«Латинская Америка требует особого подхода»

10:07 10.02.2012 Сергей Рябков, заместитель Министра иностранных дел России


Наша встреча с заместителем министра иностранных дел Сергеем Алексеевичем Рябковым состоялась за чашкой чая в уютном кабинете на седьмом этаже МИД России. Поскольку замминистра курирует и американское, и латиноамериканское направления, беседа на сей раз охватывала отношения между Россией и странами, расположенными южнее реки Рио-Гранде, то есть Латинской Америки.

И надо было видеть, с каким интересом и нежностью мой собеседник рассказывал о своих поездках в страны Латинской Америки, показывал привезенные оттуда сувениры. «Я не считаю себя крупным специалистом в латиноамериканской проблематике, но уже успел полюбить эту значительную часть мира, ее специфику и людей. И я понял, что Латинская Америка требует к себе особого подхода», – сказал перед началом нашей беседы Сергей Рябков.


Вопрос: Сергей Алексеевич, какова историческая ретроспектива и как, на Ваш взгляд, сегодня развиваются отношения между Россией и странами Латинской Америки?

С.А.Рябков: Если говорить о ретроспективе, то, думаю, мало в мире регионов, если таковые вообще есть, вдали от наших границ, где бы было столько людей, симпатизирующих России. Людей, которые либо учились у нас, либо как-то связаны с нашей страной. Людей, для которых те идеалы, которые мы отстаивали в прошлом как страна, были довольно близки, для тех, кто видел в России (СССР) символ социальной справедливости и движения к лучшему будущему. Это, в принципе, уникальная совокупность обстоятельств, которые, на мой взгляд, до сих пор сказываются в позитивном ключе на отношениях России с латиноамериканским регионом и на перспективах развития наших связей.

Конечно, был и непростой период, был в этих отношениях момент, когда казалось, что Россия полностью покинула регион, либо вот-вот его покинет, уйдет оттуда и займется другим. К счастью, получилось так, что этот период сменился нынешним этапом прагматического, может быть, и не всегда достаточно динамичного развития отношений. Но то, что возвращение России в Латинскую Америку происходит, и кое в чем мы начинаем восполнять потери 1990-х и самого начала 2000-х годов, для меня очевидный факт. Связано это, во-первых, с общим укреплением российских позиций в международном плане, с некоторым повышением нашего потенциала, в том числе и внешнеэкономического, а не только политического. Связано это и с тем, что проводится целенаправленная политика по укреплению партнерских связей со всеми странами, которые проявляют к этому интерес.

Хотел бы отметить и то, что в отличие от советского периода сейчас у нас нет каких-то явных, очевидных, открытых идеологических предпочтений или стремления противопоставить отношения с той или иной страной, или с группой стран, отсутствию таковых с другими государствами. То есть Латинская Америка не является регионом, где Россия каким-то образом соперничает за свое влияние. Такая цель не ставится, да и возможностей таких нет. Латинская Америка – это не регион, где мы стараемся стимулировать процессы, которые создавали бы проблемы для кого бы то ни было. Мы имеем ряд примеров, показывающих: наше сотрудничество в разных областях развивается с государствами, правительства которых проводят политику, не совпадающую с внешнеполитическим курсом России.

Да и между собой в регионе они мало ладят. Я имею в виду наши неплохо развивающиеся отношения с Колумбией на фоне весьма продвинутого стратегического партнерства с Венесуэлой. У нас существует возможность активно заниматься и туризмом, и работой по международным режимам в сфере нераспространения оружия массового уничтожения с Мексикой, хотя эта страна не относится к группе стран Латинской Америки, придерживающихся левых взглядов по типу АЛБА. Мексика – ближайший партнер США и Канады. Кроме того, Аргентина, Бразилия, Перу, Чили…

Я не могу назвать ни одной страны региона, с которой у нас не было бы пусть небольшого, а кое-где и значительного приращения в наших отношениях, – начиная с торговли и заканчивая резко расширившимися возможностями для безвизовых поездок. Латинская Америка – это регион, где за последние годы сделано многое, и мы реально на пути к превращению всего региона в зону для безвизовых поездок наших граждан. С Бразилией наши отношения вообще носят особый характер. У нас с ней очень тесное и отлаженное взаимодействие в формате БРИКС. В том числе по международным вопросам, не только по экономическим и финансовым аспектам, с чего, собственно, БРИКС и начинался – по вопросам реформы международных финансовых институтов и так далее. У нас с бразильцами завязалось сотрудничество в космической области.

У нас хороший рост торговли с Аргентиной. Уникальная ситуация сложилась с Эквадором – вплоть до того, что открылась прямая контейнерная линия торгового сообщения Гуаякиль – Санкт-Петербург, чего раньше, по-моему, не было. Прорабатываются инвестиционные проекты, в том числе те же самые производители бананов получают возможности развивать производство благодаря капиталовложениям из России, в том числе производственные мощности по упаковке, переработке. На Кубе российская компания «Зарубежнефть» ведет разведочное бурение. Есть и неплохие новые идеи…

Вопрос: А как, Сергей Алексеевич, на Ваш взгляд, развивается сотрудничество наших частных компаний с бизнесом стран Латинской Америки? До сих пор подобные связи заметно пробуксовывали, да и особого стремления у российских предпринимателей идти в далекий регион, честно говоря, не ощущалось…

С.А.Рябков: Да, пожалуй, это так. Но вместе с тем, все-таки появились зачатки взаимодействия российского и латиноамериканского бизнеса напрямую. Я не преувеличиваю их значения, однако примеры тому есть. В Никарагуа можно привести такой пример, как созданная усилиями компании «Yota» (в рамках проекта нашей госкомпании «Ростехнологии») сети мобильной связи 4-го поколения, которая работает и превосходит по качеству услуг остальных конкурентов. Это показатель нового склада ведения дел между нашими странами. В целом же хочу сказать, что сегодня складывается новая модель, новая палитра отношений, отличающаяся от прошлой. У нас будут и другие примеры. Так, расширяются поставки энергетического оборудования. Выиграли тендеры в Эквадоре. В Аргентине неплохо присутствует российская компания «Силовые машины». В значительных количествах в регионе продаются наши вертолеты. Что можем, то и делаем.

Не могу не сказать еще и о том, что в латиноамериканских странах сохраняется интерес к отправке на учебу в Россию своих студентов. Конечно, не в таких крупных масштабах, как в советский период, но все равно счет идет на десятки и даже сотни человек по разным специальностям и профилям. Здесь тоже есть определенные сложности, связанные с финансированием проезда и выплатой достойных стипендий. Однако и такие сложные проблемы поддаются решению.

Я еще не сказал о примерах культурного и гуманитарного сотрудничества, которое в последние годы значительно активизировалось. Мы чаще стали обмениваться гастролями музыкальных и балетных коллективов, поддерживать в этой сфере определенный тонус. Хотя нет предела для совершенства, нужно расширять эту практику. Мы чаще стали всматриваться в прошлое друг друга. Вновь перелистывая страницы общей истории, мы приобретаем потенциал для новых достижений в будущем. И нам есть, к чему стремиться.

Вопрос: А что же нам мешает, что тормозит более интенсивное, более «напористое» расширение наших связей с латиноамериканским регионом? Не упустим ли мы с нынешними темпами развития связей с регионом целые сферы потенциального сотрудничества? Ведь, хотя мы ни с кем и не соперничаем, конкуренты не дремлют. Или российский предпринимательский корпус еще не готов осваивать далекие латиноамериканские «прерии»?

С.А.Рябков: На мой взгляд, уже готов, но, разумеется, пока не массово. И я уже приводил реальные примеры, факты российско-латиноамериканского взаимодействия. Что касается проблем, то они, безусловно, есть. У нас, на мой взгляд, три темы, по которым необходимо дальше упорно работать, чтобы не отстать от других игроков на этой площадке, сохранить динамику взаимодействия, избегая пробуксовки. Во-первых, нам нужно искать пути расширения экономического диапазона российского присутствия в регионе. Ведь у нас монокультурный и экспорт, и импорт. Мы поставляем в страны Латинской Америки в основном удобрения, некоторые виды военно-технической продукции, металлопрокат и кое-куда – электротехническое оборудование. По большому счету, это все. А импорт из многих стран региона – это сельхозпродукция, которая подвержена конъюнктурным и спросовым колебаниям. Правда, в последнее время произошел прирост туризма из России в Латинскую Америку. Он вызван, в частности, проблемами на традиционных направлениях – египетском и отчасти турецком. Но больше у нас материальной основы нет. Нам нужно делать в Латинскую Америку инвестиции. Бизнес разворачивается, действительно, очень слабо, и административного ресурса для стимулирования этого процесса не хватает. Наш бизнес все еще пассивен. Соглашусь с вами, что это – пока инертный в своей массе подход к латиноамериканским странам. А там, между прочим, возможности существуют. И нас туда попросту зовут.

Во-вторых, почему у нас нет возможности в должном объеме стимулировать экспортно-импортные операции и предоставлять госгарантии по инвестициям в силу того, что созданы специализированные банки? Нет и целостной государственной структуры, которая могла бы отрабатывать вопросы помощи, содействия развитию сотрудничества, как это есть у многих стран, в том числе у Китая. В этом направлении нам тоже следует работать.

И, в-третьих, почему у нас наблюдается отставание во взаимодействии с Латинской Америкой по сравнению с некоторыми другими европейскими и азиатскими странами? Думаю, потому что у нас еще бытует устаревшее представление о Латинской Америке как об отдаленном регионе, который интересен, экзотичен, но мы все-таки в большей мере сфокусированы на Европе, на странах СНГ, на Китае. И по большому счету, руки у нас до Латинской Америки доходят после того, как отработаны другие направления. Такая же философия присутствует и у наших музейщиков, и у некоторых художественных коллективов. Все это трудно выстроить в единую систему, а без комплексного подхода мы крупного приращения не получим. Хотя тягаться с финансовыми возможностями, которыми располагает, скажем, Китай в экономической области, крайне трудно. И здесь нужно быть реалистами. Мы должны работать, используя свои преимущества – более глубокие позиции в регионе, позитивное отношение людей к России, отсутствие предубеждений, понимание того, что наша страна – важная международная сила, источник полицентричного, многополярного мироустройства. Понимание этого должно помочь нам утвердить в Латинской Америке свою роль. Инертность бизнеса, отсутствие финансов и отношение к региону как к чему-то, что может рассматриваться в качестве не первоочередного направления, наверное, и есть три основные причины, мешающие более интенсивному развитию наших связей.

Вопрос: Сергей Алексеевич, улучшение внешнего имиджа – это одно из важнейших направлений внешнеполитической стратегии любого уважающего себя государства. Специалисты в этой области справедливо утверждают, что от того, какое представление складывается о стране и ее людях за рубежом, зависит многое в самом широком спектре экономических, политических, информационно-культурных и других аспектов ее внешних связей. Позитивный или негативный образ государства неизбежно вносит весьма существенные коррективы в проводимую им внешнюю и внутреннюю политику, влияет на его безопасность. Не кажется ли вам, что с «имиджевой» работой у нас еще не все в порядке? Средства жалеем или времени на это не хватает?..

С.А.Рябков: Соглашусь с вами, что работа с имиджем России в Латинской Америке пока не может нас удовлетворить. Нужно искать современные формы, не пренебрегая тем, что всегда служило нам хорошую службу. А современные формы – это расширение возможностей вещания и общения через Интернет. У нас ощущается острая нехватка работы на испанском языке на испаноговорящую аудиторию. Конечно, у нас есть радиовещание на Латинскую Америку, работает телестанция «Rusia Hoy», распространяют свою информацию на испанском РИА «Новости» и ИТАР-ТАСС. Но сегодня этого мало. Крайне недостаточно печатается на испанском языке книг, газет, журналов. Нам необходимо практиковать то, что делается либо эпизодически, редко, либо в крайне малых дозах – выпускать наши приложения к газетам и журналам стран Латинской Америки. Подобный опыт существует. Но мы хотели бы его расширить. Если материалы о России публиковать на паритетной основе и по бизнесу, и по культуре, и по общественной жизни в форме вкладышей и приложений к солидным латиноамериканским изданиям, процесс пойдет. То же надо делать в электронной версии. Это даст более широкое распространение и доступ к целевой аудитории, которая формирует настрой, в том числе у правительственных структур. Мы приложим усилия по проведению совместной редакционной работы и подготовке тематических программ, например, о деятельности БРИКС. И делать это нужно нескучно, интересно и познавательно. Продвижение образа России в регионе – дело весьма затратное. Однако этот ресурс важно эффективно использовать.

Вопрос: Судя по тому, что вы уже рассказали, вы большой оптимист. Правда, заниматься Латинской Америкой без мощного заряда оптимизма и жизнерадостного настроя, согласитесь, просто невозможно. Какие перспективы вы видите в развитии наших связей на этом направлении?

С.А.Рябков: Перспективы? Все зависит от нас самих. Никаких ограничений не существует. Если будем строить гостиницы на Кубе, если все больше бразильских футболистов будут играть за российские клубы, несмотря на отличия в климате, если чилийское вино и эквадорские бананы будут производиться за счет российских инвестиций и на тамошних площадях, если мы будем и дальше поставлять военно-техническую продукцию в страны региона и строить там энергетические объекты, если латиноамериканские студенты будут все больше стремиться на учебу в российские вузы, то нас ожидают хорошие перспективы.

Латинская Америка, конечно, имеет немало своих внутренних проблем. Но в большинстве своем это проблемы роста. В целом же экономический и человеческий потенциал этого региона огромен. И убедительный пример успешного развития на этом континенте показывает такой «тропический гигант», как Бразилия.

Нужно, чтобы мы в Латинской Америке выглядели достойно. И нужно, чтобы к России там относились как к центру притяжения. Мы будем стремиться к этому. Важно иметь продуманную политику, важно дружить и взаимодействовать со всеми партнерами в регионе. Причем сейчас у нас уже есть приличная основа. Остается только оттолкнуться от нее и делать следующие шаги.


 

 

Интервью подготовил

обозреватель журнала «Международная жизнь»

Александр Моисеев

Ключевые слова: Латинская Америка Сергей Рябков

Версия для печати