Вступительное слово С.В.Лаврова на пресс-конференции по вопросам сирийского урегулирования в контексте визита в Москву спецпосланника ООН/ЛАГ К.Аннана, Москва, 16 июля 2012 года

22:53 16.07.2012

Добрый день, уважаемые дамы и господа!

Сегодня в Москву прибывает спецпосланник ООН/ЛАГ по Сирии К.Аннан, с которым мы сегодня проведем переговоры. Завтра, 17 июля его примет Президент Российской Федерации В.В.Путин.

Это уже второй визит спецпосланника в российскую столицу. Приглашение К.Аннана в Россию подтверждает нашу твердую политическую поддержку его усилий и разработанного им мирного плана из шести пунктов, который предполагает политико-дипломатическое урегулирование сирийского кризиса. Мы убеждены, что этот план – единственная жизнеспособная платформа решения внутрисирийских проблем. Напомню, план К.Аннана был закреплен резолюцией СБ ООН 2042 и тем самым обрел обязательную для всех сторон силу.

Мы решили провести сегодня пресс-конференцию, учитывая внимание, которое уделяется всеми государствами событиям в Сирии, оценки, звучащие в последнее время, а также необходимость максимально полно информировать мировую общественность о подходах Российской Федерации.

Не буду оригинален, если скажу: то, что происходит в Сирии, ужасно. Люди гибнут. На этом фоне уже произнесены миллионы слов о том, кто виноват и что делать, заявления о санкциях, необходимости смены режима и солидаризации с «народной революцией» – именно так стали называть действия вооруженной оппозиции. Звучат обвинения в преступлениях против человечности, требования отправить виновных в Гаагу. За всем этим ощущается дефицит стремления немедленно положить конец насилию, остановить кровопролитие, потому что все остальное может потерпеть. Главное, чтобы перестали гибнуть люди.

Нам очевидно – для прекращения насилия надо заставить все враждующие стороны одновременно прекратить боевые действия, синхронизировать вывод из городов тяжелой техники и всех вооруженных людей под контролем Миссии ООН в Сирии. Кстати, именно это мы предлагали записать в коммюнике министерской встречи, состоявшейся 30 июня с.г. в Женеве, но наши западные и ряд других партнеров выступили против. По их логике, сначала правительственные силы в одностороннем порядке должны уйти из городов, а уже потом можно будет просить боевые отряды оппозиции (а они, как вы знаете, весьма хорошо вооружены) объявить перемирие. Думаю, любой, кто руководствуется здравым смыслом, понимает, что такая схема нереалистична и попросту не сработает.

Возможно только синхронизированное прекращение огня, за которым должен последовать одновременный вывод и правительственных сил, и боевых отрядов оппозиции из всех населенных пунктов. Считаем, что для этого надо поручить наблюдателям ООН согласовать со сторонами конкретный план по каждому городу и населенному пункту, где идет вооруженное противостояние. Российская сторона сформулировала соответствующее положение. Несмотря на то что наши партнеры в Женеве его не поддержали, мы убеждены в его разумности и рациональности, а также включили это положение в проект резолюции Совета Безопасности ООН, который Россия недавно распространила в Нью-Йорке. Наш проект нацелен на выполнение в полном объеме женевских договоренностей и предусматривает, в частности, продление работы Миссии наблюдателей ООН в Сирии на очередные три месяца.

Наши западные коллеги внесли альтернативный проект, в котором женевские договоренности не отражены в полной мере. Он содержит требование введения санкций против сирийского режима по Главе VII Устава ООН, но об этом в Женеве не было достигнуто согласия, и участники не обязались принимать такого рода решение.

При этом, к нашему большому огорчению, наблюдаются даже элементы шантажа. Нам говорят – если вы не дадите согласия на резолюцию по Главе VII Устава ООН, то мы откажемся продлевать мандат миссии наблюдателей. Считаю, что это абсолютно контрпродуктивный и опасный подход, т.к. недопустимо использовать наблюдателей в качестве «разменной монеты». Наблюдатели призваны давать объективные оценки происходящему и обязаны расследовать инциденты, подобные произошедшем в Тремсе.

Мы будем твердо добиваться продления мандата Миссии ООН, включая его возможную модификацию с большим упором на политический компонент, как это и предложил Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун в своем последнем докладе по Сирии. Наша позиция хорошо известна и исходит из необходимости создавать условия для поиска консенсуса самими сирийцами. Она отвергает методы диктата, ультиматумов, угроз и любые шаги, которые, по нашему убеждению, ведут к подготовке почвы для вмешательства извне на стороне вооруженной оппозиции. Мы не занимаем ни чью сторону в сирийском конфликте. Наш единственный интерес – недопущение дестабилизации сирийского государства, его развала и дальнейшей деградации всего региона.

Выступая на Совещании послов и постоянных представителей Российской Федерации 9 июля в Министерстве иностранных дел Президент России В.В.Путин подчеркнул, что наша политика является самостоятельной и независимой и будет осуществляться с опорой на международное право и необходимость выработки коллективных действий. Кстати, послужной список тех, кто активно пытается сбить нас с этой принципиальной позиции, изобилует грубыми нарушениями международного права и печальными примерами урегулирования различных конфликтных ситуаций за счет односторонних силовых акций. Результаты подобных действий у всех на виду и едва ли дают право авторам подобной политики выдвигать претензии по поводу позиции России в отношении тех или иных кризисных ситуаций.

Мы с самого начала без каких-либо сомнений поддержали план К.Аннана, развертывание в Сирии Миссии наблюдателей ООН и сделали немало, чтобы Дамаск дал на это согласие. Россия также выступала с инициативой встречи основных внешних игроков, состоявшейся 30 июня в Женеве, в ходе которой было одобрено развернутое коммюнике, детализирующее шаги по реализации плана К.Аннана. Именно на реальные, а не придуманные итоги Женевской встречи опирается российский проект резолюции, распространенный в СБ ООН. В нем нет ссылок на «силовую» Главу VII Устава и предварительных условий начала политического диалога. Это полностью соответствует договоренностям Женевской встречи, в которых отсутствуют упоминания Главы VII и односторонних предварительных требований. К сожалению, некоторые другие участники встречи фактически сразу по ее завершении стали искажать содержание достигнутых договоренностей и утверждать, что они подразумевают уход Б.Асада и его окружения (причем никто не может нам объяснить, как может состоятся этот уход) и подведение сирийской ситуации под Главу VII Устава ООН.

Делаю из этого только один вывод – либо наши партнеры были в Женеве неискренне, либо они недоговороспособны. Говоря по существу, хотел бы задать вопрос: о какой Главе VII может идти речь, если те, кто предлагает ее задействовать, отказываются делать то, что требуют уже принятые резолюции СБ ООН и что все мы в Женеве обязались делать, а именно – воздействовать на все сирийские стороны, включая вооруженную оппозицию, причем в конструктивном, а не подстрекательском духе? Те, кто даже не попытался употребить свое влияние и авторитет в отношении очень хорошо вооруженных боевых отрядов, которые воюют против правительственных сил, не могут не отвечать за то, что резолюции СБ ООН 2042 и 2043 не выполняются.

Прежде, чем призывать к использованию принудительных мер, надо реализовать то, о чем договаривались за рамками Главы VII и о чем идет речь в резолюциях 2042 и 2043 СБ ООН – надо влиять на все стороны, а не исходить из односторонних требований только к правительству. Требования к режиму необходимы, и мы их выдвигаем. Но делать вид, что противоположная сторона не нуждается в таком же воздействии, некорректно. Тем более, «вешать всех собак» на Россию и Китай, не говоря уже об угрозах типа «они за это заплатят», которые находятся за гранью не только дипломатии, но и элементарной воспитанности.

Пока же за упорное нежелание ряда наших партнеров выполнять решения СБ ООН и женевские договоренности расплачивается сирийский народ. Мы требуем и от Б.Асада, и от оппозиции прекратить вооруженное противостояние, предлагая им конкретные меры, о которых я упомянул, по обеспечению одновременного вывода тяжелой техники и вооруженных людей из городов. Некоторые наши коллеги требуют этого только от режима, а оппозицию морально, политически, финансово и поставками оружия поощряют к продолжению вооруженных действий, захвату населенных пунктов и в конечном счете к захвату власти.

В очередной раз скажу – мы не поддерживаем Б.Асада, мы поддерживаем то, о чем договорились все – план К.Аннана, резолюции СБ ООН, женевское коммюнике. Поддерживаем эти документы во всей их полноте. Их можно выполнить только комплексно, а не в какой-то одной, кому-то понравившейся части. При этом мы примем любое решение сирийского народа относительно того, кто будет управлять Сирией, лишь бы это было решение самих сирийцев. Такое решение должно быть принято в рамках сохранения суверенитета и территориальной целостности этой страны, обеспечения законных прав всех этнических и религиозных групп. Все вопросы, связанные с реформированием политической системы и определением параметров и сроков переходного периода, должны решаться самими сирийцами через диалог между правительством и всеми оппозиционными группами, как это предлагается в плане К.Аннана и женевском коммюнике. Попытки исключать кого-либо из этого процесса не соответствуют достигнутым договоренностям. Роль внешних игроков в этом процессе должна заключаться в том, чтобы побудить всех и каждого, кто воюет в Сирии, к выполнению требований прекращения огня и начала диалога, в ходе которого будут определяться параметры политического процесса.

Мы очень озабочены ситуацией в Сирии, которая все больше усложняется. Конфликт приобретает межконфессиональное измерение. Это нас очень серьезно беспокоит. Не можем оставаться равнодушными к судьбе христиан и других общин, проживающих в Сирии. Тревожит и то, что, по многочисленным свидетельствам, в стране активизировалась «третья сила» в лице «Аль-Каиды» и аффилированных к ней экстремистских организаций. Данная тенденция наблюдается и в других частях региона. Она ставит под угрозу его безопасность, и этому следует поставить решительный заслон. Всем, кто всерьез интересуется происходящим, понятно, что от того, как решится сирийский кризис, во многом будет зависеть модель реагирования международного сообщества на внутригосударственные конфликты в будущем. Женевские решения и резолюции СБ ООН предусматривают осуществление такой работы исключительно на основе международного права, при уважении закрепленных в Уставе ООН принципов – прежде всего, принципов суверенитета, территориальной целостности государств и невмешательства во внутренние дела государства.

Безусловно, важная роль в обеспечении реализации решений Женевской встречи и резолюций СБ ООН принадлежит К.Аннану. Поэтому мы придаем большое значение предстоящим контактам с ним в Москве. Продолжаем работать и с другими внешними и внутренними игроками, имея в виду правительство и различные группы оппозиции. На прошлой неделе представители оппозиционных структур, включая Сирийский национальный совет, побывали в Москве. Пока нам не удается донести до них необходимость отказаться от радикальных требований. Они продолжают говорить, что «идет революция» (вы наверняка слышали и читали их заявления). Но это не то, что требуется всем для успокоения ситуации, прекращения кровопролития, спасения жизни людей и содействия началу внутрисирийского диалога о будущем очень важной для региона страны.

mid.ru

Ключевые слова: Сирия

Версия для печати