ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Чего ждать миру от выборов в Америке?

11:08 24.08.2020 • Андрей Кадомцев, политолог

Предвыборная кампания на пост президента Соединенных Штатов проходит на фоне ослабления позиций Америки на международной арене. Таков лейтмотив многих комментаторов не только в мире, но и в самих США. Как видят ситуацию два основных претендента на Белый дом? Что сулят миру их предвыборные обещания?

Нынешние тенденции американской внешней политики весьма противоречивы. С одной стороны, многие действия, или отсутствие таковых, Дональда Трампа выглядят как целенаправленные усилия по разрушению международных институтов, которые сами же США создавали после окончания Второй мировой войны. Оппоненты неистово критикуют Трампа за подобную «политику». С другой стороны - трудно сказать, действительно ли нынешний глава Белого дома стремится к новому хаосу, тем более, войне всех против всех, как об этом можно подумать, прочтя его Стратегию национальной безопасности, опубликованную в декабре 2017 года. Или подобные угрозы для президента-бизнесмена – лишь инструмент шантажа, призванный склонить контрагентов к уступкам.

Если президент Трамп рассчитывал снизить «бремя внешнеполитических обязательств» своей страны, переформатируя устоявшиеся глобальные институты, а также подталкивая союзников Вашингтона к большей «самостоятельности», то его замыслы не оправдываются. Ни союзников, ни прагматиков, видевших в США наименее вредного для интересов своих стран «мирового полицейского», Вашингтону так и не удалось убедить в том, что ключевой для Трампа лозунг «Америка прежде всего» вовсе не обязательно означает «только лишь Америка». В результате, большинство государств мира, не исключая и страны Запада, все решительнее демонстрируют интерес к проектам формирования такой международной системы, которая могла бы функционировать не полагаясь более на доминирующую мощь США.

При всем том, большая часть американского истеблишмента, даже внутри Республиканской партии, по-прежнему весьма озабочена сохранением лидирующих позиций своей страны в международной системе. Новая обновленная пирамидальная гегемония, с США на вершине, наверняка устроила бы не только Трампа и его единомышленников, но и многих номинальных политических противников нынешнего американского президента. Причем не только в Вашингтоне, но и в странах Запада, понимаемого в широком смысле слова.

Что говорят о складывающейся международной ситуации претенденты на пост президента Америки? Редкий случай, когда иностранные державы хорошо осведомлены не только о теоретических воззрениях обоих кандидатов на внешнюю политику. Причем Байден в этом смысле известен едва ли не лучше. Сенатор от Делавэра занимался международными вопросами еще с 1970-х. Пока не возглавил комитет по внешней политике 2007. А затем на протяжении восьми лет вице-президент Байден играл во внешней политике администрации Обамы едва ли не большую роль, чем сам глава Белого дома. Так что опыта ему не занимать. Какие же программные заявления делают кандидаты?

Описывая внешнюю политику администрации Трампа, госсекретарь Майк Помпео категорически отвергает мнение тех лидеров Запада, которые «ставят под сомнение» приверженность Америки трансатлантическим отношениям и глобальному лидерству. В феврале в ходе Мюнхенской конференции по безопасности, глава Госдепартамента заявил, что главные принципы политики Трампа - сочетание жесткости и силы, которые одни только, как показывает история, и являются факторами успеха в международных делах. Помпео также, по сути, намекнул европейцам, какую политику они сами должны проводить, по мнению Трампа. «Назовите мне хоть один момент в истории, когда ведущую роль играли слабые и сдержанные [государства]», задал полуриторический вопрос главный дипломат Америки[i].

Байден, со своей стороны, надеется вернуть Америке «уважение в мире». С этой целью, Байден, «прежде всего», намерен «ликвидировать ущерб», нанесенный, по его мнению, внешней политике США администрацией Трампа. Речь идет о «восстановлении» традиционных альянсов и международных институтов. Байден намерен присоединиться к Парижскому соглашению по климату и вернуть Америку в ВОЗ. Заявлено возобновление участия США в иранской ядерной сделке. Наконец, Байден говорит о готовности продолжить политику контроля над вооружениями, включая возможность продления Договора СНВ.

Главной новацией внешней политики США при Байдене может стать упор на повестку борьбы с изменениями климата, которые объявлены одной из главных угроз национальной безопасности. Можно предполагать переход основного официального мотива американских санкций к нарративу противодействия тем, кто «подрывает» меры, направленные на преодоление негативных последствий климатических изменений. У своих былых оппонентов из «левого» лагеря демократов, Байден «позаимствовал» идею использования торговой политики в качестве инструмента получения уступок от других стран в вопросах окружающей среды, трудовых стандартов и прав человека.

В частности, Байден намерен усилить давление на Китай, который обвиняет в «аутсорсинге углеродных выбросов», в том числе в рамках проектов под эгидой инициативы «Пояс и Путь». Одним из весомых «прегрешений» России в глазах Байдена является ее «активность» в Арктическом регионе. В этой связи, кандидат от демократов заявляет о намерении в рамках Арктического совета добиваться введения «глобального моратория» на добычу полезных ископаемых на шельфе Арктики под предлогом защиты хрупких экосистем региона.

Экологическая повестка Байдена наверняка найдет самый живой отклик в Европе, как и обещание вернуться к «традиционной» атлантической политике. Вместе с тем, велика вероятность, что приход Байдена скорее изменит «форму» внешней политики Вашингтона. «Она станет внешне мягче, обращение с союзниками будет вежливее». А вот «содержание» вполне может остаться нынешним[ii]. Дело в том, что заявления, тем более, практические шаги ЕС, на пути возвращения себе места одного из важных элементов, если не краеугольных камней международного порядка, а то и вовсе «противовеса» США, явно противоречат отмеченным выше настроениям американского истеблишмента в русле сохранения «американское лидерство».

Влияние политики Трампа на Европу носило все эти годы двоякий характер. С одной стороны, у многих там всё еще велико желание сохранения американского лидерства, в первую очередь, в вопросах военной безопасности. Часть европейских элит по-прежнему видит в Америке главного гаранта от амбиций одних стран ЕС в отношении других. Наконец, европейцы не теряют надежды использовать Америку в качестве «противовеса» в отношениях с Москвой и Пекином.

С другой стороны, «против повышения таможенных пошлин и угроз санкций со стороны правительства Трампа разумные аргументы, очевидно, не работают. Европа больше не может позволить себе прятать голову в песок и должна работать над созданием альянсов, способных на решительные контрмеры», отмечает немецкий Der Spiegel[iii]. Не будь Трампа, ЕС мог окончательно «проспать» тот момент, после которого зависимость от США привела бы не просто к сокращению до минимума европейской «свободы маневра», но и к полной утрате «субъектности» в международных делах. Вместо этого, после без малого четырех лет «хаоса» в Белом доме, а также под влиянием эпидемии коронавируса, в ходе которой Евросоюзу пришлось, похоже, окончательно распрощаться с иллюзиями относительно возможности полагаться на заокеанских «друзей», Европа «неожиданно»[iv] подает признаки пробуждения из геополитического «анабиоза».

При любом исходе выборов, противоборство Америки с КНР останется системообразующим конфликтом современного мира. Хотя Байден до сих пор уделял мало внимания Китаю в своих предвыборных выступлениях, различия в подходах Трампа и его возможного сменщика будут носить, как представляется, лишь тактический характер. В отношении Китая, в американском истеблишменте сложился устойчивый двухпартийный консенсус относительно необходимости дальнейшего всемерного сдерживания. Трамп будет нагнетать напряженность более «прямолинейно», поскольку считает, что такая политика уже дает свои плоды. Байден, еще в годы Обамы проводивший линию на «вовлечение» Пекина в глобальные институты под эгидой Америки, будет действовать изощрённее, ведя борьбу «во имя ценностей» и «интересов мирового сообщества».

По мнению ряда британских СМИ, китайская элита, в свою очередь, разделилась. Главный вопрос – носит ли упадок США необратимый характер и насколько это выгодно Китаю прямо сейчас? При этом «силовая» корпорация видит преимущества в новом сроке Трампа, который «еще больше» ослабит Америку и спровоцирует дальнейшую деградацию отношений Америки с союзниками в Азии и в мире в целом. Финансово-экономические круги, напротив, опасаются преждевременного краха глобальной торговой системы, приносящей Китаю значительные выгоды. Для нее Байден может оказаться более предпочтительным вариантом, поскольку при демократической администрации экономическое размежевание двух держав будет носить более упорядоченный характер[v]. Общее понимание в Пекине состоит в том, что команда Байдена будет настроена не менее антикитайски, чем администрация Трампа. Вместе с тем, политика Вашингтона станет «более предсказуемой». А у двух ведущих экономик мира появится «больше причин для диалога и взаимодействия»[vi].

Не ожидают улучшения двусторонних отношений при любом развитии событий и большинство наблюдателей в Москве. Победа Трампа ничего не изменит в антироссийских настроениях в Конгрессе. Уже сейчас звучат новые обвинения во «вмешательстве России» и в грядущие президентские выборы в США «в пользу» действующего главы Белого дома. Победа демократов, полагает директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин, оставит за Москвой место «малого сатаны» «для американской внешней политики, и ждать какого-то улучшения отношений при демократах не стоит, может быть, будет больше внимания проблемам контроля над вооружениями, хотя здесь тоже большой знак вопроса».

В целом, каждый из кандидатов в президенты США выглядит довольно предсказуемым. Оба претендента не готовы публично признать, что мир уже не будет приспосабливаться к Америке. Что это США предстоит приспосабливаться к новому, более децентрализованному и хаотичному миру. Оба строят кампанию на лозунгах сохранения глобального американского доминирования.

Трамп недвусмысленно вернул Америку в парадигму realpolitik, отдавая приоритет «интересам», как он и его сторонники их понимают, а не «ценностям». Это весьма неприятно для многих, особенно среди номинальных союзников Вашингтона. В то же время, правила этой «игры» известны в мире не первое столетие. Накоплен огромный теоретический и практический багаж и опыт. В случае переизбрания действующего президента, самым большим фактором неопределенности представляется реакция истеблишмента и той части американского общества, которые выступают против Трампа.

Байден, в свою очередь, делает заявку на «новую модель» управления глобализацией - такую, которая бы вывела на новый уровень личную и социально-групповую конкурентоспособность большинства американцев. Для этого предстоит переформатировать едва ли не весь американский социум. А также усилить давление на страны, отвергающие «прогрессивную повестку» в ее американском изводе. Возвращение внешней политики США «к нормальности» обещает стать одним из главных приоритетов президента-демократа, в случае победы. Его команда также будет более компетентной.

На фоне ослабления позиций былого гегемона, остальным государствам и межгосударственным объединениям придется в этом случае выбирать между попытками создания своего порядка, интеграции с другими государствами и бороться за адекватное положение внутри некоего нового коллективного порядка или пытаться отгородиться от перемен. При всем том, задача выстраивания нового миропорядка сталкивается с нарастающей неэффективностью и ригидностью многих существующих институтов международной политики. Период поиска новых форм сосуществования, тем более, сотрудничества, чреват повышенной конфликтностью и нестабильностью.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати