ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Елена Алексеенкова: мы наблюдаем уникальный феномен национального единства вокруг правительства Драги

12:29 16.02.2021 • Анна Ершова, редактор журнала «Международная жизнь»

Фото: EPA-EFE

В конце января глава правительства Италии Джузеппе Конте подал заявление об отставке. По данным итальянских СМИ, он вовсе не собирался уходить из политики и целью этого шага было получить от президента Италии Серджо Маттареллы мандат на формирование нового правительства. Однако итальянский лидер посчитал, что Конте не справится с этой задачей и поручил полномочия бывшему главеЕвропейского центрального банка (ЕЦБ) Марио Драги. 13 февраля новое правительство Италии во главе с М. Драги было приведено к присяге. Подробнее о новом кабинете итальянских министров журналу «Международная жизнь» рассказала старший научный сотрудник, руководитель Центра итальянских исследований Института Европы РАН, эксперт РСМД Елена Алексеенкова.

– Какое правительство удалось сформировать Марио Драги? 

– В новое правительство вошли 23 министра.  15 кресел занимают представители политических партий и 8 кресел –  беспартийные технократы. С одной стороны, это обусловлено необходимостью привлечь профессионалов в столь сложный в экономическом смысле этап развития Итальянской Республики, а с другой, демонстрирует главную задачу нового правительства –  сформировать и сохранить некий национальный консенсус внутри парламента. Здесь нужно отметить, что предыдущий кабинет Джузеппе Конте располагал поддержкой общества и доверием большинства в парламенте, но Марио Драги удалось его расширить. Нового премьер-министра поддержали даже правые партии «Forza Italia» («Вперёд, Италия») и «Lega» («Лига»), которые до того были в оппозиции к правительству Конте. Единственные кто не поддержал Драги – это партия «Fratelli d'Italia» («Братья Италии»).

Кроме того, стоит подчеркнуть, что согласно данным соцопросов, 80% населения Италии поддерживают кандидатуру Марио Драги. Атмосфера внутри Италии такая, что все понимают: сейчас не время партийным разногласиям и конкуренции. Мы наблюдаем уникальный феномен национального единства вокруг нового правительства. И если этот консенсус удастся сохранить, даже в среднесрочной перспективе, то новый состав кабинета сможет действительно многое сделать, учитывая профессионализм тех, кто в него пришёл.

Что касается состава представительства, то это действительно правительство широкого консенсуса – все партии, так или иначе, получили свои посты. Если посмотреть на численный состав, то партия «MoVimento 5 Stelle» («Движение пяти звёзд») получила 4 кресла, Демократической партии, «Forza Italia» и «Lega» досталось по 3 места, а партии «Italia Viva» («Живая Италия») и «Liberi e Uguali» («Свободные и равные») получили по одному креслу. Таким образом, представительство фактически консенсусное.  

– Главный редактор одной из крупнейших итальянских газетLa Repubblica Маурицио Молинари написал, что «в правительстве Драги – «двойная душа», техническая и политическая, именно она способна посадить за стол соперников с сильными навыками». Как, на ваш взгляд, соотношение политиков и технократов отразится на деятельности правительства и реализации главной его задачи – выхода из кризиса?

– Здесь хотелось бы выделить три ключевые фигуры, которые действительно будут играть существенную роль в процессе экономического восстановления Италии. Прежде всего, это министр по технологическим инновациям и цифровизации Витторио Колао. Он не только имеет отличную репутацию в сфере бизнеса, знает, что такое новые технологии, но и понимает степень отставания Италии в этой отрасли. Другой министр, о котором необходимо сказать – физик и специалист по технологическим инновациям Роберто Чинголани. Он станет главой нового министерства экологической трансформации и будет руководить «зелёным переходом». Третий представитель технократов –  бывший глава Банка Италии Даниэле Франко возглавит Министерство экономики и финансов. Все эти люди имеют хороший профессиональный бэкграунд и являются уважаемыми специалистами в своих сферах.

Также стоит отметить, что преемственность балансирует новые лица – многим удалось сохранить свои посты. Это и министр внутренних дел Лучана Ламорджезе, и министр здравоохранения Роберто Сперанца, а также министр по делам культуры Дарио Франческини и министр обороны Лоренцо Гуэрини. Самой яркой фигурой на этом фоне является министр иностранных дел Луиджи Ди Майо. То, что именно ему удалось сохранить пост, на мой взгляд, объясняется тем, как он видит внешнеполитические задачи страны в нынешних сложных внутриполитических и экономических условиях. В кризисной ситуации приоритет итальянских властей будет направлен на решение внутриполитических проблем и на восстановление экономики внутри страны. Внешняя политика сейчас несколько вторична, она немного отходит на второй план. В этом контексте Л. Ди Майо видит главной задачей внешней политики – содействие повышению международной конкурентоспособности итальянской экономики, наращивание экспорта «made in Italy». Поэтому никаких резких внешнеполитических маневров ожидать, вероятно, не стоит. Ди Майо будет продолжать ту линию, которую он проводил во втором правительстве Джузеппе Конте – развитие сотрудничества с ЕС в рамках восстановления и активный диалог с новой администрацией США.

– Что вы можете сказать о перспективах российско-итальянского диалога?

– России не стоит питать иллюзий, потому что уже втрое правительство Конте показало, что Италия в её нынешнем экономическом и политическом состоянии не готова бросать вызов Евросоюзу и США ради отмены санкций в отношении Москвы. Италия продолжает следовать логике европеизма и атлантизма. Поэтому с политической точки зрения никаких прорывов в отношениях с Россией, на мой взгляд, ожидать не стоит, но экономический и культурный диалог, безусловно, будет продолжен на традиционно высоком уровне. В экономическом плане, поскольку Италия заинтересована в расширении и экспорта, и инвестиций, и максимальном экономическом сотрудничестве со всеми государствами, развитие диалога с Россией будет происходить поступательно, но, с учетом тех ограничений, которые накладывает на такое сотрудничество конфликтный характер взаимоотношений России с Евросоюзом и США. 

Приоритетами в работе Марио Драги назвал борьбу с COVID-19 и «перезапуск» экономики. Удастся ли, на ваш взгляд, новому кабинету министров справиться с последствиями коронакризиса в краткосрочной перспективе или потребуется гораздо больший промежуток времени?

– Вряд ли в краткосрочной перспективе Италии удастся преодолеть последствия коронавируса. Спад ВВП в прошлом году составил 8,9%, это действительно очень много. И что самое неприятное – достаточно серьезно, по сравнению с большинством других европейских стран, падает объем внешних и внутренних инвестиций. Очень пессимистичный настрой у бизнеса внутри страны. По данным соцопросов, на которые ссылаются итальянские СМИ, 96% представителей итальянского бизнеса не готовы инвестировать в развитие своих проектов из-за складывающейся неопределенности, вызванной коронавирусом. Это может существенно затормозить процесс восстановления. Поэтому главная задача для правительства сейчас – это восстановить то доверие, которое итальянская экономика стремительно теряет с начала кризиса. По оценкам аналитиков, ожидаемое в 2021-2022 гг.  недоинвестирование в итальянскую экономику превышает те объемы финансов, которые поступят из фонда восстановления ЕС. Так что в самой Италии кризис будет достаточно затяжным и тех финансов, которые выделены Европейским союзом – более 209 млрд.  евро – может оказаться недостаточно.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати