Кипр: переговоры пробуксовывают

00:00 21.02.2011 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Киприотские общины ждут решений, а не просто переговоров. Их лидеры должны прислушаться к этому призыву и активизировать усилия по достижению всеобъемлющего урегулирования кипрского вопроса. Об этом заявил Генеральный секретарь Пан Ги Мун после недавней встречи с лидерами киприотов-турок Дервисом Эролом и киприотов-греков Димитрисом Христофиасом в Женевском дворце наций.

«Я приветствую шаги, предпринятые сегодня лидерами Кипра, которые однозначно свидетельствуют об их приверженности воссоединению острова как можно скорее, — заявил глава ООН. – Два месяца назад я собрал лидеров вместе в Нью-Йорке, потому что я почувствовал, что переговоры идут без очевидного прогресса. Я попросил обе стороны определить ключевые нерешенные вопросы и разработать практический план», - напомнил Генеральный секретарь. Он подчеркнул, что с тех пор лидеры встречались дважды, а их эксперты - 13 раз. Удалось продвинуться по вопросам, которые касаются экономики, членства в Европейском союзе, управления и разделения власти. «Однако еще многое предстоят сделать», - заявил Пан Ги Мун.

Руководители Кипра договорились активизировать свои контакты, в том числе по вопросам, которые касаются собственности. Глава ООН подчеркнул, что он всегда готов лично подключиться к их переговорам.

Пан Ги Мун отметил, что он должен представить Совету Безопасности доклад по Кипру с изложением ситуации с переговорами. Глава ООН выразил надежду, что стороны будут продолжать свои усилия в духе конструктивного сотрудничества и что планируемый доклад будет позитивным. Он также рассказал, что переговоры были «оживленными и по существу», что «помогло внести ясность в некоторые ключевые вопросы. С момента нашей последней встречи в ноябре был достигнут прогресс. На основании сегодняшних дискуссий ясно, что два лидера работали над тем, чтобы сблизить позиции путем ряда предложений по «наведению мостов». Но Пан Ги Мун не назвал конкретной даты следующей встречи.

Интересная деталь. Незадолго до переговоров специальный советник генерального секретаря ООН по Кипру Александер Даунер заявил, что накануне видел во сне объединенный Кипр. «Нам это снится уже 36 лет», - прокомментировал высказывание дипломата президент Республики Кипр Димитриас Христофиас.

Оценивая в целом ход многомесячных переговоров, обозреватели отмечают, что в ЕС, ООН и на самом Кипре ощущается сильная усталость от всех регулировочных упражнений. Урегулирование уткнулось в вопрос о собственности на Севере Кипра, откуда были изгнаны греки. Турки согласны решить проблемы права собственности на покинутые греками в 1974 году дома на основе денежных компенсаций бывшим владельцам. Греки же хотят решать эту проблему на основе реституций – «верните нам все, что было нашим: дома, магазины, отели, заводы». До разделения почти 80% всех земель и недвижимости на турецкой половине принадлежали именно им.

Позиция Москвы четкая и ясная – для России урегулирование на Кипре всегда было целью. Дмитрий Медведев в ходе официального визита на Кипр в октябре 2010 года заявил: «Позиция Российской Федерации остаётся неизменной, мы будем всячески способствовать решению этой проблемы для того, чтобы был достигнут результат, причём достигнут в спокойном режиме, без каких-либо толчков и избыточных импульсов, а именно спокойно – так, как это и должно происходить в международном сообществе. Ну а целью, естественно, является единое государство, которое имеет единую международную правосубъектность и общий суверенитет».

Россия могла бы стать соавтором новых объединительных инициатив в выгодной для греков-киприотов редакции. В России, высказывает предположение интернет издание «Best of Invest - Инвестиции в лучшее», сохраняется принципиальное неприятие «внешнего арбитража» в решении кипрского вопроса. Приветствуется только строгое следование ряду резолюций Совета Безопасности ООН. Такую дипломатическую стратегию объяснить не сложно. В последние годы внешнеполитическое влияние Москвы заметно усилилось. Тем не менее, оно все еще не достаточно для того, чтобы предложить Восточному Средиземноморью «большую игру» по своим правилам. Даже СССР вел ее с переменным успехом, временами уступая англо-американскому влиянию, пишет издание.

Более активное подключение России к проблеме разделенного острова возможно и связано это с дальнейшим усилением наших позиций в регионе. Сейчас в основе внешней политики лежит прагматизм. Однако нельзя исключать, что, продолжая набирать влияние, российская дипломатия усилит внимание к «области идей», пытаясь конвертировать энергетическое влияние в более гибкие формы нематериального воздействия, заключает «Best of Invest - Инвестиции в лучшее».

На турецкую и греческую часть остров был разделен более 35 лет назад. Турецкую республику северного Кипра (ТРСК) не признает никто - кроме Турции. Турецкое население Кипра составляет около 18 процентов от общего числа жителей, а территория ТРСК занимает примерно 35-37 процентов острова. Граница проходит через Никосию, столицу республики.

В апреле 2010 г. турки-киприоты выбрали новое, более националистически настроенное правительство – победу на выборах одержал лидер Партии национального единства Дервиш Эроглу.

В 2004 г. ЕС принял решение о предоставлении Республике Кипр полноправного членства, хотя проблема статуса северной части острова всё ещё не была решена. Проходящие между лидерами греческой и турецкой общин переговоры выглядят как последний шанс для федеративного урегулирования. Евросоюз стоит перед императивом сделать всё возможное, чтобы подтолкнуть кипрских греков и турок к их удовлетворительному завершению, считает Вячеслав Шлыков из Института стран Азии и Африки (ИСАА).

На острове уже нет проблем с общением представителей турецкой и греческой общин. Открыт въезд с одной стороны на другую, и люди без проблем пересекают разделительную линию в обе стороны. Турки, например, с удовольствием приезжают на автобусах на фестиваль вина в городе Лимассол на южном побережье. Туристы также могут посещать Северный Кипр и находиться там в течение суток.

Другого шанса на федеративное решение кипрской проблемы и демилитаризацию острова при нынешнем политическом поколении может не быть. А увековечивание разделения острова, как альтернатива урегулированию, стало бы чрезвычайно неблагоприятным фактором для ЕС, отмечает Вячеслав Шлыков.

Но, учитывая присутствие на Северном Кипре десятков тысяч турецких солдат, конфликт может быть разморожен. Правительства ЕС окажутся перед выбором между лояльностью к Республике Кипр, как к государству-члену, и важными стратегическими интересами в Турции. Для неё неудача переговоров двух общин, проводящихся под эгидой ООН, будет означать дальнейшие помехи сотрудничеству с НАТО и, не исключено, полную приостановку переговоров между ЕС и Турцией.

Годы переговоров при посредничестве ООН по объединению острова и выводу турецких войск не принесли результата. Однако приближавшаяся перспектива членства в ЕС многое изменила в кипрской динамике, считает Вячеслав Шлыков. Ситуация на Кипре далеко не безнадёжна. Во время президентских выборов в феврале 2008 г. община греков-киприотов продемонстрировала весьма существенное изменение своих настроений. В первом туре две трети избирателей проголосовало за кандидатов, выступавших за компромиссные стратегии объединения. Вновь избранный президент Димитрис Христофиас вскоре предпринял новый многообещающий раунд переговоров.

Плюсы кипрского урегулирования были бы весьма значительны для обеих сторон. Турки-киприоты обрели бы полноценные права гражданства и интеграцию в ЕС со всеми экономическими и политическими преимуществами, которые следуют из этого. Греки-киприоты смогли бы жить без страха перед турецкими солдатами, занимающими позиции вдоль 180-километровой «зелёной линии», проходящей через середину разделённого острова, и получили бы все выгоды свободного доступа к обширному турецкому рынку. Кипр мог бы превратиться в крупнейший восточно-средиземноморский транспортный хаб. По расчетам Института изучения мира (Осло), воссоединение принесло бы острову дополнительный рост ВВП на 10% за 7 лет.

Для Турции было бы снято одно из препятствий на ее пути к членству в ЕС. Улучшились бы ее позиции в Европе, турецкий язык получил бы официальный статус в ЕС. В то же самое время Анкара избавилась бы от финансового бремени содержания своих гарнизонов на Кипре и субсидий на турецкую администрацию непризнанной Республики Северного Кипра.

Понимая серьёзность ситуации и не желая новыми жёсткими решениями ещё больше загонять отношения с Турцией в тупик, Еврокомиссия выразила пожелание, чтобы были сняты ограничения на перемещение товаров, но воздержалась устанавливать конечную дату открытия турецких воздушных и морских портов для транспортировки грузов из греческой части Кипра. Со своей стороны премьер Турции Реджеп Эрдоган заявил: «Мы стремимся разрешить эту проблему. И мы хотим, чтобы это произошло под эгидой ООН. Мы можем даже сделать это при участии всех заинтересованных сторон. Их пять: Северный Кипр, Южный Кипр, Турция, Греция и Великобритания».

Несмотря на то, что выполнение требований Европарламента по выводу турецких войск с территории Кипра заметно облегчило бы задачу по вступлению Турции в ЕС, Анкара не спешит решать кипрский вопрос таким способом. Как заявил государственный министр Турции Эгемен Багыш, проблема Кипра является для его страны первостепенной. Поэтому она стоит выше даже таких вопросов, как вступление Турции в ЕС. Багыш отметил, что турецкие солдаты «защищают мир и покой на острове», и «в ближайшее время покидать Кипр они не намерены».

Широкий резонанс вызвала книга министра иностранных дел Турции Ахмета Давутоглу «Стратегическая глубина – международное положение Турции», ставшая изложением нового внешнеполитического курса Анкары. Профессор философии афинского университета Христос Яннарас посоветовал всем своим согражданам прочитать эту книгу, если они заинтересованы в сохранении своего государства. «Она написана соперником, - сказал профессор. – Ахмет Давутоглу высказывает претензии на значительную часть нашего государства - на Эгейское море и Кипр. Я никогда не читал книгу, в которой столь впечатляюще и доходчиво доказывалась бы стратегическая важность Эгейского моря и Кипра. И Давутоглу очень хорошо знает, чего он хочет».

По этим заметкам хорошо видно, что ситуацию вокруг Кипра можно охарактеризовать фразой Троцкого «ни мира, ни войны». Только вот кому от этого хорошо? Есть ведь и русская пословица «Худой мир лучше доброй ссоры»…

Версия для печати