сотрудничества со всеми, кто к этому готов, на основе равноправия и взаимной выгоды».

 

Пожалуй, все основные векторы внешнеполитической работы МИД России были представлены во вступительном слове Сергея Лаврова. А дальше начался каскад вопросов по самым разным темам, и вот здесь, повторимся, министр пользовался каждой возможностью, чтобы развернуть даже вопрос «локальный» в серьезные внешнеполитические оценки и обобщения.

Напомним некоторые из вопросов и то, что говорил в ответ Сергей Лавров.

 

Вопрос: Возможно ли еще, на Ваш взгляд, мирное урегулирование конфликта в Сирии? Связаны ли объявленные Россией военно-морские маневры в восточном Средиземноморье с подготовкой к иным сценариям развития событий в регионе?

С.В.Лавров: Маневры проводятся регулярно. Наш флот до недавнего времени не мог осуществлять дальние походы, но сейчас ситуация изменилась. Для того, чтобы российская армия и флот находились в надлежащем состоянии, необходимо тренироваться. Поэтому учения наших сухопутных, военно-воздушных сил и военно-морского флота стали регулярными.

…Мы не заинтересованы в том, чтобы район Средиземноморья дестабилизировался еще больше. Присутствие там российского флота, безусловно, является фактором стабилизации обстановки.

Что касается тезиса о провале попыток усадить конфликтующие в Сирии стороны за стол переговоров, то, к моему огромному сожалению, таких попыток со стороны всех внешних участников не наблюдалось.

…К сожалению, другие участники сформированной в Женеве «Группы действий» посылают неверные сигналы в своих контактах с оппозицией, а с правительством они практически не контактируют. Оппозиция пользуется их поддержкой в своей непримиримой позиции, заключающейся в том, что они не собираются вести переговоры с режимом.

…К огромному сожалению, оппозиционеры продолжают категорически отказываться от диалога с властью и взяли курс на вооруженную борьбу. Наши партнеры по «Группе действий», как это ни печально, поощряют их к этому и снабжают всем необходимым для борьбы.

…Для нас приоритет – не достижение какой-то геополитической цели, каковой у многих явно является идея свержения режима Б.Асада, а стабилизация обстановки и скорейшее прекращение кровопролития для спасения жизней сирийцев. Но, видимо, у других коллег приоритеты иные.

 

Вопрос: Какова ныне позиция России применительно к конфликту в Мали?

С.В.Лавров: … Надеемся, что ситуация в Мали будет стабилизирована, и африканские страны в самое ближайшее время развернут там свою операцию, как это санкционировано Советом Безопасности ООН.

Для нас важно не подходить узко к тому, что мы наблюдаем. Пока международное сообщество действует от случая к случаю. Произошло что-то в Йемене – мы сконцентрировались на этой стране, потом Ливия, Тунис, Египет. Сейчас – Мали, Сирия.

Важно поднять голову и посмотреть шире «за горизонты» на все эти процессы, которые связаны между собой и несут много угроз, в том числе угрозу терроризма. «Аль-Каида» и ее «партнеры» по этому неприглядному бизнесу всерьез вознамерились захватывать власть в государствах.

Нас также очень беспокоит ситуация между различными течениями ислама, которая представляет собой серьезный взрывоопасный накапливающийся потенциал. С этим процессом надо что-то делать, прежде всего по линии ЛАГ, ОИК.

Мы выступаем за то, чтобы все исламские страны проявили солидарность друг с другом и не допускали раскола в рамках одной из важнейших мировых религий.

Надо постараться комплексно посмотреть на обстановку в огромном важнейшем регионе и сопрягать свои действия на каждом конкретном направлении с общей задачей недопущения крушения государств, исчезновения светских государств и прихода к власти радикалов и экстремистов.

 

Вопрос: Насколько справедлив, на Ваш взгляд, тезис о том, что знаменитой «перезагрузке» пришел конец? Какое определение Вы могли бы дать российско-американским отношениям?

С.В.Лавров:

Когда новая Администрация США заявила, что хочет «перезагрузиться», то это относилось, прежде всего, к ней самой. И она достаточно активно, не без успеха пыталась продвигать новые подходы.

В то же время в наших отношениях были и остаются раздражители. ПРО – главный из них. Но мы по-прежнему открыты для продолжения диалога…

К раздражителю в виде ПРО добавились новые – упоминавшийся мною сегодня «закон имени С.Магнитского», когда была цинично использована человеческая трагедия, чтобы «наказать» Россию и вмешаться в процесс, которым занимается наше правосудие и который еще не завершен.

Американские законодатели взяли на себя роль судей в вопросах, касающихся нашей внутрироссийской жизни, в которых, прежде всего, мы сами должны разбираться.

Мы должны были отреагировать. Это не было нашим выбором. Нас вынудили действовать таким образом, т.к. есть определенные законы в отношениях между государствами, и нельзя оставлять подобные действия без ответа.

Сейчас наблюдается новое обострение в связи с неправосудным решением американского суда по «коллекции Й.Шнеерсона»…

Все это не добавляет позитива в наши отношения, которые сейчас не в лучшей форме. Тем не менее, мы последовательно выступаем за то, чтобы, несмотря на возникающие проблемы и сложности, продолжать двигаться вперед по направлениям, где у нас совпадают интересы.

…Мы будем последовательно и твердо отводить попытки вмешиваться в наши внутренние дела и читать нам лекции, тем более, что сами «лекторы» не безупречны во многих смыслах.

…Рассчитываем, что новая Администрация, формируемая Президентом Б.Обамой, сделает выводы из печального опыта и будет вести себя так, как договаривались – на основе взаимного уважения, равноправия, взаимной выгоды и без попыток вмешиваться во внутренние дела друг друга.

 

Вопрос: В своем выступлении на церемонии инаугурации Президент Б.Обама заявил, что США завершают десятилетие войн и конфликтов, отдавая предпочтение политико-дипломатическим методам решения международных проблем. Означает ли это, что открывается перспектива для урегулирования ситуации вокруг Ирана?

С.В.Лавров: Что касается заявления Президента США Б.Обамы, то я приветствую эти слова, если они, действительно, означают прекращение силовых методов решения международных проблем.

Мне кажется, все уже убедились, что такие методы только создают новые проблемы: кризисы множатся, все шире происходит «перетекание» нестабильности.

Поддерживаю также слова о необходимости полагаться на политические методы урегулирования различных кризисов. Это - наша позиция, и если США приходят к такому же выводу, то это можно только приветствовать.

…Иран – часть региона, одна из важнейших его стран, без него едва ли можно рассчитывать на решение многих существующих здесь проблем.

Напомню, что в период присутствия США в Афганистане, когда возникали проблемы с безопасностью американских контингентов, Вашингтон, не задумываясь, шел на прямые контакты с иранцами.

Аналогично они действовали и в Афганистане, договариваясь о каких-то пониманиях, которые затем, наверное, соблюдались.

Это были сепаратные контакты, но, повторю, никаких сомнений в том, что с Ираном можно и нужно говорить, когда возникали угрозы для американских войск в Ираке и Афганистане, у Вашингтона не было.

В наших отношениях с Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), последняя встреча с которым состоялась в Саудовской Аравии в ноябре 2012 г., мы уже многие годы продвигаем идею создания в регионе зоны безопасности.

…Мы предлагаем, чтобы все страны Залива (и арабские государства, и Иран) при участии ЛАГ, ООН, пяти постоянных членов СБ ООН, возможно, еще каких-либо участников провели мероприятие, на котором был бы дан старт подготовке договоренностей, укрепляющих доверие и безопасность в этом регионе.

 

Вопрос: Как обстоят дела с новой концепцией внешней политики России? Когда она будет обнародована? В чем ее принципиальное отличие от предыдущей?

С.В.Лавров: Концепция отражает необходимость переосмысления целого ряда вопросов в контексте происходящих глубоких перемен в геополитическом ландшафте.

Это и неожиданно глубокие последствия глобального экономического кризиса, и перемены в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Самое главное даже не сами перемены, а то, что дало старт этим дестабилизирующим процессам.

С момента принятия последней редакции Концепции внешней политики существенно возросла роль Азиатско-Тихоокеанского региона и многое другое.

Поэтому подготовленный проект стремился учесть в нашей внешнеполитической доктрине новые развороты.

Это не новая концепция, а ее новая редакция, потому что ключевые принципы, на которых строится российская внешняя политика, остаются неизменными.

 

Вопрос: В 2014 году должен начаться вывод из Афганистана международного воинского контингента. В этой связи в соседнем Таджикистане есть опасения, что в регионе может пойти распространение терроризма и экстремизма. Готова ли Россия как-то помочь в укреплении афганской границы своими силами или силами ОДКБ?

С.В.Лавров: Перспектива обострения после 2014 г. исходящих с территории Афганистана угроз беспокоит не только Таджикистан, но и другие страны Центральной Азии, и Россию.

Наркотическая и террористическая угрозы из Афганистана задевают наших центральноазиатских соседей, а через них и Российскую Федерацию.

Этот вопрос регулярно обсуждается в рамках ОДКБ.

На последнем саммите Организации в декабре 2012 г. в Москве на этот счет были приняты специальные решения, которые в том числе предполагают оказание содействия Таджикистану в укреплении таджикистанско-афганской границы, в ее оборудовании современными видами техники, а также поддержки по другим направлениям, включая сотрудничество по линии ОДКБ между правоохранительными, пограничными, таможенными службами.

 

Вопрос: Что, по Вашему мнению, ждет Россию и Украину в наступившем году: бесконечные и безрезультатные переговоры о цене на газ или что-то более конструктивное?

С.В.Лавров: …В прошлом году на очередном заседании Межгосударственной комиссии в Ялте мы подписали Декларацию о содержании стратегического партнерства, и именно в контексте этого широкого горизонта рассматриваются и практические вопросы нашего взаимодействия в сфере энергетики – не только цена на газ, но и наше взаимодействие в сфере промышленной кооперации и во многих других областях.

Думаю, насыщенность наших отношений будет только нарастать, а чем они созидательнее, тем больше возникает практических вопросов, которые нужно решать. Цена на газ – один из них, но, повторю, не самый главный.

Самое важное - понять огромные преимущества, имеющиеся во взаимодействии наших стран в условиях высококонкурентного мира – а такое понимание, уверен, присутствует.

Конкурентоспособность промышленности России и Украины существенно повышается в случае, если будем двигаться по пути углубленной кооперации.

Конечно, намерены будем приветствовать участие Украины в интеграционных процессах, идущих на пространстве СНГ.

 

Вопрос: В прошлом году Армения, Азербайджан и другие страны-сопредседатели отметили 20-летие Минской группы ОБСЕ. Год был очередным бесплодным периодом в армяно-азербайджанском урегулировании. Все говорят о воле сторон, но воля посредников - немаловажный фактор. Не считаете ли Вы, что воля посредников тоже имеет силу, учитывая имеющиеся у России рычаги для продвижения процесса? Стоит ли этого ожидать в 2013 г., принимая во внимание, что нынешний год является выборным?

С.В.Лавров: Россия, как участница «тройки» сопредседателей Минской группы ОБСЕ вместе с США и Францией, стремится найти решение, которое поможет урегулировать нагорно-карабахский конфликт.

Если кто-то хочет привлечь к себе внимание в публичном пространстве, тогда, наверное, нужно вести речь об осуждениях, требованиях, публичном бичевании. Если же мы хотим на практике решить вопрос, то необходимо действовать другими методами. Именно так поступают США, Франция и Россия, в качестве сопредседателей Минской группы.

 

Вопрос: МИД России серьезно и долго работал над двусторонним Соглашением с США по усыновлению/удочерению детей. Думали ли Вы, что может быть введен полный запрет на усыновление/удочерение российских детей американскими гражданами? Как Вы лично относитесь к тому, что эта тяжелая работа закончилась ничем?

С.В.Лавров: Мы, действительно, долго - почти два года - работали над Соглашением с США об усыновлении/удочерении. Американская сторона пыталась нам объяснить, что у них существует специфика – вопросы усыновления относятся к компетенции штатов, поэтому влияние федеральной власти серьезно ограничено.

Мы подчеркивали, что нам важно иметь инструмент, согласованный на уровне федеральных правительств, и найти механизмы, которые давали бы Администрации США право решать вопросы с властями штатов. В итоге вступившее в силу осенью 2012 г. Соглашение содержит такие обязательства Администрации США.

Через несколько дней после этого мы обратились к американской стороне с требованием обеспечить доступ к российскому мальчику М.Бабаеву, усыновленному американской парой. Приемные отец и мать были лишены родительских прав судом штата Флорида за издевательства над ребенком. Мальчика передали временному опекуну в ожидании новых усыновителей. Мы вновь потребовали доступ к М.Бабаеву.

Суд штата Флорида несколько раз отказывал, а Администрация США разводила руками.

Это показательно, ведь точно так же, как и в случае с «коллекцией Й.Шнеерсона», мы не видели искреннего желания американской администрации что-то сделать. Когда нужно, она находит способы серьезно донести свою точку зрения и до независимых судов, и работает с Конгрессом так, что он в итоге прислушивается. Мы все это знаем.

…Смею Вас заверить, что «закон Димы Яковлева», который стал вынужденной мерой, отражает нашу оценку положения дел в целом с системой усыновления в США.

 

Вопрос: В сентябре 2012 г. Вы сказали, что Россия готова подписать с Эстонией новый договор о границе, если Таллинн воздержится от сюрпризов. Откуда такое проявление доброй воли со стороны России, учитывая, что позиция правительства Эстонии не изменилась? Какие перспективы такой документ может открыть для двух стран?

 

С.В.Лавров: В ходе активных переговоров с Эстонией и Латвией по подготовке договоров о границе у нас было четкое понимание с Ригой и Таллинном, что никаких исторических намеков в этих документах содержаться не будет, а процедуры ратификации пройдут без каких-либо сюрпризов в виде ссылок на те или иные договоры из прошлой эпохи. Латвийская сторона эту договоренность полностью выдержала.

Когда же эстонский парламент приступил к ратификации согласованных и подписанных договоров, в ратификационную резолюцию была включена ссылка на Тартуский мирный договор, что противоречило достигнутым договоренностям с Министерством иностранных дел Эстонии. После этого мы были вынуждены отозвать подпись под договором и сказать, что для того, чтобы окончательно закрыть пограничный вопрос, нужно начинать новые переговоры и готовить новый документ.

…Наша добрая воля всегда была в наличии. Сейчас возобновились контакты, они продолжаются.

 

Вопрос: Ё.Мори планирует в ходе визита в Москву в феврале с.г. встретиться с Президентом России В.В.Путиным. Будет ли обсуждаться вопрос о подписании мирного договора с Россией? Недавно прошло сообщение, что в 1992 г., российская сторона предложила передать Японии два острова - Хабомаи и Шикотан. Можете ли Вы подтвердить это сообщение?

С.В.Лавров: …Вопрос о мирном договоре имеет относительно недавнюю историю.

Лидеры двух стран неоднократно условливались о том, чтобы решать этот вопрос без эмоций, нагнетания страстей в общественном сознании, готовить почву для сформирования каких-то предложений, приемлемых японскому и российскому народам. Это сделать непросто.

Мы ведем речь о ситуации, которая сложилась по итогам Второй мировой войны, и отражена в Уставе ООН. Чтобы двигаться вперед, мы должны признать эту правовую реальность, а самое главное — создавать благоприятные условия для решения любых сложных вопросов между нашими странами.

…Мы хотим, чтобы в АТР безопасность опиралась не на отдельные закрытые блоки, а на инклюзивную архитектуру, которая включала бы все государства на основе принципа равной и неделимой безопасности.

Чем богаче, насыщеннее будут отношения между нашими странами и народами, тем легче будет рассматривать любые сложные вопросы.

 

Вопрос: Между Россией и Латвией активно развиваются экономические отношения. На этом фоне, к сожалению, политический диалог притормозился. Какие действия с обеих сторон могли бы активизировать этот процесс?

С.В.Лавров: В отношениях любых двух стран договоренности о политическом диалоге на том или ином уровне достигаются, когда поступает соответствующее предложение.

Мы по-прежнему убеждены, что Латвия обязана сделать больше для решения проблем «неграждан». Это проблема и Латвии, и ЕС.

Руководителям в Брюсселе должно быть стыдно за свою позицию, когда они в ответ на наши призывы побудить Ригу выполнить рекомендации Совета Европы, ОБСЕ и ООН, говорят, что есть какие-то внутриесовские понимания, что в Латвии и Эстонии все в порядке.

Не может быть справедливым безгражданство сотен тысяч людей, которые родились в этих странах, которые в ходе референдума о предоставлении им независимости голосовали «за», которые хотят быть лояльными гражданами Латвии и Эстонии.

 

Вопрос: В последнее время в России проходят волнения, разделяющие общество от площадей до министров, вызванные информационными поводами, такими как «закон им.С.Магнитского». По данным ООН, последние десять лет снижается количество вооруженных конфликтов, однако увеличивается число информационных. Россия пока проигрывает информационные войны. Предпринимаются ли попытки рассеять это негативное информационное «облако», которое старается вызвать наводнение и волнение команды на дрейфующем корабле «Россия»?

С.В.Лавров: Вы, я вижу, романтик…

Всем известно, как создавались информационные ресурсы в современном мире в различных странах, включая информационные ресурсы на внешнюю аудиторию. Мы видим важность этой работы.

Государство активно поддерживает наращивание наших информационных возможностей, в том числе на таких каналах, как «Россия 24», «Russia Today», «Русия аль-Яум», испаноязычное вещание того же канала.

Безусловно, в наших планах делать больше.

При гораздо более скромных финансовых возможностях телеканалы «Russia Today» и «Русия аль-Яум» серьезно и успешно конкурируют с такими англоязычными ресурсами, как «CNN», «BBC», «Al-Jazeera» - если говорить об арабском мире. Статистика убедительна — это не разница в разы или на порядок, а достаточно сопоставимый процент аудитории.

Рассчитываю, что действия России, как и любого другого государства, на международной арене воспринимались объективно.

Ради этого мы с вами и встречаемся. Надеюсь, что это взаимополезно».

 

В кулуарах после завершения пресс-конференции журналисты, обмениваясь мнениями об услышанном, высказывали удовлетворение: ответы подробные, содержательные, Лавров многое сказал.

Ключевые слова: МИД РФ С.В.Лавров

Версия для печати