Потенциал взаимодействия России и Китая в БРИКС способен решать стратегические задачи глобального масштаба

00:00 05.12.2011 Элана Толлю, корреспондент журнала «Международная жизнь»


Потенциал взаимодействия России и Китая в БРИКС способен решать стратегические задачи глобального масштаба. К такому выводу пришли участники двухдневной конференции «Потенциал взаимодействия России и Китая в БРИКС и многосторонних структурах в Азиатско-Тихоокеанском регионе», прошедшей в Москве 1- 2 декабря. Организаторы форума Фонд «Русский мир», Национальный комитет по исследованию БРИКС (НКИ БРИКС) и Российский национальный комитет международного Азиатско-Тихоокеанского совета сотрудничества по безопасности (РНК АТССБ) в сотрудничестве с влиятельным Китайским фондом международных проблем. Содействие в проведении форума оказали Институт востоковедения РАН и Министерство иностранных дел Российской Федерации.

Вопросы координации Россией политики в сфере международных отношений со своим крупнейшим стратегическим партнером – Китаем – становятся все более актуальными. Неслучайно в сентябре 2010 года в Пекине Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев и Председатель Китайской Народной Республики Ху Цзиньтао впервые в истории выдвинули совместную инициативу по укреплению безопасности и сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), получившую значительный международный резонанс.

На нынешней российско-китайской конференции ученые, государственные деятели, директора крупнейших российских и китайских институтов  в свободной атмосфере обменивались идеями совместных проектов, собственным опытом и практическими наработками. Как отметил на открытии конференции исполнительный директор Правления фонда «Русский мир»  Вячеслав Никонов: «В нынешних условиях мирового экономического кризиса именно государства Азиатско-Тихоокеанского региона становятся главными моторами развития мировой экономики, куда перемещается и центр политической жизни, и центр геополитических интересов».

Вопросы взаимодействия России и Китая обсуждались в контексте таких масштабных тем, как участие двух стран в процессе формирования новой архитектуры безопасности и многостороннего сотрудничества в АТР, становление превентивной дипломатии, возможности согласования позиций БРИКС, противодействие наркотрафику в Юго-Восточной и Центральной Азии, урегулирование конфликтов в Афганистане и на Корейском полуострове  и др.

Конференция собрала известных специалистов по глобальным и региональным вопросам из России и Китая. Среди них: исполнительный директор Правления фонда «Русский мир» Вячеслав Никонов, председатель Совета Китайского фонда международных проблем Чжан Дэгуан, директор Института Дальнего Востока РАН Михаил Титаренко, директор Института России Китайской академии современных международных отношений Фэн Юйцзюнь, директор Института Востоковедения РАН Виталий Наумкин, научный сотрудник Китайского фонда международных проблем Чэнь Минъи, заместитель директора Департамента общеазиатских проблем МИД РФ Кирилл Барский, проректор Дипломатической академии при МИД РФ Александр Лукин, исполнительный директор Национального комитета по исследованию БРИКС Георгий Толорая и другие ведущие дипломаты и ученые. 

В своем выступлении, посвященном формированию новой многосторонней архитектуры АТР и ШОС, Кирилл Барский с сожалением признал наряду с появлением новой системы, движущейся «в направлении создания более открытой, эффективной, инклюзивной и транспарентной структуры сотрудничества», существование «архитектуры военной. Ее черты – замкнутость, эксклюзивность, непрозрачность».

К.Барский подчеркнул: «Россия и Китай, взаимодействуя в рамках Шанхайской организации сотрудничества, могли бы стимулировать направление развития ее внешних связей. Таким образом, ШОС на определенном этапе стала бы полноценным участником формирования новой региональной архитектуры безопасности и сотрудничества, обеспечивая ее развитие в нужном направлении».

Руководитель Института России Китайской академии современных международных исследований, профессор Фэн Юйцзюнь обратил внимание на общие интересы Российской Федерации и Китайской Народной Республики в АТР. Профессор отметил необходимость совместных действий для обеспечения интересов обеих стран, для содействия процветанию Азиатско-Тихоокеанского региона и укрепления безопасности и сотрудничества в субрегионах. «В условиях активизации деятельности США особенно актуальным становится объединение усилий. Мы должны стремиться к соразвитию наших стран. Только подняв уровень экономического сотрудничества, мы сможем занять более выгодную позицию в рамках АТР».

Значительное внимание участники конференции уделили региональным конфликтам и российско-китайскому взаимодействию в их урегулировании. Позиции России и Китая во многом созвучны, что дает возможность для широкого взаимодействия двух стран в предупреждении и разрешении этих конфликтов. Афганистан, по мнению участников форума, занимает первое место среди вызовов региональной безопасности.

«Двенадцать лет назад именно события в Афганистане во многом и сформировали идею создания Шанхайской организации сотрудничества», - напомнил Виталий Воробьев, первый спецпредставитель Президента РФ по делам ШОС, старший научный сотрудник Центра изучения Восточной Азии и ШОС МГИМО МИД РФ, академик РАЕН. Сейчас эта проблема вновь резко обострилась и вышла в приоритеты для Шанхайской организации сотрудничества. «Соединенные Штаты хотят уйти из Афганистана так, чтобы остаться. Не только остаться, но и за счет ухода закрепиться в военном плане в государствах Центральной Азии», - заявил Виталий Воробьев. Он подчеркнул необходимость объединения усилий для решения афганской проблемы: «ШОС надо устанавливать более тесные отношения с Организацией Исламской конференции, которая окажется очень влиятельной силой в этом конфликте. Более того, пора переступить через предубеждения и налаживать серьезные контакты с Соединенными Штатами. Я глубоко убежден, как бы ни развивались события, Шанхайская организация сотрудничества, пройдя через десять лет экстенсивного развития, должна перейти в новый этап развития интенсивного». Виталий Воробьев предложил российско-китайскому научному сообществу помочь политикам разобраться в том, как сделать связку ШОС-Афганистан выгодной России и Китаю ­–­ двум опорным конструкциям этой организации.

Доклад руководителя центра исследований ШОС Китайского института международных проблем Чэнь Юйжун органично дополнил выступление российского специалиста, осветив ситуацию в Афганистане и Центральной Азии с точки зрения Китайской Народной Республики. Г-жа Чэнь Юйжун предложила конкретные рекомендации относительно того, как страны ШОС могли бы реагировать на вызовы, возникающие в связи с афганской ситуацией. Среди них: двусторонний диалог между Россией и Китаем, повышение статуса контактной группы ШОС-Афганистан, проведение совместных антитеррористических учений в приграничных районах и укрепление координации действий между ШОС и ОДКБ. «Для Китая и России чрезвычайно важно всестороннее сотрудничество в рамках ШОС, мы должны вместе со странами Центральной Азии разработать план действий по отношению к  исламскому миру», - подчеркнула Чэнь Юйжун.

В заключительной части конференции состоялся обмен мнениями, который выявил общность оценок ситуации в АТР, подходов России и Китая к существующим проблемам и возможности их взаимодействия в рамках региональных организаций и форумов. 

В докладах российских и китайских экспертов были проставлены различные акценты, отражающие специфику подходов исследователей к региональным проблемам. Китайские представители оценивали ситуацию в АТР как стабильную и подчеркивали необходимость делать упор на экономическом сотрудничестве для обеспечения развития и процветания в регионе. В выступлениях российских ученых и дипломатов звучала обеспокоенность ситуацией в области безопасности в АТР и делался акцент на неизбежности построения новой архитектуры. Участники форума акцентировали внимание на необходимости продвижения общих подходов к ее созданию на базе российско-китайской инициативы. Конференция позволила глубоко проанализировать существующие проблемы, констатировала единство подходов и предложила конкретные меры, которые Россия и Китай могли бы предпринять в Азиатско-Тихоокеанском регионе для реализации общих интересов, укрепления стабильности и содействия интеграционным процессам.

 

Говорят участники конференции «Потенциал взаимодействия России и Китая в БРИКС и многосторонних структурах в Азиатско-Тихоокеанском регионе»

Сун Жунхуа, советник Департамента политического планирования МИД КНР: Для меня большая честь участвовать в этой конференции, которая дает возможность обсудить наиболее актуальные проблемы: стратегию США в Азиатско-тихоокеанском регионе и ситуацию в Южно-Китайском море.

 

Присутствие США в регионе АТР всегда имело место, они никогда не сдавали своих позиций. Военные силы Соединенных Штатов остаются и в Японии, и в Корейской республике. В Америке всегда опасались оказаться в стороне от экономического процесса в АТР, сейчас они хотят компенсировать эту слабую сторону за счет усиления военной.

Я считаю, что эта стратегия США носит ограниченный характер. Для стран АТР самой важной задачей является экономическое развитие, поэтому они не хотят тратить  ресурсы на безопасность этого региона. У Китая и России большой потенциал для дальнейшего развития сотрудничества и взаимодействия, поскольку обе страны выступают за увеличение степени безопасности путем диалога. Экономическое сотрудничество, взаимодействие КНР и России приносит выгоду двум нашим народам, поскольку наши страны отличаются большой взаимодополняемостью ресурсов. У нас много общих интересов: Китай силен в производстве легкой промышленности, а Россия - в тяжелой: самолетостроение, космос, транспорт, энергетика и вооружение. Ярким примером служит Восточный нефтепровод (ВСТО) - это большой проект, который выгоден Китаю и России. Для Российской Федерации мы - надежный покупатель; вы для нас – стабильный надежный поставщик. 

Барский  Кирилл Михайлович, заместитель директора Департамента общеазиатских проблем МИД РФ: Эта конференция стоит в ряду многочисленных российско-китайских конференций и круглых столов, которые регулярно проводятся в последние годы,  отражая состояние наших отношений с Китаем. В то же время этот форум отличается от остальных тем, что проводится после встречи Президента России Дмитрия Медведева и Председателя КНР Ху Цзиньтао  в сентябре 2010 года, где была выдвинута совместная инициатива об укреплении безопасности и сотрудничества в АТР. Нынешняя конференция свидетельствует о том, что у России и Китая появляются новые сферы совместной работы на международной арене, координации действий, выработки общих подходов и совместного их продвижения. Ее следует рассматривать как свидетельство дальнейшего углубления нашего стратегического партнерства с Китаем в таком важном и перспективном регионе, как АТР. Сегодняшняя дискуссия показала: у России и Китая очень много общих и совпадающих интересов. Я бы оценил ее значение очень высоко и выразил надежду, что такие встречи будут продолжаться и в дальнейшем на регулярной основе, станут более глубокими и детальными – это отвечало бы интересам наших стран и, что немаловажно, интересам укрепления стабильности и безопасности в АТР.

Толорая Георгий Давидович, руководитель Управления региональных программ Фонда «Русский мир»: Эта конференция посвящена, бесспорно, важным вопросам взаимодействия России и Китая в БРИКС, ШОС и других многосторонних структурах. 

Я сторонник сетевой дипломатии, того, чтобы между международными организациями такого рода налаживались партнерские связи. В настоящее время БРИКС действует больше в финансово-экономической сфере, ШОС - в области борьбы с терроризмом, не замахиваясь на сферу политической безопасности. Но обе организации движутся в одном направлении обеспечения безопасности, не только мягкой, но и жесткой. Со временем поля их взаимодействия будут все больше пересекаться. Этот процесс развивается естественно и не требует форсирования.

БРИКС уже влияет на вопрос с Сирией: Деятельность БРИКС в ОНН фактически заблокировала антисирийские резолюции. Пока нам удается проявлять солидарность, хотя нельзя исключать возможности того, что какой-то вопрос может соответствовать интересам четырех стран в ущерб пятой. Как выходить из такой ситуации  - неизвестно, однако чем больше будет развиваться механизм диалога, тем проще будет найти компромисс в подобных ситуациях.

В западных газетах часто появляются рассуждения о ведущей роли в БРИКС России и Китая, которые, по моему мнению, продиктованы стремлением подорвать единство «пятерки». Конечно, с одной стороны, есть разные масштабы экономики и политического веса на мировой арене (Китай – один уровень, Южная Африка – совсем другой). Не секрет, что именно Россия и Китай стояли у истоков создания, хотя к самой идее объединения нас подтолкнули американцы. Однако, в БРИКС нет китайского или российско-китайского доминирования, отношения строятся на началах равноправия, поиске компромиссов и выработке совместных позиций. Суть работы, происходящей на ежедневной основе, заключается в согласовании позиций по финансово-экономическим вопросам в рамках Большой двадцатки, МВФ, ООН. Это требует не доминирования, а учета интересов каждого.

Сейчас в БРИКС просятся страны «второй очереди»: Индонезия, Мексика, Нигерия. Это свидетельствует, во-первых, о жизнеспособности структуры, поскольку в клуб накануне развала, проситься не будут. Во-вторых, говорит о востребованности этой группы и согласования позиций в целом. Я думаю: не надо эти страны отталкивать, но и принимать их в качестве полноправных участников рановато. Пока в самой «пятерке» не сформировались ни механизмы взаимодействия, ни понимание того, какой должна быть общая стратегия. Наверное, надо дать им статус партнеров по диалогу, приглашать на какие-то заседания, для участия в работе разных структур. БРИКС нельзя размывать, все-таки это не «rest of the world», это крупные восходящие державы разных континентов, с одинаковыми, но различными интересами. БРИКС носит не западный характер, но это вовсе не означает конфронтации с Западом, поскольку каждая из стран в гораздо большей степени зависит от Запада, чем от связи друг с другом.

В настоящее время в БРИКС идет активный диалог в рамках выполнения решений саммита в Санья (Китай) и реализации плана действий, который был там принят.

Версия для печати