«У истоков наших отношений стояли Петр Великий и купец Яковлев»

12:37 09.02.2012 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Внешне представляемая читателям книга, посвященная современной Португалии, выглядит весьма скромно. Но это как раз тот случай, когда содержание гораздо богаче, интереснее и ярче формы. Книга ценна еще и тем, что в России сегодня мало, кто пишет на португальскую тематику. А зря.

 

Самая западная страна Европы, как отмечают авторы вышедшей недавно из печати книги (Н.М.Яковлева, П.П.Яковлев. «Португалия: кризис на европейской периферии». ИЛА РАН. Москва, 2011), не только одно из древнейших государств Старого Света, практически не изменившее свои границы с XIII века (как многие другие), но являет собой «пример упорной борьбы сравнительно небольшой нации за право самой определять свою судьбу, за сохранение национальной идентичности и самобытности перед лицом внешних и внутренних угроз».  

Авторы с любовью и с большим интересом рассказывают о стране, «о пассионарном народе, представители которого в прошлом совершили великие географические открытия и создали огромную колониальную империю. В результате сейчас на португальском языке говорят порядка 250 миллионов человек на разных континентах, а восходящий мировой гигант – португалоязычная Бразилия – в 20 раз превосходит бывшую метрополию по населению и в 93 раза – по территории»…

Победа в Португалии Апрельской революции 1974 года, которая смела авторитарный режим Каэтану, провозгласила курс на буржуазно-демократическое развитие страны и породила, как отмечают авторы, не только надежды, но и новые риски и угрозы». Часть революционных лидеров попыталась превратить республику в государство «коммунистической ориентации», но сторонники западноевропейской модели дали отпор крайне левым силам так же, как ранее они отвергли притязания на власть со стороны крайне правых. И вскоре Португалия присоединилась к Европейским сообществам и вступила в зону евро.

В дальнейшем страна настойчиво сокращала отставание от развитых государств. Она успешно преодолела «колонизаторский синдром», сумела трансформировать свои отношения с бывшими колониями в дружественные, партнерские. Португалия, справедливо подчеркивают авторы, еще недавно бывшая отсталой страной на западной окраине Европы, стала современным государством с рядом высокоразвитых отраслей народного хозяйства.

И здесь авторы книги высказывают ряд следующих интересных соображений: «В постреволюционный период Португалия менялась, не изменяя себе, сохраняя национальную идентичность и традиции, оберегая то уникальное место, которое она занимает в глобальной истории и глобализирующейся современности. Достижения Португалии были ориентиром для бывших социалистических стран Восточной Европы и в еще большей степени – для государств латиноамериканского региона»…

 

Что же произошло? Почему успешно развивавшаяся страна, служившая примером для многих других государств, вдруг вновь сама оказалась перед многообразными и сложными проблемами, как известная по сказке Пушкина «старуха у разбитого корыта»? На этот вопрос и попытались дать ответ в своей работе Петр и Наиля Яковлевы. «Разрозненные симптомы хозяйственных трудностей в Португалии, - отмечают они, - стали заметны уже в середине 2000-х годов, но в мрачную картину национального структурного кризиса они сложились в 2008-м под влиянием мировых финансово-экономических неурядиц. Греческий долговой кризис вызвал «эффект домино», одной из жертв которого стала Португалия – относительно слабое звено в европейской финансовой цепи». По мнению авторов, страна снизила конкурентоспособность, попала в лабиринт долговых проблем, экономически и политически стара «терять в весе» в рамках Евросоюза и на мировой арене, под угрозой оказались значимые социальные завоевания португальской нации. По общему мнению многих экспертов, Португалия столкнулась с одним из самых глубоких кризисов в своей новейшей истории.

Авторы ставят довольно точный диагноз самой западной стране Западной Европы: «Исключительная острота возникших проблем в решающей степени объясняется тем, что негативные внешние эффекты акцентировали внутренние слабости и диспропорции португальской социально-экономической системы, жестко зафиксировали физический и моральный износ национальной модели развития».

Что же дальше? Авторы не берутся давать такой же точный, как диагноз, прогноз, не дают «скороспелых советов», полагая, что решения должны искать и принимать сами португальцы. Яковлевы лишь фиксируют факт, что непростым для Португалии стал и политический год, который совпал с президентскими выборами в январе 2011 года. Антикризисная стратегия, с которой выступило правительство, вошла в противоречие с тем планом, который предлагал парламент. Последовали отставка кабинета социалистов и досрочные выборы парламента. Победу одержали представители правоцентристской оппозиции.  Вот ей-то, констатируют авторы книги, и предстоит «расчистка образовавшихся завалов».

 

Значительное место в работе Яковлевых отведено российско-португальским отношениям. Первые контакты между нашими странами относятся к XVIII веку. В беседе со мной один из авторов книги, директор Центра иберийских исследований Петр Яковлев рассказал, что «у истоков российско-португальских торгово-экономических связей стоял царь Петр Первый. В 1723 году он издал указ о расширении международной торговли России, и в числе перспективных торговых партнеров прямо называлась Португалия, которая в тот период была активным участником мировой коммерции. В 1747-49 годах из Португалии в балтийские порты Российской империи ежегодно приходило до 20 торговых судов. Португальские коммерсанты стали важными поставщиками в Россию такого стратегического товара, как соль. Кроме того, в значительных количествах поставлялось вино. Интересно отметить, что российское правительство специально поощряло торговлю с Португалией, предоставляя купцам этой страны существенные таможенные льготы»…

«Одновременно рос интерес к поставкам в Португалию российских товаров, -продолжил свой рассказ собеседник. -  В 1765 году мой однофамилец купец Михаил Яковлев направил в Лиссабон судно с самыми различными товарами: железом, льном, воском, полотном для пошива парусов. Португальская же экономика нуждалась в этих товарах, и им был обеспечен быстрый сбыт»...

Важное значение для роста товарообмена имело установление консульских и дипломатических отношений между двумя странами. Так, в 1769 году в Лиссабоне было открыто Генеральное консульство России, а через 10 лет – 13 октября 1779 года представитель лиссабонского двора Франсишко Жозе де Орта Машадо вручил верительные грамоты Екатерине II. В следующем году в Лиссабон прибыл российский посол.

Уникальным событием в отношениях между двумя странами, подчеркивает Петр Яковлев, стало открытие в 1781 году в Санкт-Петербурге Португальского дома коммерции. Инициаторами его создания были крупные португальские торговцы вином, для которых российский рынок приобрел все большее значение. Оценивая деятельность этого учреждения, лиссабонская газета «Диарио де Лижбоа» писала в марте 1783 года: «Дом португальской коммерции в Санкт-Петербурге столь солидный, что уже в 1782 его оборот составил 1 миллион крузадо». Сумма по тем временам была немалая.

Торговые контакты наших стран логически подготовили почву для договорно-правового оформления российско-португальских отношений: 9 декабря 1787 года был подписан Договор о дружбе, навигации и торговле между Россией и Португалией. Сегодня, когда мы ищем пути расширения и углубления двусторонних отношений, не следует забывать об их истоках, поскольку исторический опыт очень часто помогает решать даже самые актуальные задачи.

Но вернемся к работе Яковлевых. После Октябрьской революции в Португалии и установления там республиканского режима в 1910 году Российская империя признала новое правительство, но португальская сторона не сделала ответного шага после победы Октябрьской революции в России в 1917 году. А создание СССР и установление авторитарного режима Салазара в Португалии более чем на полвека лишили наши два государства возможности полноценного общения и сотрудничества.

Дипломатические отношения и официальные контакты были заморожены вплоть до победы Апрельской революции 1974 года. А 9 июня того же года Москва и Лиссабон дипломатические отношения установили.

А дальше, отмечают авторы, начались этапы развития всесторонних связей. В 1980-е активизировались торгово-экономические контакты. В 1987 году было подписано соглашение об экономическом, промышленном и техническом сотрудничестве.

Современный этап отношений берет начало в признания Португальской Республикой Российской Федерации 26 декабря 1991 года. Связи между нашими странами были «очищены от идеологических тормозов», были сняты политические разногласия, расширились поля торгово-экономического и культурного взаимодействия. В 1994-м стороны подписали Договор о дружбе и сотрудничестве, который до сих пор служит краеугольным камнем новой инфраструктуры межгосударственных связей.

Как пишут авторы книги, «специфику российско-португальских двусторонних политических отношений можно охарактеризовать формулой «постепенное сближение на основе совпадающих интересов». Как и во многих других случаях, тональность российско-португальского диалога задают встречи и контакты на высшем уровне, результаты которых указывают основные направления межгосударственного взаимодействия.

Именно поэтому визит президента Владимира Путина в Португалию в 2004 году вызвал заметную активизацию наших взаимоотношений. Затем последовал официальный визит в Россию португальского премьер-министра Ж. Сократеша, который в мае 2007 года посетил Москву и вызвал новый импульс активизации взаимодействия между нашими странами. В 2007 году общий объем товарооборота между нашими государствами, согласно португальской статистике, составлял более 702 миллионов евро. Но впоследствии товарооборот под влиянием мирового финансово-экономического кризиса начал снижаться и в 2010-м он скатился до 533,5 миллиона евро.  

 Как отмечают авторы, данные статистики Национального института статистики Португалии (INE, 2011) разительно отличаются от показателей российской таможенной службы, однако и они фиксируют падение нашего товарооборота. Похоже, торгово-экономические и прочие связи между двумя государствами вновь нуждаются в ревизии и коррекции. Подвергнуть ревизии было бы неплохо и структуру торговли. Важнейшими статьями португальского экспорта в Россию, указывают авторы, являются натуральная пробка и изделия из нее, отдельные виды оборудования и электрооборудования, а также одежда и обувь. На эти статьи приходятся примерно 56% стоимости экспортных поставок. А в структуре российского экспорта в Португалию по-прежнему доминируют нефть и нефтепродукты, изделия из резины и черные металлы. Они обеспечивают свыше 85% стоимости экспортных поставок. И авторы делают вполне логичный вывод: «Задача диверсификации торгово-экономических связей в отношениях между Португалией и Россией полностью сохраняют свою актуальность, а в условиях мирового кризиса, отмеченного усилением международной конкуренции, приобретают императивный характер».  

В целом же из текста работы Яковлевых (как и по мнению большинства экспертов в России и в Португалии) следует: «отношения между нашими двумя странами все еще далеки от желаемого». 

 

Еще хотелось бы отметить, что эта книга – из серии «Саммит», которая представляет собой особый жанр, задача которого – в сжатом виде охарактеризовать современный облик той или иной страны, показать ее значение в контексте международных отношений России, очертить возможности эффективного взаимодействия нашей страны с этим государством, в данном случае – с Португалией, которая находится не только на западной периферии Европы, но и «на периферии российских СМИ». Издание рассчитано на практиков, причастных к принятию решений высоких уровней.

О скромной и спокойной Португалии у нас в последнее время, действительно, пишут и говорят редко и немного. Именно этот пробел весьма успешно восполняет книга ученых Центра иберийских исследований ИЛА РАН Петра и Наили Яковлевых. Спасибо им за это.

 

 

(Н.М.Яковлева, П.П.Яковлев. «Португалия: кризис на европейской периферии». ИЛА РАН. Москва, 2011).

 

Ключевые слова: Португалия Путин кризис

Версия для печати