Учёные о деятельности Международного трибунала по бывшей Югославии

23:42 16.05.2012 И.В. Руднева, к.и.н., научный сотрудник Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН


Центром по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения Российской академии наук издан сборник научных докладов «Международный трибунал по бывшей Югославии: Деятельность, результаты, эффективность»[1]. В Москве 22-23 апреля 2009 года в Институте славяноведения РАН состоялась Международная научная конференция, посвящённая этой теме. Более 30 учёных из России, Сербии, Республики Сербской (Босния и Герцеговина), Болгарии, Англии, Голландии, США впервые с научной точки зрения подвергли серьёзному анализу такие проблемы, как правовые основы и проблемы функционирования Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ), его эффективность и объективность, а также затронули тему достоверности событий в Сребренице и их интерпретацию в судебных заседаниях Трибунала. Данное издание уникально ещё и тем, что включает в себя результаты работы сразу большого количества самых разных специалистов: историков, демографов, юристов, патологоанатомов и исследователей других специальностей. Это позволило взглянуть на проблему деятельности МТБЮ под разными углами зрения, осветить тему как можно шире. Настоящий сборник включает в себя доклады и выступления учёных на указанной конференции.

Сборник состоит из двух частей и приложения документов по исследуемому вопросу. В первой части исследователи дают правовую, историческую, демографическую, политологическую и общественную оценку деятельности МТБЮ. Профессор из Казани А.Б Мизяев, долгие годы изучающий деятельность МТБЮ, провел анализ правовых основ создания и функционирования Трибунала, убедительно доказав, что: «МТБЮ был создан в нарушение норм действующего международного права». Созданный незаконно, Трибунал «не обладает юрисдикцией согласно действующему международному праву, а его решения не имеют юридически обязательной силы для государств» (с.15). Также профессор выявил нарушения международного права уже в ходе проведения процессов, в частности, по делам С. Милошевича, В. Шешеля, М. Краишника, М. Милутиновича и других. В ходе этих судебных разбирательств Трибунал идёт на такие масштабные нарушения, как незаконные обвинительные акты, привлечение ложных свидетелей, неоказание своевременной медицинской помощи обвиняемым. Доктрине «совместных преступных действий», применяемых МТБЮ, уделено внимание в исследовании Н. Дершовица, юриста из США. На конкретных примерах работы Трибунала автор показал, как любой человек, принявший участие в создании нового государственного образования даже мирными средствами, может быть объявлен военным преступником.

Очевидна предвзятость МТБЮ и его стремление обвинить только одну сторону конфликта, возложить всю ответственность на сербов. Об этом говорит число осужденных и освобожденных лиц из Боснии и Герцеговины (БиГ), а также статистические данные совокупности сроков заключения, назначенных МТБЮ, представленные в докладе Й. Спаича, директора Республиканского центра по изучению военных преступлений Республики Сербской (РС). По его данным, в общей сложности сербы из БиГ получили 596 лет по совокупности сроков, в то время как хорваты – 157 лет, босанцы – 48 с половиной. Из 103 обвиненных Трибуналом – 68 сербов, 25 хорватов и лишь 10 босанцев (с. 45). Автор отмечает предвзятый, односторонний, а порой и преступный, характер деятельности Трибунала. Он выражается в многочисленных обысках с насильственным вторжением в частные квартиры, насильственном изъятии документов, часто без описи изъятого, секретных обвинениях, применение принципа коллективной ответственности, несоразмерной длительности процессов, гибели обвиняемых в ходе процесса в камере предварительного заключения и многое другое (с.43).

О злоупотреблении концепцией геноцида в расследовании МТБЮ военных преступлений говорится в докладе Дж. Локденда, директора исследовательских программ Института демократии и сотрудничества (Париж), одного из учредителей Британской Хельсинской группы по правам человека. Автор считает, что справедливого судебного процесса в отношении политических лидеров добиться сложно, так как его проводят люди с «весьма ограниченным опытом в качестве практических судей». И если и осуществлять подобные действия, то следует «применять принцип английского права, согласно которому обвиняемого должны судить равные ему… Только в этом случае чувство реальности может быть возвращено в судебные процессы, которые столь быстро выходят из-под контроля» (с.200).

Бывший судебный следователь Общинного суда города Приштины в Косове Д. Маринкович провела большое число расследований террористической деятельности в крае, выступала как свидетель защиты в процессе С. Милошевича. Она пишет, что предоставила материалы своих расследований представителям МТБЮ. Письменные доказательства судьи устанавливали факт террора отрядов Освободительной армии Косова, направленного не только против полицейских сил, но и против гражданского населения. Однако материалы Д. Маринкович были проигнорированы, видимо, Трибунал не заинтересован в раскрытии и наказании истинных виновных. Автор пишет: «МТБЮ никогда не принимал к рассмотрению данные об убитых и пропавших без вести сербах в Космете[2]» (с.66).

Важным представляется материал доктора демографии С. Радованович. Она подробно описывает принцип демографической экспертизы, проводимой МТБЮ. На конкретных примерах автор доказывает наличие целенаправленной статистической манипуляции. В процессах, которые касаются военных преступлений, этнических чисток, количества и состава населения, демографические экспертизы становятся основной составляющей выдвигаемых обвинений. Если эта экспертиза заведомо несостоятельна, если ее результаты спорны, то решения на их основе приниматься не могут. Однако эти факты прокуратуру Трибунала не смущают. Исследователь пишет: «Если источники и методы, примененные экспертами Трибунала, являются убедительным «статистическим доказательством», причём в распоряжении имеются только методологически несовместимые и по качеству неприемлемые источники данных, то остается только манипулировать стандартными статистико-демографическими методами и изобретать новые «методологические» решения. Во всех своих экспертизах эксперты прокуратуры именно так и делают» (с. 88).

О терроризме и убийствах с особой жестокостью, совершённых во время войны в Боснии и Герцеговине идет речь в статье мусульманина Д. Галияшевича, бывшего близкого сотрудника Хариса Силайджича, начальника общины Маглай, члена Партии за Боснию и Герцеговину. Описания преступлений, совершенных над сербским населением, свидетелем которых он был сам, не могут оставить читателя равнодушным. Но даже существование свидетелей массовых убийств, их готовность дать показания не вызывают у МТБЮ желания начать расследование. В результате многочисленные преступления остаются безнаказанными. Они в свою очередь вдохновляют бывших моджахедов и местных бандитов на новые противоправные действия. Об ужасных преступлениях против сербов пишет и С. Тушевляк, координатор МВД РС по расследованию и документированию уголовных преступлений категории «военные преступления». В его распоряжении находятся 200.000 печатных страниц документов, информационных материалов, указывающих на преступления моджахедов, а также видео– и аудиозаписи (1500 часов просмотра), фотографии (с.109). Юристы Республики Сербской делают всё возможное, чтобы эти материалы были использованы в ходе расследований, проводимых судами БиГ: «Для нас это очень важно, так как огромное число  совершённых преступлений над сербами во время Первой и Второй мировых войн остались нераскрытыми, а их исполнители так и не понесли наказания. Мы сделаем всё, чтобы история не повторилась» (с.112).

Работе со свидетелями и экспертами посвящена статья Е.Ю. Гуськовой, руководителя Центра по изучению современного балканского кризиса. В феврале 2001 года она сама в качестве эксперта выступала по делу генерала С. Галича. Автор подробно рассказывает о психологической атмосфере, царящей в Трибунале, о системе опроса свидетелей и экспертов, о работе профессионалов-адвокатов. Участнику процесса создаются очень трудные условия. Не разрешается пользоваться конспектами, записями, только текстом экспертизы. Пока идет череда заседаний, эксперт находится в полной изоляции, ему нельзя ни с кем общаться. Главное, что все усилия многочисленных специалистов, профессионалов своего дела, предоставивших ценные материалы, аргументированные доводы разбиваются о заранее принятые решения всю вину переложить на сербов, не вдаваясь в детали происходивших на Балканах событий. Процесс генерала С. Галича не стал исключением: «Адвокаты призывали освободить генерала. Прокуратура требовала пожизненного заключения. Суд вынес вердикт – осудить генерала Галича на 20 лет тюрьмы. Но… впервые в истории Трибунала среди судей не было согласия. Колумбиец Рафаэль Нието-Навич не поставил свою подпись под решением судей и высказал своё «особое мнение» - предложив осудить генерала на 10 лет. Свои доводы он изложил на 350 страницах (!). Среди аргументов, естественно, использовал и наши, всех экспертов и свидетелей. Однако обжалование приговора потрясло даже знатоков Трибунала: генералу Галичу серьёзнейшим образом изменили наказание в сторону его усиления. Генерал осужден пожизненно» (с.72).

В сборнике опубликован ряд статей, посвященных конкретным судебным процессам МТБЮ. Б. Алексич, юрист, депутат Скупщины Республики Сербии затронул вопрос нарушения Трибуналом процессуального права в процессе профессора В. Шешеля. Явившись в Гаагу в феврале 2003 года по собственной воле после получения официального вызова, В. Шешель до сих пор находится в камере предварительного заключения. В ходе неоднократно выдвигаемого ему в разных вариантах обвинения были нарушены многочисленные нормы процессуального права, самая главная из которых: «превышение сроков задержания, нанесение необратимого ущерба здоровью человека» (с.131). О политическом и международно-правовом значении процесса С. Милошевича для всемирной истории и международного права говорится в статье А. Б. Мизяева. Автор описывает жёсткое противостояние между судом и обвиняемым. Попытки навязать С. Милошевичу адвокатов, отказ свидетелей защиты давать показания в условиях постоянного давления со стороны Трибунала и, наконец, квалифицированные и убедительные  не оставляли суду никакого шанса для вынесения обвинительного приговора. А.Б. Мизяев убежден, что Гаагский трибунал в этой ситуации нашёл для себя единственный выход – хладнокровное убийство С. Милошевича. В сборнике также приведён анализ процессов по делам Р. Караджича, полевых командиров Освободительной армии Косова Ф. Лимая, И. Муслия, Х. Баля, Р. Харадиная в МТБЮ, а также правовые и исторические аспекты ареста генерала В. Младича.

Вторая часть сборника посвящена одному из самых спорных и запутанных вопросов войны в Боснии и Герцеговине – массовому убийству мусульман в районе Сребреницы в июле 1995 года. В ходе расследования этого дела Сараево и Гаага озвучили цифру погибших - восемь тысяч. Учёные постарались развенчать миф о «преднамеренном геноциде мусульманского народа». Ж. Вуядинович пишет о работе Комиссии правительства РС по расследованию событий в Сребренице. Попытки беспристрастного расследования, включавшего в себя составление списков погибших, определение мест захоронений, использование исторического контекста событий, встретили нежелание представителей Трибунала использовать новые данные. Наоборот, члены комиссии оказались под сильнейшим давлением, их полномочия постепенно ограничивались, а данные докладов становились предметом манипуляций.

Важный для установления истины о Сребренице анализ об аутопсии тел из массовых захоронений сделал врач-патологоанатом, член специальной судебно-медицинской группы фонда «Исторический проект Сребреница», Л. Симич. Он рассмотрел 3568 случаев, представлявших совокупный материал, который находился в распоряжении Гаагского трибунала из 13 мест захоронений с 1995 до 2002 г. В ходе собственной экспертизы специалист показал, что общее количество тел в захоронениях не превышает двух тысяч (между 1919 и 1923) (с.223-230).  

Анализ населения Сребреницы до и после июля 1995 года привёл Р. Шкрбич, полковник Югославской народной армии в отставке. Он подробно проследил перемещения гражданского населения и военных этого региона и пришёл к выводу, что в ходе сербской военной операции «Кривая-95» массовой гибели мирных жителей не произошло. Об этом говорят данные количества зарегистрированных беженцев при выходе из района и по перемещению в другие регионы. Часть боеспособных мужчин, выходя из охваченной боевыми действиями территории, присоединилась к 28-й дивизии Армии БиГ. Изначально они значились в числе беженцев и, не заявив о себе после военной операции, попали в число пропавших. Раздутая цифра 8 тысяч мусульманских жертв в Сребренице, по мнению Р. Шкрбича, являются фикцией (с.244).

В сборник также вошли доклады, раскрывающие информационную поддержку со стороны США мифа о 7-8 тысячах жертв Сребреницы, об инсценировках страданий мусульман, об играх с цифрами жертв, о ложных свидетелях и вымышленных снимках со спутников. Наряду с перечисленными мистификациями исследователями приводятся факты вопиющего игнорирования настоящих преступлений, совершенных мусульманами. Обладая серьёзной доказательной базой, а часто и холодящими душу откровениями самих преступников о совершённых деяниях, Трибунал отпускает обвиняемых или смягчает им приговоры для того, чтобы они выступили на процессах против сербов.

Важной составляющей сборника стали приложенные к нему документы. Впервые широкой общественности представлена статистика умерших в Трибунале по национальности и роду деятельности, список всех обвинённых сербов (с.317-324), Огромную международную, юридическую, правовую, общественную и историческую ценность представляет «Приговор Белградского окружного суда руководителям НАТО и европейских стран, участвовавших в агрессии НАТО против Югославии» (с.331-543). Это объемный документ, на страницах которого перечислены все людские, материальные военные и гражданские потери Югославии в ходе агрессии. Все выдвинутые сербской стороной обвинения юридически обоснованы и соответствуют международно-правовым нормам.   

Участники конференции убеждены, что деятельность Трибунала надо подвергнуть серьёзному анализу, что необходимо пересмотреть принятые МТБЮ решения, поставить вопрос об ответственности судей и других сотрудников Трибунала за нарушение норм международного права. Для широкой общественности существование Международного трибунала по бывшей Югославии и его деятельность являются малоизвестными. Очень немногие специалисты знакомы с принципами работы Трибунала, методами, которые использует эта организация, результатами её работы. Именно поэтому так важен выход данного сборника. Беззаконие, которые происходит на глазах у всего мирового сообщества в нарушение всех возможных норм международного права необходимо сделать достоянием широкой общественности. Хочется надеяться, что результаты работы коллектива учёных внесут свою лепту в этот процесс.




 

[1] Международный трибунал по бывшей Югославии: Деятельность, результаты, эффективность. Материалы Международной научной конференции (Москва, 22-23 апреля 2009 г.) / Отв. ред. Е.Ю. Гуськова. – М.: Индрик, 2012. – 544 с.

[2] Косово и Метохия 

Ключевые слова: Россия Сербия Югославия

Версия для печати