ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Геополитическая ценность Мьянмы как фактор конкуренции между Индией и Китаем

14:52 30.12.2020 • Артём Гарин, сотрудник ИВ РАН

Источник: Associated Press

Мьянма – первая по величине страна материковой части Юго-Восточной Азии (ЮВА), которая также расположена между двумя ведущими странами Тихого и Индийского океанов – Китаем и Индией. Учитывая обеспеченность природными ресурсами и выгодное геостратегическое расположение, Мьянма оказывается в центре соперничества ведущих региональных акторов, каждый из которых прекрасно понимает её роль в экономическом сопряжении двух океанов.

Кратко о геостратегическом положении Мьянмы и пандемии COVID-19

Мьянма, расположенная самом в сердце Юго-Восточной Азии между КНР и Индией, занимает одну из ключевых позиций в планах ведущих держав идейно-синтетической конструкции под названием «Индо-Тихоокеанский регион» (ИТР) по расширению своего политического и экономического влияния. Крупнейшие региональные игроки ищут всё новые возможности для сотрудничества, в том числе, развивая различные инфраструктурные проекты в Мьянме с целью закрепления своих позиций на её стратегически ценных территориях. Во-первых, Мьянма – крупнейшее государство материковой части Юго-Восточной Азии (ЮВА). Во-вторых, она располагается в регионе с наиболее насыщенными транспортными потоками в мире, выступая мостом между Индийским океаном, Индией, Китаем и ЮВА. В-третьих, Мьянма богата природными ресурсами, в том числе запасами природного газа (свыше 500 млрд. куб. м.), нефти (3,2 млрд. баррелей), золота, меди, рубина, нефрита и плодородными землями. Каждый из вышеперечисленных факторов привлекает инвесторов со всего мира, а также выступает драйвером сближения Мьянмы с КНР и Индией.

Вместе с тем без минусов редко удается обойтись. Например, по мере ускорения индустриализации и урбанизации по всей Азии, инвестиции в инфраструктурные связи региона за ними не успевали, что привело к дефициту инфраструктуры.[1] Согласно отчетам Азиатского банка развития (АБР), странам Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) необходимо ежегодно выделять US$1,5 трлн. на инвестиции в инфраструктуру в период с 2016 по 2030 гг., чтобы полностью восполнить этот пробел.[2] По данным Infrastructure Outlook, объемы фактических и потенциально необходимых инвестиций в Мьянму соответствовали друг другу вплоть до 2015 г., после чего разрыв между ними увеличился в среднем на 50% (около US$3 млрд.).[3] В то же время, устремления ведущих стран региона реализовать масштабные инфраструктурные проекты в Мьянме могут способствовать разрешению этой проблемы. В 2017 г. (с обострением кризиса рохинджа) также произошел резкий спад инвестиций в Мьянму из стран Запада, которые обвиняли Нейпьидо в нарушениях прав человека, но и этот вопрос можно рассмотреть с другой стороны, ведь пока западные игроки «сворачивали» свое присутствие в Мьянме, страны АТР смогли активнее наращивать свое политическое и экономическое сотрудничество с одной из наиболее перспективных стран Юго-Восточной Азии.

Как и любую другую страну мира, Мьянму также не обошла стороной пандемия COVID-19, но, вопреки негативным прогнозам, страна сумела сдержать вспышку заболеваемости. Первый случай заболевания коронавирусом в Мьянме был зарегистрирован 23 марта 2020 г. На сегодняшний день в стране зарегистрировано около 123 тыс. случаев заболевания, из которых 104 тыс. выздоровели, 16 тыс. проходят лечение и 2618 закончились летальным исходом.[4]

Источник: составлено автором на основе данных Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ)[5]

Избежать масштабного заражения COVID-19 Мьянме удалось как из-за своевременных мер властей, так и благодаря географическим особенностям страны. Во-первых, в Мьянме довольно высокий процент молодого населения (55% моложе 30 лет), как известно, молодые люди менее подвержены заражению COVID-19. Во-вторых, на руку сыграла и довольно низкая плотность населения страны (из 54,4 млн. населения Мьянмы только 30% проживают в городских районах), что не дало коронавирусу быстро распространяться среди населения. 29 декабря 2020 г. количество ежедневных случаев заболевания COVID-19 снизилось в Мьянме до уровня ниже 1 тыс. чел.[6]

Вместе с тем экономика Мьянмы – одна изсамых быстрорастущих экономик Юго-Восточной Азии, поэтому особенно интересна реакция мьянманских властей на экономические последствия пандемии. Так, в мае нынешнего года власти страны разрешили импорт основных медицинских товаров для профилактики и борьбы с COVID-19 (хирургические маски, СИЗ, аппараты ИВЛ и др.) без получения специальной импортной лицензии[7],перенаправили 10% от бюджетных средств каждого министерства на борьбу с пандемией[8], учредили фонд в размере 100 млрд кьят (US$75 млн.) для оказания помощи пострадавшим микро-, малым и средним предприятиям, из которого им будут предоставлять годовые кредиты с процентной ставкой 1%[9] и др.

По ожиданиям экспертов, рост ВВП Мьянмы вырастет с 1,7% (2019-2020 гг.) до 2% в 2020-2021 гг. с вероятным ростом до 7%[10], причем одним из благоприятных факторов является восстановление экономики Китая – крупнейшего торгового партнера Мьянмы и второго по величине источника прямых иностранных инвестиций (ПИИ). В учетом мер по сдерживанию заболеваемости COVID-19 в Индии, её ВВП в первом квартале 2020 г. сократился на 23,9%[11], а затем до -7,5% в третьем квартале. Всё же, по сообщениям индийской прессы, к 2025 г. Индия станет пятой экономикой мира, а затем третьей к 2030 г.[12]

Безусловно, обладая выгодным геостратегическим положением, обширными запасами природных ресурсов и, располагаясь между экономическими гигантами (КНР и Индией), у Мьянмы есть шанс извлечь выгоду от сотрудничества с каждым из них и обеспечить комфортный рост своей экономики не только в допандемийных, но и постпандемийных условиях.

КНР и Мьянма: инфраструктурные аспекты взаимодействия

Как минимум в течение последних четырех десятков лет роль КНР во внешней и внутренней политике Мьянмы становилась всё более значимой, что, вероятно, выступает отражением планов Китая обеспечить себе выход в Индийский океан, развивая при это провинцию Юньнань на юго-западне страны. Благодаря логистическому доступу к территории Мьянмы, а также её побережью в Бенгальском заливе КНР может сократить транспортные издержки и снизить зависимость от Малаккского пролива и, в частности, от акватории Южно-Китайского моря. Учитывая тот факт, что около 80% мировой торговли осуществляется морем, причем аналогичные объемы, но уже торговли нефтью, приходятся на Индийский океан, на пути становления Китая в качестве мирового лидера, ему потребуется контроль не только Тихим, но и над Индийским океаном.

На сегодняшний день КНР выступает главным торговым и вторым инвестиционным партнером Мьянмы. В 2019 г. товарооборот двух стран составил US$18,7 млрд. Более того, за последние 30 лет Китай инвестировал в экономику Мьянмы свыше US$20 млрд. (около 26% от общего объема ПИИ в страну).[13] Вместе с тем Мьянма – участница китайской инициативы «Пояс и путь», в рамках которой стороны развивают свое взаимодействие в области гидроэнергетики, горнодобывающей промышленности, нефтегазовой отрасли и логистики. Неотъемлемой частью Пояса и пути в Мьянме выступает проект Экономического коридора Китай – Мьянма (China – Myanmar Economic Corridor), протяженность которого составляет свыше 1,7 тыс. км. Экономический коридор проходит от Куньмина (КНР) до Мандалая, Янгона и особой экономической зоны (ОЭЗ) Чаупхью в штате Ракхайн (Мьянма). В январе нынешнего года председатель КНР Си Цзиньпин нанес официальный визит в Нейпьидо, в ходе которого обе стороны подтвердили обоюдную поддержку данного проекта. В Экономический коридор Китай – Мьянма входит высокоскоростная железная дорога и глубоководный порт в ОЭЗ Чаупхью стоимостью US$1,3 млрд., который и станет для Пекина воротами в Индийский океан[14], ведь именно через Мьянму в Китай будет транспортироваться нефть с Ближнего Востока, что, соответственно станет важной альтернативой торговым маршрутам через Малаккский пролив.

Экономические коридоры КНР, Индии, Японии и Таиланда в Мьянме
Источник: адаптировано автором на основе картографических данных новостного портала irrawaddy.com[15]

Более того, КНР и Мьянму связывают нефте- и газопроводы стоимостью US$1,5 млрд. Газопровод начал функционировать с 2013 г. (мощность – 12 млрд. куб. газа.), нефтепровод – в 2017 г. (мощность – 22 млн. баррелей/год). Неподалеку от границы Мьянмы и Таиланда в Давее китайская компания «Guangdong Zhenrong Energy» также планирует построить нефтеперерабатывающий завод стоимостью US$3 млрд.[16]

Так или иначе, некоторые проекты КНР были восприняты в Мьянме с опаской. На фоне политических реформ, начавшихся в 2011 г., внешнеполитическая стратегия мьянманской стороны также претерпела ощутимые изменения. Вероятно, поворотным моментом в этом случае стала приостановка тогдашним президентом Мьянмы Тейн Сейном ряда крупных китайских проектов в 2011 г., в том числе строительства гидроэлектростанции (ГЭС) в Мьисоне на севере реки Иравади, стоимостью US$3,6 млрд., которую называли чуть ли не символом экономического доминирования КНР в Мьянме, ведь 90% вырабатываемой ГЭС электроэнергии должен был получать именно Китай. В июле 2014 г. Мьянма также приостановила проект компании «China Railway Engineering Corporation» стоимостью US$20 млрд., который должен был соединить китайскую провинцию Юньнань со штатом Ракхайн. В 2018 г. стороны всё же подписали меморандум по реализации проекта.[17] Стоит предположить, что все эти шаги были нацелены не столько на попытки «противостоять росту влияния Китая», сколько на создание фундамента для будущей диверсификации своих политических и торгово-экономических связей в регионе во избежание односторонней зависимости от КНР.

Особого внимания также заслуживает визит министра иностранных дел КНР Ван И в Мьянму 7 декабря 2019 г., в рамках которого он провел встречу с государственным советником Мьянмы г-жой Аун Сан Су Чжи. Несмотря на тот факт, что основной темой переговоров сторон стал Пояс и путь, визит Ван И продемонстрировал поддержку Китаем Мьянмы в рамках проходивших тогда разбирательств в Международном суде ООН касательно кризиса рохинджа[18]. Более того, министр иностранных дел КНР выступил против вмешательства третьих сторон в вопросы двусторонних отношений отдельных государств.[19]

Среди наиболее масштабных инфраструктурных проектов КНР в Мьянме отдельно стоит выделить коридор Бангладеш – Китай – Индия – Мьянма (Bangladesh – China – India – Myanmar, BCIM), который должен был соединить Восточный Китай с Южной и Юго-Восточной Азией. Более того, амбициозной идее о воплощении экономического коридора уже как минимум два десятилетия. Изначально она называлась «Куньминская инициатива» (конце 1990-х – нач. 2000-х гг.) и была нацелен сопряжение относительно отстающих регионов стран Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии, не имеющих выхода к морю. В рамках инициативы даже прошел ряд переговоров между сторонами, но проект КНР не приняла индийская сторона. После появления инициативы «Пояс и путь» стороны снова приступили к консультациям, но завоевать доверие Индии, чьи отношения с Пакистаном находятся кризисе уже более полувека, снова не удалось. Конфликт в Докламе (Бутан) в 2017 г. также сыграл большую роль в выходе Индии от проекта BCIM.

Индия и Мьянма: новые форматы и перспективы взаимодействия

Индия, равно как и КНР, также граничит с Мьянмой, но границы обеих стран представляют собой сплошные джунгли и горы, а приграничные районы – смесь различных языковых, этнических, религиозных групп. Несмотря свою труднопроходимость, граница всё имеет несколько сухопутных маршрутов, соединяющих оба государства.

Еще с 1990-х гг., с момента начала реализации Индией своей политики «Look East», страна работает над укреплением своих связей с соседями по региону, в особенности со странами АСЕАН. В данном случае Мьянма также является единственной страной АСЕАН, которая имеет сухопутную границу с Индией. На современном этапе внешнеполитическая стратегия «Look East» сменилась на «Act East», которая активизировала политику Индии по расширению своего влияния в так называемом ИТР, где Мьянма опять же выступает важным стратегическим рубежом. Например, еще с момента китайско-индийского конфликта 2017 г. в Бутане Индия начала наращивать военный контингент на границе с Мьянмой. На сегодняшний день Индия не имеет столь крепких связей с Мьянмой, которая довольно сильно зависит от КНР, поэтому для Индией уже стратегически важно не оказаться в роли догоняющей.

Во-первых, в качестве ответной меры на развитие китайско-пакистанских отношений, а также роста влияния КНР в Индийском океане путем использования портов в Джибути, Пакистане (Гвадар), Шри-Ланке (Хамбантота, Коломбо) Индия начала разворачивать в странах вдоль побережья Индийского океана свои радиолокационные комплексы, в том числе в Маврикии, Шри-Ланке, Сейшелах, Мальдивах, Бангладеш и Мьянме.[20]

Во-вторых, расширение экономического влияния Китая в Южной и Юго-Восточной Азии в рамках инициативы «Пояс и путь» также подталкивает Индию к более тесной кооперации с Мьянмой. На сегодняшний день Индия занимает пятое место среди крупнейших торговых партнеров Мьянмы, а сумма торговли товарами двух стран составляет US$1,47 млрд. ($956,9 млн. – экспорт, US$506,7 млн. – импорт), В 2016 г. Индия также впервые смогла нарастить свой экспорт в Мьянму и достичь профицита в US$86,38 млн.

Источник: составлено автором на основе данных торговой статистики ООН[21]

Бо́льшая часть официальной пограничной торговли Индии и Мьянмы проходит через г. Морех (штат Манипур, Индия) и г. Таму (регион Сагайн, Мьянма).[22] Вместе с тем на границах действует не один десяток торговых маршрутов, которые проходят через соседний индийский штат Мизорам.[23] Трансграничная торговля между Мьянмой и Индией на этом направлении осуществляется в основном через таможенный пост Зохавтар, где обеим сторонам еще предстоит развивать таможенную инфраструктуру. Например, дорога из Мьянмы в Захавтар представляет собой однополосную проезжую часть. В то же время, в случае успешного модернизации инфраструктуры Зохавтар может стать новыми воротами Индии в страны АСЕАН, а для Мьянмы – на северо-восток Индии. Таким образом, как и случае с КНР, инфраструктурные проекты занимают важное место в индийско-мьянманском сотрудничестве, причем его главной причиной сотрудничества выступает отсутствие выхода к морю территорий в северо-восточной части Индии.

Границы Индии, КНР и Мьянмы
Источник: адаптировано автором на основе картографических данных The Economist[24]

Индия также реализует в Мьянме ряд логистических проектов, включая Азиатскую сеть автомагистралей (Asian Highway Network, AH) спонсируемую Экономической и социальной комиссией ООН для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО); автомагистраль Индия – Мьянма – Таиланд (India–Myanmar–Thailand Trilateral Highway, IMTTH), которая впоследствии расширится до Вьетнама, Камбоджи и Лаоса; а также индийский экономический коридор «Каладан», который соединяет индийские порты с портом Ситтве в Мьянме.

Вместе с тем на современном этапе Индия и Мьянма уделяют особое внимание отношениям в области обороны предпринимают меры по ликвидации сепаратизма на индийско-мьянманской границе. Страны провели множество двусторонних учений и военных операций по вытеснению вооруженных группировок. В 2015 г. Индия также участвовала в разрешении внутренних противоречий в Мьянме, достижении и подписании Общенационального соглашения о прекращении огня в Мьянме. В октябре нынешнего года Индия также передала ВМС Мьянмы подводную лодку класса «Кило» «INS Sindhuvir».[25]

На фоне конкуренции с КНР Индия также развивает сотрудничество с другими странами региона, в том числе и с Японией. Еще в августе 2013 г. в Мьянме состоялась знаменитая «Янгонская речь» тогдашнего президента Японского агентства международного сотрудничества (Japan International Cooperation Agency, JICA) Акихико Танаки, в которой прозвучала идея о переориентации внешнеполитической стратегии Японии на Юго-Восточную Азию – регион, где в контексте расширения политического и экономического влияния Япония и Китай, непременно, становятся экономическими конкурентами. Об этом ярко свидетельствует японо-китайское соперничество за инфраструктурные проекты как в Мьянме, так и по всей Юго-Восточной Азии. В 2015 г. в качестве противовеса китайскому АБИИ, Япония основала Партнерство по созданию качественной инфраструктуры (Partnership for Quality Infrastructure, PQI), чтобы нарастить свое влияние в финансировании инфраструктурных проектов в ЮВА. Кроме того, Япония является одним из крупнейших торговых партнеров (US$1,97 млрд., 2019 г.), источников ПИИ (36% от общего объема инвестиций в Мьянму, 2018 г.)[26] и кредиторов Мьянмы. Японская сторона участвует в проекте ОЭЗ «Тилава» стоимостью около US$1,9 млрд.[27], расположенной рядом с Янгоном.

В декабре нынешнего года также появились сообщения, что Индия и Япония будут совместно работать над сопряжением своих инициатив в Юго-Восточной и Южной Азии, в частности автомагистрали Индия – Мьянма – Таиланд (реализует Нью-Дели) и Экономического коридора Восток–Запад (East-West Economic Corridor, EWEC), над которым работают Япония, Вьетнам, Лаос и Таиланд.[28]

Экономические коридоры КНР, Индии, Японии и Таиланда в Мьянме
Источник: адаптировано автором на основе картографических данных новостного портала irrawaddy.com[29]

Не противостояние, а возможность для укрепления регионального сотрудничества

Вероятно, всё вышеперечисленное довольно сложно назвать противостоянием, как трактуют некоторые СМИ, подтверждая свою приверженность конфликтному характеру Индо-Пицифки. В случае Мьянмы – это вполне логичная геополитическая конкуренция, которая завязана по укреплении отношений КНР с соседями Индии, что подталкивает Нью-Дели к более интенсивному налаживанию связей со своими соседями как в Индийском океане, так и в Юго-Восточной Азии.

С одной стороны, эта конкуренция принесла Мьянме ряд выгод. Стремление КНР, Индии и ряда других игроков региона наладить отношения с Нейпьидо для сохранения своего влияния в Юго-Восточной Азии, также помогло мьянманской стороне заложить фундамент своего экономического развития. Из-за количественного и качественного роста транспортных артерий и их дальнейшего объединения с особыми экономическими зонами экономика Мьянмы также может извлекать немалую выгоду.

Наряду с этим каждая из стран преследует в Мьянме свои интересы. Китай наращивает там свое присутствие для выхода в Индийский океан. Более того, инициатива Пояса и пути не может быть реализована в полной мере без участия в ней Мьянмы. КНР также планирует диверсифицировать свои поставки энергоносителей через Мьянму, чтобы уменьшить свою зависимость от Малаккского пролива и развивать юго-запад страны. Для Индии, Мьянма – это единственная страна, которая может географически выступить в качестве связующего звена между Индией и АСЕАН. Укрепление связей с Мьянмой также необходимо Индии для уравновешивания роста влияния КНР в Индийском океане.

Так или иначе, заведомо конфликтный характер концепции ИТР скрывает от глаз явные возможности для сотрудничества. Например, на что уже обратили внимание многие эксперты, Россия остается единственной страной, которая работала над примирением КНР и Индии после приграничных инцидентов 2020 года. Как справедливо отметил эксперт журнала «Международная жизнь» Владислав Гулевич, «присутствие России в индийско-китайском дуэте в качестве третьей, уравновешивающей стороны минимизировало бы шансы окончательного разделения сторон», а «тройственная индийско-китайско-российская политическая платформа могла бы послужить фактором стабильности в регионе при согласовании всеми сторонами соответствующего формата взаимодействия».[30] Китайское международное издание «Global Times» в нынешнем году также обращало внимание на тот факт, что Мьянма может предоставить больше новых возможностей для сотрудничества между Китаем, АСЕАН и Индией.[31] Безусловно, будущее мировой экономики за АТР, где с большой долей вероятности процесс региональной трансформации активизируется еще сильнее. Мьянма, со всем её набором преимуществ, рано или поздно всё равно бы ощутила конкуренцию ведущих держав региона, но стоит ли называть это противостоянием или конфронтацией? Россия, КНР, Индия и ряд других стран Индийского и Тихого океанов в первую очередь заинтересованы во взаимовыгодном экономическом развитии, стабильности и сплоченности, что является настоящей опорой будущего процветания региона.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


[1] Wilson, J., Connecting the Asia-Pacific: Australian participation in China’s regional infrastructure initiatives // Australia-China Relations Institute (ACRI) Report, 2018 URL: https://www.australiachinarelations.org/sites/default/files/20180717%20Australia-China%20Relations%20Institute%20report%20-%20Connecting%20the%20Asia-Pacific%20-%20Jeffrey%20Wilson.pdf

[2] Там же.

[3] Investment forecasts for Myanmar // Infrastructure Outlook, A G20 Initiative URL: https://outlook.gihub.org/countries/Myanmar

[4] Myanmar Situation // World Health Organization URL: https://covid19.who.int/region/searo/country/mm

[5] Там же.

[6] Myanmar’s Daily COVID-19 Infections Fall Below 1,000 // The Irrawaddy URL: https://www.irrawaddy.com/news/burma/myanmars-daily-covid-19-infections-fall-1000.html

[7] Import of essential items for COVID-19 approved without licence // Eleven Media Group Co., Ltd URL: https://elevenmyanmar.com/news/import-of-essential-items-for-covid-19-approved-without-licence

[8] Govt ministries allocate 10pc budgets Covid-19 fund // Myanmar Times URL: https://www.mmtimes.com/news/govt-ministries-allocate-10pc-budgets-covid-19-fund.html

[9] Myanmar: The COVID-19 Economic Relief Plan // Global Compliance News URL: https://globalcompliancenews.com/myanmar-the-covid-19-economic-relief-plan-20200504/

[10] Myanmar’s Economic Year in Review // The Irrawaddy URL: https://www.irrawaddy.com/business/myanmars-economic-year-review.html

[13] China Leads Investment in Yangon // The Irrawaddy URL: https://www.irrawaddy.com/business/china-leads-investment-yangon.html

[14] Explained: India, China, and Myanmar poll // Indian Express URL: https://indianexpress.com/article/explained/india-china-and-myanmar-poll-aung-san-suu-kyi-6982839/

[15] Megaprojects a Double-Edged Sword for Myanmar // The Irrawaddy URL: https://www.irrawaddy.com/opinion/analysis/megaprojects-a-double-edged-sword-for-myanmar.html

[16]

[17] Survey starts major railway project // Myanmar Times URL: https://www.mmtimes.com/news/survey-starts-major-railway-project.html-0

[18] Chinese Foreign Minister Visits Myanmar to Speed Up Belt and Road Projects // The Irrawaddy URL: https://www.irrawaddy.com/opinion/analysis/megaprojects-a-double-edged-sword-for-myanmar.html

[19] Там же.

[21] UN Comtrade Database. URL: https://comtrade.un.org/data/

[23] Там же.

[24] A safe house for dangerous men // The Economist URL: https://www.economist.com/news/2007/03/09/a-safe-house-for-dangerous-men

[25] India to handover Kilo class attack submarine to Myanmar // The Hindu URL: https://www.thehindu.com/news/national/india-to-handover-kilo-class-attack-submarine-to-myanmar/article32866535.ece

[27] Over one hundred International firms invest over $1.9bn in Thilawa SEZ // Eleven Media Group Co., Ltd URL: https://elevenmyanmar.com/news/import-of-essential-items-for-covid-19-approved-without-licence

[28] Brahmaputra Bridge Will Link Northeast India, Bhutan With Vietnam // OdishaTV URL: https://odishatv.in/nation/brahmaputra-bridge-will-link-northeast-india-bhutan-with-vietnam-497818

[29] Megaprojects a Double-Edged Sword for Myanmar // The Irrawaddy URL: https://www.irrawaddy.com/opinion/analysis/megaprojects-a-double-edged-sword-for-myanmar.html

[30] Индия, Китай и Россия в Индийском океане // Журнал "Международная жизнь" URL: https://interaffairs.ru/news/show/28453

[31] Will India miss chance offered by Myanmar? // Global Times URL: https://www.globaltimes.cn/content/1176944.shtml

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати