По следам «русского испанца» (часть 3)

00:00 28.01.2011 Ольга Егорова, доктор исторических наук Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Против фальшивых денег

Во время и после Отечественной войны 1812 года Россия была наводнена множеством фальшивых ассигнаций, значительная часть которых была завезена в Россию агентами Наполеона Бонапарта. Стране грозил финансово-экономический кризис, надо было срочно предпринимать решительные меры. В 1813 году министр финансов Д.А.Гурьев представил императору Александру I доклад о необходимости замены существующих ассигнаций и устройства особого заведения для их изготовления. Выполнение этой сложной задачи было поручено Бетанкуру, который предложил для этих целей использовать паровые машины, с работой которых он уже давно был хорошо знаком. До этого момента процесс изготовления денег в России делился на несколько этапов: бумага для ассигнаций делалась на Царскосельской бумажной мельнице, печатание ассигнаций производилось в Сенатской типографии, а хранением и отпуском готовых дензнаков занималась специально образованная при Сенате Экспедиция заготовления листов для государственных ассигнаций. Обследование имеющихся предприятий убедило Бетанкура в том, что нужно строить новое заведение, в котором можно все этапы объединить в один. По его проекту в Петербурге было возведено специально приспособленное здание – Экспедиция изготовления государственных бумаг (и поныне действующая фабрика Гознак). Испанец сам сконструировал паровые машины и оборудование для нового заведения, разработал технологию изготовления бумаги и эскиз новых ассигнаций. Вот где пригодились его знания о свойствах пряжи, окраске волокон и шелка, производство которого было развито на его родине – острове Тенерифе. Не ожидая официального открытия, 30 марта 1818 года в заведении приступили к изготовлению новых ассигнаций.

Строительство фабрики на берегу Фонтанки в Адмиралтейском районе, жилья для рабочих, детского сада, школы и больницы (целый комплекс зданий), оснащение фабрики оборудованием, обучение работников – все это Бетанкур осуществил за два года. Отчет о проделанной работе заслужил у императора «высочайшее благоволение». Указом Александра I Бетанкуру был пожалован орден Святого Владимира 2-й степени, а его сотрудники щедро награждены. Память о Бетанкуре сохраняется на Санкт-Петербургской бумажной фабрике объединения «Гознак» и сегодня. На территории установлен его бюст, в музее хранятся его портрет и подписанные им документы и чертежи. В 2003 году к 185-летию объединения на Санкт-Петербургском монетном дворе была отчеканена памятная медаль, на одной из сторон которой были изображены комплекс зданий Экспедиции и портрет автора проекта. В 2008 году в России была выпушена почтовая марка «Августин Бетанкур» и специальная брошюра с почтовыми блоками «190 лет Федеральному государственному унитарному предприятию «Гознак».

 

Августин, который построил Манеж

В 1817 году Августину де Бетанкуру, инженеру и градостроителю, Александр I поручает ответственную задачу – создание в Москве конногвардейского экзерциргауза у Кремля. Возведенное по его проекту здание стало не только памятником архитектуры, но и шедевром инженерной мысли. Уникальная конструкция кровли наглядно свидетельствовала, насколько Москва опередила Западную Европу в строительстве деревянных конструкций.

Московский Манеж – экзерциргауз, как тогда его называли по-немецки, был построен в 1817 году в ознаменование 5-й годовщины победы русских войск над Наполеоном. Пожар во время Отечественной войны 1812 года принес много разрушений, и император Александр I принял решение перенести царский двор на целый год в Москву, чтобы своим присутствием ускорить и активизировать восстановительные работы в первопрестольной столице. К приезду царя для проведения воинского парада было решено построить специальное помещение, в котором мог бы развернуться целый полк солдат. Кстати сказать, мода на величественные сооружения, в которых целые полки обучались бы искусству верховой езды, пришла в Россию из Германии. Экзерциргаузы служили помещением для продолжения обучения солдат в зимний период. Из немецкого языка пришло и название – экзерциргауз. Впоследствии это слово было заменено более простым и изящным по звучанию, французским – «манеж». К началуXIX века в России, славящейся долгими и суровыми зимами, было уже построено несколько экзерциргаузов, но почти все они находились в Петербурге.

Первый документ о предстоящей постройке экзерциргауза в Москве относится к концу 1816 года1. Александр Iизбрал для строительства манежа место вблизи Боровицкого моста. Московский военный генерал-губернатор А.П.Тормасов, в ведении которого находилась постройка здания, предложил 9 декабря 1816 года осмотреть это место инженеру генерал-майору Л.Л.Карбонье, главному инспектору Совета путей сообщения. С этой целью последний был откомандирован в Москву, и именно ему было поручено руководство всеми земляными работами, предшествующими строительству, и предписывалось «сочинить план и фасад предполагаемому экзерциргаузу такой обширности, чтоб в нем целый комплектный батальон мог свободно маршировать». Вскоре Л.Л.Карбонье закончил составление плана и сметы подготовительных работ, и в апреле 1817 года был откомандирован обратно в Петербург для личного представления всех чертежей на высочайшее утверждение.

Проект манежа был изготовлен в двух вариантах: один – с шириной здания в 24 и длиной в 72 сажени (51,2 х 153,6 м) на сумму в 808000 рублей, а другой – 20 на 75 сажен (42,7 х 160м) на сумму в 750000 рублей.

Из Петербурга 8 мая 1817 года Карбонье рапортовал Тормасову:

«В рассуждении экзерциргауза государь изволил одобрить Моховую площадь для сего здания, которое должно иметь непременно 78 сажен длины, не считая стен, в рассуждении же ширины Его Императорское Величество изволил сказать, что ему угодно подождать опыта, который здесь в конце сей недели будет сделан генералом Бетанкуром; ... остается только усилить подвоз материалов на оную площадь и рыть рвы для фундаментов против дома Пашкова по определенной длине, а по боковым фасадам только на 16 сажен, ибо решительно экзерциргауз не будет иметь менее сей ширины».

 

Проект Манежа, подготовленный Бетанкуром

Так, в мае 1817 года имя Августина де Бетанкура впервые встречается в документах, относящихся к постройке экзерциргауза, и именно ему, испанцу по происхождению, поручается заняться сооружением манежа.

Бетанкур представил проект здания с размерами внутри стен 166,1 х 44,7 метров. Он предложил исключительно оригинальное решение по постройке перекрытия, составленного из деревянных стропильных ферм. Манеж не должен был иметь ни одной внутренней колонны, фермы длиной по 44,86 метров должны были перекрывать все пространство. Для того времени такое инженерное решение было уникальным. Л.Л.Карбонье писал в своем рапорте А.П.Тормасову, что 30 мая (1817 г.) генерал Бетанкур

 

«объявил волю Его Величества, чтоб экзерциргауз был построен по новому им сочиненному плану, длиною, как прежде сказано, в 78 сажен внутри стен и ширины 21 сажен тоже внутри стен и, чтобы здание сие непременно было окончено к 1-му октября; по прожекту сему здание окружено колоннами и потому фундаменты гораздо шире прежних, стены толще, работы больше».

 

Возведение здания было возложено на генерала Карбонье и производилось особым штатом инженеров и архитекторов, ему подведомственных. Главным архитектором строительства был Ламони. С начала постройки в штате состоял инженер-поручик А.Я.Кашперов, который сыграл большую роль и в дальнейшей истории здания. Фактически основная работа велась им, так как и А.Бетанкур, и Л.Карбонье находились в Петербурге и руководили строительством при помощи переписки. Правда, для наблюдения за работами Бетанкур несколько раз приезжал в Москву. Заготовление материалов к предстоящему строительству экзерциргауза началось с марта 1817 года. В мае начали рыть рвы под фундаменты. Но полным ходом работы пошли лишь после окончательного утверждения проекта и сметы постройки, 10 июня.

Особенно много затруднений встретилось при заготовлении сухого, длинного и толстомерного лесного материала для стропил, однако в столь короткий срок их все же не смогли заготовить в нужном количестве. Это вынудило Карбонье несколько изменить конструкцию стропильных ферм, о чем упомянул в своей монографии Августин де Бетанкур, ошибочно приписывающий именно этому обстоятельству случившиеся позднее повреждения в стропилах.

Одновременно с лесным материалом шла заготовка железных и чугунных частей для стропил, которые были заказаны на основании личного договора Бетанкура с заводом Шепелевых.

К началу осени 1817 года строительство уже подходило к концу. В октябре производились кровельные работы, а в ноябре устраивался парапет на крыше, шло остекление окон. Первый этап строительства продолжался 6 месяцев и осуществлялся под непосредственным наблюдением Августина де Бетанкура. 30 ноября 1817 года Московский Манеж был открыт.

 

 

Московский Манеж 150 лет назад

 

Московский Манеж стал величественным памятником победе в Отечественной войне 1812 года. Чтобы оставить свидетельство о проделанных работах, Бетанкур опубликовал небольшим тиражом в 1819 году в Петербурге монографию под названием “Description de la Salle dexercice de Moscou2, которое в точном переводе с французского звучит как «Описание Московского Дома для Упражнений». В ней автор уникального перекрытия раскрыл секреты своей работы, сопроводив текст чертежами и рисунками.

Площадь построенного Манежа составила около 7,5 тысяч кв. метров и вмещала более 2-х тысяч человек. По словам современников, зданию Манежа «в огромности, в архитектуре и конструкции кровли точно нет в Европе подобного». Особенно отмечали необычное сочетание дерева и металла, что придавало всей конструкции прочность и простоту. Бетанкур разработал специальные крепежные элементы, благодаря которым две детали из дерева не соприкасались между собой. Нововведение заключалось в том, что на конце каждой стропильной фермы был использован наконечник из отбеленного железа, что препятствовало прямому втиранию древесины в другие части поддерживающей балки. Бетанкур воспользовался своим же опытом строительства Каменноостровского моста через Малую Невку в Санкт-Петербурге, где соединил семь крупных арок из дерева похожими элементами, и за что в 1811 году получил в подарок от Императора Александра I табакерку с алмазами3.

При постройке Манежа Августин де Бетанкур старался исключить все возможные риски, которые могли возникнуть в будущем, например, возможность наводнения из-за близкого расположения к Москве-реке. С этой целью он приказал углубить фундамент на четыре метра, а стены сделать более широкими у основания. Учитывал он и возможную осадку здания. Если во время строительства видел дефекты используемого дерева, то просил у царя разрешения на возможность переделать и заменить непрочные места. Крыша здания была специально спроектирована под асимметричную нагрузку, так как слой снега зимой мог быть неодинаковым на теневой и солнечной сторонах.

Внешний вид Московского Манежа тоже необычен. Массивные, утолщенные книзу стены опирались на высокий рустованный цоколь. Боковые стены были расчленены равномерным рядом колонн. На торцевых стенах под гладкими фронтонами и посредине боковых стен в высоких нишах располагались тройные деревянные ворота. Окна занимали около трети всей площади. Благодаря этому, внутреннее помещение Манежа хорошо освещалось.

Можно предположить, что император Александр I предпочел именно проект Августина де Бетанкура благодаря величественности и красоте предполагаемой постройки. Остальные же архитекторы трактовали здание Манежа как чисто утилитарное строение, лишенное художественной выразительности.

Торжественное открытие Манежа было отмечено в «Московских ведомостях» от 19 ноября 1817 года:

«Сие огромное здание начато с весны нынешнего года. Длина строения 81, а ширина 25 сажен, стены же в 5 аршин толщины; но всего удивительнее потолок, который на столь обширном здании ничем внутри не поддерживается и утвержден только на стропилах, по плану господина генерал-лейтенанта Бетанкура составленных. Все с любопытством смотрят на сие необыкновенное здание»4.

 

Манеж был сдан московскому коменданту. Однако необычайная конструкция стропил требовала бдительного наблюдения, и эту работу поручили уже известному нам инженер-поручику Кашперову и ещё двум чиновникам.

К сожалению, окончательная отделка здания, отложенная до лета 1818 года, так и не была осуществлена, потому что в конце июля 1818 года две стропильные фермы Манежа дали трещины. Бетанкур в письме Александру I из Нижнего Новгорода от 2 августа старался доказать, что беда случилась потому, что в спешке, за недостатком длинных бревен, генералу Карбонье пришлось несколько видоизменить начальную конструкцию в стропилах. Первоначальная конструкция имела 7 стоек, а измененная - 9. Ввиду этого Бетанкур считал единственно правильным решением - смену стропил, сделанных по другому плану. 24 февраля 1820 года он извещал московского главнокомандующего Д.В.Голицына, что государь «дал соизволение на перестройку крыши московского экзерциргауза для избежания случившихся ныне в стропилах повреждений, происходящих от поспешности, с коею построено сие здание». Однако причина лежала не столько в поспешности и упущениях при постройке, сколько в неточности некоторых расчетов. Прежде всего, пролеты между стропильными фермами оказались слишком большими, поэтому при перестройке кровли Бетанкуру пришлось увеличить количество стропил и вместо 30 первоначальных поставить 45, чем он приблизился к проекту Карбонье, а также уменьшить расстояние между ними с 18 до 12 футов. Кроме того, позже выяснилось, что «стропильные брусья в пятах своих не имели надлежащего прочного упора на стены при концах нижних двойных связей», почему пришлось их удлинить для более прочного «утверждения на стенах».

В феврале 1823 года реконструкция кровли манежа была возложена Бетанкуром на полковника, тоже испанца, Р.Р.Бауса, работавшего ранее с ним в Нижнем Новгороде. Начатая летом того же года перестройка вскрыла недостатки старой конструкции и потребовала некоторых существенных изменений в первоначальном проекте. Оказалось невозможным употребить в дело даже и некоторую часть старых балок, ввиду чего пришлось ставить заново все 45 стропил.

Окончательная реконструкция кровли была закончена в мае 1824 года, уже после смерти Августина де Бетанкура.Исполнителем работ неизменно оставался инженер Кашперов. В поданных им вместе со сметой замечаниях обо всех переменах, которые были признаны необходимыми в конструкции во время перестройки крыши, имеются некоторые интересные подробности, характеризующие как недостатки первоначальной конструкции, так и изменения, внесенные Р.Бауса. За «способности и старание» Александр I согласился наградить Кашперова орденом Святого Владимира 4-й степени, «но не прежде, как по прошествии года, когда и временем оправдается прочность стропил экзерциргауза». Кашперов получил орден только в августе 1826 года.

Лепные украшения по периметру Манежа, которые еще в 1819 году предполагалось сделать по рисункам, доставленным в Комиссию генералом Карбонье, так и не были сделаны ввиду предстоявшей перестройки стропильных ферм. Они были заменены в 1825 году новыми рисунками О.И.Бове, возглавлявшего комиссию по реконструкции Москвы после пожара 1812 года и принявшего самое важное участие в отделке столь грандиозного сооружения. Работы были произведены летом того же года. Постройка и переделка здания с 1817 по 1825 годы обошлась российской казне в 1 204 693 рубля. Уже после смерти Александра I, в январе 1827 года Манеж был передан в ведение Кремлевской экспедиции и в таком виде сохранился до середины XX века.

В 1992 году началась реконструкция Манежной площади, которая, согласно планам московского правительства, должна была завершиться полной реконструкцией и самого Московского Манежа. Однако в 2004-м случился «загадочный» пожар, почти полностью уничтоживший творение Бетанкура. Неподвластными безжалостному огню оказались лишь уникальные стены конструкции испанского инженера. К счастью, в Центральном музее железнодорожного транспорта в Санкт-Петербурге сохранилась точная модель, выполненная из дерева в масштабе (152 х 45 х 68 см).

Общественный градостроительный совет при мэре Москвы решил воссоздать исторический облик здания, и 18 апреля 2005 года, ровно через 400 дней после страшного пожара, восстановленный Манеж снова распахнул свои двери перед посетителями. Больше чем за год работы строителям удалось воссоздать инженерно-архитектурное строение практически в первоначальном виде. В частности, уникальная крыша восстановлена по проекту автора – архитектора и инженера Августина де Бетанкура. Фасады окрашены в цвет топленого молока и выглядят точно так же, как это было во времена Осипа Бове.

Следует отметить, что по опросу общественности и журналистов среди десяти самых значимых событий, произошедших в Москве за 2005 год, названо открытие после реконструкции Центрального выставочного зала «Манеж» - памятника архитектуры федерального и мирового значения.

После восстановления выставочная площадь Московского Манежа значительно увеличилась и теперь составляет около 20,9 тысяч кв. метров. Это стало возможным за счет возведения антресольных этажей и подземной части. Весь нижний уровень углублен на 6,6 метра до основания фундамента. Московский Манеж – единственное в России строение, имеющее при значительной площади основания, около 9 тысяч кв. метров, полностью деревянные перекрытия в конструкции крыши. Все они – 45 деревянных стропильных ферм, построенные по проекту Августина де Бетанкура, открыты для обзора.

Манеж воссоздан в соответствии с историческими параметрами здания, все элементы, уничтоженные пожаром, сохранили свою геометрию и местоположение. Новые клеенодеревянные фермы по своим параметрам в точности повторяют уникальные фермы Бетанкура – шедевра инженерной мысли. Только теперь они покрыты специальным составом, который, не меняя цвет и текстуру поверхности, обеспечивает био- и огнезащиту». Более того, 1400 ламп освещают их - красоту должны видеть все.

Московский Манеж стал величественным памятником русскому народу в его победах в освободительных войнах, символизируя собой могущество России.

 

Звезда «Бетанкур»

Трудно найти такую сферу инженерно-технической деятельности в России, к которой выдающийся инженер не оказался бы причастным. Его любили и уважали коллеги и ученики, к нему благоволил император Александр I. Однако, как это часто бывает, талантливого человека окружали также завистники и лицемеры, вовлекая его в интриги и заговоры. Бетанкур мог бы легко опровергнуть все лживые высказывания в свой адрес, однако, целиком посвятив себя любимой работе, он не находил времени, а скорее всего и желания заниматься склоками, и, в конце концов, попал в немилость государю. Все его предыдущие заслуги перед Россией были несправедливо забыты. Он вновь стал чужаком, приехавшим в нашу страну за «богатством и славой». В 1822 году его отстранили от должности Главного Директора путей сообщения.

Несчастья сыпались одно за другим. В 1823 году при родах умерла его любимая дочь Каролина. Этот удар Бетанкур перенести уже не смог. В феврале 1824 года он подал в отставку, а летом того же года скончался. Он был похоронен на Смоленском лютеранском кладбище, но в связи с его реконструкцией перезахоронен в 1979 году в Некрополе Александро-Невской лавры.

История знает немало примеров, когда лучшие люди своего времени при жизни подвергались гонениям, травле и забвению. И только после их смерти, осознав тот огромный вклад, который они внесли в науку, культуру и другие сферы человеческой жизни, современники, а зачастую лишь потомки, по достоинству оценивали их достижения и воздавали им почести.

Радостно сознавать, что в наше время имя Августина де Бетанкура снова засияло, появился огромный интерес к его творчеству и в России, и в Испании, и на Кубе. По инициативе Высшей школы Петербурга в 2003 году одна из малых планет солнечной системы под № 11446 была названа «Бетанкур». Таким образом, международное сообщество увековечило имя выдающегося испано-русского инженера и ученого, подарившего свой талант России.

1 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф.35, оп.4, д.108. О построении в Москве Экзерциргауза, 1817-1818 гг.

 

2 Betancourt A. Description de la Salle dexercice de MoscouSt.Peterburg, 1819

 

3 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА), ф.489, опись 1, ед.хр. 7062.

 

Версия для печати