«Альянс цивилизаций» и новая международная парадигма

00:00 08.09.2010 Жоржи Сампайю, Высокий представитель Генерального секретаря ООН

Москва, 8 сентября 2010 года

 

Ваши превосходительства!

Дамы и господа!

Благодарю за приглашение выступить перед достопочтимой аудиторией на тему Альянса цивилизаций.

Перед тем как поделиться с вами соображениями по поводу инициативы ООН, которую я в качестве Высокого представителя реализую последние три года, позвольте подчеркнуть, что настоящий визит рассматривается в качестве поворотного для всестороннего сотрудничества Российской Федерации с Альянсом.

Россия с самого начала существования Альянса вошла в Группу друзей. Она была представлена в Группе высокого уровня, созданной Кофи Аннаном, которая работала над проектом доклада об основании Альянса. В ответ на мое обращение ко всем государствам-членам ООН Россия разработала собственный национальный план межкультурного диалога.

Я искренне полагаю, что совместно может быть сделано гораздо больше для продвижения целей Альянса на национальном и региональном уровнях, усиления роли Альянса в рамках международного сообщества в качестве второго по масштабам форума ООН за глобальный диалог по культурным вопросам, или как я заметил, вы предпочитаете говорить по межцивилизационным вопросам.

Для достижения этих целей необходимо увеличить совместные усилия и придать новую энергию нашим отношениям, построить гораздо более динамичную и разноплановую сеть сотрудничества.

Думаю, Россия может играть исключительно важную роль в рамках Альянса. На перекрестке старых линий разлома, которые разделяли мир, Россия с выгодой использует свой взгляд на мир и опыт, а также свое особенное положение в современных условиях глобализации.

Вижу исключительные возможности для признания Альянса цивилизаций ООН в качестве нового инструмента «мягкой силы», направленной на развитие полноценного межкультурного, или межцивилизационного, диалога и сотрудничества в рамках многовекторной дипломатической работы, на которой строится современная внешняя политика России.

Итак, позвольте выразить надежду, что настоящий визит ознаменует новое начало нашего диалога, подъем сотрудничества на новую ступень. Сегодня утром у меня была возможность обменяться мнениями с министром С.Лавровым и его заместителем А.Яковенко. Завтра мы продолжим контакты с другими российскими представителями, что, надеюсь, позволит начать строить широкую сеть сотрудничества с Альянсом в этой стране и за ее пределами.

Время перемен и изменения парадигмы международной жизни

ВСЕ МЫ ЗНАЕМ, что живем в одном мире, и что силы глобализации делают наши государства, общества и народы все более взаимосвязанными и взаимозависимыми, чем когда-либо раньше.

Это означает также, что многие неразрешимые проблемы стали сегодня транснациональными по масштабу и глобальными по сути.

В результате возросшей взаимозависимости некоторые угрозы, вызовы, возможности, которые раньше считались внутренними, теперь рассматриваются как международные, и их решение требует не только национальных, но и многосторонних усилий.

Поэтому от системы ООН как главного органа глобального управления требуется усиленный и более надежный международный менеджмент для работы над новой повесткой дня - глобальными проблемами, включающими природные ресурсы, здравоохранение, изменение климата, а также вопросы мира и безопасности.

Эта потребность отражается в продолжающейся реформе ООН и системы ее специализированных агентств и других организаций.

Мы живем в динамичном мире, в котором многие изменения с легкостью называются словом «пост» (поствестфальская эра, эра постхолодной войны, пост-11 сентября), вместо того чтобы представить их частью новой парадигмы, характеризующей приход нового времени.

Томас Кун, который первым выдвинул основную идею о том, что наука и знание в целом претерпевают периодические «изменения парадигмы (или путей рассмотрения мира)», указывал, что благодаря этим изменениям открываются новые подходы к пониманию реальности, которые позволяют объяснить, чтó реально происходит, предсказать, чтó должно случиться, и дать рекомендации к действию.

Ученые-обществоведы и политологи, вдохновленные этими взглядами, обычно говорят, что мы находимся на рубеже, схожим с откровением Коперника. Вестфальская система, или государственный суверенитет, стала неспособна отвечать на текущие вызовы, связанные с фундаментальными вопросами, такими как, например, основные права (изложенные в повестке Целей развития тысячелетия), а также международная безопасность и проблема мира.

Это объясняет, почему мы переживаем переходный период, в котором «ненормальности», недостатки и чувство «разъединенности» сосуществуют с нарождающимися инновационными концепциями, инструментами и практиками, новыми игроками, силами и голосами с растущим влиянием и ощущением появления нового мира среди напряженности и кризисов, а также высокой степенью неуверенности.

С моей точки зрения, совершенно очевидно, что мы являемся свидетелями рождения нового мира, который принесет с собой новую модель управления и мирового порядка. В этом новом, едином мире, по-видимому, управление приобретет глобальное измерение и обоснованность инструментов «мягкой силы» станет решающей из-за природы вызовов, с которыми нам придется сталкиваться.

В этой связи позвольте обратить внимание на вопросы культурного и религиозного многообразия, приобретшие растущую значимость в политической повестке на всех уровнях. Это связано с рядом причин, таких как постоянные миграционные потоки, которые изменили состав населения многих стран мира, новые средства коммуникации и соответствующее разрастание медиаконтента, увеличение противоречий и дискуссий относительно системы ценностей и вопросов идентичности, рост инцидентов, связанных с дискриминацией, расизмом и популизмом, глобализация и геополитические изменения в целом и мировая политика.

Более того, предсказание Самюэля Хантингтона, что после окончания «холодной войны» мы, возможно, станем свидетелями межкультурного или межрелигиозного столкновения цивилизаций, похоже, подтвердившееся событиями 11 сентября и трагическими последствиями в мировом масштабе, поставило вопросы культурного многообразия в широком смысле в центр международной повестки дня.

Если посмотреть на мир 2009 года, мы увидим, что из 143 конфликтов 108 имели культурное измерение.

Однако прошу заметить, что, акцентируя внимание на таком измерении некоторых конфликтов, я ни в коем случае не пытаюсь придать культурный характер политическим конфликтам.

Политические проблемы должны решаться политическими методами. Очевидно также, что продолжительные конфликты, даже те, которые урегулируются обязывающими политическими соглашениями между политическими деятелями или правительствами, сфокусированные на спорных вопросах, должны всегда вписываться в более широкий процесс, вовлекающий людей на всех уровнях общества, если мы хотим достичь прочного мира.

Вот почему даже в крупных и политически жестких конфликтах «мягкая сила» играет важную роль (хотя этим часто пренебрегают). В конце концов примирение в рамках укрепления мира сильно зависит от вопросов культуры и идентичности, изложения фактов и историй, возникших и распространяющихся в конфликтных зонах, тех историй, которые способствуют либо разрешению конфликта, либо его продолжению.

Возьмите конфликт на Балканах, апартеид в Южной Африке или события в Восточном Тиморе. Это три различных примера, но все они показывают роль культурной и общественной дипломатии, или, как это еще называют, инструмента «мягкой силы», для создания прочного мира между народами.

Если взять историю 60-летнего палестино-израильского конфликта, то можно понять, сколь много мы должны инвестировать в «мягкую силу», чтобы повлиять на поведение двух участников конфликта, с тем чтобы достичь в результате желаемый мир.

В этой связи считаю, что Альянс цивилизаций может без вмешательства в текущие политические переговоры содействовать укреплению мира на основе разработки всеобъемлющей платформы сотрудничества на межличностном уровне, направленного на изменение отношений между двумя народами.

В конце концов мир никогда не достигается окончательно, он всегда в процессе строительства, и соглашения, о которых ведутся переговоры, сами по себе не приносят мира, его обеспечивают люди.

Ваши превосходительства, уважаемые дамы и господа!

Все наши страны сталкиваются с проблемой эффективного управления культурным многообразием. Речь идет не только об интеграции мигрантов и национальных меньшинств. Речь идет о подготовке сердец и умов всех людей и народов к тому, что глобализация заставляет нас жить в глобальной среде, где мы постоянно сталкиваемся с дилеммами идентичности и разнообразия.

Таким образом, управление культурным многообразием является актуальным вопросом не только для укрепления социальной стабильности в наших обществах, укрепления культуры мира, предотвращения конфликтов и вклада в установление мира в постконфликтных ситуациях, но и для сохранения культурного многообразия в качестве четвертого основного компонента устойчивого развития.

Это все относится к познанию, как жить вместе в нашем мире, переживающем глобализацию, где столкновения, происходящие в каком-то одном месте, становятся столкновениями повсюду, где культурные и религиозные линии разлома разделяют наши сообщества.

Основной смысл Альянса цивилизаций раскрывается именно в этих рамках в качестве нового инструмента «мягкой силы» дипломатии ООН для решения новых «глокальных» (глобально-локальных) вызовов миру и безопасности.

Взгляд в историю

ДЛЯ ТЕХ, кто не слишком хорошо знаком с инициативой по созданию Альянса цивилизаций, позвольте мне напомнить ряд ключевых фактов.

Альянс был инициирован в 2005 году бывшим Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций Кофи Аннаном, при ко-спонсорстве премьер-министров Испании и Турции, с целью улучшения понимания и сотрудничества между нациями и народами различных культур и религий и с тем, чтобы в дальнейшем противодействовать силам, питающим поляризацию и экстремизм.

Эта инициатива Организации Объединенных Наций, поддержанная Группой друзей Альянса из числа более чем 120 государств, а также международных и региональных организаций, была развита в рекомендациях, содержащихся в докладе Группы высокого уровня по Альянсу цивилизаций, принятого в ноябре 2006 года.

Как инициатива действий, она направлена на осуществление и/или поддержку с помощью своих многочисленных сетевых партнеров инновационных проектов в четырех основных областях деятельности: в образовании, молодежной сфере, СМИ и вопросах миграции.

Таким образом, Альянс выступает в качестве движущей силы, глобального координатора и некой платформы, которая помогает достичь результатов в основном в сотрудничестве с правительствами, международными и региональными организациями, городскими и местными властями, с институтами гражданского общества и религиозными организациями, фондами, корпорациями и средствами массовой информации.

Это - как бы моментальная, сделанная фотоаппаратом «Полароид» фотография Альянса. Теперь давайте сосредоточимся немного больше на его концептуальных чертах.

В чем отличия Альянса цивилизаций? Почему Альянс считается новым инструментом «мягкой силы» ООН? Для чего он создан?

Вы, вероятно, помните, что в то время, когда был создан Альянс, в основном доминировали неоконсервативный подход к глобальной войне с террором и предсказания Хантингтона о столкновении цивилизаций.

Новизна Альянса цивилизаций ООН связана с тем, что я обычно называю «три a»: его цели (aims), его повестка дня (agenda) и его подход (approach).

Что касается целей, то хотелось бы подчеркнуть, что Альянс цивилизаций характеризует глобальный подход, сфокусированный на поощрении эффективного и демократического управления культурным многообразием, хотя и уделяется особое внимание так называемому разделению Запад - ислам.

Таким образом, Альянс направлен на строительство мостов внутри обществ и между ними, выступая против стереотипов и заблуждений, которые углубляют модели враждебности и недоверия, а также поощряя межкультурный диалог, взаимопонимание и сотрудничество.

При этом его важнейшая цель состоит также в борьбе с ростом экстремизма и вкладе в усилия по борьбе против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости, включая дискриминацию людей на основе их религиозной принадлежности или убеждений.

Что касается повестки дня, то позвольте особо выделить два основных блока, на которых она основывается, - это национальные планы и региональные стратегии по вопросам межкультурного диалога и сотрудничества в четырех основных областях деятельности.

Национальные планы и региональные стратегии должны базироваться на общей основе, закрепленной в Уставе Организации Объединенных Наций, Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), международном праве и других документах, касающихся прав человека, включая гражданские, политические, экономические, социальные и культурные права.

Опираясь на триединый подход, а именно: «разрушение стен», «создание мостов» и «совместное пространство», национальные планы и региональные стратегии по вопросам межкультурного диалога и сотрудничества должны охватывать четыре области деятельности Альянса и вырабатывать конкретные программы и проекты с участием широкого круга заинтересованных сторон.

Позвольте в этой связи со всей ясностью заявить, что ориентированная на конкретные результаты инициатива ООН глобального масштаба - Альянс цивилизаций - не может развиваться, если не будет разработана платформа для сотрудничества на местном уровне. Под местным уровнем понимается как национальный, так и региональный масштаб.

Таково наше видение Альянса. Национальные планы и региональные стратегии - не догма, а платформа для действий и сотрудничества. Роль Альянса на самом деле в том, чтобы помочь сформироваться новой парадигме для решения проблем культурного многообразия.

Рад сообщить, что Россия уже подготовила проект национального плана. Это всеобъемлющий документ, охватывающий все аспекты и измерения, и, на мой взгляд, он представляет отличную основу для будущих действий.

Теперь пришла очередь Альянса выступить с конкретными программами, предложить содействие для развития ряда проектов на местном уровне, которые были разработаны нами или под нашим руководством, таких как, например, сеть «Диалог-кафе», Фонд солидарности молодежи, Программа стипендий или механизм быстрого реагирования в сфере массмедиа.

Надеюсь, что в следующем году Альянс сможет предоставить своим членам дополнительную помощь для реализации национальной стратегии посредством более эффективной мобилизации экспертных и ресурсных возможностей своих партнеров, а также заинтересованных сторон.

Что же касается региональных стратегий, то мне доставляет большое удовольствие проинформировать о том, что мы смогли завершить разработку первой региональной стратегии Альянса цивилизаций для Средиземноморского региона, и она открыта для участия всех членов организации и заинтересованных сторон. Это очень хорошая новость, и можно рассчитывать, что она позволит нам активизировать межкультурный диалог и кооперацию в этом, подлинно ключевом, глобальном регионе мира, если мне будет позволено использовать это спорное понятие.

Для реализации очередной региональной стратегии мы в ближайшее время планируем начать работу с нашими латиноамериканскими коллегами. Также предложено ОБСЕ совместно с нами принять участие в разработке стратегии Альянса применительно к Центральной Азии. В этом деле, думаю, Россия смогла бы сыграть важную роль направляющей силы в региональном процессе.

Теперь относительно подходов Альянса хочу отметить два момента. Во-первых, деятельность Альянса ориентирована на результат. Он нацелен на то, чтобы стать платформой для ведения диалогов. Во-вторых, чтобы достичь результата, Альянс должен выступить в качестве катализатора действий, брокера, организатора.

Особая ценность Альянса заложена в его способности создавать разнообразные посреднические площадки, на которых правительства, международные организации и представляющие гражданское общество игроки и структуры могли бы реализовывать совместные инициативы и обеспечивать более широкую политическую и стратегическую связь множества текущих проектов и программ в сфере межкультурного диалога.

При этом наши усилия вовсе не направлены на превращение Альянса в международное агентство, в соперника международным и региональным организациям.

Напротив, он представляется в качестве силы для расширения сотрудничества, создания новой синергии среди существующих и действующих игроков, более эффективной и координированной работы заинтересованных физических лиц и общественных организаций.

Был упомянут пример ОБСЕ, с которой Альянс стремится сотрудничать, например, в реализации региональных стратегий, разработке совместных акций в общих интересах и для общей выгоды.

Вовлеченность в эти процессы элементов гражданского общества - НПО, добровольных, гражданских и местных сообществ, организаций, фондов, церкви, религиозных организаций - имеет для нас крайне важное значение. Гражданское общество может катализировать межгосударственные шаги, мобилизовать массовые движения и заставлять лидеров исполнять взятые на себя обязательства.

Уважаемые дамы и господа, таково мое видение деятельности Альянса, которую я стараюсь в течение последних трех лет осуществлять на практике.

С малой долей нескромности, пользуясь привилегией, которую мне дает мой возраст, скажу, что удовлетворен результатами, достигнутыми к настоящему времени.

Вызовы, стоящие перед нами, велики, и будущее Альянса меня крайне заботит. Но глубоко уверен, что Альянс проводит свою работу в верном направлении, он действует своевременно и заполняет важную нишу международной деятельности.

Альянс цивилизаций как новый инструмент по использованию «мягкой силы» в международных отношениях

Позвольте мне теперь, прежде чем перейти к заключительной части выступления, перебросить мостик между предыдущими, первой и второй частями.

Если обратиться к опыту истории, то легко согласиться с мыслью, что дипломатия никогда не отличалась наивностью. Если же рассматривать корни современной дипломатии, то было время, когда ее границы были четко обозначены, а ее действующие лица четко определены.

Дипломатия осуществлялась дипломатической службой каждого государства в качестве его «внешнеполитической армии» в целях защиты национальных интересов на международной арене.

Как видим, сегодня картина представляется значительно более размытой: нет четких границ между внешней и иной политикой, отсутствует четкое деление между двусторонними, многосторонними и региональными направлениями в дипломатии. Нет ясно очерченной роли у появляющихся новых игроков в международных отношениях.

Следовательно, сегодняшняя дипломатическая практика сталкивается с тремя вызовами. Ей приходится иметь дело с трансформирующимися межгосударственными отношениями. Ей приходится принимать во внимание меняющуюся ткань межнациональных отношений и сложную сеть новых игроков, не являющихся государствами. Ей, наконец, необходимо иметь дело с новыми проблемами и формировать новую повестку.

В нашем понимании вырисовывается новая дипломатия. Ставится под вопрос традиционная дипломатическая культура, возможно, отвергаются некоторые постулаты внешнеполитической практики. Но открываются и многие новые возможности.

Между тем нынешний избыток прилагаемых к понятию «дипломатия» определений - экономическая дипломатия, культурная, публичная, превентивная, мягкая, жесткая, тонкая, трансформирующаяся, челночная, пинг-понговская, сетевая и т.д. - ясно говорит о том, что новая среда обозначает новые потребности и новые возможности.

Мы, несомненно, живем в такое время, когда традиционная парадигма дипломатии, как и внешней политики, меняется.

«Культурная дипломатия» как сфера применения усилий Альянса цивилизаций - это часть возникающей новой парадигмы. В ней выражается главная роль культуры как широкого понятия, задействованного в сфере межгосударственных отношений и отношений между людьми в целом.

В самом деле, задолго до того, как термин «культурная дипломатия» был введен в обиход, государства мира налаживали и развивали разнообразные культурные взаимоотношения и осуществляли обмены.

Однако в наши дни «культурная дипломатия» расширяет свои пределы, вбирая в себя такие приоритетные вопросы, как, например, защита прав человека, толерантность, взаимопонимание, роль религиозных движений в мировых делах, роль средств массовой информации в гражданском обществе, борьба с экстремизмом, проблемы мира и безопасности.

Поскольку она имеет дело с использованием «мягкой силы», «культурная дипломатия» явно представляет собой ключевое звено новой модели правления.

Господа, возможно, вы помните, как однажды Иосиф Сталин с откровенной усмешкой воспринял «мягкую силу», задав такой вопрос: «А сколько солдат в распоряжении Папы?»

Но, игнорировать фактор «мягкой силы»...

Надеюсь, что однажды мы уверенно сможем сказать, что Альянс доказал ее значимость, и в достижении этого результата Россия сыграла важную роль.


Фоторепортаж

По теме:

«Альянс цивилизаций» пригласил Россию к участию в новой инициативе ООН

Версия для печати