ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Индия, Китай и Россия в Индийском океане

13:04 15.12.2020 • Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»

Индия, Шри-Ланка и Мальдивы провели встречу на уровне министров обороны и национальных советников по обороне для обсуждения перспектив трёхстороннего сотрудничества в Индийском океане. В переговорах приняли участие также представители Сейшельских островов и о. Маврикий, но в удалённом формате (1).

Спектр обсуждаемых вопросов был достаточно широк, от совместных учений ВМС и экологической безопасности до сохранения морских богатств и гуманитарной помощи в условиях природных бедствий. Ведущей стороной при обсуждении данных проблем выступила Индия.

Судя по всему, усиление Китая в Индийском океане заставляет Дели перейти к более динамичному диалогу с островными государствами в регионе. Участие в переговорах Шри-Ланки и Мальдив обусловлено их стратегически выгодным положением и дипломатической активностью Пекина в этих странах.

Эксперты считают, что Дели подозревает Пекин в намерении создать в Индийском океане цепь военных и торговых баз как опорных звеньев морской версии проекта «Один пояс, один путь».

Китай уже закрепился экономически в Джибути, Пакистане (порт Гвадар) и на Шри-Ланке (порт Хамбантота). Следующим логическим шагом должно стать углубление связей с восточно-африканскими странами. Восточная Африка – сухопутная «опора» в западной, противоположной от Китая, части Индийского океана. Первой в этом ряду стоит Танзания, передавшая китайцам контроль над портом Багамойо с целью его развития, затем с точки зрения географии следуют Эфиопия, Кения и Мозамбик.

Китайское экономическое присутствие на Шри-Ланке и Мальдивах означает для Дели китайское присутствие в непосредственной близости от исключительной экономической зоны Индии.

Индия с готовностью приняла новый термин «Индо-Тихоокеанский регион» (ИТР) вместо более узкого в географическом плане понятия «Азиатско-Тихоокеанский регион» (АТР), но общее стратегическое восприятие соотношения «индоокеанского» и «тихоокеанского» компонента в идеологии ИТР у Индии и её союзников отсутствует.

Индия, Япония и Франция считают, что ИТР простирается от Восточной Африки до западного побережья Америки. США, Австралия, Новая Зеландия думают также, но акцентируют внимание на «тихоокеанском» компоненте (2). Дели же призывает уделять больше внимания «индоокеанской» составляющей.

Индийская сторона стремится привлечь к региональному сотрудничеству как можно больше игроков, чтобы получить доступ к их логистическим пунктам для контроля над ключевыми транспортными коридорами, связывающими Индийский и Тихий океаны – Малаккским, Сингапурским, Зондским, Ломбокским, Ормузским, Мозамбикским проливами, Суэцким каналом и каналом Баб-эль-Мандеб (3).

Сотрудничество Индии со Шри-Ланкой и Мальдивами, желание привлечь к диалогу Сейшелы и Маврикий укладываются в данную стратегическую парадигму (4). Союзнические отношения со Шри-Ланкой и Мальдивами позволят Индии обезопасить подступы к своему побережью, с Сейшелами и Маврикием – обосноваться поближе к Мозамбикскому проливу и Восточной Африке, где стратегическое присутствие Дели пока мало заметно.

О значимости, которую индийские власти придают отношениям со Шри-Ланкой и Мальдивами, говорит тот факт, что диалог Дели – Коломбо – Мале Индия подчёркнуто называет трёхсторонним, в то время как партнёрству с другими странами Индийского океана придаёт региональный, т.е. более размытый статус.

Островные государства Индийского океана больше склонны к взаимодействию с Индией в решении нетрадиционных угроз – браконьерства, пиратства, безработицы, стихийных бедствий, экологической и энергетической безопасности. Эти государства избегают участия в жёстких военно-политических блоках и инициативах, опасаясь быть втянутыми в индийско-китайское геополитическое соперничество.

Дуальный, индийско-китайский характер наметившегося противостояния в Индийском океане несёт больший конфликтный потенциал по сравнению с гипотетически возможной тройственной конструкцией Россия – Индия – Китай. Идея не нова и высказывалась в конце 1990-х. Экономическое присутствие России в Индийском океане пока минимально, но он является зоной стратегических интересов России.

Присутствие России в индийско-китайском дуэте в качестве третьей, уравновешивающей стороны минимизировало бы шансы окончательного разделения сторон. Пекин не заинтересован в сближении Индии с США, Дели не заинтересован в противостоянии с российско-китайским союзом. Тройственная индийско-китайско-российская политическая платформа могла бы послужить фактором стабильности в регионе при согласовании всеми сторонами соответствующего формата взаимодействия.

Такая модель не лишена изъянов. Индия недовольна участием Пакистана и других соседних государств в китайском инфраструктурно-экономическом проекте «Один пояс, один путь», в то время как Россия заинтересована в сопряжении с этим проектом своих интеграционных инициатив на евразийском пространстве. Но и Пекин не стремится к тому, чтобы вытолкнуть Индию окончательно в объятия США, о чём свидетельствуют многочисленные встречи индийских и китайских политиков и дипломатов на разных уровнях и на разных международных площадках.

Появление России между Индией и Китаем в качестве дополнительной опоры не заменит индийцам сотрудничества с Вашингтоном и не отменит для Китая актуальность конкуренции с Дели, но привнесёт в напряжённый диалог элемент многосторонности и геополитического плюрализма.

 

1) http://www.defence.lk/Article/view_article/2654

2) https://perthusasia.edu.au/getattachment/Our-Work/Analysis-Briefs-vol-16/PU-188-V16-Raji-WEB.pdf.aspx?lang=en-AU

3) https://www.cnas.org/publications/reports/strengthening-delhis-strategic-partnerships-in-the-indianocean

4) https://thediplomat.com/2020/12/why-the-india-sri-lanka-maldives-nsa-level-talks-matter/

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Подписывайтесь на наш Telegram – канал: https://t.me/interaffairs

Версия для печати