ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Мифы о Костюшко в исполнении Варшавы

08:57 21.02.2021 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

В этом году 275-летие со дня рождения лидера польского восстания 1794 г. Тадеуша Костюшко Варшава отмечает не только на территории Польши, но и в Белоруссии, и на Украине. Польские диппредставительства организовали выставки, лекции, показы тематических фильмов и прочие мероприятия, рассчитанные на возбуждение в белорусских и украинских гражданах убеждённости в «моральной правоте» Костюшко и «значимости его подвига», т.е. мятежа 1794 г., для белорусского и украинского государства.

Такая тактика со стороны Варшавы не нова. Ежегодно дни рождения лидеров мятежей 1794, 1830 и 1863 гг. становятся поводом для широкой пропагандистско-информационной кампании в сопредельных государствах, а также в США и некоторых странах Европы. Костюшко в наши дни превращён в миф, в его отполированном образе практически не осталось реальных черт, его уже можно называть, по меткому выражению одного автора, "святым Тадеушем". История в Польше давно превращена в инструмент пропаганды для подтверждения нужных политических идеологем. Но обратимся к историческим фактам и современным политическим коннотациям, с помощью которых Варшава пытается надуманно связать прошлое с настоящим.

Причины и последствия восстания Костюшко романтизированы польской историографией до неузнаваемости. В её изложении мятеж против России был направлен на возрождение Польши, что являлось, будто бы, синонимом освобождения крепостных крестьян и установлением демократических форм правления на охваченных восстанием территориях Российской империи (Польша, Литва, Малороссия, Белоруссия). Лауреат награды Пулитцера Алекс Сторожиньский (Alex Storoźyński) избрал девизом своей книги "Костюшко. Крестьянский князь" слова видного деятеля оппозиции эпохи Польской Народной Республики Адама Михника: "Герой этой книги - один из отцов современной демократии наряду с Вашингтоном, Джефферсоном, Мэдисоном и Линкольном" (1). И название книги, и слова Михника в стиле Остапа Бендера и его "отца русской демократии" не более чем пропагандистский штамп, потому что Костюшко не были ни князем крестьянским, ни отцом современной демократии.

К слову, "демократ" Михник в 1989 г.выступил на учредительном собрании украинской националистической партии "Рух" в Киеве. "Рух" был предтечей целого сонма сегодняшних неонацистских организаций на Украине. Происходящее сегодня кровопролитие на Украине - это идеологический урожай тех семян межнациональной ненависти, которые были посеяны "Рухом" и поддержаны Михником. Пан Михник так же не в состоянии понять, что является истинной демократией, а что нет, как, к сожалению, и его кумир Костюшко.

Историкам хорошо известно, что наряду с Полонецким универсалом от 7 мая 1794 г., изданным Костюшко и провозглашавшим свободу крепостным, существовало обязательное условие: крестьянин мог стать свободным лишь после выплаты шляхтичу всех долгов и покрытия всех повинностей. На практике это означало, что крестьяне никогда не смогут стать свободными. Полонецкий универсал был пропагандистским ходом Костюшко, а не искренним шагом. Известно о расправах мятежников над православными крестьянами, мещанами и священниками. Во время т.н. Варшавской заутрени (Insurekcja Warszawska) мятежники учинили массовую резню русского населения Варшавы прямо у алтарей в церквях и в жилищах. Среди убитых были женщины и дети, и раз это сделано с одобрения "отца современной демократии", тогда жутко представить, как эта демократия выглядела бы в исполнении польских мятежников в случае их победы.

Факт формирования части отрядов повстанцев из крестьян тоже ни о чем не говорит (2). Крестьянство в Польше зависело от шляхты и магнатерии, подчиняясь их приказам. Напротив, есть достаточно свидетельств о неприятии крестьянством шляхетского бунта, особенно крестьянством православным. Если бы было иначе, Костюшко не объявлял насильственной рекрутчины для крестьян. Называть Костюшко крестьянским князем - это более чем преувеличение. Любимый польскими историками эпизод с переодеванием в крестьянскую одежду шляхтича Костюшко в знак признания вклада повстанцев-крестьян в дело восстания был не более чем шляхетским популизмом. Подражая Костюшко, рядиться в крестьянские свитки будут главари мятежей 1830 и 1863 гг. с целью привлечения крестьян на свою сторону. И тоже, как и в случае с Костюшко, безуспешно.

В повествованиях о Костюшко польские историки умалчивают о виселицах для врагов народа. Это их официальное название, и Костюшко можно считать "отцом" термина "враг народа" задолго до Сталина. При Костюшко были учреждены Криминальный суд и Депутация публичной безопасности. В их задачу входило выслеживать и приговаривать к наказанию противников восстания. Наказанием чаще всего была смерть. Очень напоминает Службу безпеки (Службу безопасности) ОУН-УПА (организация запрещена в России), казнившей тех, кто не поддерживал зверонравную идеологию украинского национализма. Разве это не повод объявить Костюшко ещё и образцом расправ над неугодными, практики взятой бандеровцами на вооружение?

Варшава стремится раздуть культ Костюшко до трансграничных размеров, распространив его на Украину и Белоруссию с целью взрастить в этих республиках новое поколение русофобов. В пропагандистский обиход запущены идеологемы об общности для белорусов и украинцев того духа борьбы против России, которым был ведом Костюшко, и об актуальности сбережения этого потенциала для текущих отношений с современной Россией.

Утверждается, будто мятежники 1794 г. сражались за свободу четырёх народов - поляков, литовцев, украинцев и белорусов; делается абсолютно ложный вывод, что 1794 г. был годом борьбы за суверенитет Литвы, Украины и Белоруссии. В действительности целью бунта была реанимация Речи Посполитой "от моря до моря". О субъектности Литвы, Украины и Белоруссии никто не помышлял. Патриотические слова Костюшко о Литве, которые любят цитировать польские историки в доказательство его намерений дать ей свободу ("О, Литва моя...!") - это слова о Литве как одной из провинций Речи Посполитой. Костюшко бился за восстановление конституции 1791 года, а эта конституция лишила Великое княжество Литовское, состоявшее из земель Литвы и Белоруссии, какой бы то ни было автономии.

Значимость восстания 1794 г.искусственно завышается. "Восстание 1794 года сыграло важную роль в истории не только Польши, но всей Европы. Оно в определённой степени отвлекло на себя внимание реакционных держав, в особенности Пруссии, от событий во Франции. Отчаянная борьба над Вислой отодвинула опасность интервенции, угрожавшую Французской революции", - говорит проф. М. Богацкая (M. Bogacka). Слова пани профессор противоречат аксиоме польского патриотизма о верности Польши католической церкви. Долгосрочным следствием революционных событий во Франции стало падение авторитета католической церкви и бурный рост атеизма. Если Костюшко помог Французской революции, значит, он помог распространению эпидемии атеизма.

Революционная Франция придерживалась экспансионистской политики. Слова проф. Богацкой лучше изложить так: "Восстание 1794 г. в исполнении Костюшко помогло Франции оккупировать территорию современных Бельгии, Нидерландов, частично Италии, принеся народам этих стран большие страдания". Но польские историки никогда так не скажут.

Мятеж 1794 г. не был настолько важен для Европы, как утверждает Варшава. Это событие не фигурирует в европейских учебниках истории как ключевое в судьбе Европы. Заявление проф. Богацкой напоминает напыщенность румынского премьера Ионела Брэтиану (1864-1927), додумавшегося объяснить отсталость Румынии XIX в. тем, что румыны тратили энергию на защиту Европы от России, дав возможность расцвести европейской культуре и науке, чем Европа и обязана Румынии.

Культ Костюшко - это один из ярких фантиков польской русофобии. Как суверенное государство, Польша имеет право сама выбирать себе героев. Но если государство выбирает героев исключительно исходя из степени их ненависти к соседу (России), значит, оно вынашивает недобрые намерения по отношению к соседу. Попытки преподнести шляхетский бунт 1794 г. как предтечу будущих демократических перемен в Европе, уравнять словосочетание "польский национальный характер" со словосочетанием "демократические нормы" будут и далее предприниматься Варшавой. Для сокрытия экспансионистского характера мятежа Костюшко польская историография весьма фривольно обходится с историческими фактами, принося историческую правду в жертву геополитическим амбициям Варшавы.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

1) https://muzhp.pl/pl/c/1355/tadeusz-kosciuszko-czlowiek-ktory-wyprzedzal-swoje-czasy

2) https://dzieje.pl/postacie/tadeusz-kosciuszko-1746-1817

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати