Болгария: от энергетики к этнографии

14:26 13.02.2012 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Болгария – «тихая заводь» европейской политики. Уже долгое время эта страна не фигурирует в передовицах мировых СМИ и речах известных политиков, но это не значит, что там ничего не происходит. Напротив, под покровом спокойствия, порой, не видны процессы, могущие оказать влияние на внешнюю политику этого государства и его внутренний облик.

В последнее время Болгария пользуется вниманием со стороны Соединённых Штатов Америки. Это связано не только с важным стратегическим положением Болгарии, но и её взаимоотношениями с Россией в энергетической сфере. Тема поставок российских энергоносителей в Болгарию была ключевой во время визита в эту страну госсекретаря США Хиллари Клинтон 5 февраля 2012 г., в ходе которого американская сторона настаивала на необходимости диверсификации поставок  энергоносителей в Болгарию. Х. Клинтон не скрывала основного мотива таких требований – преодолеть зависимость Софии от российской нефти и газа (1).   

Свой визит госсекретарь приурочила к принятию болгарским парламентом под давлением общественности моратория на добычу сланцевого газа. Это решение ударило по американской компании  Chevron, которая, таким образом, была лишена разрешения на добычу сланцевого газа на северо-востоке Болгарии. Ещё одна американская компания - Transatlantic Petroleum – также вынуждена была приостановить разведку месторождений сланцевого газа, открытых ею на севере страны в 2011 г. Американские эксперты, комментируя эти события, не стесняются в выражениях, называя энергетическую политику Кремля на Балканах попыткой «прихватить» регион, а ссылки болгарских властей о потенциальном ущербе, который несёт добыча сланцевого газа для окружающей среды, объясняют вмешательством российского экологического лобби (2). София и Вашингтон уже договорились, что тема моратория будет затронута в ближайшем будущем для выработки совместной позиции по вопросам разработки месторождений, альтернативных российским, с учётом экологических последствий для страны. Американская делегация заверила болгарские власти в том, что предоставит для этого самых передовых специалистов в области газодобычи и экологии.

Тематику переговоров Х. Клинтон с болгарскими властями следует рассматривать в более широком контексте европейской энергетической безопасности. Вопрос добычи сланцевого газа имеет не региональный, а глобальный масштаб. С учётом уже разведанных залежей этого топлива в Польше и Румынии любое решение по этому поводу окажет значительное влияние на геополитику энергоносителей в масштабах всего континента. Польское и румынское правительства не планируют снижать темпов разведки месторождений сланцевого газа, невзирая на потенциальный негативный экологический эффект такого решения. Вместе с тем из стран постсоциалистической Европы, Польша и Румыния менее всего склонны видеть в России стратегического союзника и экономического партнёра. Потепление польско-российских отношений, наступившее при нахождении  у власти команды Дональда Туска – временное явление. Румыно-российские отношения омрачены попытками Бухареста выстроить Великую Румынию за счёт интересов России и её соседей (Украина, Молдавия, Приднестровье). И ничто не связывает Польшу и Румынию с Россией крепче энергетических уз. Разрешившись от них, Варшава и Бухарест смогут позволить себе повысить градус антироссийских высказываний и поступков, не опасаясь экономических последствий.

То же можно сказать и о Болгарии.  Но среди болгарских парламентариев нет единой позиции по вопросу добычи сланцевого газа. На данный момент непреклонным союзником Вашингтона выступает оппозиционная партия «Демократы за сильную Болгарию» (лидер – Иван Костов), входящая вместе с Союзом демократических сил (лидер – Мартин Димитров) в т.н.  «Голубую коалицию». Именно эти партии активно требуют от правительства отменить мораторий на добычу сланцевого газа под предлогом, что от введения моратория страдает традиционная нефте- и газодобыча в стране. При этом на идеологическом поле «демократы» И. Костова отличаются от однопартийцев М. Димитрова большим радикализмом, ратуя за бесповоротное вхождение Болгарии в лоно западной цивилизации, под предлогом того, что Россия, как противоположный полюс политического притяжения, не в состоянии быть великой страной. Более того, единомышленники И. Костова отрицают принадлежность болгар к семье славянских народов. Союз демократических сил славянскую природу болгарского народа, замешанную на тюркском элементе, не ставит под сомнение, что не мешает ему также активно выступать против ориентации Софии на Россию. В 2009 г. на выборах в Европарламент «Голубая коалиция» получила 7,95 % от общего числа голосов болгарских избирателей и 1 из 16 депутатских мест, полагающихся Болгарии в Парламенте Европы. На выборы в болгарский парламент в том же 2009 г. «Голубая коалиция» получила 6,76 % от общего числа — и заняла 15 из 240 мест в парламенте.

Заниматься темой снижения энергозависимости от России София вынуждена на фоне непрекращающихся коррупционных скандалов. Так, более 60 депутатов болгарского парламента потребовали расследования фактов давления на судебные инстанции со стороны министра внутренних дел Цветана Цветанова. За создание временного комитета по расследованию данного дела высказались,  в т.ч., Болгарская социалистическая партия, этническое турецкое Движение за права и свободы и бывший глава МВД Болгарии Михаил Миков. Оппозиция требует учредить комитет из 11 представителей – по 2 от каждой партии плюс один независимый - и в двухмесячный срок провести необходимое расследование (3).  Поводом послужило открытое письмо Объединения судей Болгарии с жалобами в адрес Ц. Цветанова, который пытается взять под контроль судебную систему страны. Сам Ц. Цветанов заявил ранее, что судьи зачастую выносят слишком мягкие приговоры, позволяющие преступникам скрываться от преследования. Как акт мести снисходительным судьям, Ц. Цветанов объявил о том, что полиция впредь будет называть операции по поимке сбежавших нарушителей кодовым названием, а именно – именем того судьи, по чьей вине преступник остался на свободе, получив в виде наказания либо условный срок, либо домашний арест. Это резонирует с мнением Еврокомиссии, похвально отозвавшейся о мерах, предпринимаемых Софией для обуздания коррупции и злоупотреблений властью, но порекомендовавшей ещё ряд шагов в этом направлении. Официальные власти частично приняли упрёки еврочиновников в свой адрес, но обвинили также оппозицию в разжигании антиправительственной истерии за пределами Болгарии.

Не избавлена Болгария и от этнических проблем. По последней переписи населения 2001 г., около 10 % населения страны (более 700 000 человек) составляют турки, чьи политические интересы представляет Движение за права и свободы. В 2007 г. на выборах в Европарламент партия завоевала 4 места. Отмечается рост влиятельности этого движения. Если в 2005 г. в Народном собрании Болгарии турки имели 21 депутата, а в 2009 г. – 34, то сейчас - 38 (15,83 % мест). И если официальные власти оказывают мягкое противодействие политическим инициативам болгарских политиков турецкого происхождения, то радикалы из партии «Атака» (лидер Волен Сидеров) призывают к радикальным переменам, в частности, признания православной церкви официальной религией, выход из НАТО и против этнических политических объединений (намёк на турок). В 2006 г. «Атака» внесла в парламент законопроект о признании армянского геноцида. Эта инициатива была отвергнута, поскольку партия турецкого меньшинства Движение за права и свободы пригрозила выходом из правительственной коалиции. В Народном собрании «Атака» представлена 21 депутатом. На данный момент партия В. Сидерова – самая влиятельная партия националистического толка жёстко антитурецкой направленности.

Второе по численности (после турок) национальное меньшинство – цыгане (370 000 человек). Часть из них приняла ислам и влилась в турецкую культурную среду, к неудовольствию болгарской общественности. Кроме того, цыгане – единственная этническая группа не только в Болгарии, но и во многих других европейских государствах, с очень высокой рождаемостью. В Болгарии прирост цыганского населения составляет +18%.  В сентябре 2011 г. по стране прокатилась волна антицыганских выступлений, но огонь межэтнического пожара удалось погасить. Сама проблема, тем не менее, далека от разрешения, и напряжение между разными группами населения сохраняется. Этому способствует закрытость турецкого и цыганского сообществ, нежелание ассимилироваться и сохранение патриархальных семейных традиций.

Болгарским властям предстоит в ближайшем будущем взяться за решение как этнических проблем, так и затруднений в энергетической сфере. Сможет ли София отстоять свою точку зрения на вопрос о добыче сланцевого газа под нажимом Вашингтона или её смогут «запрячь» в одну «сланцевую упряжку» с Польшей и Румынией (и, возможно, в будущем и с Украиной)? Вопрос пока открытый.

 

 

1. «Clinton Discusses Energy Independence In Bulgaria» Jamestown Foundation Eurasia Daily Monitor February 7, 2012—Volume 9, Issue 26

2. Там же

3. «Bulgarian MPs Ask Probe of Top Cop's Pressure on Judiciary»  Novinite.com February 10, 2012

4. «Bulgarian Judges: Police Spec Op Stirs Aggression against Judiciary» Novinite.com February 1, 2012

Ключевые слова: США Болгария сланцевый газ

Версия для печати