ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

«Африканская ловушка» Трампа для Байдена

09:50 14.02.2021 • Павел Ломтев, журналист

Фото: apnews.com

Южно-Африканская Республика, Претория

Решение предыдущего президента США Дональда Трампа фактически в последний момент своего президентства сделать кардинальный внешнеполитический шаг – в декабре 2020 года на международном уровне признать претензии Марокко на территории Западной Сахары, ставит нового американского лидера перед серьезной дилеммой на африканском векторе.

Эксперты в ЮАР ожидают, что новая администрация США с широким размахом реанимирует африканское направление своей внешней политики, которое Трамп фактически «низвел до минимума», в т.ч. и своими оскорбительными заявлениями в отношении стран Африки («shithole countries»). Отмечается, что на данный момент Байден уже пересмотрел множество противоречивых решений, которые были приняты командой Трампа – это и повторное присоединение к Парижскому соглашению по климату и прекращение строительства пограничной стены на границе с Мексикой.

Но одно из решений Трампа, своеобразный «декабрьский прощальный выстрел» исправить будет нелегко. Таким, вновь крайне неоднозначным решением, нарушающим международное право, стало признание спорных претензий Марокко на Западную Сахару в обмен на признание Рабатом государства Израиль и скорейшую нормализацию отношений с Тель-Авивом.

Западная Сахара, она же частично признанная Сахарская Арабская Демократическая Республика (САДР), по всей видимости, стала простой пешкой в ​​большой политике Трампа, направленной на то, чтобы убедить мусульманские государства Ближнего Востока и Северной Африки признать Израиль. До этого Трампу уже удалось выступить посредником в признании Израиля Объединенными Арабскими Эмиратами, Бахрейном и Суданом. В последнем случае это также стало сделкой «услуга за услугу», в рамках которой Трамп согласился исключить Судан из американского списка государственных спонсоров терроризма и открыть Хартуму доступ к международным финансовым институтам.

Даже в рядах американской республиканской партии тогдашний шаг Трампа подвергся резкой критике. Так, сенатор Д. Инхоф назвал его решение «шокирующим и глубоко разочаровывающим». Он добавил, что Трамп мог бы просто стать посредником для заключения сделки между Марокко и Израилем, при этом «не торгуя правами безмолвных людей» в Западной Сахаре. Джон Болтон, бывший советник Трампа по национальной безопасности указывал, что «Трамп был неправ, отказавшись от тридцатилетней политики США в отношении Западной Сахары только ради быстрой внешнеполитической победы».

Фото: moroccoworldnews.com

Безусловно, это шаг ознаменовал резкий поворот в политике США в отношении Западной Сахары, настолько резкий, что мягко говоря «контрастировал»  с заявлениями от октября 2020 года, когда Вашингтон вновь поддержал идею о скорейшем формировании Миссии ООН по проведению референдума в Западной Сахаре (МООНРЗС). По итогу, от прежней, пусть и «показательной и формальной» политики признания права западносахарского народа на самоопределение, администрация Трампа перешла к признанию только их права на некоторую автономию в составе Марокко. Но главной проблемой для Байдена теперь стал вопрос, как распутать этот «клубок» и при этом не понести значительных репутационных или даже экономических потерь.

Для стран Африки, в т.ч. и ЮАР на данный момент ясно одно – новая администрация не торопится с пересмотром решения. Об этом говорят соответствующие реакции членов нового кабинета Байдена - министр обороны Л. Остин во время слушаний по утверждению его кандидатуры в Сенате 19 января, комментируя данный вопрос, лишь сказал, что проблема требует «более пристального внимания». Новый госсекретарь Э. Блинкен полностью уклонился от этого вопроса на своей первой пресс-конференции.

Д. Девермонт, руководитель африканского направления Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне (CSIS), считает, что администрация Байдена нацелена на «перезагрузку» отношений США с Африкой, которым был нанесен ущерб в результате четырех лет «небрежной, подлой и одержимой Китаем политики» Трампа. Он отмечает, что Байден уже начал восстанавливать имидж США, сосредотачивая внимание на демократическом векторе и правочеловеческой тематике. Примеры включают критические комментарии американской стороны по поводу «жестокости полиции» в Нигерии, военной операции в Эфиопии и «противоречивых президентских выборов» в Уганде. Тем не менее, Девермонт считает, что вопрос Западной Сахары представляет собой серьезную головную боль для новой администрации. Хотя Марокко удалось постепенно убедить многие африканские страны (особенно государства Западной Африки) признать свою легитимность контроля над этим районом, Африканский союз (АС) считает Западную Сахару одним из своих 55 государств-участниц.

Таким образом, Байден рискует навредить отношениям (и в особенности, экономическим дивидендам) с Рабатом, если он отменит решение своего предшественника, но он также столкнется и со значительной критикой со стороны АС в целом и отдельных африканских государств (особенно региона Юга Африки), если он не пересмотрит решение о признании суверенитета Марокко над Западной Сахарой. В дополнение к последствиям первого варианта, администрация Байдена рискует разочаровать не только Марокко, но и собственно Израиль, если решение Трампа все же будет отменено. Южноафриканские эксперты в свою очередь отмечают, что учитывая американские интересы в сфере безопасности и экономики в Марокко и тесные связи Вашингтона как с королевством, так и с Израилем, новая администрация, по понятным причинам, проявляет осторожность.

Какими бы ни были мотивы Трампа для такого решения он, не исключая того, что намеренно, оставил Байдену весьма сложную и трудноразрешимую «африканскую головоломку».

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати