Взгляд российского ученого на саудовского короля

00:00 21.12.2010 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


25 марта 1975 года король Саудовской Аравии Фейсал, которого называли «самым могущественным за многие столетия арабским правителем», монарх в стране, где сосредоточена четверть запасов нефти планеты и где находятся две главные исламские святыни - Мекка и Медина, принимал в своем дворце под телекамерами делегацию из Кувейта. Неожиданно к нему подошел племянник Фейсал ибн Мусаид. Король наклонился, чтобы поцеловать молодого человека, но тот выхватил пистолет и трижды выстрелил. Так трагически оборвалась жизнь выдающегося саудовского монарха…

А кем он был, этот знаменитый и всемогущий король Аравии? Чем прославился? Что оставил после себя? Каковы уроки его правления?

Из-под пера известного исследователя и историка Алексея Васильева вышла объемная монография, посвященная королю Саудии Фейсалу. Пятисотстраничный том называется «Король Фейсал: личность, эпоха, вера»*.

Автор постарался решить непростую задачу - рассказать о месте и роли личности, человека и лидера в историческом процессе. В книге, с одной стороны, подробно излагаются факты биографии героя. А с другой - читатель погружается в калейдоскоп событий, как будто бы лежащих вне самой Саудовской Аравии, но без которых не понять мотивы и логику решений короля Фейсала во внутренней политике и в международных делах.

Когда А.М.Васильев представлял свой труд в МГИМО (У) МИД России на конференции, посвященной 20-летию возобновления дипломатических отношений между Россией и Саудовской Аравией, он рассказывал, как в мае-июне 1932 года Фейсала - тогда еще не короля, а саудовского принца - в качестве главы внешнеполитического ведомства принимали в Москве. Берусь утверждать, замечает А.М.Васильев, что, прояви советское руководство больше гибкости в
1930-х годах, и дипломатические отношения, и сотрудничество между двумя странами сохранились бы даже в годы холодной войны. А так за визитом Фейсала в Москву последовали десятилетия, когда отношений у наших стран вообще не было.

О происхождении и значении таких понятий, как «фундаментализм» и «ваххабизм», так или иначе связанных с саудовским королевством, размышляет в своей книге Алексей Васильев. Человек он в мире востоковедов и африканистов знаменитый - директор Института Африки РАН, специальный представитель Президента России по связям с главами африканских государств, член-корреспондент РАН, главный редактор журнала «Азия и Африка сегодня» - трудно перечислить все его должности.

Алексей Васильев признается, что если читатель жизнеописания Фейсала сможет пусть не понять и принять, а хотя бы соприкоснуться с описаниями, отличающимися от нашего общества, почувствовать, что невозможно переносить западные, да и российские стереотипы на чужую, пустынную почву Аравии, тогда можно считать выполненной и сверхзадачу книги. Траектория жизни Фейсала выглядит фантастической. Босоногий мальчик в оборванной рубашонке сидит на земле, пальцем вычерчивает на песке буквы арабского алфавита и запоминает суры из Корана. Чуть позже этот же подросток уже шествует с достоинством по Лондону - ведь он не кто-нибудь, а посол правителя аравийского султаната Неджд.
И величаво вручает саблю - подарок своего отца - короля Абдель Азиза - самому королю Великобритании!

Затем под руководством этого юноши войска покоряют королевство Асир и успешно воюют против Йемена. Как вице-король, он управляет государством размером больше Англии, хранящим на своей территории святые места ислама. Его брат - король Саудии назначает Фейсала на пост премьер-министра, чтобы навести порядок в финансах, спасти страну от банкротства. Спас и… отправлен в отставку.

Вот Фейсал наконец наследует трон. Он становится лидером страны, которой предсказывали развал, но находит способы консолидировать общество и укрепить королевский режим. Он самый могущественный из арабских правителей, от одного решения которого зависели и колебания мирового рынка нефти, и курсы валют, и стоимость акций на международных биржах, и темпы развития экономики многих стран.

Правоверный мусульманин и патриот своей страны, глубоко озабоченный тем, что на его родине поклонение Аллаху может быть подменено поклонением золотому тельцу, он делает все возможное, чтобы сохранить веру и традиционные ценности. Осторожный и в то же время решительный лидер, он выверяет каждый политический шаг, чтобы провести свою страну через «минное поле» внутренних проблем, межарабских противоречий и международных конфликтов времен холодной войны.

Любитель пустыни, ее бодрящего воздуха, ее бесконечного простора и величия, соколиной охоты среди песков и скал. Отец 18 детей, озабоченный тем, чтобы передать им свои убеждения, взгляды, понятия о чести, достоинстве, ответственности. Все это был Фейсал.

Это была Личность, которая изменялась, развивалась, реагировала на окружающий мир и одновременно этот мир формировала.

«Вы что, собираетесь написать книгу, прославляющую короля Фейсала?» - как-то спросил А.Васильева известный египетский журналист и политолог Мухаммед Хасанейн Хейкал. «Нет, я собираюсь написать объективную книгу». - «Объективности быть не может», - возразил Хейкал.

Вспоминая этот разговор, автор сейчас соглашается с Хейкалом, который был прав в том смысле, что трудно сохранять объективность и холодный нейтралитет при оценке любого политического деятеля. Для него - мэтра арабской журналистики, потратившего столько сил для очернения Фейсала, положительная оценка короля может выглядеть только «прославлением», «панегириком».

Критики короля Фейсала говорят, что он служил интересам семьи Ас-Саудов и подавлял оппозицию. Да, Фейсал служил интересам королевской семьи. Да, Фейсал подавлял оппозицию. «Но для меня, - пишет Алексей Васильев, главные вопросы заключаются в том, каковы конкретные результаты его правления и что могло бы прийти на смену режиму, который он создал».

Некоторые критики также утверждают, будто подлинное экономическое развитие в Саудии началось после Фейсала. Действительно, взрывной рост доходов государства произошел после «нефтяного шока» в 1973 году, незадолго до гибели короля, но уже к этому времени были заложены основы пятилетних планов и главные ориентиры развития. Прошли годы, и те первые инвестиции дали результат.

Фейсал, отвечает этим критикам Алексей Васильев, обеспечил возможность эволюционного развития страны - без революционных взрывов. Сейчас в Саудовской Аравии развивается всеобщее бесплатное образование, достигнута почти поголовная грамотность, созданы университеты. Существует бесплатное медицинское обслуживание. Строятся прекрасные дороги. Обеспечена достаточно эффективная система безопасности. Быстро развивается экономика.

Если говорить об использовании традиций для формирования современного общества, то в этом, отмечает А.Васильев, Фейсал был виртуозом. Он обращался к традициям, чтобы подталкивать людей к новому, модернизировать страну, не утрачивая при этом духовного наследия. Эта практика - редкая, если не уникальная.

Дуализм в обществе, в системе ценностей - характерная особенность вестернизации, наблюдаемой во всем мире, включая мусульманские страны. Именно надлома, разрыва общества Фейсал стремился не допустить. Его лозунг был «постепенность и осторожность».

Есть один важный для автора книги вопрос: каково наше отношение к королю Фейсалу? Политика Фейсала по отношению к СССР, подчеркивает Алексей Васильев, определялась исламским фактором. Атеистический коммунизм Москвы убеждал хранителя Мекки и Медины в том, что от Советского Союза необходимо держаться подальше. В годы его правления шла холодная война: СССР и его союзники находились по одну сторону баррикад, а Саудовская Аравия - по другую, американскую.

Но Фейсал не был врагом нашей страны и ее народа, и это подтвердили наследники Фейсала. В 1990-х годах были восстановлены отношения России с Саудовской Аравией, и две страны обнаружили много общих позиций - политических, экономических, правовых, культурных.

Впрочем, времена холодной войны давали Саудии ряд преимуществ. Недаром, даже ныне в Эр-Рияде присутствует ностальгия по двуполярному миру, в условиях которого королевство имело возможность для маневра, чтобы усиливать свои позиции во взаимоотношениях с США. Хотя в целом ставка Саудовской Аравии на США оправдалась.

Если король-основатель Абдель Азиз создал государство из лоскутов оазисов и племен, то Фейсал спас наследие отца, укрепил страну и начал превращать ее в современное государство, что создало условия для ее развития. Система сдержек и противовесов внутри огромной семьи Саудов (король-основатель был отцом десятков детей от разных жен) обеспечивает, вплоть до первого десятилетия XXI века, передачу власти от более старшего сына Абдель Азиза к следующему по возрасту.

Быть королем в Саудовской Аравии нелегко. И Алексей Васильев это ярко показывает в своей книге. Король выступает сразу в нескольких ипостасях. Он - и эмир, то есть политический лидер, обладающий абсолютной властью. Он - и имам, то есть лидер правоверных, который правит в рамках шариата. Он - и главный шейх, который признается верховным правителем всех племенных объединений и конфедераций Аравии. Он - верховный главнокомандующий. Фейсал-король сохраняет за собой пост премьер-министра. Но монарх доступен и для рядовых граждан.

Власть короля опирается на силовые ведомства - Национальную гвардию, армию, Министерство внутренних дел. Как во времена Фейсала, так и после него, когда на Ближнем и Среднем Востоке одна за другой страны региона становились жертвой военных переворотов, предотвращение подобных эксцессов было едва ли не главной заботой правителя. Органы безопасности пронизывают все институты общества, включая вооруженные силы.

В числе функций высшей власти с учетом уникальной структуры страны - сохранение баланса интересов различных социальных сил. В этом преуспел король Абдель Азиз, который создавал в начале ХХ века Саудовское королевство, а в новых условиях - Фейсал и его наследники.

Саудовцы в высшей степени уважали и боялись Фейсала, пишет Алексей Васильев. Даже его убежденные противники не могут обвинить короля в коррупции, отмечают его аскетическую жизнь. Строительство гигантских дворцов прекратилось. Он уменьшил денежное содержание королевской семьи, отделил доходы нации от личного кошелька короля. Опираясь на ислам во всем, что он делал, восстановил достоинство монархии и стал уважаемым лидером далеко за пределами Саудовской Аравии.

Живя сам достаточно скромно, Фейсал положил конец безмерным тратам и вызывающему поведению членов королевской семьи. К слову, конфликт с племянником, ставшим его убийцей, произошел из-за того, что молодой человек вел себя в годы учебы в США неподобающим образом - девочки, наркотики, скандалы с задержанием полицией, на фоне которых не исключалась попытка вербовки спецслужбами. Вот Фейсал и запретил ему выезд за рубеж, за что получил от племянника пулю.

Фейсала упрекают в том, что он значительные средства тратил за границей. Да, Саудовская Аравия не жалела денег для поддержания своих сторонников, для подкупа или нейтрализации противников, например для создания в США хорошо проплаченного арабского лобби. Фейсал, следуя примеру отца, предпочитал прощать своих политических противников, перетягивать их на свою сторону или перекупать их.

Чего не удалось сделать ни Фейсалу, ни его наследникам? Восточный, арабский Иерусалим с его третьей по значению мусульманской святыней - мечетью Аль-Кудс остается под израильской оккупацией. Это незаживающая рана в сердцах мусульман, в том числе саудовских арабов.

О политике, наверно, достаточно. Обратим внимание на то, как Алексей Васильев описывает саму личность короля Фейсала.

«Аристократ до мозга костей, до корней волос, убежденный в том, что он призван быть лидером, общающийся на равных с другими сильными мира сего, и демократ, не любящий внешних знаков раболепия и почитания, готовый выслушать мнение последнего феллаха или бедуина, сидеть с ними у костра, запуская свои тонкие пальцы в блюдо риса с вареной бараниной, слушая бедуинские стихи.

Убежденный «идеолог» в смысле преданности исламу, сторонник исламских ценностей, норм, социальных идеалов и лидер-прагматик, знающий, что политика в широком смысле, как в узком смысле дипломатия, - это искусство возможного, осторожный и одновременно решительный лидер, умеющий вовремя проявить инициативу, найти развязки, которые сохраняли бы главное, даже если приходится кое в чем уступать, но способный долго и терпеливо ждать.

Жесткий правитель, который, не колеблясь, применял смертную казнь к преступникам или противникам режима, пойманным с поличным. Но одновременно - лидер, который стремился к минимуму кровопролития, минимуму насилия, и, по ближневосточным меркам, это ему удавалось.

Точный и пунктуальный в жизни, работе, диете, поведении, в выполнении принятых на себя обязательств, верный данному слову.

Лидер с широким кругозором и обширными знаниями».

«Панегирик», как сказал бы египтянин Мухаммед Хасанейн Хейкал. Несомненно. Но, как говорил когда-то Шолохов о Сталине: «Да, был культ. Но была и Личность!»

Фейсал тоже был Личностью, чья жизнь заслужила внимание отечественного исследователя.

И еще об одном нельзя не написать. Книга посвящена памяти друга Алексея Васильева - прекрасного востоковеда Игоря Тимофеева, который рано ушел из жизни. Именно он, по признанию автора, взялся за жизнеописание Фейсала, собрал обширный материал. «И сама тема - жизнь короля Фейсала, и долг памяти друга подвигнули меня на продолжение его труда», - честно написал А.Васильев.

Думается, что долг свой - и человеческий, и научный, и литературный, Алексей Михайлович Васильев также - с честью - исполнил.

Версия для печати