ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

«Тюркский мир» обретает «организацию»

11:43 15.11.2021 • Андрей Исаев, журналист-международник, кандидат исторических наук

Двенадцатого ноября на мраморноморском острове «Демократии и Свобод», некогда известного тюрьмой, состоялся VIII саммит лидеров Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ, Тюркский совет). В мероприятии, организованном под злободневным и подчеркнуто аполитичным девизом «Зеленые технологии и умные города в цифровую эпоху» приняли участие президенты Азербайджана, Казахстана, Киргизии, Туркменистана, Турции, Узбекистана, а также премьер-министр Венгрии – в качестве наблюдателя.

«Тюркские страны на протяжении тысячелетий оставались центром культуры и цивилизации. Уверен, что так будет и впредь. Приближается время, когда Солнце вновь будет «восходить» с Востока. Организация тюркских государства не должна никого беспокоить. Наоборот, нужно стремиться стать частью этой восходящей структуры, основанной на исторической общности. Это - платформа развития межгосударственных связей», - заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на итоговой пресс-конференции[i].

Напомним: ССТГ был создан в 2009 году по инициативе тогдашнего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева для содействия развитию всесторонних связей между тюркскими государствами, прежде всего - в сфере культуры. Под его эгидой сегодня функционирует целый ряд гуманитарных, научных и иных организаций, а также межпарламентская ассамблея.

Среди важнейших решений, принятых в Стамбуле, прежде всего, нужно отметить переименование ССТГ в «Организацию тюркских государств» (ОТГ). И дело не в смене «вывески», а в семантическом «сдвиге».

Во-первых, «совет», ассоциативно связанный с консультативной деятельностью, уступает место «организации», работающей над достижением определенных целей. Во-вторых, вместо деликатного термина «тюркоязычные государства» в обиход вводится менее толерантный - «тюркские государства», конкретизирующий онтологическое позиционирование участников объединения (при том, что доля нетюркского населения составляет от 6% в Азербайджане до 27% в Казахстане – А.И.). «Речь идет не просто об изменении названия организации. Изменения должны проявиться в реальных шагах», - подытожил турецкий лидер, попутно выразив надежду «на вклад стран Тюркского совета в устранение блокады и на скорое принятие Турецкой Республики Северного Кипра (которую в качестве государства из всех членов объединения признает только сама Турция – А.И.) в состав Тюркского совета»[ii].

Далее: статус наблюдателя получил Туркменистан, в начале года анонсировавший готовность присоединиться к организации на «специальных» условиях. Правда, заместитель председателя правящей в Турции Партии справедливости и развития и один из наиболее приближенных к Эрдогану политиков Бинали Йылдырым не так давно поторопился сообщить, что Туркменистан должен стать полноправным членом ССТГ. Но Ашхабад дорожит своим нейтральным статусом и, судя по всему, настороженно относится к политическому, а в дальнейшем – вполне вероятно - и военному усилению Анкары в Центральноазиатском регионе.

Наконец, участники саммита приняли «Концепцию Тюркского мира на период до 2040 года» - декларацию о намерениях развивать взаимодействие между странами нового-старого союза, которую предстоит конкретизировать в дальнейшем. Среди прочего речь в документе идет об активизации экономического сотрудничества путем создания сети «Тюркских торговых домов», увеличении объемов торговли, наращивании взаимных инвестиций. На конец нынешнего десятилетия планируется формирование общего рынка товаров, инвестиций, рабочей силы и услуг. Кстати, страны-члены ОТГ формируют рынок с населением в 160 млн. человек и совокупным ВВП в размере 1,2 трлн. долларов США.

Отметим, что из повестки саммита «выпало» обсуждение проекта «Транскаспийского международного транспортного коридора» между «Тюркским миром» и Европой, о котором еще в 1995 году говорил тогдашний президент Турции Сулейман Демирель. Участники предыдущего саммита ССТГ намеревались обсудить проект на нынешней встрече, но нерешенность проблемы Зангезурского коридора через территорию Армении, очевидно, внесла коррективы в их планы.

Главной целью ССТГ изначально было заявлено всестороннее сотрудничество между участниками объединения. Но среди основных задач организации уже в учредительных документах значилась и выработка общих позиций по внешнеполитическим вопросам. А президент Эрдоган не раз признавался, что мечтает даже о «появлении шести государств одной нации». Со времен распада СССР Турция пытается позиционировать себя «старшим братом» в Центральной Азии – дает о себе знать имперский комплекс, реанимированный в последние десятилетия. Но пока это не сильно получается. Нур-Султан и Ташкент претендуют на сугубо равные отношения с Анкарой, а первый президент Казахстана стал главным теоретиком «трансграничного тюркизма», предоставив турецкому лидеру заниматься организационными вопросами.

Вряд ли мечта об «одной нации» осуществима, но политика, похоже, начинает превалировать над всеми другими сферами жизни «Тюркского мира». Не случайно глава турецкого МИД утверждает, что тюркские страны должны определять развитие [политических] процессов, а не просто реагировать на них; президент Турции не исключает создания в Азербайджане турецкой военной базы; спикер турецкого парламента рассуждает о создании «общей тюркской армии»; помощник азербайджанского президента отмечает сотрудничество между странами ССТГ во всех сферах и «прежде всего» - в политической[iii]; а генеральный секретарь Совета считает, что организация стала еще сильнее «в первую очередь» благодаря победе Азербайджана во второй Карабахской войне.[iv].

Эта война не только упрочила союз Анкары и Баку, но и подняла престиж Турции в других тюркских государствах. Хотя, по осторожному признанию автора статьи, опубликованной турецким государственным Анатолийским агентством, «не секрет, что во время боевых действий позиция ряда стран [членов ССТГ], за исключением Венгрии и Турции, была предметом дебатов и дискуссий»[v].

В целом, по формулировке американского журнала Foreign Policy, «в Центральной Азии… Россия доминирует в сфере безопасности, а Китай — в инфраструктуре и экономике»[vi]. Но, добавим, Турция наращивает свое идеологическое влияние, все активнее стараясь конвертировать его в политическое. И эти усилия находят отклик даже «на стороне».

В 2018 году Венгрия получила статус страны-наблюдателя в ССТГ. Причем, венгры относятся к финно-угорским этносам – общности, родственной тюркам, но все-таки отличной от них. Кстати, идеи туранизма - формирования общности народов всей Урало-алтайской языковой семьи - возникли во второй половине XIX века именно в среде венгерских интеллектуалов. И сейчас Венгрия, которая не хочет «раствориться» в единой Европе, ищет свою, отличную от общеевропейской, идентичность. Наверно, нельзя сбрасывать со счетов и интерес венгерского бизнеса к природным богатствам центральноазиатских государств. В результате Будапешт открыто поддержал Азербайджан в Карабахском конфликте, а в октябре 2019 года Венгрия, единственная из стран ЕС, поддержала турецкую операцию против сирийских курдов.

«Подтягивается» и совсем уж далекая от «тюркизма» Украина. В прошлом году заместитель украинского министра иностранных дел Эмине Чеппар анонсировала желание своей страны получить статус наблюдателя в Тюркском совета. И вряд ли это желание продиктовано только стремлением расширить список участников т.н. Крымской платформы или заботой о «правах и свободах» крымских татар, чья историческая родина «оккупирована» Россией. Кстати, многие годы крымскотатарские активисты выступали против украинских «оккупантов», но об этом в Киеве теперь не принято вспоминать. Эту инициативу можно рассматривать и как шаг к еще большему сближению Украины и Турции, которые, по словам главы украинского МИД Дмитрия Кулебы, «совместно разрабатывают концепцию безопасности Черноморского региона» для обеспечения того, «чтобы Черное море не попало под российский контроль и не стало районом дестабилизирующих действий Москвы»[vii]. И это не может не вызывать вопросов, на которые России придется искать ответы в ближайшем будущем.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати