Выступление С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Республики Кипр Э.Козаку-Маркули, Москва, 25 июля 2012 года

12:47 26.07.2012

Уважаемые дамы и господа,

Мы завершили очень продуктивные переговоры с моей коллегой, Министром иностранных дел Республики Кипр Э.Козаку-Маркули. В традиционно дружественной и конструктивной атмосфере обсудили практически весь спектр вопросов двусторонней повестки дня, прежде всего, в контексте хода реализации Совместной программы действий на 2010-2013 гг., принятой на высшем уровне.

Уделили внимание обзору договорно-правовой базы двусторонних отношений – она обогащается. В работе находятся несколько десятков новых соглашений. Сегодня мы подписали очередной План политических консультаций между внешнеполитическими ведомствами Российской Федерации и Республики Кипр на 2012-2013 гг. Уверен, что его выполнение будет способствовать дальнейшему углублению координации на уровне министерств иностранных дел.

Вскоре выйдем на подписание и целого ряда других договоренностей. Уже готовы документы о сотрудничестве в сфере воздушного сообщения, борьбе с преступностью, терроризмом, наркотрафиком. В процессе завершения подготовка и многих других документов в рамках переговорного процесса по линии ряда ведомств, включая министерства образования и науки, культуры, сельского хозяйства, юстиции, а также по линии генеральных прокуратур.

Отметили сегодня позитивную динамику торгово-экономического сотрудничества. За первые пять месяцев нынешнего года товарооборот вырос более чем на четверть – это очень хорошая тенденция. В условиях кризисных явлений, которые сохраняются в мировой экономике, видим перспективу углубления торгового взаимодействия между нашими странами. Это весьма важно.

Традиционно позитивно у нас развивается двустороннее инвестиционное сотрудничество. Договорились активизировать деятельность Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, включая работу ее секторальных групп. С прошлого года заработал Деловой совет, участвовать в котором заинтересован целый ряд крупных российских и кипрских компаний. Будем это поощрять.

По вопросам международной повестки дня, по большинству мировых проблем наши подходы близки или даже совпадают. И Россия, и Кипр привержены уважению международного права, укреплению центральной роли Организации Объединенных Наций, недопустимости отхода от базовых принципов Устава ООН, поиску мирных коллективных путей урегулирования различных конфликтов и кризисов. Эта позиция в полной мере применима к тому, что сейчас происходит в Сирии и в целом в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Считаем, что необходимо сделать все, чтобы реализовать план К.Аннана и принятые 30 июня женевские решения «Группы действий» по Сирии. Будем и впредь добиваться неукоснительного выполнения этих договоренностей.

Обменялись мнениями в отношении положения дел в кипрском урегулировании. Москва последовательно выступает за продолжение межобщинного переговорного процесса под эгидой ООН с целью достижения всеобъемлющего справедливого и жизнеспособного урегулирования на основе резолюций Совета Безопасности. Убеждены, что решения проблемы достижимы в рамках миссии «добрых услуг» по Кипру Генерального секретаря ООН, совместных усилий обеих кипрских общин без давления извне, без навязывания какого-то внешнего арбитража или временных графиков переговоров и рецептов урегулирования. Договариваться должны сами стороны на международно-правовой основе, закрепленной в решениях Совета Безопасности ООН.

1 июля с.г. началось председательство Республики Кипр в Совете Евросоюза. Конечно же, мы подробно рассмотрели вопросы развития партнерских механизмов между Россией и ЕС на ближайшие полгода. Подтвердили готовность российской стороны к продуктивной совместной работе по реализации Перечня совместных шагов, которые необходимо сделать для того, чтобы перейти к безвизовому режиму краткосрочных поездок граждан России и ЕС. Скорейшая отмена визового режима остается нашим приоритетом – об это не раз говорил Президент Российской Федерации В.В.Путин.

Мы почувствовали у наших кипрских друзей понимание важности этой задачи для дальнейшего углубления стратегического партнерства между Российской Федерацией и Евросоюзом. Пока мы не договорились о безвизовом режиме между Россией и ЕС – надеемся, что эта задача не должна занять более полутора лет. Хотим уже в текущем году согласовать дополнительные меры по облегчению визового режима, расширив категории граждан, которым он предоставляется, и предусмотрев более длительные сроки действия виз. Кипр председательствует в соответствующей рабочей группе Евросоюза, и мы сегодня предметно обсудили остающиеся несколько вопросов, которые необходимо досогласовать в рамках дополнительного соглашения по облегчению визового режима.

Рассмотрели и другие приоритетные вопросы повестки дня между Москвой и Брюсселем: углубление и практическая реализация совместной инициативы «Партнерство для модернизации», активизация контактов по вопросам отраслевого сотрудничества между Россией и ЕС, в частности, в сфере энергетики, задачи по укреплению нормативной базы сотрудничества Евросоюза и Российской Федерации в сфере кризисного регулирования. У России и Кипра близкое видение приоритетов всех наших стран в деле укрепления европейской безопасности, борьбы с новыми вызовами и угрозами.

Считаю, что результаты переговоров подтвердили весомый потенциал российско-кипрских отношений, взаимную нацеленность на поступательное наращивание и углубление нашего взаимодействия как по двусторонним, так и по международным региональным вопросам.

Вопрос: Россия неоднократно поддерживала Кипр, применяя свое право вето и защищая территориальную целостность этой страны. Однако 23 июля с.г. ЕС расширил перечень санкционных мер против Сирии. Не говорит ли это о том, что Кипр не полностью разделяет позицию России по урегулированию кризиса в САР?

С.В.Лавров: Не вижу противоречий в том, что, с одной стороны, Кипр участвует в принятии решений в рамках ЕС, а с другой – у Российской Федерации и Республики Кипр по большинству вопросов международной и региональной повестки дня реализуется взаимная поддержка, которая опирается на совпадение позиций.

Не думаю, что в мире есть пара стран, чьи подходы по всем, без исключения вопросам совпадают на 100 процентов. Если кто-то знает такие страны, буду признателен за такую информацию, потому что это станет важным вкладом в историю современной дипломатии и внешней политики.

Республика Кипр – член Евросоюза, в котором действуют свои правила, применяющиеся при выработке решений. Насколько я пониманию, у стран-членов ЕС существует целый ряд возможностей обозначать свою особую позицию, не нарушая принцип европейской солидарности. Россия воспринимает эти правила как данность и с уважением относится к внутренним процедурам Европейского союза, который является нашим стратегическим партнером.

Говоря конкретно о принятом 23 июля с.г. семнадцатом санкционном пакете в отношении Сирии, мы выступаем против односторонних рестрикций. Считаем, что любые вопросы необходимо обсуждать коллективно. К сожалению, когда Евросоюз, США и ряд других государств начали принимать односторонние санкционные меры по Сирии, они с нами вообще не советовались. По прошествии более года с лишнем после начала сирийского кризиса наши западноевропейские и американские партнеры в СБ ООН стали говорить, что Совбез ООН обязан принять санкции. Это, как минимум, некорректно. Если вы хотите действовать коллективно, нужно было с самого начала рассматривать в Совете Безопасности ООН меры воздействия на воюющие стороны в Сирии – на режим и тех, кто ему противостоит. Однако был выбран односторонний путь. Считаем, что это противоречит принципу коллективного ведения дел, принятым решениям СБ ООН по Сирии и договоренностям, согласованным «Группой действий» в Женеве 30 июня с.г. В женевском коммюнике нет упоминания ни Главы VII Устава ООН, ни каких-либо санкций. На эту тему прошла дискуссия, и в результате достигнутого консенсуса в тексте не фигурирует ни Глава VII Устава ООН, ни санкционная составляющая.

Вы упомянули российское вето в поддержку законных прав Республики Кипр. Мы его, действительно, применяли, в том числе во время обсуждения «плана К.Аннана» по Кипру, который был выработан в 2004 г. и предусматривал согласие обеих кипрских общин на проведение референдума по модели урегулирования. В документе было четко оговорено – только совпадающее мнение греков-киприотов и турок-киприотов будет означать его принятие. Это – достаточно честный подход.

Мы не возражали, поскольку обе стороны с этим согласились. Но впоследствии наши западные партнеры (те же самые, которые инициировали одностороннюю резолюцию по Сирии) внесли в СБ ООН проект, который еще до референдума требовал безоговорочно принять упомянутый план. Иными словами, проект создавал ситуацию ультиматума к обеим кипрским общинам, что в корне противоречило самому духу плана, который опирался на необходимость учитывать и решать все вопросы в соответствии с волеизъявлением самих киприотов – греков и турок. Россия применила вето, поскольку это была нечистоплотная попытка предрешить исход всенародного голосования. Считаю, что у нас не было другого выхода. Я привел данную справочную информацию, чтобы люди понимали, в каких ситуациях Россия прибегает к вето и по каким причинам.

Вопрос: Россия поддерживает Республику Кипр во многих вопросах, однако российско-кипрский экономический потенциал не реализуется в полной мере. Не является ли это следствием того, что Российская Федерация пытается избежать конфронтации с Турцией по вопросу территориальной целостности Кипра?

С.В.Лавров: Не понимаю: это Ваша точка зрения или кто-то спекулирует на нашей позиции?

Россия не вступает ни с кем в конфронтацию, а защищает решения, принятые в СБ ООН, и базу, созданную в рамках прямых переговоров между двумя кипрскими общинами.

Мы не смотрим ни налево, ни направо, а ориентируемся только на международное право, которое определяет все наши действия по Кипру – процесс урегулирования и выстраивания партнерских отношений, которым уже много лет, отношений дружбы, сотрудничества, взаимопонимания и духовной близости. Россия опирается только на международное право, когда рассматривает свое сотрудничество с Кипром, включая энергетику и проведение геологоразведочных работ на континентальном шельфе Республики Кипр.

Я искренне не понимаю, в чем Ваша озабоченность. Если постоянные разъяснения российской позиции со стороны кипрских друзей и наших представителей по каким-то причинам не доходят до кипрских журналистов, тогда не знаю, что делать дальше. Остальные присутствующие понимают нашу позицию. Надеюсь, что Ваш приезд сюда и участие в этой пресс-конференции поможет развеять некоторые мифы.

Вопрос: Сергей Викторович, как Вы могли бы прокомментировать информацию о готовящемся ЛАГ новом плане урегулирования в Сирии, смысл которого сводится к тому, что Б.Асад должен уйти взамен на гарантии собственной безопасности и безопасности своей семьи?

С.В.Лавров: Хотел бы прояснить ситуацию. Нам очень часто говорят – и недавно это вновь повторила официальный представитель Госдепа США В.Нуланд – о непонимании позиции России и Китая. Это, конечно, «от лукавого», потому что наша позиция была еще раз предельно ясно и четко изложена Президентом Российской Федерации В.В.Путиным на пресс-конференции с Премьер-министром Италии М.Монти 23 июля с.г. Она заключается в том, что все, кто стреляет друг в друга в Сирии, должны прекратить это делать, отвести тяжелые вооружения и вооруженных людей из населенных пунктов, а все представители сирийских сторон (правительства и оппозиции) должны сесть за стол переговоров и начать договариваться о том, как обеспечить в Сирии права всех без исключения этнических, конфессиональных и прочих групп, включая арабов, в целом мусульман, курдов, друзов, христиан и др. Когда станет ясно, к чему пришли сами сирийцы, и что это устойчивая схема будет работать, надо создавать правовые инструменты для проведения выборов и формирования переходного правительства.

Не знаю, что в этой российской позиции не понятно. По-моему, все предельно ясно. Когда те, кто задают нам такой вопрос, излагают собственные подходы, у нас возникает желание многое прояснить. В решении ЛАГ, принятом в Дохе 22 июля с.г., содержатся тезис о том, что Б.Асад должен уйти в обмен на гарантии безопасности, а также положение о формировании переходного правительства. Причем одни говорят, что переходное правительство должно формироваться только оппозиционными группами, другие – что, помимо оппозиции в нем должны участвовать представители нынешнего режима. Вот здесь как раз появляется неясность. Замечу, что решение Лиги арабских государств об уходе Б.Асада с гарантиями безопасности было принято не единогласно.

В свою очередь Госсекретарь США Х.Клинтон на днях сказала, что пока есть время для мирной передачи власти. В то же время глава внешнеполитического ведомства Франции Л.Фабиус говорит, что каким бы образом не произошел переход власти в Сирии, Б.Асаду не уйти от ответственности. Возникают вопросы о том, какие сигналы посылаются и какие цели ими преследуются? Показать наличие возможности безопасного ухода? Загнать ситуацию окончательно в угол?

У нас гораздо больше вопросов тем, кто задает вопросы нам. Вразумительного ответа мы не получаем. Мы также не понимаем отказа наших западных партнеров осудить в СБ ООН террористический акт, совершенный в Дамаске 18 июля с.г., в результате которого погибли некоторые высшие руководители силовых структур САР. Наши западные партнеры отказались это делать. Более того, постоянный представитель США при ООН С.Райс сослалась на этот теракт как на свидетельство того, что Совету Безопасности больше нельзя медлить с принятием резолюции по Главе VII Устава ООН. Иными словами, это означало – мы, мол, будем продолжать поддерживать подобные террористические действия, пока СБ ООН не сделает того, чего мы хотим. Это – жуткая позиция, и я не могу найти слов, чтобы описать наше к ней отношение! Примерно то же самое заявила официальный представитель Госдепа США В.Нуланд: в условиях, когда режим Б.Асада так себя ведет и СБ ООН не может принять то, чего хотят США и Западная Европа, неудивительно, что в Дамаске и в Сирии в целом происходят акты насилия, и оппозиция прибегает к подобным мерам. Но это же прямое оправдание терроризма. Как это понять?

Недавно г-жа Х.Клинтон заявила, что нужно тесно работать с оппозицией, поскольку она завоевывает новые территории в САР, откуда готовит акции по противостоянию правительственным силам. Это – звенья одной цепи.

Появились сообщения о том, что оппозиция захватила некоторые КПП на границе Сирии с Ираком и Турцией. Эта информация перепроверяется. Были зафиксированы случаи мародерства турецкой собственности, и по некоторым данным, захват осуществлялся не «Свободной сирийской армией» (как бы к ней не относились), а группировками, непосредственно связанными с «Аль-Каидой». Повторю, информация проверяется. Если наши партнеры поддерживают такие процессы захвата территории террористами, то мы хотели бы получить ответ на вопрос об их позиции по Сирии, и чего они собственно добиваются в этой стране.

Но самым главным является то, что российская позиция предельно подробно изложена в женевском коммюнике «Группы действий». Мы подписались под каждым словом и запятой этого документа и отстаивали эту позицию в Совете Безопасности ООН. Наши западные партнеры хотели переиграть женевские договоренности и внесли в СБ ООН такие идеи, которые в Женеве все договорились не включать в коллективную позицию «Группы действий».

В схеме, предлагаемой ЛАГ, много противоречий, и мы хотели бы понять, о чем идет речь.

Вопрос: Не могли бы Вы подтвердить или опровергнуть информацию о приезде в Россию генерального секретаря ЛАГ Н.Араби и Премьер-министра, Министра иностранных дел Катара Хамад Бен Джасема для презентации нового плана сирийского урегулирования?

С.В.Лавров: Российская сторона заинтересована в том, чтобы получить разъяснения от представителей ЛАГ. Мы читали, что представители этой Организации хотят посетить некоторые столицы для разъяснения своих подходов. Каких-либо предложений на этот счет напрямую к нам не поступало. Возможно, об этом считают более целесообразным говорить на публику, не обращаясь к стране, в которую собираются приехать. Подождем и посмотрим, что будет дальше.

Решать свое будущее должны сами сирийцы в рамках подхода, согласованного в Женеве на заседании министров иностранных дел стран-участниц «Группы действий». Это относится и к схеме (какой бы она ни оказалась), предлагаемой ЛАГ.

В этой связи не могу не упомянуть еще один поразивший меня момент. После заседания Совета Евросоюза Высокий представитель ЕС К.Эштон, поясняя в ходе общения с прессой достигнутые договоренности, сказала, в частности, примерно следующее: Б.Асад должен задуматься над тем, как обеспечить сирийскому народу такое будущее, которое мы, Европейский союз, считаем правильным для Сирии. Полагаю, комментарии здесь излишни.

Спасибо всем за внимание.


mid.ru

Версия для печати