ГЛАВНАЯ > Читайте в новом номере

Самый северный виноградник. Загадочная разведшкола Коминтерна в башкирской глубинке

12:43 15.12.2020 • Сергей Брилёв, Заместитель директора телеканала «Россия» по специальным информационным проектам, кандидат исторических наук

Даже минус 30 градусов по Цельсию здесь вполне переносимы. Снег бодряще хрустит, легкие наполняются хрустально чистым воздухом. Все потому, что речь идет об удивительном месте, где работает формула «55/55», той точке, где пересекаются 55-е градусы северной широты и восточной долготы. Это глубины-глубины Евразии и, соответственно, классика континентального климата. Воздух сухой, и нет ветра. Вот почему зимой тут дышится легко даже в самый лютый мороз. И, наоборот, летом здесь настолько знойно, что в башкирском селе Кушнаренково (а речь идет о нем) располагается один из самых северных на всей нашей планете виноградников.

Как рассказывают старожилы, побродить по этому винограднику (очевидно, вспоминая родные для него южные края) любил такой, отнюдь не последний человек в мировой истории, как генсек Коминтерна и будущий руководитель Народной Республики Болгарии Георгий Димитров. Вместе с ним здесь гуляли главный советский финн Отто Куусинен, будущие президент ГДР Вильгельм Пик и председатель Госсовета ГДР Вальтер Ульбрихт, будущий соучредитель Второй Австрийской республики Иоганн Коплениг и т. д.

Но что еще, кроме моциона, они совершали в такой-то удаленной точке? В год 75-летия Победы и 100-летия ИНО ВЧК (от которого образовалась СВР) эта статья - попытка свести воедино то, что до сих пор было лишь фрагментарно известно о располагавшемся в Кушнаренкове в годы войны удивительном учебном заведении - военно-политической и разведывательно-диверсионной школе Коминтерна, чьи выпускники рекрутировались и самим Коминтерном, и советскими разведслужбами.

Преподаватели

В советское время в Башкирской АССР вышла книга, в которой на тот момент выдвигалась такая версия: в Кушнаренкове эвакуированные туда коминтерновцы «работали, учились, писали книги, готовились к строительству новой жизни в своих странах»1. Из всего перечисленного выделим именно слово «учились» (тем более что еще и в советские времена автору этой книги, башкирскому исследователю Ю.Узикову, разрешили хотя бы мельком, но все-таки упомянуть, что курс включал и военную подготовку).

Обозначенные выше первые лица Коминтерна - это лекторы для спецшколы Коминтерна, расквартированной в помещении местного сельхозтехникума. В отдельных секциях спецшколы (болгарской, итальянской, испанской, немецкой и т. д.2) преподавали люди тоже очень непростые.

Это и Пауль Вендель (после войны - министр народного образования ГДР), и Яков Берман (будущий зам. председателя Совета министров ПНР), и Рудольф Дёллинг (будущий посол ГДР в СССР), и Франц Хоннер (после войны - глава МВД Австрии).

Сразу обозначим и нескольких выпускников этой спецшколы Коминтерна. Палитра очень пестрая.

Выпускники

С одной стороны, речь о тех, кто отметился в мировой истории уже и в холодную войну. Скажем, руководитель разведки ГДР Маркус Вольф3 и его представитель на Кубе в 1971-1974 годах Герберт Хенчке4. В то же время в числе выпускников - двукратный обладатель кубка СССР по футболу Агустин Гомес, который, впрочем, в своей параллельной жизни - «нелегал»-партиец испанской компартии. Это следует не только из хлестких публикаций в СМИ5, но и из изученного автором его личного дела в архиве Коминтерна6. А еще в числе выпускников школы - француженка Франсин Фромон (чьим именем не просто так названы колледж и улица в Париже), будущий депутат Национального собрания Чехословакии Рудольф Ветишка и будущий видный антисоветчик (но тогда еще верный ленинец) Вольфганг Леонгард.

Последний, покинув соцблок и не будучи скован цензурными ограничениями, оставил, пожалуй, самые обширные воспоминания об учебе в Кушнаренкове. Итак, начальником спецшколы Коминтерна был Рубен Аврамов Леви («Михайлов»), ставший впоследствии министром культуры Народной Республики Болгарии. С В.Леонгардом у него состоялся такой разговор: 

«- Как вы знаете, это школа Коминтерна. Мы подготовим кадры для разных стран. Готовы ли вы вести работу в Германии?

- В Германии? - Все это было для меня как-то ново, и я не знал, что он под этим подразумевает. Подпольную работу? Работу среди немецких военнопленных? Политическую работу после поражения гитлеровской Германии?»7

Действительно, руководство школы заглядывало и в после-военное будущее. Но в историю они вошли уже во время войны. Скажем, тот же будущий чехословацкий депутат Р.Ветишка был десантирован к себе в страну зимой 1943 года с советского самолета, а Ф.Фромон - не просто первая женщина-парашютистка французского Сопротивления. Как мы уже рассказывали на страницах «Международной жизни», десантирована она была в рамках схемы «Ледоруб», которая с помощью британской службы саботажа и диверсий Special Operations Executive осуществлялась уже никаким не Коминтерном, а Разведуправлением НКВД СССР8.

Штампы

У профессиональных историков хорошим тоном считается ссылка на архивный документ. То, что будет процитировано ниже, в привычные правила не укладывается. Можно ли считать архивным документом то, на что невозможно сделать ссылку по принципу «фонд такой-то, опись такая-то, дело такое-то»?

Между тем речь идет о бумагах с должной степенью исторического пожелтения. И эти абсолютно неизвестные ни отечественной, ни мировой историографии материалы можно поделить на две категории.

Во-первых, хранившиеся у бывших работников Кушнаренковского райкома КПСС воспоминания анонимного чехословацкого коммуниста - выпускника спецшколы Коминтерна (переданы автору директором Кушнаренковского историко-краеведческого музея Гузель Хамитовой). К ним мы вернемся позже.

Во-вторых, книги, которые коминтерновцы, покидая Кушнаренково в 1943 году, оставили для библиотеки местного сельхозтехникума (ныне колледжа; там мне их раскрыла хранительница музея А.А.Волкова). И на этих книгах проставлен штамп… «Дом отдыха МОПР №1». МОПР - это Международная организация помощи борцам революции, коммунистическая благотворительная организация, созданная Коминтерном в качестве эдакого коммунистического аналога Красного Креста. Но «Дом отдыха»?!

Река

Домина на горе, где тогда разместили коминтерновцев, - это бывшая дворянская усадьба Топорниных и дача торговца чаем Грибушина, где гувернанткой была тетя Владимира Ленина9.

К сожалению, после пожара, который приключился здесь в лихие девяностые, от былой красоты остались только стены. Обязательно надев строительную каску и ежесекундно проверяя, чтобы на голову не упали остатки прогоревших перекрытий, можно заглянуть внутрь и увидеть: с первого этажа вниз идут ступени в подвал. Как поведали все те же старожилы, там располагался тир. И можно точно сказать, что выстрелов никто не слышал - основательная кирпичная кладка гасила любые звуки, обеспечивая секретность учебного процесса.

Также с вершины соседней Девичьей горы убеждаешься в том, как располагавшееся здесь учебное заведение было засекречено даже с визуальной точки зрения. Из воспоминаний М.Вольфа: «Летом 1942 года мы встретились далеко от Москвы, на бывшей усадьбе Кушнаренково, живописно расположенной […] на берегу реки Белая, примерно в шестидесяти километрах от столицы Башкирии Уфы. Попасть туда можно было только по реке»10. При этом с реки усадьбу не видно.

Было что шифровать и как.

Шифры

Мемуары М.Вольфа были опубликованы после объединения Германии, а воспоминания В.Леонгарда до российского читателя тоже дошли уже только в новую историческую эпоху. Зато на весь Советский Союз гремело имя «кушнаренковца», футболиста-«совиспанца» А.Гомеса, а факт его учебы там был рассекречен еще в годы застоя в его биографии пера Геннадия Семара.

Принципиально же важный документ из личного дела Гомеса в архиве Коминтерна - это пропуск, выписанный отделением милиции Узбекской ССР. Туда Гомес был эвакуирован из Москвы с началом Великой Отечественной. Пропуск - через Куйбышев в Уфу. Цель поездки - «вызов Ин-та №301»11

Согласно фундаментальному исследованию Г.Адибекова, Э.Шахназаровой и К.Ширини «Организационная структура Коминтерна», впервые учреждение с названием «Институт №301» возникает в письме Димитрова председателю Совнаркома СССР В.Молотову от 13 декабря 1938 года. В нем говорилось, что в дальнейшем Служба связи Коминтерна будет проводить всю работу по снабжению и строительству под маркой «Институт №301»12.  Для понимания: «Служба связи» Коминтерна - это его курьеры и разведка.

Обратимся теперь к упомянутым выше воспоминаниям анонимного, но, судя по контексту, совершенно реального чехословацкого коммуниста.

Первый «ключ»

«Служба на вокзале [Уфы] нам показала направление. […] Мы должны идти до самого конца, где стоит большое здание, которое обозначено как институт №307 [так в тексте, но, как будет видно дальше, речь идет о том же учреждении]. Нам неясно, что это. На первый взгляд казалось, что это напоминает какой-то вуз. Пришел товарищ из отделения кадров с медалью «За отвагу», что на меня произвело большое впечатление. […] Он спросил, есть ли у нас представление, где мы находимся. Мы ответили, что в какой-то партийной школе. Тогда он нас информировал, что мы находимся в комитете Коминтерна, который был эвакуирован из Москвы. […] Из этой ситуации нас освободило то, что нас ожидает товарищ Готвальд. […] Потом […] мы долго разговаривали у товарища Вацлава Копецкого»13.

Обратимся вновь к книге «Организационная структура Коминтерна». Согласно ей, в 1942 году Служба связи Коминтерна включала: «а) секретарей ИККИ (Д.Ибаррури, К.Готвальд, П.Тольятти); б) секретариат; в) представителей компартий (Италии - В.Бианко, Австрии - И.Коплениг, Чехословакии - В.Копецкий)»14.

Итак, в этом списке видим и Готвальда с Копецким, упомянутых чехословацким коммунистом (пусть он ошибся с номером Института), и Д.Ибаррури.

Первый вывод: таких, как Гомес и безымянный чех, готовили именно в разведчики. Это утверждение тем более имеет под собой основание, учитывая, что с началом войны Служба связи была реорганизована. Вместо постоянных курьеров стали применять практику разовых курьеров из числа лиц, отобранных для этой цели компартиями. Все сходится.

Но еще пришло время напомнить, что оказавшиеся для нас одним из «ключей» воспоминания чехословацкого коммуниста обнаружены в сегодняшней Республике Башкортостан не в Уфе и не в Бузулуке (где шло формирование чехословацкого батальона, ставшего фундаментом будущего чехословацкого корпуса), а в архиве бывшего Кушнаренковского райкома КПСС.

Второй «ключ»

Приведем разгадку того, почему штамп МОПР стоит на книгах, оставшихся от спецшколы Коминтерна. Здесь все довольно очевидно. В.Леонгард четко указывает, что, прибыв в Уфу, направление оттуда в Кушнаренково он получил именно в МОПР. Примечательно, что как раз через Башкирский обком МОПР решался вопрос о материальной помощи жене еще одного установленного советского разведчика, участника англо-советской схемы «Ледоруб» Германа Крамера15

То есть и здесь все сходится.

«Корни»

Интересно, что в сегодняшней западной историографии спецшкола в Кушнаренкове иной раз проходит не как вновь созданное учебное заведение, а как эвакуированная в Башкирию Международная ленинская школа (МЛШ). Так, например, считают и испанский исследователь Х.Руэда Лаффонд16, и профессор Дублинского университета Х.Шихан17. Но как же быть с тем, что, согласно общепринятой версии, МЛШ существовала лишь в 1926-1938 годах?!

Начнем с того, что идею учредить школу - «вершину пирамиды» международного марксистско-ленинского образования (точнее, «большевизации» других компартий) утвердил V Конгресс Коминтерна (июль-август 1924 г.). Считалось, что быть званым в МЛШ представляло собой ключевой этап в плане дальнейшей партийной карьеры18. В качестве преподавателей туда постановили откомандировать ведущих партработников немецкой, английской, американской, чехословацкой, итальянской, французской и других секций. Школа быстро разрасталась. Например, британские и ирландские слушатели поначалу учились с коллегами из США и Канады в секторе «D», но в 1933 году был создан отдельный сектор «E» для студентов из Британии, Ирландии, Австралии и Новой Зеландии19. А еще после 1931 года в Москву прибыли около сотни латино-американцев20. И т. д. и т. п.

Первыми ректорами МЛШ стали такие видные деятели ВКП(б) и Коминтерна, как Николай Бухарин и Бела Кун. В общем, это весьма напоминает то, что было потом в  Кушнаренкове (хотя там принцип привлечения в преподаватели поистине знаковых фигур комдвижения был применен на следующем «витке», когда Бухарин и Кун уже сгинули в репрессиях).

Насколько решающей для дальнейшей партийной карьеры была учеба в МЛШ, существуют разные взгляды. Характерный пример - академическая, но довольно бурная дискуссия о числе выпускников МЛШ в руководящих органах Компартии Великобритании, которая недавно на этот счет развернулась в среде британских и ирландских исследователей: одни считают, что речь шла о единицах, другие - о массовом характере этого явления21. В отношении выпускников МЛШ из Латинской Америки петербургские исследователи В.Хейфец и Л.Хейфец указывают, что в руководящий состав своих партий из них действительно мало кто вошел.

Тем не менее отбор в МЛШ был строгим. Слушателем мог стать активист с партстажем не менее года, продемонстрировавший свою активность при организации забастовок, демонстраций или, скажем, в профсоюзной работе. Студенты, не являвшиеся рабочими, должны были принимать участие в борьбе партии против оппортунизма. Правда, с «рабочей косточкой» возникли проблемы. Например, среди латиноамериканцев пролетариев было чуть больше 25%. А за британскими слушателями отмечали «склонность к индивидуализму, рабочей аристократии и буржуазной культуре»22, оценивая взгляды, с которыми они прибывали с островов, как «немарксистские»23. Насколько можно понять, эти знания были признаны, говоря современным языком, подлежащими «перезаписи на очищенный носитель».

Об учебной программе МЛШ информация довольно противоречивая. В целом там изучали философию, политэкономию, историю, но круг тем был бесконечным. Вот, вспоминая учебу уже и в Кушнаренкове, слушатель из Чехословакии рассказывал: «Вопросы касались истории отдельных государств, международного рабочего движения, военной стратегии и тактики, современной военной техники, конспиративной работы, философии, психологии, истории, военного дела и т. д.»24.

Еще о совпадениях между МЛШ и спецшколой в Кушнаренкове. И там и там были занятия спортом, объем которых, конечно, отличался от обычной физкультуры. Уральский исследователь Ефим Ховив, подготовивший наиболее подробную биографию такого выпускника МЛШ, как радист «Красной капеллы» Альберт Хёсслер, установил, что тот занимался и легкой атлетикой, и ручным мячом, и футболом, и волейболом, и беговыми лыжами. Вот и в Кушнаренкове утром курсантов будил резкий звонок. После подъема - физзарядка, гимнастика, упражнения на турнике, бег и прыжки.

По сведениям В.Хейфеца и Л.Хейфеца, последний набор в МЛШ, например от легальных компартий Латинской Америки, состоялся в 1936 году. Профессор из Ирландии Шихан считает, что школа все-таки продолжила свою работу и позже, но уже только с «нелегалами» из латиноамериканских и других компартий.

Показательно, впрочем, что с началом войны в Кушнаренкове уже не было слушателей ни из США, ни из считавшейся их «задним двором» Латинской Америки. Не было и курсантов из Британии или ее империи. То есть против союзников Москва (по крайней мере, в этой школе) ничего не планировала.

Другие спецшколы?

С одной стороны, из других источников известно, что «уже летом 1936 года началась ликвидация спецшкол, [а] к 1938 году были закрыты все учебные заведения Коминтерна, в том числе готовившие специалистов для нелегальной работы»25. С другой стороны, в последний день августа 1940 года Димитров обратился в Секретариат ЦК ВКП(б) с идеей о слиянии в одну школы №15, где, оказывается, оставались слушатели-испанцы, и курсов, где, оказывается, продолжали учиться китайские товарищи. И вроде бы в обращении речь идет о школе для «партийно-политической подготовки»26. Но кого же мы обнаруживаем в списке кандидатов для зачисления? Там «всплывший» потом во все том же Кушнаренкове чехословацкий парашютист-депутат Р.Ветишка. Там же, например, австрийцы «Конрад» (будущий участник операции «Содовая» англо-советской схемы «Ледоруб») и Франц Лёшль27 (будущий член группы «Виски» во все той же разведывательно-диверсионной схеме)…

Все изменилось с началом Великой Отечественной войны. Авторы официальной «Истории российской внешней разведки» пишут: «В дачных поселках под Москвой были созданы диверсионные школы, где проходили подготовку перед заброской в тыл врага группы коминтерновцев. В обычных, ничем не примечательных деревенских избах […] чехи, поляки, австрийцы, немцы имели возможность, разумеется отдельно друг от друга в целях конспирации, разговаривать на родном языке, читать литературу»28

Именно в Подмосковье разместили спецшколу Коминтерна, переехавшую потом в Кушнаренково, и башкортостанский исследователь В.Полосин считает, что в октябре 1941 года школа в Башкирии создавалась не с нуля, а в Кушнаренково эвакуировали то, что уже было создано.

Основа основ

До физзарядки утро в Кушнаренкове начиналось с того, что руководители групп рапортовали «коротко, почти по-военному, о личном составе», а все стояли, «как по команде «Смирно!». Леонгард отмечал: «Мы должны были в кратчайший срок изучить […] обращение с ручными гранатами и минометами и с предельной быстротой разбирать и собирать револьверы, винтовки, легкие и тяжелые пулеметы. […] Для подготовки к будущей нелегальной работе нас обучали обращению […] со взрывчатыми веществами и […] и преподавали «технику конспирации», чтобы мы могли возможно дольше осуществлять свою подрывную деятельность в тылу врага и не быть раскрытыми»29.

Еще там учили радиоделу и радиопропаганде, организации партизанского движения, а из совсем экзотики, как рассказали автору в музее Кушнаренкова, даже джиу-джитсу. Из воспоминаний чехословацкого коммуниста: «Надо было учиться, бегать, упражняться, стрелять, боксировать а также танцевать. На танцах играл особый джазовый оркестр»30.

К танцам вернемся чуть позже, а пока добавим еще несколько штрихов про идеологию. На этом направлении в Кушнаренкове был если не либеральный, то весьма широкий, где-то даже вольнодумный взгляд на догмы, которые еще вчера казались неприкасаемыми. М.Вольф вспоминал: «Мы узнали от компетентных лиц нам дотоле неизвестное из переменчивой истории рабочего движения и Коминтерна. Анализ, сделанный VII конгрессом Коминтерна, причин прихода к власти Гитлера и собственных ошибок коммунистов дал нам на будущее много поучительного и запоминающегося»31

Вот и перешедший потом в антисоветчики В.Леонгард все-таки признавал, что атмосфера в Кушнаренкове отличалась от обычных советских учебных заведений. Например, о начальнике школы из Болгарии он свидетельствовал: «Михайлов […] не производил впечатления крупного должностного лица или директора школы. Не было трафаретных вопросов и ответов»32. Друг Вольфа, Гельмут, добавлял: «У меня сложилось впечатление, что всей постановкой обучения, дискуссиями об отдельных проблемах, заданиями по самостоятельному изучению источников (Маркс, Энгельс, Ленин, Роза Люксембург, Карл Либкнехт, Август Бебель, Франц Меринг и другие) […] стимулировали обдумывание и собственные выводы для будущей работы и принятия решений в определенных ситуациях»33.

Насколько можно понять, в школе рассматривали и, скажем так, морально-психологические проблемы. Например, как рассказывал Вольф, «на одном из семинаров был поставлен вопрос, как должен действовать нелегал, внедренный в вермахт, если его включат в расстрельную команду. Трудный вопрос совести»34.

Конспирация и расшифровка

Выезд двух эшелонов с коминтерновцами с Казанского вокзала Москвы в столицу Башкирской АССР пришелся на октябрь 1941 года, и чаще всего в контексте III Интернационала о Башкирии и в академических публикациях, и в СМИ вспоминают потому, что именно из Уфы вела свои передачи радиостанция Коминтерна на 18 языках. Кстати, как убедился автор этих строк, при входе в уфимский почтамт до сих пор есть колодец, открывающий путь в коллектор, по которому из почтамта (там располагалась радиостудия) шел кабель за город (где было оперативно обустроено радиополе).

Впрочем, Г.Димитров прибыл в Уфу из Куйбышева лишь 20 декабря, а аппаратом ИККИ в Уфе руководил П.Тольятти. 23 октября 1941 года Димитров писал ему: «Примите меры еще в самом начале, чтобы наше учреждение внешне существовало в Уфе под флагом организации радиовещания, а не как ИККИ. Нецелесообразно разглашать перевод нашего учреждения из Москвы в Уфу»35

По идее, еще секретнее должен был быть обставлен приезд в Кушнаренково. Однако, наверное, всем понятно, что в таком маленьком месте сохранить тайну попросту невозможно. Сначала там объявили, что эвакуированный в Кушнаренково детский сад научно-исследовательского института «Каучук», в связи с переездом родителей в другие районы, ликвидировался. А потом сразу 52 сотрудника и членов их семей разместили в самом Кушнаренкове, а еще 178 сотрудников и их домочадцев подселили к колхозникам Измурзинского сельсовета Кушнаренковского района «для совместного проживания»36.

Коминтерновцы прибыли в Кушнаренково ночью 26 октября 1941 года на нескольких грузовиках. Встречал и размещал всех заместитель председателя исполкома райсовета Александр Емельянович Салий. Местным сотрудникам техникума невнятно объяснили, что прибыли слушатели техникума №1 из Москвы, хотя в селе и так был техникум с таким номером.

И, конечно же, скоро в Кушнаренкове поняли, кто их постояльцы. Из воспоминаний чехословацкого коммуниста: «Когда становилось теплее, чаще шла речь о том, когда начнется ледоход. [...] Все случилось однажды ночью. Сторож объявил аврал. Все выбежали бегом во двор и осторожно с восхищением смотрели.
От реки шел большой шум ломающегося льда. […] С лампами, крючками, топорами и динамитом пошли к бурной реке»37. Естественно, встретились с местными. А они, конечно же, обратили внимание на акцент, если еще раньше не поняли, в чем дело.

Пауль Вендель вспоминал, как коминтерновцы помогали со сбором урожая колхозу «Большевик». А житель села Е.А.Муромцев с гордостью поведал, как ему, 14-летнему подростку, дали ответственное задание: возить в бочке питьевую воду на ток, где работали иностранцы.

Больше того, в Кушнаренкове был аэродром, на котором действовал филиал Уфимского парашютно-планерного клуба. Будущие разведчики пользовались им для обучения десантированию с воздуха. И на этот же аэродром прилетали мгновенно узнаваемые советскими людьми лидеры международного коммунистического движения вроде «Пасионарии», Д.Ибаррури.

Испанцы

В Кушнаренково Ибаррури прилетала не только к однопартийцам, но и к родственникам. В.Леонгард вспоминал, что на третий день пребывания в школе Коминтерна он увидел испанскую девушку исключительной красоты, лицо которой ему показалось знакомым. Казалось, что и она его знала. Это была Амайя Ибаррури, дочь Долорес Ибаррури. Здесь ее звали Майя Руис. Опять же, конспирация была не очень-то продуманной: Руис - фамилия мужа Ибаррури.

Именно испанцы были самой многочисленной «общиной» в этой спецшколе Коминтерна: 30-40 человек. Кого еще можно вычислить в ней, помимо Амайи Руис Ибуррури и Агустино Гомеса?

Из книг об искусстве узнаем, что там же, в Кушнаренкове, в то время находился испанский беженец-художник Альберто Санчес. В библиотечном формуляре одной из книг, оставленных коминтерновцами, мы нашли фамилию Эчеваррия. Возможно, речь идет о приехавшем в СССР в 1935 году механике-социалисте по имени Хосе А.Эчеваррия или о детской учительнице по имени Каталина Эчеваррия Гольдиано. Но, скорее всего, имеется в виду профессиональный военный Агапито Эчеваррия. Среди других испанских автографов на библиотечных формулярах значатся: «Эспехо» и «Наварро». Вполне вероятно, что в последнем случае речь идет о Роберто Угарте, который еще в 1930-х годах как раз получил псевдоним «Рафаэль Наварро». Среди других установленных испанских выпускников Кушнаренкова - Мануэль Лиас Вела (1924-1997 гг.).

Все они были теми, про кого чехословацкий коммунист писал так: «Когда испанские товарищи показывали корриду, они мне казались играющими детьми. Никто не видел в них капитанов, полковников и генералов из Гражданской войны, которые еще недавно защищали Мадрид»38

Ну а среди тех, кто родился тогда в Кушнаренкове, - переводчица на испанский «Мастера и Маргариты» Амайя Лакаса.

Но в целом, как видим, пока список выявленных имен ограничивается единицами, хотя, возможно, в Кушнаренково также переехала и та дюжина испанцев и южноамериканцев - кандидатов для зачисления в школу, о которой Димитров писал в Секретариат ЦК ВКП(б) 31 июля 1940 года39.

Поляки

С Кушнаренковом связана и история воссоздания польской компартии, безапелляционно распущенной в 1938 году решением Коминтерна.

В то время, как летом 1941 года в Москве была создана группа по воссозданию партии во главе с Марцелием Новотко и Павлом Финдером, в Кушнаренкове готовили десант непосредственно в Речь Посполитую. Упомянутый выше А.Е.Салий рассказывал, что в сани садились два-три молчаливых молодых человека в маскхалатах, у них были очень серьезные сосредоточенные лица. 

В частности, 5 января 1942 года недалеко от города Бяла-Подляска десантировался с рацией выпускник Кушнаренкова Якуб Александрович. В районе Люблина и Подлясья ему удалось создать подпольную разведывательную организацию, передававшую сведения о составе и передвижении немецких частей и вооружений, получить ценную информацию о состоянии войск «Оси» в Италии и Франции, положении дел в Германии и разработке новейших средств ПВО. В дальнейшем он возглавил партизанский отряд, входивший в образованную Польской рабочей партией Гвардию Людову. Она занималась диверсиями на железных дорогах, нападениями на учреждения немецкой администрации и освобождением заключенных. Я.Александрович погиб в декабре 1943 года в ходе боестолкновения с группой Армии Крайовой.

В качестве переводчика к партизанам был направлен выпускник Кушнаренкова Альстер Антоний - будущий министр госбезопасности ПНР.

Немцы

Групп, проходивших обучение на немецком, было три: собственно немецкая, судетская, а также австрийская. В последнем случае речь идет о том, что задолго до того, как вопрос о возрождении независимой Австрии был впервые поднят на встрече «большой тройки» в Тегеране, в СССР исходили из того, что именно так тому и быть.

Но отдельно выделим все-таки германскую группу. Что касается ее выпускников, то в 1943 году в группе из пяти человек, направленных через Польшу, были Зепп (Иосиф) и Руди Гюпнеры. Но их окружили, и трое разведчиков, включая Гюпнеров, погибли.

В апреле 1943 года через Польшу в Германию был переправлен еще один выпускник спецшколы - Иоганн Фридрихович Вайнгардт (он же - Манес Юзеф Иоганнович, псевдоним «Зепль», сотрудник IV Управления Штаба РККА, то есть советской военной разведки). В его задачу входило установление контакта с «Красной капеллой». «Зепль» действовал в Берлине. Установлено, что с его радиостанции абвером велась радиоигра. В Центре это поняли и связь прекратили.

В октябре 1943 года в Германию были десантированы Теодор Винтер и Катя (Кэтэ) Нидеркирхнер, а в ноябре сброшен Генрих Кёнен. Однако Г.Кёнена арестовали на квартире Ильзе Штебе (где гестапо устроило засаду после ареста этой легендарной разведчицы («Альты»), К.Нидеркирхнер попала в руки гестапо и казнена в концлагере Равенсбрюк в сентябре 1944 года, а Т.Винтер задержан и казнен гестаповцами летом 1944 года.

В августе 1944 года в Польшу парашютировали очередную группу немецких антифашистов, среди которых были «кушнаренковцы» Рудольф Гиптнер и Йозеф Гиффер. Они действовали в районе Радомско - Люблинец. В ноябре 1944 года радиостанцию разведчиков в районе Павункова запеленговали нацисты. На предложение сдаться Гиффер и Гиптнер ответили отказом и отстреливались до последнего патрона. Оба попали в плен. Р.Гиптнера казнили 28 ноября 1944 года, а Й.Гиффера - в 1945 году.

Семейные связи

Нельзя не обратить внимания на то, как руководители Коминтерна были готовы жертвовать даже своими родственниками.

Взять детей Д.Ибаррури. Вот, что вспоминал безымянный чехословацкий слушатель: «В танцах первыми были молодые красивые испанки, среди которых была Майя, дочь Долорес Ибаррури. Тонкая, с черными волосами, синими глазами и белой, как снег, кожей. Ей было тогда 18 лет и среди остальных она была самой интеллигентной и темпераментной. Она иногда скучала. В те мгновения вспоминала своего брата, который недавно погиб как красноармеец-доброволец на фронте»40. Так случалось не только у испанцев. Помимо испанцев, в Кушнаренкове находился и сын Тито. А упомянутый выше Т.Винтер был зятем В.Пика, Г.Кёнен - племянником заместителя руководителя немецкой секции спецшколы Б.Кёнена.

Но эти потери привели и к выводам. По мнению М.Вольфа, судьба погибших выпускников «в какой-то степени спасла нам жизнь. Поняли, что нет смысла прямо направлять наших выпускников в глубокий тыл, в Германию»41. В итоге большинство слушателей были нацелены на работу с военнопленными и на радио, а в свои страны отправились уже после войны.

Скажем, жена П.Ванделя, выпускница спецшколы Хелен Берг (1906-2006 гг.), известная так же, как «Лене Некар» и «Лене Ринг», со временем вошла в ЦК СЕПГ, в 1958-1971 годах являлась представителем ГДР в пражском журнале «Проблемы мира и социализма», а после объединения Германии входила в Совет старейшин вновь образованной Партии демократического социализма.

Конец операции «Кушнаренково»?

Спецшкола в Кушнаренкове была расформирована вслед за роспуском Коминтерна в 1943 году (хотя в личных беседах с автором в музее в Кушнаренкове выразили мнение, что школа была передислоцирована под Киев).

Но что еще надо иметь в виду? Помимо австрийской, болгарской, венгерской, испанской, итальянской, немецкой, польской, румынской и судетской секций, в Кушнаренкове была и занимавшаяся отдельно корейская секция (которую скрывали даже от своих, так как Корея входила в Японию, а с Токио у Москвы до 1945 г. был нейтралитет).

Иными словами, историю спецшколы в Кушнаренкове еще дополнять и дополнять.

 

 

1Узиков Ю.А. Гвардейцы планеты. Коминтерновцы в Башкирии. Уфа: Башкирское книжное издательство, 1978. С. 82.

2Леонгард Вольфганг. Революция отвергает своих детей. London: Overseas Publications Interchange Ltd, 1984 // https://royallib.com/book/leongard_volfgang/revolyutsiya_otvergaet_svoih_detey.html (дата обращения: 24.8.2019); Марданов М.Х. Коминтерн в Башкирии в годы Второй мировой войны и организация движения Сопротивления // Роль движения Сопротивления в освобождении Европы от нацизма: Материалы «круглого стола», посвящённого 100-летию Коминтерна и 80-летию создания национально-освободительного антифашистского движения / отв. ред. М.Х.Марданов, сост. В.В.Латыпова, Р.С.Бакаев. Уфа: Инеш, 2018. С. 22. 

3РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 221. Д. 2160. Л. 31.

4Adams Jefferson. Historical Dictionary of German Intelligence // https://epdf.pub/historical-dictionary-of-german-intelligence-historical-dictionaries-of-intellig.html (дата обращения: 15.8.2019).

5Петров Ю. Красная площадь Агустина Гомеса // Футбол. 1995. №48; Чаушьян С. Баск с советской душой. Агустин Гомес – первый натурализованный игрок СССР // Аргументы и факты. 02.11.2016; Костюков Н. «Вива, Сталин!» Он сбежал из Испании, попал в «Торпедо» и стал советским шпионом // https://lenta.ru/articles/2018/08/15/ussr_spain/ (дата обращения: 17.7.2019); Gómez el futbolista vasco de la URSS. 14.10.2015 // http://euskalherriasozialista.blogspot.com/2015/10/gomez-el-futbolista-vasco-de-la-urss.html (дата обращения: 24.7.2019); Moñino L.J. De Niños de la Guerra a estrellas de la URSS Ruperto Sagasti y Agustín Gómez triunfaron en el fútbol soviético tras su exilio durante la Guerra Civil. Un amigo suyo relata su vida en Moscú // El País. 28.6.2018.

6РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 221. Д. 2160. Л. 31.

7Леонгард Вольфганг. Указ. соч.

8См.: Брилев С., О‘Коннор Б. «Нелегалы» наоборот. Многоликая француженка // Международная жизнь. 2018. №6.

9Брилев С. Удивительное открытие о Коминтерне // Сюжет в программе «Вести в субботу» телеканалов «Россия-1» и «Россия-24». 17.2.2019 // https://www.vesti.ru/videos/show/vid/788760/

10Вольф Маркус. Друзья не умирают // https://bookscafe.net/book/volf_markus-druzya_ne_umirayut-150013.html (дата обращения: 14.8.2019).

11РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 221. Д. 2160. Л. 31.

12Адибеков Г.М., Шахназарова Э.Н., Шириня К.К. Организационная структура Коминтерна. 1919-1943. М.,1997. С. 245-246.

13Переписка с директором МБУК «Кушнаренковский историко-краеведческий музей» Г.Хамитовой.

14Адибеков Г.М., Шахназарова Э.Н., Шириня К.К. Указ. соч. С. 223-224.

15РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 205. Д. 6933. Л. 8.

16Rueda Laffond J.C. Fábricas de comunistas: escuelas de partido y estrategias orgánicas en los años treinta // Historia y Política. №40. 2018. Р. 269, 288.

17Sheehan Helena. The International Lenin School // https://web.archive.org/web/20160323000328/http://www.dcu.ie/~sheehanh/hms13ils.pdf (дата обращения: 19.8.2019).

18Studer Brigitte. The Transnational World of the Cominternians // https://doi.org/10.1057/9781137510297 / (дата обращения: 19.8.2019).

19Campbell Alan, McIlroy John, McLoughlin Barry, Halstead John. The International Lenin School: A Response to Cohen and Morgan // https://www.researchgate.net/publication/31011103_The_International_Lenin_School_A_Response_to_Cohen_and_Morgan (дата обращения: 18.9.2019).

20Хейфец В.Л., Хейфец Л.С. Коминтерн и Латинская Америка. Люди, структуры, решения. М.: Политическая энциклопедия, 2019. С. 665.

21Murphy J.T. The First Year of the Lenin School // Communist International. Vol. 4. №14. (Sept. 20, 1927). Р. 267.

22РГАСПИ. Ф. 531. Оп. 1. Д. 171. Л. 27.

23Там же.

24Переписка с директором МБУК…

25Линдер И.Б., Чуркин С.А. Красная паутина. Тайны разведки Коминтерна 1919-1943. М.: РИПОЛ классик, 2005. С. 619.

26РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 73. Д. 84. Л. 1-2.

27Там же.

28Коминтерн и разведка // История российской внешней разведки: В четырех томах. Т. IV. 1941-1945 годы. Очерки. М.: 2014.
С. 320.

29Вольф Маркус. Игра на чужом поле. 30 лет во главе разведки // https://bookscafe.net/book/volf_markus-igra_na_chuzhom_pole_30_let_vo_glave_razvedki-216758.html (дата обращения: 14.8.2019).

30Переписка с директором МБУК…

31Вольф Маркус. Друзья не умирают...

32Леонгард Вольфганг. Указ. соч.

33Вольф Маркус. Друзья не умирают...

34Там же.

35Адибеков Г.М., Шахназарова Э.Н., Шириня К.К. Указ. соч.

36Там же.

37Переписка с директором МБУК…

38Там же.

39РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 73. Д. 84. Л. 22-24.

40Переписка с директором МБУК…

41Интервью М.Вольфа ГТРК «Башкортостан» в 2004 г. и газете «Республика Башкортостан». 29.7.2004.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати