ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Иран: откровения Зарифа

10:40 17.05.2021 • Владимир Сажин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Мировые СМИ продолжают активно обсуждать сенсационную информацию, связанную с публикацией беседы министра иностранных дел Исламской Республики Иран (ИРИ) Мохаммада Джавада Зарифа с экономистом и журналистом Саидом Лейлазом, близким к администрации президента Хасана Роухани и правительственным кругам. Скандальность этой сенсации заключалось в том, что беседа министра и журналиста, состоявшаяся ещё в марте, была сугубо конфиденциальная и не предназначалась для оглашения. Но всё же её содержание стало достоянием западной прессы и, соответственно всего мира. Копия записи оказалась в руках базирующегося в Лондоне новостного канала Iran International, который сообщил первым об этой записи и поделился ей с The New York Times.[1]

Причем, МИД ИРИ подлинность записей беседы г-на Зарифа не отрицает, хотя отмечает, что опубликованная трёхчасовая её часть была вырвана из контекста семичасового разговора.

Понятно, что откровения главы внешнеполитического ведомства ИРИ – страны уже более 40 лет находящейся в центре глобальной политики, и к тому же чрезвычайно закрытой - привлекают внимание не только обывателей, любителей чего-либо остро-горяченького, но и серьезных политиков, политологов и аналитиков.

Но возникает вопрос, как это могло случиться в Иране, где контролируется почти всё и допускается обнародование закрытой информации лишь в строго дозволенных дозах. Особенно, если это касается политической кухни в верхних эшелонах власти.

По последним имеющимся данным, аудиозапись с интервью главы МИД Ирана была изъята из Центра стратегических исследований при президенте страны (ЦСИ – CSS).

29 апреля 2021 г. на следующий день после опубликования в иностранных СМИ текста беседы г-на Зарифа с журналистом старший советник президента ИРИ Хосамоддин Ашна подал в отставку с поста главы ЦСИ после обвинений в том, что он стоял за утечкой аудиозаписи из офиса. Несколько позже администрация президента выпустила заявление, в котором сказано, что «после недавних инцидентов, связанных с кражей аудиофайла и отставки Хосамоддина Ашны в связи с этой проблемой, президент назначил Али Раби главой ЦСИ»[2]. То есть президент признал факт утечки материалов с записью беседы Мохаммада Джавада Зарифа.

Сразу после своей отставки г-н Ашна в своем аккаунте в Twitter более подробно рассказал, откуда в Центре появилась эта запись. Он пишет: «ЦСИ помимо предоставления консультационных, аналитических, надзорных и специализированных услуг по повышению знаний в стратегических областях, также отвечает за документирование достижений одиннадцатого и двенадцатого правительств [правительства президента Хасана Роухани 2013 – 2017 и 2017 - 2021 гг., В.С.], и на данный момент четыре тома этого сборника готовы к публикации.

В рамках этой работы, - продолжает г-н Ашна, - в декабре 2020 года на Центр была возложена задача по контролю над эффективностью работы членов правительства и по осуществлению культурно-художественного проекта «Летопись эффективности правительства». Этот проект был разработан и реализован с целью регистрации усилий, работы, достижений и обобщения опыта министров и вице-президентов посредством четкого, точного и систематического диалога с ними.

Отрывки из видео и письменных материалов программы должны были быть доступны общественности через радио, телевидение, домашний кинотеатр, прессу и книги по согласованию с интервьюируемыми и с необходимыми мерами предосторожности. При этом ограниченная редактируемая версия должна быть заархивирована в соответствии с требованиями к закрытым материалам.

Работа над программой «Летопись эффективности правительства», включающей 33 интервью с 28 министрами и вице-президентами, была завершена 18 марта 2021 года с высоким студийным качеством и стандартами телевизионного вещания. Сейчас она находится на стадии пост-продакшена: завершается производство, вносятся изменения и поправки, желаемые правительством и интервьюируемыми.

Однако некоторые профессиональные бандиты с политическими амбициями, - утверждает г-н Ашна, - пытаются поставить под сомнение необходимость этой исторической акции. Украв и несвоевременно опубликовав аудиофайл, они привели к политическому злоупотреблению информативными, методическими программами в СМИ и создали проблемы для безопасности».[3] Глава ЦСИ явно отрицает своё участие в краже. Недаром его статья опубликована под многозначительным заголовком: «Не ищите козла отпущения, найдите пути проникновения (воровства в Центре)». Но в любом случае, можно с определенной уверенностью предположить, что операцию по изъятию и публикации беседы организовали те силы в иранских высших кругах, кому это чрезвычайно выгодно, притом накануне президентских выборов 18 июня и в период важнейших для Ирана переговоров в Вене по реанимации ядерной сделки – Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД).

Что же такого сенсационного сказал министр иностранных дел г-н Зариф? В просочившемся в прессу материале можно выделить несколько пунктов. Если вкратце, то: 1) Тотальное, всеобъемлющее влияние на внешнюю политику ИРИ, прежде всего на Ближнем и Среднем Востоке, Корпуса стражей исламской революции (КСИР), особенно его главной боевой структуры Сил специального назначения (ССН) «Кодс». 2) Роль в Иране бывшего командующего ССН «Кодс» Касема Солеймани, убитого американцами в 2020 г. 3) Претензии к России.

Что касается влияния КСИР на политику и экономику ИРИ, то г-н Зариф в своих высказываниях был прав. Действительно, и это хорошо известно, что Корпус ныне – это «государство в государстве», обладающее огромными финансовыми ресурсами и поистине не ограниченными возможностями. В руках КСИР сконцентрированы основные отрасли экономики, разнообразная инфраструктура, ядерная и ракетная программы, производство и закупки вооружений и боевой техники. Кроме того, КСИР наделён идеолого-пропагандистскими, разведывательными, контрразведывательными и полицейскими функциями. Корпус является главным инструментом борьбы не только с явными диссидентами, но и с официальной, легальной оппозицией и любыми проявлениями инакомыслия, не совместимыми с радикально-консервативной идеологией, насаждаемой её адептами, имеющими прочные позиции в верхах власти ИРИ.[4]

Деятельность КСИР не замыкается на иранской территории. Она реализуется по всему Ближнему Востоку и, можно сказать, по всему миру самыми разнообразными методами.

Ещё в 2016 г. тогдашний главнокомандующий КСИР генерал Мохаммад Али Джаафари, заявил, что Тегеран готовит 200 тысяч бойцов для боевых действий в регионе. Он признал, что десятки тысяч шиитской молодежи проходят подготовку для ведения «джихада» в Сирии, Ираке, Афганистане, Пакистане и Йемене.[5] Начиная с 2015 г. покойный ныне генерал Солеймани приступил к созданию аналогов КСИР в Ираке и «Хезбаллы» в Сирии.[6] Главные силы КСИР и ССН «Кодс» сегодня брошены в Сирию, Ирак, Йемен, Ливан. Есть даже информация о том, что КСИР нацеливается на США и Европу.[7]

Важным моментом является то, что командующий ССН «Кодс» подчиняется напрямую верховному лидеру аятолле Хаменеи и не несёт ответственности ни перед правительством, ни перед Генштабом или другими структурами. В своё время президент Хасан Роухани пытался предпринять меры по ограничению влияния КСИР, в том числе по снижению экономических аппетитов Корпуса, по запрету политической деятельности за рубежом и курированию внешней политики. Однако безуспешно. Президенты, даже если бы очень желали ограничить политическую и экономическую власть КСИР, сделать этого не могли – это не в их силах.

Генерал Касем Солеймани, обладая жестким характером, талантом, харизмой великолепно использовал ситуацию в интересах усиления влияния КСИР и «Кодс», практически осуществляя определенную внешнеполитическую деятельность, умело совмещая ее с военной.

В своём интервью г-н Зариф с сожалением отмечал отсутствие баланса в иранском истеблишменте, который, по его словам, отдает приоритет тактике и операциям КСИР на местах, а не дипломатии. Он говорит, что иранская дипломатия часто жертвует собой ради операций КСИР, в то время как обратное никогда не происходит. «Они должны находиться в полном и сбалансированном сотрудничестве друг с другом, чтобы реализовать национальные интересы»,- заявил министр.

В беседе с Саидом Лейлазом Мохаммад Джавад Зариф отмечает, что как только иранская дипломатия приближалась к разрядке напряженности с западными и не только западными странами, КСИР сразу вмешивался, совершая те или иные провокации на региональном уровне, которые немедленно дезавуировали предпринятые дипломатические усилия. В этой связи глава МИД ИРИ приводит факты атак ВМС КСИР на иностранные суда в Персидском заливе, поджег агентами «Кодс» посольства Саудовской Аравии в Тегеране и генерального консульства в Мешхеде в период обострения двусторонних отношений несколько лет назад. В целом, по словам г-на Зарифа, в течение всех восьми лет деятельности либерально-реформаторского правительства президента Роухани, КСИР, при согласии верховного лидера аятоллы Хаменеи, нейтрализовал практически все дипломатические усилия иранского МИДа, стремящегося работать в национальных интересах страны. И главным застрельщиком такой политики КСИР был, по его мнению, генерал Солеймани, пользовавшийся безграничным доверием лидера страны. Это не могло не сказаться на личных отношениях двух политиков.

Официально уже после смерти генерала г-н Зариф высоко оценивает Касема Солеймани и говорит, что они плодотворно работали вместе перед вторжением США в Афганистан и Ирак. Демонстрируя его роль в иранской действительности, министр отмечает, что, убив Солеймани в Ираке, США нанесли Ирану более разрушительный удар, чем, если бы они уничтожили в ходе атаки целый огромный город.

Однако при этом глава МИД, выражая глубокую обиду, не устает повторять, что Солеймани хотел, чтобы министр Зариф знал только то, что хочет генерал. По словам Зарифа, его оставляли в неведении относительно некоторых действий правительства, что иногда ставило его в неловкое положение. Этому есть много примеров.

Так, в 2019 г. генерал Солеймани лично организовал визит президента Сирии Башара Асада в ИРИ, его переговоры с лидером Хаменеи и президентом Роухани и держал все подробности визита в строгом секрете даже от президента Роухани, о чем ему сообщили только за час до прибытия сирийского президента в Тегеран. Всего несколько человек были проинформированы об этом визите, и в их число не входил министр иностранных дел Зариф.

Как также рассказал Зариф, ночью 8 января 2020 г., когда Иран решил отомстить Соединенным Штатам за убийство генерала Солеймани, двое высокопоставленных генерала ССН «Кодс» встретились с премьер-министром Ирака Адилем Абдулом-Махди и сообщили ему, что через 45 минут Иран направит ракеты на военную базу, где размещены войска США. Так что американцы узнали об атаке раньше самого Зарифа.

По словам министра Зарифа, бывший госсекретарь США Джон Керри рассказал ему о том, что Израиль как минимум 200 раз атаковал иранские объекты в Сирии, глава МИД ИРИ был изумлен, услышав это впервые. Также в интервью министр Зариф указал на сокрытие от него того факта, что на утро после атаки на авиабазу, КСИР по ошибке сбил украинский авиалайнер в Иране, убив тем самым 176 человек, находившихся на борту.

По его словам МИД ИРИ во многом отстранен от активной дипломатической деятельности в Сирии, Ираке Йемене, Ливане. Да и во многих других странах, где сосредоточен интерес высшего консервативного руководства ИРИ. В иранских посольствах и представительствах там первую скрипку играет КСИР.

Игнорирование МИД и министра иностранных дел Зарифа, недоверие к нему со стороны КСИР и радикальных политиков, проявляющиеся на протяжении всей его деятельности на этом посту, служило причиной четырех его заявлений об отставке, но президент Роухани и предыдущий более либеральный состав меджлиса не позволили ему это сделать.

При этом Сирия, судя по интервью, чрезвычайно беспокоит М.Дж.Зарифа. Не в последнюю очередь из-за обиды на генерала Солеймани. Глава МИД был против решения генерала об использовании гражданской авиакомпании Iran Air в военных целях для переброски в Сирию войск, оружия и техники. Он также выразил недовольство тем, что без его ведома было дано добро на пролет российских ВКС через иранское воздушное пространство для помощи Сирии. Недовольство г-на Зарифа внутренним отсутствием коммуникации понятно, но если он недоволен помощью России Дамаску, то здесь нужно отметить, что ВКС РФ начали оказывать поддержку Дамаску, когда сухопутные войска КСИР уже давно там действовали.[8]

Вызывает недоумение и упрек г-на Зарифа в, якобы, противодействии России заключению СВПД.  Объективно анализируя весь более чем 10-летний процесс работы над решением ядерной проблемы ИРИ, можно констатировать, что Россия всегда была сторонницей соблюдения ДНЯО, режима нераспространения ядерного оружия, недопущения возможности его создания в Иране. И никогда этого не скрывала. Но при всём этом выступала за развитие иранской мирной ядерной программы под контролем МАГАТЭ, как это и было записано в СВПД. За этот документ Москва активно боролась и продолжает это делать.

При этом г-н Зариф говорит в интервью, что РФ хотела, чтобы Иран получал топливо для АЭС из нашей страны, то есть, по его мнению, препятствовала созданию в Иране инфраструктуры по обогащению урана. Это действительно так. Россия не столько из-за коммерческих соображений хотела стать основным поставщиком ядерного топлива для АЭС, которые она строила и строит ныне в Иране. Ведь в случае согласия Тегерана, был бы снят главный вопрос – вопрос обогащения урана в самом Иране. Таким образом, была бы решена иранская ядерная проблема даже без СВПД. Во всяком случае, наиболее спорная и неоднозначная часть этой проблемы.

С чем можно согласиться с министром Зарифом, так это с его формулой видения Москвой ирано-западных отношений. Москва не желала бы как переориентации ИРИ на Запад, так и резкого обострения отношений ИРИ – Запад (куда надо включить и США и Израиль). Но поскольку сейчас по многим причинам говорить о западной переориентации Тегерана просто смешно, то Россия реально делает всё, чтобы не допустить обострения военной ситуации вокруг Ирана.

В целом, предполагаю, заявления г-на Зарифа в своём интервью о России вряд ли повлияют на отношения РФ - ИРИ, которым уже более 500 лет и в которых было и есть всё: война и мир, консенсус и разногласия, взаимопонимание и недопонимание, сближение и отторжение, и так далее и так далее. В настоящее время российско-иранские отношения вполне корректно определить как важное «ситуационное партнерство», что подразумевает широкий диапазон взаимных отношений, характеризуемых по разному в зависимости от конкретного места, времени и национальных интересов сторон, которые временами могут совпадать или не совпадать. И эти отношения вряд ли могут быть подвергнуты серьезной коррекции под влиянием высказываний даже таких авторитетных политиков как глава МИД М.Д.Зариф.

Возвращаясь к вопросу, поставленному в начале статьи, кому выгодно обнародование откровенных личных взглядов министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа по некоторым внутренним и внешнеполитическим проблемам, надо сказать, что многим. Причем как соратникам и единомышленникам г-на Зарифа, так и его политическим противникам, но, конечно, по разным причинам.

И, пожалуй, здесь не стоит подгонять это событие к президентским выборам. Ведь сам министр Зариф, по его словам, не собирается баллотироваться в качестве кандидата в президенты. К тому же, по данным источников фарсиязычного радио «Пайамэ Эсраиль», г-н Зариф намерен по завершении срока президентства Хасана Роухани покинуть Иран со своей семьей. В настоящее время, утверждает «Пайамэ Эсраиль», от его имени, якобы, ведутся переговоры с двумя крупными американскими университетами по поводу его будущей работы в качестве лектора по истории иранской дипломатии. Однако ни от него, ни из окружения министра и высокопоставленных иранских чиновников никакой реакции по этому поводу не поступило.[9]

Если же говорить о возможном использовании нелицеприятных для консервативного крыла откровений Зарифа в интересах предвыборной президентской кампании 2021 г., то эффект от этого был бы сомнителен. Ведь, объективно говоря, шансы либералов–реформаторов, то есть сторонников министра Зарифа и нынешнего президента Роухани, победить в нынешних внутриполитических и внутриэкономических условиях в стране, весьма малы.

При этом, вполне возможно  предположить, что экстраординарное для Исламской Республики Иран событие произошло не случайно, а направлялось и корректировалось самим Мохаммадом Джавадом Зарифом и его высокопоставленными соратниками в завершающий период их пребывания на высотах исполнительной власти.

Разочарование в связи с крушением политических планов, сконцентрированных не только на СВПД, но и на более масштабных идеях о либерализации, об экономических и политических реформах, о модернизации всех сторон жизни в стране, о современной роли и достойном месте Ирана на международной арене при нормализации отношений с Западом и «проблемными» для ИРИ региональными странами, инициировало оглашение мыслей и взглядов либералов-реформаторов на узловые проблемы современного Ирана.

Можно сказать, философские проблемы. Ведь недаром, ведя, как мы понимаем, бесконечный спор с генералом КСИР Солеймани, министр Зариф сказал: «Революция — это не производство пушек и винтовок, а распространение морально-духовных и культурных ценностей». По словам Зарифа, ему так и не удалось убедить Солеймани, как лидера военного противостояния, пойти на уступки или помочь дипломатам. Он даже выразил сожаление о том, что высшее руководство Ирана в конечном итоге выбирает путь «военного противостояния», а не «дипломатии».[10]

Среди политологов, востоковедов уже давно принято рассматривать в политической системе ИРИ единство и борьбу двух центров власти: условно говоря, либерально-реформаторского и радикально-консервативного. Для иностранных политиков и политологов было важным следить за ходом этой борьбы, отмечать её результаты на тот или иной период, строить свои отношения с Тегераном в зависимости от успеха или неуспеха той или иной фракции и соответственно действовать с учетом складывающейся на конкретный момент обстановки, обеспечивающей наилучший эффект взаимодействия с Ираном.

Откровения министра иностранных дел Мохаммада Джавада Зарифа разрушают подобное восприятие иранской политической действительности. В настоящее время в ИРИ нет двух балансирующих центров власти – только один радикально-консервативный, возглавляемый верховным лидером и верховным главнокомандующим аятоллой Хаменеи, у которого основным инструментом решения всех внешних и внутренних проблем является КСИР с его «разящим мечом» – ССН «Кодс».

По мнению автора статьи, история странной утечки в СМИ конфиденциальной беседы министра иностранных дел Ирана - одной из крупных и важных стран региона и мира - связана с её внутриполитическими проблемами. Это желание представителей либерально-реформаторского крыла иранского истеблишмента, силы и возможности которого в последние годы заметно уменьшаются, донести до мира свою озабоченность и предупреждение. Это, по сути, завещание уходящих Хасана Роухани, Мохаммада Джавада Зарифа и их соратников.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] Farnaz Fassihi. Iran’s Foreign Minister, in Leaked Tape, Says Revolutionary Guards Set Policies. The New York Times. 27.04.2021. // URL https://www.nytimes.com/2021/04/25/world/middleeast/iran-suleimani-zarif.html

[2] Сайт президента Ирана Хасана Роухани. 29.04.2021. President appoints Dr Ali Rabiei as Chief of Centre for Strategic Studies. // URL http://president.ir/en/121037

[3] Хосамоддин Ашна. Бе джайи дераз кярдане hаким баши масейре нофуз ра шенасайи конид (перс.яз.) (Не ищите козла отпущения, найдите пути проникновения в Центр.). Сайт ИА ISNA. 09 месяца Ордибехешт 1400 г. (29.04.2021). // URL https://www.isna.ir/news/1400020906514/

[4] Подробнее см.: Сажин В.И. Корпус стражей исламской революции Ирана – государство в государстве. Журнал Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право, 2017, 10 (3). стр. 83-109.

[6] Щегловин Ю.Б. Иранский генерал К.Солеймани создает аналоги КСИР в Ираке и «Хизбаллы» в Сирии. Институт Ближнего Востока. 23.03.2015. // URL http://www.iimes.ru/?p=23950

[7] Сайт аналитического центра Katehon, 03.11.2016 // URL http://katehon.com/ru/news/iran-obyavil-o-nalichii-ksir-v-evrope-i-ssha

[8] Ali Alfoneh. The IRGC Morphs Into an Expeditionary Force. Сайт The Washington Institute for Near East Policy. 12.05.2016. // URL https://www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/irgc-morphs-expeditionary-force

[9] Цитируется по: Месамед В.И. Глава МИД ИРИ М.Д.Зариф о КСИР. Сайт Института Ближнего Востока. 28.04.2021. // URL http://www.iimes.ru/?p=76900

[10] Фирас Ильяс. Noon Post (Египет): Зариф и внутриполитическая борьба в Иране. Сайт Inosmi. 29.04.2021. https://inosmi.ru/politic/20210429/249659522.html. Noon Post. 28.04.2021. // URL https://www.noonpost.com/content/40516

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати