ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Эхо Фукусимы

11:43 16.04.2021 • Олег Парамонов, к.и.н., старший научный сотрудник, Центр исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО МИД России

Минуло уже десятилетие с 11 марта 2011 г. - даты природно-техногенной катастрофы в Японии. Сразу три несчастья обрушились на народ этой страны: сильное землетрясение, страшное цунами и авария на АЭС «Фукусима-1», где были повреждены реакторы в числе, также, трёх. В ходе ликвидации последствий катастрофы, в окружающую среду попала заражённая радиацией вода. Океанские течения отнесли её к востоку, далее к Аляске. Обогнув Северо-Американский континент, эти воды добрались до Калифорнии.

13 апреля 2021 г. правительство Японии объявило о разрешении компании Tokyo Electric Power Co (Tepco), являющейся оператором АЭС «Фукусима-1», начать подготовку к сливу в Тихий океан воды из резервуаров аварийной АЭС. Подготовка будет включать в себя очистку воды от радионуклидов. Герметичные резервуары, общий объём которых сопоставим с пятью сотнями олимпийских бассейнов, были сооружены после катастрофы с целью хранения воды, используемой для охлаждения аварийных реакторов. Постепенный ее сброс в объеме 1,3 млн. тонн может растянуться на три десятилетия.

На принятие окончательного решения, правительству Японии потребовалось порядка пяти лет, рассматривались пять вариантов, включая выпаривание и строительство новых резервуаров. Вариант сброса в океан оказался наиболее дешёвым. Первая информация о том, что Токио склоняется к выбору «океанского» варианта утилизации, появилась у экологов ещё в 2019 г. Однако, в Токио тянули с решением до «дедлайна»: заполнится хранилище к концу будущего года, подготовительные работы потребуют значительного времени, осенью 2022 г. планируют начать слив. Необходимо отметить, что в случае нарушения графика, Tepco обещала соорудить дополнительное хранилище.

По словам премьер-министра Японии, «сброс использованной воды является неизбежной частью процесса вывода из эксплуатации атомной электростанции Фукусима-1». Имеющиеся в связи с этим опасения экологов и других специалистов насчёт риска для здоровья людей, например, из-за накопления радиации в морепродуктах, глава правительства назвал слухами[1]. Процедуру слива планируется осуществлять в небольших количествах на протяжении порядка тридцати лет. Но основная проблема связана с тем, что используемая система очистки воды извлекает из неё порядка 62 видов радионуклидов, однако, не способна очистить воду от трития. Таким образом, попадание трития в океан неизбежно, хотя его концентрация, по заверениям официального Токио, будет сильно ниже стандартов МАГАТЭ, с которым этот вопрос согласовывался. Влияние данного радионуклида на человеческий организм изучено, как признают учёные, не слишком подробно. По их мнению, серьёзной опасности, сопоставимой с их другими типами, он не представляет[2]. Однако, решение Токио вызвало значительный резонанс как внутри страны, так и за её пределами.

Принимая такое решение, японское правительство оказалось перед трудным выбором. Здесь существуют два аспекта: внутренний и международный. Что касается внутренней ситуации, то здесь затрагиваются интересы рыбаков и фермеров, населения в целом. Бизнес, связанный с добычей морепродуктов, входит в состав консервативного «аграрного лобби», оказывающего определённое влияние на внутреннюю политику Японии. Рыболовные компании сейчас и так переживают не лучшие времена, морские биоресурсы сокращаются по различным причинам, среди которых и активный вылов, и глобальное потепление. Если раньше мелкую скумбрию и рыбу-ящерицу, молодого желтохвоста выбрасывали за борт, то теперь всё идёт на рыбные гамбургеры. В водах близи Южных Курил после задержания в 2019 г. российскими пограничниками нескольких рыболовецких судов за превышение разрешённых объёмов вылова тоже особо не «разгуляться». Рыбаки теперь опасаются ещё и будущего снижения доверия потребителей к безопасности морепродуктов. Правительство пытается успокоить ситуацию. В частности, заявлено о том, что в Tepco намерены выплачивать компенсации рыболовецким хозяйствам, пострадавшим из-за «слухов». Однако саму Tepco неоднократно ловили на сокрытии отчётности, и технические проблемы при очистке и сбросе воды исключать нельзя.

Что касается внешнего аспекта, ожидаемо, не заставила себя ждать критика со стороны «глобальной экологической вахты». В заявлении Гринпис, утверждается, что Япония просто решила сэкономить. Однако, в Токио, как и в других государствах Восточной Азии, деятельность организаций, подобных Гринпису, обычно рассматривается с точки зрения вмешательства в национальный суверенитет. Например, Япония демонстративно игнорирует все претензии насчёт выхода в Антарктику своих китобоев.

Хотя, в этот раз, мнения западных экологов и ведущих держав конфуцианского мира (кроме Японии) совпали. МИД Китая выразил протест Японии в связи с её решением о сбросе, которое может привести к заражению радиацией вод Тихого океана, соответствующее заявление появилось на сайте ведомства.

В качестве наиболее яркого примера реакции Пекина можно привести фразу из заочной полемики между Чжао Лицзяном, официальным представителем МИД Китая, и Таро Асо, бывшим премьер-министром Японии, занимающим сейчас несколько важных постов в кабинете Ё.Суга. Когда Т. Асо заявил о пригодности очищенной воды с Фукусимы даже для питья[3], Ч. Лицзян отреагировал следующим образом. «Тогда пусть они начнут использовать её в качестве питьевой воды, а также для приготовления еды, стирки одежды и полива»[4]. В Пекине напомнили Японии и про имевшую место в середине 1950 гг. историю с болезнью Минамата («болезнь кошачьего танца»), когда из-за сбросов японской химической компанией «Chisso Corporation» промышленных вод в небольшом приморском городе Минамата пострадало более 2000 человек, были умершие. Пострадали и животные (птицы буквально «падали с неба»). Новый вид болезни поражал нервную систему и влиял на наследственность.

В Пекине недовольны и тем, что, с точки зрения Токио, для подобных действий, затрагивающих интересы населения соседних стран, достаточно одобрения «старшего брата» из Вашингтона, и проводить консультации с соседями необязательно, К слову, МАГАТЭ рекомендовала Японии создать совместную техническую группу по оценке сценариев.

МИД России в лице М. Захаровой выразил сожаление и глубокую озабоченность тем, что Япония решила техническую воду с АЭС, не проконсультировавшись с соседними странами, в том числе и с Россией[5].

В Республике Корея разделяют мнение Пекина. Появилась информация о намерении Сеула обратиться в Международный суд по морскому праву. Состоялись уличные протесты, в том числе, перед посольством и консульствами Японии. Есть и новый слоган: «ядерный терроризм». Впрочем, в Токио понимают, что международное право в этом случае будет использовать сложно из-за размытости соответствующих норм.[6]

На Тайване Совет по атомной энергии выразил сожаление в связи с решением японского правительства. В Тайбэе объявили, что установят 33 устройства в водах вблизи Тайваня для выявления любых признаков радиоактивности. Однако в Вашингтоне своего союзника поддержали. «Мы благодарим Японию за её усилия с целью транспарентности сброса использованной воды с Фукусимы-1», - заявил госсекретарь Энтони Блинкен[7].

Поддержка США прозвучала накануне поездки Ё. Суга в США. Лидеры встречаются, в том числе, чтобы сверить часы накануне намеченного на 22-24 апреля климатического саммита, где и Япония, как ожидается, объявит о планах по ограничению эмиссии парниковых газов. Но для достижения нулевой углеродной нейтральности к 2050 г., о чем Ё. Суга заявлял ещё в своём первом обращении к парламенту осенью прошлого года, Японии потребуется запустить не только все остановленные реакторы, но и построить новые[8].

***

Ещё в начале 1990-х гг. Япония начала реализацию плана превращения в «зелёную сверхдержаву». Серьёзные достижения в области сохранения окружающей среды, обеспеченные мерами экологического и административного характера, к тому времени у Токио уже были. Вокруг перспектив ядерной энергетики возникла некоторая эйфория ещё раньше. Многие видные интеллектуалы призывали не бояться мирного атома, полностью доверять здесь правительству.

Япония решила двинуться дальше и постараться стать одним из модераторов глобальной экологической повестки. В этом же направлении двигался и ЕС. В качестве площадки для подписания в 1997 г. первого международного договора в сфере борьбы с глобальным потеплением был выбран город Киото, являвшийся до 1868 г. местом пребывания императорского двора, а сегодня продолжающий играть роль духовной и культурной столицы страны. Однако трагедия Фукусимы сильно повлияла на авторитет Токио в сфере защиты окружающей среды, утратила Япония из-за неё и позиции технологического лидера. Новый договор по борьбе с глобальным потеплением был подписан в Париже 2015 г.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати