«Эль-Москови» на берегах Нила

00:00 31.10.2011 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Владимир Беляков у стенда с написанными им книгами.

 

«Знаете ли вы, что на египетской земле, в православном монастыре Святой Екатерины, и поныне растет Неопалимая Купина – куст, в пламени которого Бог впервые явился пророку Моисею? Что к Неопалимой Купине и к горе Синайской веками шли и теперь идут русские паломники? Что после гражданской войны в России Египет стал пристанищем для тысяч русских эмигрантов, среди которых были художник Иван Билибин, скульптор Борис Фредман-Клюзель, египтологи Владимир Голенищев, Владимир Викентьев и Александр Пьянков?» - так начал свою лекцию в Доме русского зарубежья им. А. Солженицына доктор исторических наук Владимир Беляков, журналист-международник, историк-востоковед, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН.

В зале Дома русского зарубежья собрались заинтересованные люди, чтобы послушать весьма неординарный рассказ об истории русской диаспоры в Египте, которая сформировалась там более чем за вековой срок. И Владимир Беляков, перу которого принадлежат многие страноведческие и научные труды, показал себя незаурядным рассказчиком – держал внимание зала в течение полутора часов.

Слушатели с интересом внимали историям о том, как русская диаспора обосновалась и жила в Египте с давних времен: сначала это были православные паломники, потом эмиграция разных лет. И каждая историческая эпоха накладывала свой отпечаток на состав русской колонии, которая то увеличивалась, то уменьшалась, но при этом активно включалась в общественную жизнь страны.

«Выброшенные на египетский берег гражданской войной в России русские эмигранты – специалисты в областях экономики, медицины и культуры – получили здесь уважительное название «эль-Москови» за вклад в культурную и экономическую жизнь египетского общества», - рассказывал В.Беляков.

Колония русских была столь влиятельна и известна, что в Египет в начале ХХ века специально приезжали с гастролями «для своих» и непревзойденный оперный бас Федор Шаляпин, и великая балерина Анна Павлова.

По моей просьбе Владимир Беляков специально для «Международной жизни» передал тезисы своего выступления о жизни русских эмигрантов в Египте, на основании которых написан дальнейший текст.

«Распространенье наше по планете особенно заметно вдалеке», – утверждал когда-то Владимир Высоцкий. В справедливости этих слов я убедился, когда четверть века назад приехал работать в Египет и вскоре натолкнулся там на «русские следы». Заинтересовавшись, я начал собирать материалы о наших соотечественниках. И обнаружил, что они, оказывается, стали селиться на берегах Нила задолго до революции в России», - начал свой рассказ Владимир Беляков.

Российская диаспора в Египте сформировалась в конце XIX века. Если в 1881 году, по данным российского генконсульства, в Египте проживали всего 108 русско-подданных, то, согласно всеобщей переписи населения Египта, в 1897 году их число уже превысило 3 тысячи. По своему национальному составу российская община того времени была преимущественно еврейской. Это был один из ручейков общего потока эмиграции евреев из России, начавшейся после убийства императора Александра II в 1881 году.

Из Одессы в Александрию регулярно ходили пароходы, билеты стоили недорого, так что добраться туда было довольно просто. В отношении русских подданных еще с 1774 года, после поражения Османской империи в войне с Россией, действовал так называемый «режим капитуляций»: они не подпадали под юрисдикцию местных египетских властей, что придавало их статусу привилегированный характер. Причем, гарантом этого статуса выступала Великобритания, оккупировавшая Египет в 1882 году.

К 1907 году, когда в Египте прошла следующая перепись населения, численность российской диаспоры несколько сократилась и составила 2400 человек. Какая-то часть русских иммигрантов покинула Египет, а некоторые натурализовались и приняли египетское подданство.

После поражения русской революции 1905-1907 годов до Египта докатилась новая волна эмиграции из России. Там появилась группа политических беженцев. Она была невелика, но активна. Политэмигранты поселились, в основном, в Александрии и вели агитацию среди команд русских судов, регулярно заходивших в этот главный египетский порт.

В 1912 году в Александрию переехал из Стамбула Заграничный комитет Союза торговых моряков Черного моря во главе с Михаилом Адамовичем. Его члены вели революционную агитацию среди команд русских судов, издавали ежемесячную газету «Моряк». Арест Адамовича царскими властями в мае 1913 года вызвал в Александрии и Каире бурные манифестации.

Революция 1917 года в России не привела к быстрому возвращению на родину русских революционеров, нашедших прибежище в Египте. В 1919 году в Александрии все еще существовал Комитет русских политических эмигрантов. Перепись населения Египта 1917 года зафиксировала пребывание в стране 4225 граждан России.

Весной 1920 года в Александрию из Новороссийска прибыли 4350 русских беженцев, главным образом, раненых и больных военнослужащих Добровольческой армии Антона Деникина вместе с персоналом госпиталей. Летом того же года командование белых отправило после излечения часть раненых в Крым в войска Врангеля. (Ненадолго. Уже в конце 1920 года армия барона Врангеля вместе с десятками тысяч гражданских лиц эвакуировалась из Крыма с русской эскадрой – кто в Турцию, кто в Европу, кто в тунисский порт Бизерту… – С.Ф.).

Остальные эмигранты из Добровольческой армии Деникина ещё в течение двух лет находились на территории Египта в специальных лагерях на попечении английских властей. Часть из них летом 1922 года отправили из Египта в Болгарию и Сербию. А те, кто имел востребованные в Египте специальности, в основном, медицинские и технические, постепенно включились в местную жизнь. Эти эмигранты и составили костяк российской диаспоры, стабильно существовавшей в Египте до середины 1950-х годов.

Вскоре после египетской революции 1952 года российская диаспора сократилась более чем наполовину. Причиной этого была политика нового режима, направленная на вытеснение иностранцев из Египта. По новому закону 75% персонала и 90% рабочих всех компаний должны были составлять египтяне. Это породило безработицу среди иностранцев, причем увольнениям подверглись в первую очередь пожилые люди, представлявшие абсолютное большинство российской общины.

К началу 1980-х годов белоэмигрантская диаспора в Египте практически прекратила свое существование. В 1981 году была продана квартира в центре Каира, в которой десятилетиями находился Русский клуб с рестораном и библиотекой. Русская богадельня с небольшой церковью Святого Николая была передана греческой Александрийской патриархии, но и сейчас эту церковь посещают некоторые наши соотечественники, живущие в Каире.

Русская община оставила в Египте большой след. Она состояла преимущественно из специалистов высокой квалификации, среди которых выделялись врачи и ученые-египтологи, а также деятели культуры и искусства. В Египте жили и работали такие выдающиеся люди, как художник И.Я. Билибин, скульптор Б.О. Фредман-Клюзель, ученые-египтологи В.С. Голенищев, В.М. Викентьев, А.Н. Пьянков, ученик И.П. Павлова – физиолог Г.В. фон Анреп.

Этих и других наших соотечественников до сих пор с благодарностью вспоминают египтяне. «Русских в Египте любили и уважали, величая их «эль-Москови», а это считалось почетным званием, – писал в 1950-е годы В.В. Беллин. – Король Фарук, а после него генерал Нагиб и полковник Насер продолжали относиться к нам хорошо».

В конце 1960-х – начале 1970-х годов в Египте, параллельно с существованием остатков белоэмигрантской диаспоры, появилась новая община наших соотечественников. Это были советские женщины, вышедшие замуж за египтян, с которыми познакомились во время их учебы в СССР. Они не были, строго говоря, эмигрантами, сохраняли советские паспорта и могли в любой момент вернуться на родину. Численность этих «совгражданок», как называли их в ту пору, была невелика. В 1991 году, по данным посольства СССР, в стране на Ниле проживали около 250 советских женщин, вышедших замуж за египтян. Практически все они живут в Египте и поныне, поменяв советские паспорта на российские (или украинские и т.д.). У большинства наших женщин этого поколения есть и египетские паспорта.

Нынешняя российская диаспора в Египте также имеет женское лицо, причем ее представителей нельзя назвать «эмигрантами». Формирование этой диаспоры – результат массового туризма из России в Египет. В 2010 году число россиян, отдохнувших в этой стране, составило 2,5 миллиона человек.

При этом, по оценкам Посольства РФ, российская диаспора сегодня имеет тенденцию к быстрому росту. Так, в начале 2007 года ее численность оценивалась в 12-14 тысяч человек. А в 2010 году наших здесь было уже 20-25 тысяч, и, как минимум, три четверти составляли женщины, вышедшие замуж за египтян. Они проживают сейчас, главным образом, в курортных городах – Хургаде и Шарм-эль-Шейхе. Остальные представители русской общины – сотрудники туристических компаний и бизнесмены, обслуживающие как туристов, так и российскую диаспору, тоже сосредоточенные, в основном, в курортных городах.

Наши соотечественники в Египте сформировали Координационный совет. В курортных городах они создали центры русской культуры и дополнительного образования для детей из смешанных семей. В Каире выходят две газеты на русском языке – «Комсомольская правда в Египте» и «Московский комсомолец в Египте». Они рассчитаны на русскую общину и издаются при активном ее участии.

Современная российская диаспора содействует сегодня распространению в Египте русского языка и русской культуры, вносит вклад в закрепление исторически сформировавшегося у египтян положительного образа русских, служит делу укрепления взаимопонимания между двумя народами».

Вот какой материал передал Владимир Беляков в нашу редакцию.

Его лекция в Доме русского зарубежья завершилась показом документального фильма о русской диаспоре начала ХХ века в Египте «Вторая родина "эль-москови"».

 

 

Ключевые слова: Египет, русская эмиграция, соотечественники, Дом русского зарубежья.

Версия для печати